Глава V ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

Лингвистическое источниковедение - одно из направлений, активно разрабатываемых учеными ТДШ с 1970-х гг.

Собственно теоретические проблемы этой молодой науки, основы которой были заложены сотрудниками Сектора лингвистического источниковедения и исследования памятников под руководством С.И.

Коткова в Институте русского языка АН СССР, исследовались в работах О.И. Блиновой, Е.В. Иванцовой, Л.И. Шелеповой.

Теория лингвистического источниковедения развивается этими авторами в тесной связи с теорией смежной научной дисциплины - исторического источниковедения.

Еще в 1972 г. О.И. Блиновой при характеристике методологической базы новой научной и учебной дисциплины - диалектной лексикологии - был очерчен круг ее основных и вспомогательных источников [197] в виде развернутой классификации, представленной ею в работах [124, с. 15-22; 307, с. 6-13]. В 1981 г. О.И. Блиновой опубликована статья «О предмете лингвистического источниковедения» [199], в которой уточняются центральные теоретические понятия формирующейся науки - предмет, задачи, лингвистический источник, языковой факт, этапы лингвоисточниковедческого анализа (внешняя и внутренняя критика), позволяющие установить степень достоверности источника и его информативные возможности. В итоге было предложено более широкое определение лингвистического источниковедения как науки о лингвистических источниках, приемах их изучения и выявления степени их информативности.

В обзорной статье Е.В. Иванцовой «Становление лингвистического источниковедения как научной дисциплины» [812] дан очерк истории появления этой отрасли языкознания (источники, факторы, способствующие ее возникновению, характер развития, современное состояние), охарактеризованы его задачи, методы и взаимоотношение с другими науками.

В работах Л.И. Шелеповой [1547, 1552; 1549], в том числе в ее канд. дис. «Диалекты как источник этимологии» [1535] и докт. дис. «Лингвистическое источниковедение и история русского слова» [1548], разрабатывается основополагающий для лингвистического источниковедения принцип синтеза собственно источниковедческого и собственно лингвистического подходов при изучении источников, устанавливается обусловленность задач и аспектов лингвистического исследования лингвистической содержательностью источника. Автором введено также разграничение данных, содержащихся в лингвистических источниках, на первичные и вторичные.

Во всех названных исследованиях апробировалась методика установления достоверности лингвистических источников на основе сопоставительного анализа источников разных типов и подтипов.

Параллельно с разработкой теоретических проблем велись конкретные исследования источниковедческого характера.

Анализу подвергались источники разных типов: первичные - текстовые (естественные тексты и метатексты, тексты художественных и публицистических произведений, памятники письменности, фольклор) и вторичные - главным образом словарные (областные толковые дифференциальные и полные словари, аспектные, обратные, этимологические, энциклопедические и др.). Изучались их информативные возможности в сфере лексикологии, лексикографии, этимологии, словообразования, мотивологии, истории языка - прежде всего на диалектном материале. При этом следует отметить, что часть работ, представленных в данном обзоре, отражает «эмбриональный» период развития лингвистического источниковедения: описание того или иного источника не составляет в них главного предмета изучения, а дается в связи с какими-либо лингвистическими проблемами, стоящими в центре исследования. Затрагиваются вопросы информативных возможностей практически всеми авторами лексикографических проектов в работах, посвященных принципам создания новых словарей (см., например, работы Г.В. Калиткиной [869], О.И. Блиновой [148] и др.); есть элементы критики источников во многих работах по истории языка, сот временной региональной лексикологии и др. Целостный и детальный собственно источниковедческий анализ, включающий внешнюю и внутреннюю критику источника, характеристику информативных возможностей, степени достоверности и границ применения анализируемого объекта, представлен в исследованиях О.И. Блиновой и В.В. Палагиной, Л.И. Шелеповой, А.Н. Ростовой, Е.В. Иванцовой, О.И. Киселевой, И.В. Тубаловой, М.Н. Кураповой (Дроздович).

Наибольшее количество работ посвящено изучению источников лексикологии.

В качестве первичного источника диалектной лексикологии всестороннему рассмотрению подвергаются показания языкового сознания говорящих - в цикле работ А.Н. Ростовой [1330-1346; 1348— 1351; 1353-1358], а также в статьях (О.И. Блиновой [191]; О.И. Блиновой, А.Н. Ростовой [319]; Е.В. Иванцовой [798]; Е.А. Крапивец [952]). Фундаментальным обобщением многолетних исследований являются канд. дис. А.Н. Ростовой «Показания языкового сознания носителей диалекта как источник лексикологического исследования» [1343] и ее докт. дис. «Метатекст как форма экспликации языкового сознания (на материале русских говоров Сибири)» [1333]. Материалы последней нашли отражение в одноименной монографии [1332]. Во всех этих работах на большом фактическом материале среднеобских говоров разрабатывается теория языкового сознания, описываются жанрообразующие признаки и коммуникативные потенции метатекстов, устанавливается объем и характер знаний о языке носителей диалекта.

Детальная критика одного из вторичных источников лексикологии - обратного словаря (на материале среднеобских диалектных словарей) - дана в работе О.И. Блиновой, Е.В. Иванцовой [299], серии статей Е.В. Иванцовой [801; 787; 800] и ее канд. дис. [802]. Доказано, что инверсарии, создаваемые изначально с ориентацией на изучение формальной стороны языковых явлений, содержат разнообразную лексикологическую информацию и могут быть использованы при изучении пластов лексического состава языка (различных по экспрессивной окрашенности, происхождению, соотнесенности с основными формами национального языка и др.), системных связей между единицами лексикона (отношения формального варьирования, мотивационные, антонимические), а также могут быть источником для совершенствования имеющихся и создания новых лексикографических трудов. Ею также составлен новый тип диалектного обратного словаря - инверсарий одного говора, принципы которого рассчитаны на потребности лексикологов.

Источниковедческие возможности диалектных среднеобских словарей разных типов (прямых и обратных, толковых и аспектных, дифференциальных и полных) при изучении различных видов системных отношений в лексике рассмотрены в ряде статей Е.В. Иванцовой [807; 784; 809; 808], данные диалектных и литературных словарей при исследовании вариантности - в работах З.М. Богословской [368; 342; 328; 346; 372].

Изучаются также источники исторической лексикологии (см. ниже) и идиолектной лексикологии (см. гл. II, подразд. 2).

Как источники изучения словообразования и смежных с ним областей языкознания описаны обратные диалектные словари (в первую очередь составленный учеными ТДШ «Опыт обратного диалектного словаря») М.Н. Янценецкой [1699; 1702]. Возможности толковых среднеобских диалектных словарей при исследовании функционального аспекта словообразования анализировались Р.Н. Порядиной [1258] и З.И. Резановой [1320].

Как источник изучения идиолектологии в когнитивном плане охарактеризован «Полный словарь языковой личности» Л.Г. Гын- газовой [607]; его картотека анализировалась в качестве базы данных в лексикологическом и синтаксическом аспекте [Е.В.

Иванцова, 789; Л.Г. Гынгазова, 594].

Пристальное внимание ученых ТДШ привлекают источники лексикографии, особенно диалектной.

В работе О.И. Блиновой [292] и ряде статей Н.Н. Ивановой [752-757] проанализированы репрезентативные особенности такого лексикографического источника, как язык художественных произведений (на материале творчества ряда сибирских писателей).

О.И. Киселевой в работах [893-896] и канд. дис. [897] рассматривался в качестве источника диалектной лексикографии фольклор среднеобского региона.

Как один из источников создания областных словарей исследовалась местная пресса: так, В.В. Палагиной с этой целью проанализирована выходившая в XIX в. газета «Томские губернские ведомости» [1187], а И.Г. Фатаховой - специальный научно-популярный журнал «Охотник и рыбак Сибири» (1920-30-е гг.) [1512].

И.А. Воробьевой [494] был поставлен вопрос о местной топонимике, содержащей многочисленные диалектные единицы, как источнике пополнения областных словарей.

Наряду с текстовыми источниками, дающими материал для составления словарей, изучались и сами словари как вторичный источник составления других лексикографических трудов. Этот опыт представлен в монографии О.И. Блиновой и В.В. Палагиной «Сибирская советская энциклопедия как источник диалектной лексикографии» [307]. Анализ энциклопедии выявил свыше 1600 областных слов и словосочетаний, треть которых не представлена в самом полном собрании диалектной лексики - «Словаре русских народных говоров» и его картотеке; выявлена и значительно дополнена ареальная характеристика лексических единиц. Имеются разделы об обратном и этимологическом словарях как источниках лексикографии в канд. дис. Е.В. Иванцовой [802] и М.Н. Кураповой.

Начинают исследоваться источники изучения мотивологии.

Много внимания мотивологическому аспекту уделялось в рамках анализа такого источника лексикологии, как показания языкового сознания носителей языка. Ему посвящены работы О.И. Блиновой, [191; 293], О.И. Блиновой, А.Н. Ростовой, [319], А.Н. Ростовой [1334], в том числе разделы канд., докт. дис. и монографии А.Н. Ростовой [1343; 1333; 1332]. Комплексный анализ данного источника изучения явления мотивации слов представлен в серии статей И.В. Тубаловой [1486; 1487; 1485; 1472; 1473; 1484; 1474; 1478; 1481; 1477] и ее канд. дис. [1488].

Н.Г. Нестеровой рассмотрены особенности отражения мотивационного значения слова в диалектных текстах и метатекстах [1058].

Изучены репрезентативные возможности мотивационных словарей, являющихся непосредственными источниками мотивологии: толкового (составленного томскими диалектологами «Мотивационного диалектного словаря»), частотного мотивационного словаря и словаря внутренних форм слова (О.И. Блинова [134; 179, 141], Т.А. Демешкина [631], «Мотивационного сопоставительного ело- варя литературного языка и диалекта» (Е.И. Жерина [670]), мотивационного словаря детской речи К.В. Гарганеевой (подробнее см. гл. II, подразд. 7).

Начато исследование других лексикографических источников. Так, при внутренней критике обратных словарей проанализированы в числе прочих их данные для изучения явления мотивации [Е.В. Иванцова, 802]. О.И. Блиновой дан в этом же аспекте краткий анализ «Полного словаря сибирского говора» [204], «Словаря антонимов сибирского говора» [250]. М.Н. Кураповой (Дроздович) рассматривались русские и славянские этимологические словари как источник различных аспектов мотивологии (серия работ 1996— 2001 гг. и канд. дис. 2002 г. «Источниковедческий аспект мотивологии...»).

Л.И. Шелеповой рассматривалась в качестве источника этимологии диалектная форма существования национального языка - те ее лексические элементы, которые дают возможность этимологизации неясных по происхождению образований. В большом цикле статей [1527-1533; 1554; 1567; 1550; 1562; 1556; 1565; 1541; 1538], канд. дис. «Диалекты как источник этимологии» [1535] и монографии «Диалекты и этимология: источниковедческий аспект» [1534] анализировались данные говоров, отраженные в областных словарях, их картотеках, записях диалектных текстов и специальных исследованиях по отдельным отраслям диалектологии и этимологии, позволившие автору раскрыть или уточнить происхождение многих слов. В докт. дис. этого автора [1548] показания русских народных говоров и памятники древнерусской письменности рассматриваются как взаимодополняющие друг друга источники для восстановления истории русского слова. Материалы данных работ нашли отражение в учебном пособии [1526].

Проведен ряд исследований по отдельным разделам истории русского языка: исторической лексикологии и лексикографии, фонетике, морфологии и синтаксису; во многих работах вопросы изучения разных ярусов языка рассматриваются в комплексе.

Как источники изучения истории языка с целью реконструкции лексической, фонетической и грамматической системы томского говора XVII в. анализировались памятники деловой письменности: таможенные и расходные книги, документы кетского, нарымского, кузнецкого острогов, сибирские грамоты и др. [В.В. Палагина, 1165; 1191; 1189; 1188; Л.А. Захарова, 715; 716; 723; 722; 693; 695;

710; 730; С.Э. Мазо, 979; 978; О.А. Любимова, 977; Г.Н. Старикова, 1441 и др.], в том числе в дис. исследованиях Л.А. Захаровой [704], О.А. Любимовой [969], С.Э. Мазо [980], В.В. Палагиной [1174]. Данные документальных источников прошлого при реконструкции дополнялись и сопоставлялись с материалами современных сибирских и европейских говоров.

Л.И. Шелеповой [1537; 1542-1546; 1551; 1553; 1557-1560; 1563; 1566] проводился анализ текстологических особенностей и системных связей лексики древнерусского литературного языка в сибирских списках Пролога ХШ-ХѴІІ вв.

В качестве вторичных источников исторической лексикологии и лексикографии анализировались региональные словари разных типов - исторические (в том числе созданный учеными ТДШ «Словарь народно-разговорной речи г. Томска XVII - начала ХѴШ в.») (Л.А. Захарова [735-737]), современные - «Словарь русских говоров Алтая» (Л.И. Шелепова, [1564; 1555]); «Вершининский словарь» (Л.А. Захарова, [692]) и областные словари в целом (Г.Н. Котова (Старикова) [943]; Л.А. Захарова [732]) (подробнее об историческом источниковедении см. гл. Ill «Историческая диалектология»).

Г.Н. Стариковой выполнено комплексное источниковедческое описание дневника члена старообрядческой общины [1439].

В качестве источников лингвокультурологии учеными ТДШ охарактеризованы многие из областных словарей, в том числе созданных ими. Лексикографические труды как памятник народной духовной культуры общества рассматривались в работах О.И. Блиновой [186; 249; 256; 211-213], Т.Б. Банковой [79; 85], Е.А. Юриной [1658; 1649], Г.В. Калиткиной [871; 860, 874; 878] (подробнее см. в главе IV «Лингвокультурология»),

Биографический словарь «Томская диалектологическая школа в лицах» [1464] содержит богатую информацию о вторичных источниках лингвистического исследования - научных работах членов ТДШ.

Таким образом, к достижениям ТДШ в сфере лингвистического источниковедения можно отнести существенный вклад в разработку теории этой дисциплины, детальное исследование целого ряда лингвистических источников, а также распространение источниковедческих изысканий с традиционных объектов и областей лингвистики (исторические памятники, история языка) на нетрадиционные объекты и новые области языкознания.

<< | >>
Источник: Т.Б. Банкова и др.. Томская диалектологическая школа: Историографический Т56 очерк / Под ред. О.И. Блиновой. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2006 - 392 с.. 2006

Еще по теме Глава V ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ:

  1. Лингвистическое источниковедени
  2. 3. Лингвистическое источниковедение.
  3. Историческая ономастика, лексикография, лингвистическое источниковедение, археография
  4. Глава 1 ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ И ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИИ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА
  5. ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ КОНСТРУКЦИИ И ИЛЛОКУТИВНАЯ СИЛА — ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В ИХ ОТНОШЕНИИ К ЛИНГВИСТИЧЕСКОМУ РЕАЛИЗМУ
  6. 1. ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ ПЕРВОБЫТНОЙ ИСТОРИИ
  7. Глава V. Рекламный заголовок в лингвистическом зеркале
  8. Вопрос этот продолжает оставаться дискуссионным и принадлежит больше области исторического источниковедения. Нам же представляется
  9. Глава 1. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ГРУППА: ОТ ОБЪЕКТА .ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ К ОБЪЕКТУ КОГНИТИВНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ (АСПЕКТЫ, ПРОБЛЕМЫ, ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫИПЕРСПЕКТИВЫ)
  10. Лингвистическое обеспечение
  11. §25. Лингвистические словари русского языка
  12. Лингвистическая философия
  13. В. Матезиус О ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРОЛОГИИ
  14. ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СЛОВАРИ
  15. § 13. Классификация лингвистических словарей.
  16. 5.1 "Лингвистический поворот" в философии ХХ века
  17. § 3. Японская лингвистическая традиция
  18. § 1. Индийская лингвистическая традиция
  19. Лингвистический и логический аспекты философского анализа