4.3. Критерии определения ущерба за нарушение договора

  Если возмещение убытков в виде разницы между ценой, усыновленной в договоре, и текущей ценой согласно статье 76 Конвенции должно определяться в момент расторжения договора, то возмещение «любых дополнительных убытков», которые не могут быть взысканы согласно формуле исчисления убытков статьи 76 Конвенции, но возможность возмещения коюрых предусмотрена этой статьей, предполагает обращение к статье 74 Конвенции и определяется моментом заключения договора.
Возникает вопрос: можно ли кредитору получить возмещение за понесённые им убытки в процессе реализации (приобретения) товара и которые не могут быть определены в момент заключения доювора?
По мнению диссертанта, необходимо обратить внимание на два существенных момента, которые позволят определить ущерб, который подлежит возмещению по Венской конвенции, а именно: предвидимость нарушившей договор сюроной возмещаемого ущерба и установление причинной связи между нарушением договора продавцом или покупателем и ущербом, который понесла другая сторона.[37]
В определении момента предвидимости профессор Р. Дэнзиг (Danzig) указывает, что если распространит!» предвидимость на расходы, возникающие после заключения договора, то такое перераспределение ресурсов будет социально желательным/09
Полученный вывод был обоснован Р. Дэнзигом тем, что определенные нарушения договора могут привести к социальным выгодам, тем самым применив теорию «эффективного нарушения (договора)».
Применительно к договорам купли-продажи теория «эффективного нарушения» предполагает, что лица, которые нарушают договор, повышают общественное благосостояние, если их прибыль превышает потери их контрагентов (кредиторов). Такое неисполнение обязательств (так называемое эффективное нарушение договора) может быть проиллюстрировано следующим примером (№ 3).3!0
Предположим, что продавец (S) владеет деревообрабатывающей фабрикой. S заключает договор на поставку покупателю (В) 100 ООО стульев по цене 10 рублей за штуку, что принесет S доход в 2 рубля за 1 стул (или 200 000 рублей за весь договор). Перед началом изготовления стульев S другой продавец S1, который продаёт столы, вступает в переговоры с S с целью приобретения сголов у последнего (хотя в районе есть несколько фабрик, изготавливающих стулья, только фабрика S может изготовить столы). Если S предложит S1 50 000 столов, S1 заплатит ему 40 рублей за каждый стол. S может произвести столы по цене 25 рублей за штуку. Тем самым S может получить чистую прибыль в размере 750 000 рублей (15 рублей чистой прибыли х 50 000 столов), если будет использовать ресурсы своей фабрики для изготовления сголов S1. Но чтобы заключить договор с S1, он должен расторгнуть договор с В.[38] Существуют и другие фабрики по изготовлению стульев, и В сможет получить стулья у одной из них - например, у продавца S2. Допустим, что вследствие рыночной нестабильности В должен будет заплатить продавцу S2 на 20% больше от цены S за аналогичные стулья, и что В дополнительно понесёт убыток в размере. 100 000 рублей за просрочку поставки своим потребителям (ещё 200 000 рублей). Даже с учетом таких затрат В понесет ущерб только в размере 300 ООО рублей (100 000 + 200 000 = 300 000 (руб.)) вследствие нарушения со стороны S; и S может возместить ему полностью затраты, а также получить прибыль в 450 000 рублей (750 000 - 300 000 = 450 000 (руб.)), более чем в два раза больше прибыли от исполнения договора с В.
Применительно к статье 74 Конвенции, в которой установлено, что предвиди-мость ущерба определяется момс»пом заключения договора, Р. Дэнзиг указывает, что лицо, находящееся в положении S, примет более правильное решение ближе к моменту исполнения своих обязательств по договору или его нарушению.312
Действительно, ущерб от нарушения для кредитора будет тем очевиднее, чем ближе к моменту предполагаемого нарушения он попытается определить такой ущерб.313 Однако сложность в предсказании ущерба не стимулирует совершение нарушения договора, как и намериваемое нарушение договора купли-продажи не обязательно приведет к пользе для общества.
С экономической точки зрения, необходимо отмстить, что также «сложно определить обстоятельства, при когорых нарушение (договора), а не исполнение обязательств, обеспечит более эффективное распределение ресурсов)».314 Более того, согласиться с возможностью применения эффективного нарушения к договорным отношениям, регулируемым Венской конвенцией, означает предоставить стороне, нарушившей договор, альтернативное право исполнить её обязательства в натуре или не исполнять, что противоречит подходу, принятому в Конвенции.
Для правильного применения критерия предвидимости в определении «ущерба ... как возможного последствия нарушения договора» необходимо установить, что предвидится стороной: характер (тип) возможного ущерба, т.е. предвидение возможной причинной связи между нарушением и конкретным типом потерь, или необходимо говорить и о предвидении размера данного типа ущерба.
Диссертант полагает, что критерий предвидимости по Венской конвенции призван компенсировать действие критерия причинной связи и служит лишь средством определения подлежащего возмещению ущерба (его характера), и который не является средством для em исчисления, а также оценки. Иными словами, предвидение не относится к размеру ущерба, если только размер ущерба не является таким, который превращает ущерб из одного типа в другой.
J" См. Danzig R. The Capability Problem in Contract Law. - Mincola, N.Y.: Foundation Press, 1978. P. 104. in Например, информация о текущих ценах тем актуальнее, чем ближе момент, когда должно состояться исполнение.
э'1 См. Schiro R. Prospecting for Lost Profits in the Uniform Commercial Code: The Buyer's Dilemmas // Southern California Law Review. - 1979. - Vol. 52. P. 1728.

Несмотря на то, что формулировка статьи 74 Конвенции не может служить каким-либо критерием для определения ущерба, который подлежит компенсации, она направлена на ограничение финансового риска сторон по договору купли-продажи путём исключения ответственности за имеющие отдалённую причинную связь последствия и тем самым позволяет исключить убытки, имеющие косвенный или сопутствующий характер. Поэтому сложно согласиться с мнением профессора Л.
Мэрфи (Murphey),3*5 согласно которому установление в Венской конвенции того, что сторона должна «предвидеть» (а, например, не «предполагать» или «иметь в виду») такие «возможные» последсгвия, - значительно расширяет объем взыскиваемых истцом убытков 1?о сравнению с правом Англии и США и распространяется на так называемые косвенные убытки.
Таким образом, ответ на вопрос о возможности получения кредитором возмещения за понесенные им убытки, которые могут быть определены после заключения договора, будет отрицательным.
В целом проведённый анализ позволяет сделать вывод, что Венская конвенция устанавливает лишь принципы для определения размера убытков. Несмогря на то, что критерий предвидимости должником наступления возможного ущерба за нарушение договора является необходимым условием для его возмещения, поскольку позволяет защитить лишь те интересы кредитора, которые находятся в сфере договора, конкретное исчисление размера подлежащих возмещению убытков зависит от усмотрения арбитража (национального суда). Поэтому данное обстоятельство может служить скрытым ограничением размера взыскиваемых по Венской конвенции убытков и может негативно сказаться на достижении единообразия применения е? положений.





















5,5 См. Murphcy A. Consequential Damages in Contracts for ihc International Sale of Goods and the Legacy of Had-ley // Washington Journal of International Uw amp; Economics. - 1989. - Vol. 23. P. 458.
 
<< | >>
Источник: КОРЖОВ Евгений Николаевич. СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ПО КОНВЕНЦИИ ООН О ДОГОВОРАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ - ПРОДАЖИ ТОВАРОВ 1980 ГОДА.  Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва -2008. 2008

Еще по теме   4.3. Критерии определения ущерба за нарушение договора:

  1. 7.3. Методы определения ущерба и страхового возмещенияОпределение ущерба и страхового возмещения по страхованию сельскохозяйственных культур
  2. IV. Практика завещаний (Постепенное развитие индивидуализма в ущерб объективному критерию)
  3. 523. В каких случаях подлежит применению п. 2 ст. 866 ГК, т.е. каковы критерии, которыми руководствуются суды, возлагая ответственность за нарушение правил совершения расчетных операций на банк, фактически допустивший такое нарушение?
  4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАЗМЕРОВ ЭКОЛОГИЧЕСКГО УЩЕРБА
  5. 3.7. Определение размера ущерба
  6. III. Ошибка в юридической обстановке сделки (постепенное развитие объективного критерия в ущерб индивидуализму)
  7. Определение размера ущерба и порядок его возмещения
  8. Определение размера, порядок возмещения ущерба
  9. Методология определения ущерба и страхового возмещения по страхованию животных
  10. Общие принципы определения ущерба при гибели и повреждении урожая
  11. Порядок определения размера ущерба и выплаты страхового возмещения.
  12. Определение экономического ущерба, вызванного текучестью персонала
  13. Методология определения ущерба и страхового возмещения по страхованию строений и другого имущества
  14. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО УЩЕРБА ОТ ПОЖАРОВ И СТИХИЙНЫХ БЕДСТВИЙ
  15. Глава 6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАЗМЕРОВ ЭКОЛОГИЧЕСКГО УЩЕРБА
  16. Вопрос 42 Критерии дифференциальной диагностики нарушений развития.