5.7.2. Соотношение критериев «существенности» и «значительности» на-рушения договора. 

  Обсуждая на Венской дипломатической Конференции 1980 г. про цедуру установления дополнительного срока для исполнения, разработчики Конвенции оставили без внимания критерий существенности при просрочке в исполнении.22^
Если предположить,225 что покупатель не осуществляет оплату товара в срок и рыночная цена товара значительно повышается, то в случае установления продавцом покупателю дополнительного разумного срока для полной оплаты говара - покупатель уплачивает всё, кроме незначительной части цены в пределах этого срока, может ли продавец расторгнуть договор, вернуть платежи покупателю и возвратить товар, который за время, в течение которого был предоставлен дополнительный срок для исполнения, возрос в цене? Может- ли продавец расторгнуть договор, если покупатель своевременно оплатил всё, кроме незначительной части цены, и затем не может заплатить оставшуюся сумму в пределах установленного ему для исполнения обязательств дополнительного срока?
срока обязательства уплатить цену или принять поставку товара. ~*~ См. Draft Commentary, art. 43.
1:1 См. Will M.R., in Binnco СМ., Boncll M.J. Commentary on the International Sales Law. The 1980 Vienna Sales Convention. - Milan: Giuffirc, 1987. P. 344.
"4 См. Flechtncr H.M. Remedies Under the New International Sales Convention: The Perspective from Article 2 of the U.C.C. // Journal of Law and Commerce. - 1988. - Vol. 8. P. 71. 1,5 Пример взят из Flechtncr H.M. Op. cit. Ibid.

Согласно статье 64 (1)(Ь) Конвенции обращение кредитора (продавца) к рас-
Ill
торженпю договора (так же как и обращение покупателя к расторжению договора согласно статье 49 (1)(Ь) Конвенции применительно к осуществлению поставки) не предусматривает наличие существенного нарушения договора, а устанавливает общее право продавца обратиться к расторжению договора, если покупатель не исполняет в ходе установленного продавцом дополнительного срока обязательство уплатить цену.
Па Венской дипломатической Конференции 1980 г. представитель Канады предложил поправку, которая бы «защитила» продавца от расторжения договора, которому предоставлен дополнительный срок для исполнения, в случае когда продавец поставил по окончанию дополнительного срока, установленного покупателем, весь, кроме незначительной части, товар.226 Во время обсуждения критерий существенности при просрочке в исполнении продавцом был смешан с вопросом, нужно ли наделить кредитора нравом на расторжение договора посредством предоставления дополнительного срока для исполнения относительно иных нарушений, чем просрочка в исполнении. В итоге обсуждение канадского предложения не дало результатов.22'
Одной из причин, по которой участники Венской дипломатической Конференции 1980 г. решили не учитывать в статьях 49 (1)(Ь) и 64 (1)(Ь) Конвенции критерий существенности при определении оснований для расторжения договора, является то. что этот критерий относительно расторжения договора устанавливается в другой норме Конвенции.
В соответствии со статьей 51 (2) Конвенции покупатель, коюрмй принял частичную поставку товара, имеет право расторгнув договор в целом «только в том случае, если частичное неисполнение ... составляет существенное нарушение доювора». Исходя из этого правила покупатель, которому товар поставлен в меньшем, чем необходимо количестве, не может использовать процедуру предоставления дополнительного срока для исполнения для последующего расторжения доювора в целом.228
Подобное включение в Конвенцию правила о соотношении критерия существенности как основания для обращения к расторжению доювора и частичной поставки оставляет неразрешёнными ряд вопросов.
Во-первых, положение статьи 51 (2) Конвенции обращено только к покупателям. Вопрос, может ли продавец расторгнуть договор при отказе покупателя уплатить
~ь См. U.N. Docs. A/CONF.97/C.I/L150 (1980), переиздано в Report of the First Committee to the United Nations Conference on Contracts for the International Sale of Goods, art. 45, U.N. Doc Л/CONF.97/11 (1980). перстдзно в Official Records. P. 116.
"7 Cm. Summary Records of the Twenty-second Meeting of the First Committee, U.N. Doc. A.'CONF.97/C.I/SR 22 (1980), переиздано в Official Records. P. 351,354-356. m См. Draft Commentary, art. 47.

незначительную часть цены в пределах срока, дополнительно предоставленного кредитором для исполнения, остаётся открытым.
Во-вторых, статья 51 (2) Конвенции «лишает» покупателей возможности предоставления дополнительного срока для исполнения в ситуациях, когда использование этой процедуры было бы целесообразным. Такая ситуация возможна, если предположить, что продавец исполняет в юридическом смысле делимый договор частично, оговаривая, что остаток товара будет поставлен позже. Если частично не исполнен договор в дополнительный срок, установленный продавцу (ст. 47 (1) Конвенции), то сам факт неисполнения не может быть основанием для расторжения договора в целом. Иными словами, статья 51 Конвенции ие даёт право покупателю отказаться от договора на основании статьи 49 (1)(Ь) Конвенции.
Несмотря на неудачную попытку разработчиков Венской конвенции предоставить ясное методическое руководство, положения Конвенции относительно предоставления дополнительного срока для исполнения должны толковаться способом, который не умаляет требование существенного нарушения договора в отношении расторжения договора. Согласно статье 7 (2) Конвенции вопросы, которые прямо в Венской конвенции не разрешены, подлежат разрешению «в соответствии с общими принципами, на которых она основана ...». Как полагает Г. Флстчнер, один из таких принципов заключается в том, что расторжение договора является надлежащим только тогда, когда другая сторона совершила значительное нарушение договора.229 Статья 7(1) Конвенции, кроме того, предполагает необходимость толкования положений Конвенции чтобы «содействовать ... соблюдению добросовестности в международной торговле». Таким образом, нормы статей 49 (0(b) и 64 (1)(Ь) Конвенции в сочетании со статьёй 7 Конвенции должны толковаться так, чтобы предоставить кредитору право на расторжение договора только в том случае, когда имел место отказ исполнить значительную часть определённых обязательств в пределах дополнительного срока, предоставленного для исполнения.
«Существенное нарушение» договора определено в статье 25 Конвенции как нарушение, которое «влечёт за собой такой вред для другой стороны, ч го последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных

См. Flechtncr H.M. Remedies Under the New International Sales Convention: The Perspective from Article 2 of the U.C.C. // Journal of Law and Commerce. - 1988. - Vol. 8. P. 73.
обстоятельствах, не предвидело бы его» (курсив мой - Е.К.).
Данная формулировка существенного нарушения вызвала ряд вопросов. В од-
*gt;30
ном комментарии отмечается," что определение существенного нарушения может потребовать, чтобы вред понёсшей ущерб стороны был больше, чем значительный. К такому выводу приходит профессор Дж. Цигсль (Ziegel), рассматривая положения Конвенции относительно предвидимого нарушения договора. Гак, если в статье 71(1) Конвенции предусмотрена ситуация неисполнения «значительной части» обязательств, возникающих из договора, то в статье 72 (1) Конвенции речь идёт о «существенном нарушении договора». В соответствии с нормами этих статей, как отмечает Дж, Цигель,Ъ1 характер нарушения (значительный или существенный) влияет на право кредитора: кредитор вправе только приостановить исполнение своих обязательств (сг. 71 Конвенции) или ему предоставляется более радикальное полномочие расторгнуть договор (ст. 72 Конвенции), предполагая, что нарушение может быть «значительным», не будучи «существенным».232
Указание в статье 25 Конвенции на значительность предвидимых последствий в определении «существенного нарушения» также породило ряд вопросов. Во время принятия Конвенции обсуждался вопрос о том, на какой момент должна иметь место иредвидимость: на момент заключения договора или на момент его нарушения. Однако к единому мнению прийти не удалось.233
История разработки и принятия Конвенции показывает, что упущение было сделано намеренно с целью предоставления возможности арбитражами (судам) самим решать вопрос на основе изложения фактических обстоятельств по делу.231
См. Ziegel J.S. The Remedial Provisions in the Vienna Sales Convention: Some Common Law Perspectives, in International .Sales: The United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. - N. Galston lt;fc II. Smit eds. - N.Y.:Matthew Bender. 1984. P. 9-20. § 9.03 (2)(a). lt;b).
Ibid. P. 9-20, § 9.03 (2Xa), (b). lbi Во прсмя обсуждения проекта Конвенции на Венской дипломатической Конференции 1980 г. Дж. Хоннолд высказал мнение, чго рахчичие между формулировкой «существенного нарушения» статьи 72 ВК и лнеисполне-ния значительной части», определенной в ciaibe 71 BK, было сделано намеренно, определив ipeoouamie статьи 71 ВК как «более гибкое». - См. Summary Records of the Thirty-fifth Meeting of the First Committee, l.'.N. Doc. A/CONF.97/C.1/SR.35 (1980), переиздано в Official Records. P. 420. 421. 233 См. Официальные отчёты. С. 352-353.
2M См.: Комментарий к Венской концепции. С. 75; Speidel R.E. Book Review // Northwestern Journal of International Law and Business. - 1983. - Vol. 5. P. 432,442-444.
235 См. Проект Конвенции о догонорах международной купли продажи товаров, одобренный ЮНСИТРАЛ в 1978 г., вместе с комментарием. Официальные отчеты. С. 353.

Несмотря на указание в Комментарии к проекту Конвенции2^5 на то, что суды должны по своему усмотрению решать на какой момент учитывать предвидимость в целях определения существенности нарушения, некоторые правоведы утверждают, что предвилимость должна всегда определяться на момент заключения договора.2,6 Например. Дж. Цигель, который представлял Канаду на Венской дипломатической Конференции 1980 г., считает, что поскольку статья 74 Конвенции ограничивает убытки вредом (включая упущенную выгоду), предвидимым в момент заключения договора, последствия, предвидимые в момент нарушения доювора (а не в момент его заключения) необходимо считать слишком отдаленными для обоснования расторжения договора.2*7 Он отметил, что «было бы «аномально», если сторона смогла бы ... расторгнуть договор на основе последствий, для которых невозможно даже взыскать убытки».
Ест и соотнести требование предвидимости, установленное в статье 25 Конвенции, с требованием предвидимости, конкретизированным в статье 74 Конвенции, то следует не согласиться с мнением Дж. 1 ригеля.
Ограничение предвидимости в отношении возмещения убытков (ст. 74 Конвенции) моментом заключения договора направлено па ограничение финансового риска сторон по договору купли-продажи путем исключения ответственности за имеющие отдалённую причинную связь последствия. Требование предвидимости в определении существенного нарушения договора (ст. 25 Конвенции), напротив, направлено на ограничение обращения к расторжению договора применительно к конкретным обстоятельствам.
Таким образом, разумнее предположить, что сторона не несёт ответственности за убытки, выраженные в виде ущерба, который становится предвидимым лишь после заключения договора, когда положения договора изменить нельзя, чтобы учесть вновь открывшиеся обстоятельства. В этом случае понёсшая ущерб сторона не должна быть принуждена к продолжению договорных отношений, когда другая сторона должна была знать (на момент предвидимого нарушения договора), что её действия привели бы к существенному затруднению в исполнении договора. То обстоятельство, что такие последствия не были предвидимы в момент заключения договора не должно относиться к расторжению договора.
См.: Schlechtriem р. Einheitlicl.es Un-Kaufrecht. - TiJbinf.cn: Mohr, 1981. S. 46-49; Ziegel J.S. The Remedial Provisions in the Vienna Sales Convention: Some Common Law Perspectives, in International Sales: The United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. - N. Gals tan amp; H. Smit cds. - N.Y.: Matthew Bender, 1984. P. 9-19 -9-20, §9.03 (d). ?37 Cm. Zieoel J.S. Op. cit. P. 9-20, § 9.03 (d) "'ibid.

Дж. Цигель также утверждает, что «расторжение договора на основе последствий, предвидимых в момент нарушения договора, отражает узкое представление о каратсльных средствах защиты в исках по договору».2'9 Но такой подход Дж. Цигеля представляется не соответствующим современному правовому регулированию. Договоры купли-продажи не рассматриваются Венской конвенцией как статические отношения, а предполагают гибкость в отношениях контрагентов.240 Поэтому толкование предвидимости, определённой в статье 25 Конвенции моментом заключения договора, особенно когда такой подход противоречит истории разработки и принятия Конвенции, является неверным.241
Как представляется. Венская конвенция предлагает строгое и в то же время весьма гибкое регулирование оснований для расторжения договора. Выбор кредитором расторжения договора при существенном нарушении является правом кредитора, а не обязанностью, равно как и является правом кредитора установление дополнительного срока для исполнения когда уже имеются основания (существенное нарушение) для расторжения договора.
Включение в текст Венской конвенции правил «гибкого» регулирования статей 34, 37 и 48 Конвенции, при которых допускается «устранение» обращения кредитора к расторжению договора, стимулирует сохранение договорных связей, адекватно сложившейся международной коммерческой практике, а также отвечает потребностям динамичности, сочетающейся с необходимой стабильностью в её развитии.
3J.3. Последствия расторжения договора. Если кредитор решил отказаться от договора, то расторжение договора может иметь обратное (ретроспективное) действие (ex tunc), которое направлено на восстановление положения, существовавшего до заключения договора, или иметь действие на будущее (проспективное) (ex nunc), ко-торос освобождает стороны от исполнения их обязанностей в дальнейшем.
Положения статьи 81 Конвенции касаются последствий двух случаев расторжения: во-первых, в отношении будущих обязательств; во вторых, в отношении уже исполненного сторонами.
См. Ziegcl J.S. The Remedial Provisions in the Vienna Sales Convention: Some Common Law Perspectives, in International Saks: The United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. - N. Galston amp; H. Smit eds. - N.Y.: Matthew Bender, 1984. P. 9-20, § 9.03 (d).
2Vgt; См.: ст. 8 (3) ВК (при определении намерения стороны «необходимо учитывать все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее повеление сторон»); ст. 9 ВК («стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили и сиоих взаимных отношениях ... при отсутствии договорённости об ином ... в соответствующей области торговли»).
241 См. такяе Flechtncr Н.М. Remedies Under the New International Sales Convention: The Perspective from Article 2 of the U.C.C // Journal of Law and Commerce. - 1988. - Vol. 8. P. 78.

Если расторжение договора имеет проспективный зффект, его действие направлено на предотвращение возможного будущего ущерба и расходов, т.е. расторжение договора имеет превентивную функцию.
Что касается будущих обязательств по договору, в отношении которого сделано заявление о расторжении, то статья 81 Конвенции устанавливает основное правило, которое сводится к тому, что обе стороны освобождаются от обязательств по договору, которые они должны были бы исполнить в противном случае.242 Например, если покупатель заявил о расторжении договора, то он освобождается о г обязательств принять товар (ст. 60 Конвенции). Или, если покупатель, которому был поставлен не соответствующий договору товар, правомерно заявляет о расторжении договора, то он освобождается от обязанности уплатить цену за этот товар (ст. 53 Конвенции). Аналогично, если продавец расторгает договор, то он уже не обязан посшвлить товар, предусмотренный договором (ст. 30 Конвенции).
Второе важное правило (ст. 81 (1) Конвенции) заключается в том, что расторжение договора не освобождает стороны от обязанности возместить убытки, на которые они вправе претендовать в соответствии с положениями Венской конвенции (ст.ст. 74-79 Конвенции).243 Так. расторгая договор, покупатель не может предъявит!» продавцу требование о принудительном исполнении, но он вправе требовать возмещения убытков, которые у него возникли в связи с расторжением договора.
Аналогично, продавец, расторгая договор, не вправе предъявлять требование об уплате покупателем цены за товар, но вправе потребовать возмещения убытков.244
Кредитор может столкнуться с ситуацией, когда договор был полностью пли частично исполнен уже до заявления о его расторжении.
В случае полного или частичного исполнения понёсшей ущерб стороной своих обязательств действие ex nunc не обеспечивает должную защиту ей интереса, связанного с возвратом исполненною (реституционный интерес). Во многих случаях именно возврат в натуре поставленного но договору, а не выплат денежной компенсации, может обеспечить должную защиту продавцу, например, в случаях, когда убытки вообще не могут быть взысканы, либо, когда цена на товар после заключения договора увеличилась.
247 См. Комментарий к Венской конвенции. С. 191. 24У Там же
ш Если договор расторгается частично, то и указанные последствия будут касаться только 70Й части договорных обязательств, которые затронуты расторжением (ст. 51 (1) ВК).

В статье 81 (2) Конвенции установлены последствия расторжения договора в отношении того, что уже было совершено во исполнение договора, предусматривая за расторжением договора реституционный эффект: каждая сторона вправе «потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено» в соответствии с договором.
Порождая обязательство согласно статье 81 (2) Конвенции для обеих сторон возвратить то, что другой стороной было поставлено (обязательство покупателя) или уплачено (обязательство продавца) по договору, возникает вопрос: каковы соответствующие права сторон, когда каждая из них имеет право на возврат? Единственное указание в статье 81 (2) Конвенции на то, что «Если обе стороны обязаны осуществить возврат полученного, они должны сделать это одновременно» - оставляет много неразрешённых вопросов.
Дтя ответа на этот вопрос необходимо сконструировать сбалансированную модель взаимоотношений покупателя и продавца.
Если покупатель после уплаты цены обнаруживает несоответствие в товаре, которое составляет существенное нарушение, и впоследствии расторгает договор, согласно статье 81 (2) Конвенции у него есть право на возврат продавцом уплаченной цены, а также обязанность возвратить полученный товар продавцу. Какие в этой ситуации права будут у покупателя, если продавец отказывается осуществить возврат полученной им цены и не принимает товар?
Если продавец при данных условиях не возвращает цену за товар, покупатель (исходя из толкования последнего предложения статьи 81 (2) Конвенции) вправе согласно статье 86 (1) Конвенции удержать товар, пока его разумные расходы не будут компенсированы продавцом, а также должен принять разумные меры по его сохранению. Если отправленный покупателю товар ещё не получен, но предоставлен в его распоряжение в месте назначения, покупатель, кроме того, согласно статье 86 (2) Конвенции должен вступить во владение товаром за счет продавца при условии, что это может быть сделано без уплаты цены и без неразумных неудобств или неразумных расходов. Не исключается ситуация сдачи покупателем согласно статье 87 Конвенции товара на склад третьего лица за счёт другой стороны, если только связанные с этим расходы не являются неразумными.
Возникает вопрос: должен ли покупатель сохранять товар, подвергаясь расходам фактически безнадёжных затрат по его сохранению до тех пор, пока продавец не будет принуждён (в судебном порядке или иным образом)2'15 к принятию товара?

Landgcricht Krefeld, Германия, 24 ноября 1992 г., Unilcx (судом было принято решение о том, что расторгнув-
Согласно статье 88 (1), (2) Конвенции у расторгающего договор покупателя при определенных обстоятельствах может быть право или даже обязанность продать товар в рамках своего владения им. Право возникает «если другая сторона допустила неразумную задержку с вступлением во владение товаром, или с принятием его обратно, или с уплатой цены либо расходов по сохранению, при условии, что другой стороне было дано разумное извещение о намерении продать товар» (ст. 88 (1) Конвенции). Обязанность возникает «если товар подвержен скорой порче или если его сохранение влечёт за собой неразумные расходы» (ст. 88 (2) Конвенции).
В сложившейся ситуации покупать, который обязан принять меры дли сохранения товара в соответствии со статьёй 86 Конвенции, вправе согласно статье Х8 Конвенции продать товар любым надлежащим способом при условии извещения продавца о намерении продать товар. Подобное решение покупателя, расторгающего договор, освободит его от дальнейших расходов по сохранению товара, а также предоставит покупателю право согласно статье 88 (3) Конвенции удержать из полученной от продажи выручки сумму его разумных расходов по сохранению и продаже товара. Оставшаяся сумма подлежит передаче продавцу. Покупатель в этой ситуации не имеет права на зачёт встречного требования путём удержания части дохода, который он получил от товара или его части. Однако история разработки и принятия Конвенции показывает, что стороны, осуществляющие куплю-продажу товаров, в coaiBeiciBim со статьёй S8 (3) Конвенции сохраняют права но встречному требованию, которыми они наделены согласно применимому национальному праву.216
ший договор покупатель имеет право в соответствии со статьей 81 (2) ВК заставить продавца принять нагад поставленный им товар). - Публикации Unilcx (Database of international case law and bibliography cn the United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods (CISG) and on the UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts) см. в Интернет: http://\vww.unilcx.info.
2i* См. Draft Commentary, art. 77. Если применимым правом к сделке будет, например, право США, расторгающий договор покупатель сможет применить право встречного требования (например, в соответствии с §§ 2-711 (3) и 2-706(6) БТК); если будет применяться Гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ), то обязательства сторон могут такаэе прекратиться зачетом согласно статье 410 ГК РФ.

В случае если покупатель не может возвратить товар «в том же по существу состоянии», в котором он его получил, то он теряет право на расторжение договора. Исключение из этого правила предусмотрено статьей 82 Конвенции, согласно которой покупатель сохранит право на расторжение если: 1) невозможность возвратить товар или возвратить товар в том же по существу состоянии, в котором он был получен покупателем, не вызвана его действием или упущением; 2) товар или часть товара пришли в негодность или испортились в результате осмотра, предусмотренного в статье 38 Конвенции; или 3) товар или его часть были проданы в порядке нормального ведения торговли или были потреблены или переделаны покупателем в порядке нормального использования до того, как он обнаружил или должен был обнаружить несоответствие товара договору.
Как отмечает Г. Флетчнер, «право расторгающего договор продавца на возврат-товара согласно статье 81 (2) ... имеет ряд ограничений, схожих с препятствиями, которые 01раничивают право покупателя на реальное исполнение по Конвенции».247
Поскольку согласно статье 4 Конвенции она регулирует права и обязательства продавца и покупателя, которые возникают из договора купли-продажи, кредиторы покупателя, которые имеют преимущественное право на товар согласно применимому праву, могут «отменить» права продавца на возврат товара, предоставляемые согласно Конвенции.248 Как отмечено ранее (§ 2.2 настоящей главы), данное ограничение применительно к расторжению договора возможно, однако не обязательно согласно применимому праву.
Кроме неспособности возвратить товар «в том же по существу состоянии», в котором товар получен, покупатель также утратит право на расторжение договора, если он не посылает извещение о расторжении в пределах разумного срока после того, как он узнал (или должен был узнать) о нарушении (ст. 49 (2)(b)(i) Конвенции)749, или если он, как указано в статье 39 (1) Конвенции, не посылает извещение, «содержащее данные о характере несоответствия, в разумный срок после того, как оно было или должно было быть обнаружено покупателем» или не позднее, чем в пределах двухлетнего срока с даты поставки («фактической передачи товара покупателю») при несоответствии товара договору (ст. 39 (2) Конвенции).
w См. Flechtncr H.M. Remedies Under the New International Sales Convention: The Perspective from Article 2 of the U.C.C. // Journal of Law and Commerce. - 1988. - Vol. 8. P. 64.

3.L4. Условия расторжения договора. В соответствии со статьёй 26 Конвенции расторжение договора должно быть осуществлено посредством извещения другой стороне. Конвенция не устанавливает каким должно быть содержание извещения. Обращаясь за толкованием к общим положениям Конвенции, можно установить, что извещение согласно статье 8 Конвенции должно содержать информацию, достаточную, чтобы сообщить разумному лицу, находящемуся в том же качестве, что и нарушившая договор сторона, о расторжении договора.
Договор считается расторгнутым, если извещение дано кредитором «надлежащими при данных обстоятельствах» средствами, несмотря на задержки или ошибки в передаче сообщения либо его недоставку по назначению (ст. 27 Конвенции).
В статье 49 (2) Конвенции определены условия, соблюдение которых необходимо для реализации права покупателя расторгнуть договор. То есть невыполнение этих правил лишает покупателя, даже если в силу объективных обстоятельств он и обладает[1] правом на расторжение договора, возможности осуществить это право.
Предусмотренные в этом пункте статьи 49 Конвенции ситуации основаны на случаях, когда имеет место существенное нарушение договора в силу невыполнения любого in обязательств продавца. Данное регулирование не распространяется на расторжение договора вследствие неисполнения продавцом обязатсльсгв в установленный дополнительный срок, т.е. на ситуацию, когда нарушение выразилось в непоставке товара. Иными словами, эти правила применяются, когда продавец уже жнпаиил покупателю товар.250
Если имеет- место просрочка в поставке, которая составляет существенное нарушение договора, покупатель 1еряет право на расторжение, если только он не делает этого «в течение разумного срока после того, как он узнал о том, что поставка осуществлена» (ст. 49 (2)(а) Конвенции).
Если нарушение продавца представляет собой, помимо просрочки поставки товара, другое существенное нарушение (например, поставку товара, который не соответствует условиям договора), покупатель должен расторгнуть договор в пределах разумного срока после того, как он «узнал или должен был узнать о таком нарушении» (ст. 49 (2)(bXi) Конвенции).251
В случае несоответствия товара договору, покупатель на основании статьи 39 (1), (2) Конвенции обязан направить надлежащее извещение, содержащее данные о характере несоответствия в разумный срок (не превышающий двух лет со дня фактической поставки) после того, как он обнаружил или должен был обнаружит!, несоответствия.
230 См. Комментария к Венской конвенции. С. 137. п.З.
251 Срок, в течение которого покупатель должен установить недостатки товара, определяется со ссылкой на статью 38 ВК, согласно которой от покупателя, о общем, требуется осмотреть товар в такой короткий срок, который практически возможен при данных обстоятельствах.

Аналогично статье 49 (2) Конвенции в статье 64 (2) Конвенции определены условия, соблюдение которых необходимо для реализации права продавца расторгнуть договор.
Статья 71 (2) Конвенции затрагивает частный случай регулирования предвидимого нарушения договора, согласно которой продавец, который узнаёт об основаниях приостановки исполнения после того, как товар был отправлен, может приостановить товар в пути, тем самым воспрепятствовав передаче товара покупателю. То есть, если продавец узнаёт о серьёзных недостатках в кредитоспособности покупателя и становится очевидно, что покупатель не оплатит отправленный ему товар, продавец вправе дать указание перевозчику не выдавать товар покупателю. Этим правом продавец располагает и в том случае, когда покупатель уже имеет в руках документ, дающий ему право получить товар, например, коносамент.252
В случае обращения кредитора к расторжению договора согласно статье 72 (1) Конвенции степень уверенности кредитора в предвидимом нарушении договора должна носить характер того, что «становится ясно, что (другая сторона - Е.К) совершит существенное нарушение договора».
В Комментарии к проекту Конвенции указывается, что «будущее существенное нарушение должно стать ясным либо в силу слов или действии стороны, составляющих неправомерный отказ от исполнения договора, либо в силу такого объективного факта, как уничтожение или продажа производственных мощностей продавца, наложение эмбарго или валютных ограничений».253
Помимо степени уверенносги кредитора в том, что исполнение не состоится, обращение кредитора к приостановлению договора или к его расторжению зависит от характера нарушения договора. Если статья 72 Конвенции peiynnpyer ситуацию, когда предвидимое нарушение договора является существенным, то в статье 71 Конвенции предусмотрено неисполнение значительной части обязательств.
В правовой литературе, на что обращалось внимание ранее, было высказано мнение, что в соответствии с нормами статей 71 и 72 Конвенции харакгер нарушения влияет на право кредитора: кредитор вправе только приостановить исполнение (ст. 71 Конвенции) или ему предоставляется более радикальное полномочие расторгнуть договор (ст. 72 Конвенции), предполагая, что нарушение может быть значительным, не будучи существенным.254
1Ьг См. Комментарий к Венской конвенции. С. 167, п.2.
251 См. Комментарий к проекту Конвенции. Официальные отчеты. С. 62.
251 См. Zicgel J.S. The Remedial Provisions in the Vienna Sales Convention: Some Common Law Perspectives, in International Sales: The United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods. - N. Galstcn amp; H. Smit eds. - N.Y.: Matthew Bender, 1984. P. 9-20, § 9.03 (2Kb).

Сложно согласиться с таким утверждением относительно соотношения требований значительности и существенности. Во время работы Венской дипломатической Конференции 1980 г. Дж. Хоннолдом было отмечено, чго «позволение приостановления исполнения на неопределённо длительный срок в случае когда нарушение не существенно, нарушит смысл статьи 72 Конвенции, согласно которой разрешено расторжение договора когда «ясно, что одна из сторон совершит существенное нарушение договора»».255
В то же время в Комментарии к Венской конвенции отмечается (С. 169, п.1), что, отдельное рассмотрение значительности от существенности представляегся вполне оправданным, гак как «последствием существенного нарушения может быть заявление понёсшей ущерб стороны о расторжении договора, а не только приостановление исполнения, как это предусмотрено в статье 71.».
Таким образом, можно заключить, что приостановление договора (или его расторжение) в зависимости от характера нарушения находится в несколько иной плоскости, чем характер вреда кредитора и его размер, который должен бьпъ при значительном неисполнении меньше, чем при существенном нарушении. Неопределенно долгое приостановление исполнения будет близко к расторжению договора и нет никаких оснований для того, чтобы расценивать значительное нарушение недостаточным для того, чтобы оно было существенным. Иными словами, неопределённо долгое приостановление исполнения освободит кредитора от его обязанностей по договору на исполнение в будущем, что и делает расторжение согласно статье 81 (1) Конвенции.
Как в случае приостановления исполнения, так и при расторжении доювора кредитором в статьях 71 (3) и 72 (2) Конвенции предусматривается правило относительно извещения должника о приостановлении исполнения и расторжении договора соответственно.
255 См. Summary Records of the Thirty-fifth Meeting of the First Committee, U.N. Doc. A.'CONF.97/C.I/SR.3S (1980). переиздано в Official Records. P. 420,421.

Хотя текстуально пункт 2 статьи 72 Конвенции, в принципе, совпадает с положениями пункта 3 статьи 71 Конвенции, в порядке осуществления правомочий, предусмотренных этими положениями, существует различите. Пели согласно статье 71 Конвенции сторона, которая приостанавливает исполнение, должна немедленно известить о приостановлении другую сторону, то если сторона намерена расторпгуть договор согласно статье 72 Конвенции, она сначала должна известить об этом контрагента («если позволяет время»), и лишь при явной недостаточности гарантии исполнения она вправе расторгнуть договор.
 
<< | >>
Источник: КОРЖОВ Евгений Николаевич. СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ПО КОНВЕНЦИИ ООН О ДОГОВОРАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ - ПРОДАЖИ ТОВАРОВ 1980 ГОДА.  Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва -2008. 2008

Еще по теме   5.7.2. Соотношение критериев «существенности» и «значительности» на-рушения договора. :

  1. 335. Является ли договор возмездного оказания услуг договором, в котором личность исполнителя имеет существенное значение?
  2. Другие существенные условия договоров на выполнение НИР и ОКР являются либо традиционными, свойственными и другим договорам
  3. 92. Какие еще нарушения договора поставки, помимо перечисленных в ст. 523 ГК, могут быть признаны существенными и послужить основанием одностороннего расторжения договора?
  4. 10.3. Существенные условия договора страхования
  5. а) Согласование существенных условий договора.
  6. Права и обязанности сторон по договору дарения(существенные условия договора дарения)
  7. Существенные условия договора купли-продажи предприятия.
  8. 646. Каковы существенные условия агентского договора?
  9. 365. Каковы существенные условия договора залога?
  10. 2 ЗоАП) конкретизирует существенные условия авторского договора.
  11. 27. Понятие, характеристика и существенные условия договора поставки.
  12. Статья 942. Существенные условия договора страхования
  13. 1. Понятие договора и его существенные условия
  14. 626. Какие условия являются существенными для договора комиссии?
  15. 319. Каковы существенные условия договора на выполнение НИОКР?
  16. 32. Понятие, характеристика и существенные условия договора электроснабжения
  17. 31. Понятие, характеристика и существенные условия договора контрактации
  18. 37. Понятие, характеристика и существенные условия договора дарения.