3.2. Признание требования исполнения в натуре в арбитражной и судебной практике

  Статья 46 Конвенции предоставляет покупателю общее право требования от продавца исполнения его договорных обязательств в натуре. Тот факт, что право на получение исполнения является первоочередным в перечне средств правовой зашиты, указанных в статьях 46-52 Конвенции, говорит о том, что согласно Конвенции договорные обязательства следует сохранять настолько, насколько это возможно. К прекращению договора следует прибегать лишь как к крайнему средству (ultima ratio/42 в том случае, когда сохранение договора более невозможно вследствие существенного нарушения договора продавцом (ст. 49 Конвенции). Аналогичная концепция применяется в случае нарушения договора покупателем (ст.ст. 62 и 64 Конвенции).
Несмотря на важность права требовать исполнения договора, на практике предпочтение отдаётся другим средствам правовой защиты, в частности праву требовать возмещения убытков.[88]
Право кредитора на обращение к исполнению в натуре предполагает, что оспариваемое обязательство существует и на данный Mo.vicirr оно не исполнено. Кроме Torn, покупатель (кредитор) должен «потребовать» исполнения. Это означает четкое требование, чтобы оспариваемое обязательство было исполнено.[89]
442 См. Oberster Gerichtshof, 7 сентября 2000 г. - См. в Интернет: http://wmv.cisg. at/8 2200v.tunil.

За исключением случаев, предусмотренных в статье 46 (2) и (3) Конвенции, покупатель имеет общее право согласно статье 46 (1) Конвенции пофебовать исполнения продавцом в натуре любого причитающегося с него обязательства. Таким обратом, покупатель имеет право потребовать, чтобы товар был поставлен (Арбитражный суд МТП, решение № 8786),[90] продавец продлил предусмотренную банковскую гарантию (The Cairo Regional Centre for International Commercial Arbitration (CRCICA), Каирский арбитраж, Египет, 3 октября 1995 г., Unilex) или соблюдал обязательспю в отношении исключительного права продажи (дело № 2 ППТЮ (Oberlandesgericht Frankfurt а.М.у Германия, 17 сентября 1991 г.)). Однако в этих делах покупатели прибегали к другомусрсдстпу правовой защиты - возмещению убытков и, насколько это было возможно, расторгали договор.
Если исполнение в натуре невозможно (например, в случае продажи и последующего уничтожения уникального товара), то право покупателя требовать исполнения также аннулируется.[91]
Статья 46 (1) Конвенции ограничивает право принудить к исполнению обязательства, если покупатель уже прибег к средству правовой защиты, несовместимому с таким требованием. Так, в решении от 17.11.98 по делу № 164/1996 МКАС посчитал, что истец прибег к средству защиты, несовместимому с требованием исполнения обязательства ответчиком, тем самым лишив себя права требовать от ответчика поставки исправного оборудования взамен вышедшего из строя или уплаты его стоимости.[92]
Существует несовместимость между исполнением и расторжением договора, а также между исполнением (также устранением недостатков в исполнении своих обязательств должником)[93]'18 и снижением цены. Однако покупатель может сочетать своё требование исполнения и требование возмещения оставшегося ущерба, например, в результате несвоевременного исполнения.[94] Покупатель, который уже потребовал исполнения, ещё сохраняет право выбрать другое средство - возмещение убытков взамен исполнения, объявив о расторжении договора, если выполнены все требования в отношении расторжения. В случае если покупатель (кредитор) не предпринял каких-либо действий в течение разумного срока и таким образом утратил право заявить о расторжении договора согласно статье 49 Конвенции, как определено в деле № 747 ППТЮ (Верховный суд, Австрия, 23 мая 2005 г.), суд постановил, что статья 50 Конвенции может применяться в случаях, когда покупатель (в принципе) может заявить о расторжении договора на основании статьи 49 Конвенции, и разрешает покупателю снизить цену до нуля, если товар полностью утратил свою стоимость.[95] И таким образом, данное решение не противоречит принципу совместимости средств защиты.
Только в том случае, если покупатель установил дополнительный срок для исполнення, он в течение этого срока не может прибегать к другим средствам правовой защиты, кроме возмещения ущерба согласно статье 47 Конвенции, что имело место в деле № 151/2002 (решение МКАС от 25.06.03): при несоответствии товара договору истец (покупатель) потребовал от продавца устранить несоответствие путём исправления. После невыполнения этого требования истец потребовал возвратить ему уплаченную за товар денежную сумму и распорядиться непринятым оборудованием, что было расценено МКЛС как требование расторжения договора.[96]
Общее право требовать исполнение не обязательно должно быть осуществлено в течение определённого срока, кроме обычного срока давности согласно применимому национальному праву (дело JSfe 346 ППТЮ (Landgericht Mainz, Германия, 26 ноября 1998 г.)), или, по мере применимости, согласно Конвенции ООН об исковой давности в международной купле продаже товаров 1974 г. Это положение отличается от требования относительно извещения, предусмотренного в статье 46 (2), (3) Конвенции. Однако согласно статье 46 (1) Конвенции необходимо также чёткое заявление, что покупатель требует исполнения договорного обязательства.[97]
Обращение к требованию замены товара согласно статье 46 (2) Конвенции предполагает: а) что продавец поставил несоответствующий товар, б) что несоответствие составляет существенное нарушение договора и в) что покупатель в разумные сроки истребовал замены. С учётом этих условий покупатель имеет право потребовать поставки заменяющего товара.
Несоответствие товара должно быть установлено согласно статье 35 Конвенции и включает поставку дефектного товара, поставку отличающегося товара, дефекты в упаковке и поставку товара в недостающем количестве.
Существенное нарушение в отношении несоответствия товара может означать, что поставка дефектного товара в значительной степени лишает покупателя того, на что он был вправе рассчитывать на основании договора (ст. 25 Конвенции). Как указано в судебных решениях по этому вопросу (хотя они и вынесены в отношении статьи 49 Конвенции), несоответствие по качеству остаётся несущественным нарушением договора постольку, поскольку покупатель может, не причиняя себе необоснованного неудобства, использовать товар (дело № 171 ППТЮ (Bundesgerichtshof, Германия, 3 апреля 1996 г.)) или продать его, пусть даже со скидкой (дело № 248 ППТЮ
(Schweizerisches Bundesgericht, Швейцария, 28 октября 1998 г.)).
Напротив, если несоответствующий товар не может быть использован или перепродан при применении разумных усилий, его поставка является существенным нарушением.453 То же относится и к случаю, когда товар имеет серьёзный дефект, хотя он ещё может быть как-то использован (дело № 107 ППТЮ (Oberlandesgericht Innsbruck, Австрия, 1 июля 1994 г.)); или товар имеет крупный дефект, а покупателю он необходим для производства454.
Если товар имеет, пусть даже серьезный, дефект, который может быть исправлен, некоторые суды (дело № 196 (Ilandelsgericht des Kantons Zurich, Швейцария, 26 апреля 1995 г.); дело№ 152 (Cour d'appel, Grenoble, Франция, 26 апреля 1995 г.); дело № 282 (Oberlandesgericht Koblenz, Германия, 31 января 1997 г.) (ППТЮ)) признали, что лёгкая возможность исправления исключает существенный характер нарушения. По крайней мере, если продавец предлагает и осуществляет быстрое исправление без причинения какого-либо неудобства покупателю, суды не признают, что такое нарушение является существенным. Это соответствует праву продавца устранить недостаток, как предусмотрено в статье 48 Конвенции.
Право потребовать замены товара может быть осуществлено, в принципе, только в том случае, если покупатель может вернуть поставленный товар в том же по существу состоянии, в котором он его получил (ст. 82 Конвенции).
Статья 46 (3) Конвенции предусматривает право осуществить исправление, если поставленный товар не соответствует договору в значении статьи 35 Конвенции. Исправление также должно быть разумным с учётом всех обстоятельств. Кроме того, покупатель, как отмечено в деле № 225 ППТЮ (Cour d'appel, Versailles, Франция, 29 января 1998 г.), должен дать своевременное извещение с требованием исправления.
Необходимо, чтобы недостаток товара подлежал устранению так, чтобы дефект мог быть устранён посредством исправления. Однако требование об исправлении будет неразумным, если, например, покупатель может легко сам устранить недостаток. По продавец при этом остаётся ответственным за любые расходы по оплате такого исправления (дело № 125 ППТЮ (Oberlandesgericht Натт, Германия, 9 июня 1995 г.)).

4SJ Дело № 150 (Coiir de Cassation, Франция, 23 января 1996 г.) (искусственным образом подслащенное вино); дело № 79 {Oberlandesgericht Frankfurt а.М., Германия, 18 января 1994 г.) (обувь с трещинами на коже) (ППТЮ), Landgcricht Landshut, Германия, 5 апреля 1995 г., Unttex (футболки, сташиие меньше нл два размера после первой же стирки).
Аи Дело gt;amp; 315 (Cour de Caution, Франция, 26 мая 1999 г.) (металлические листы, абсолютно непригодные для предполагаемого вида производства у лица, приобретающего ювар у данного покупателя); дело Хс 138 (Апелляционный суд США по второму судебному округу, США, 6 декабря 1993 г., 3 марта 1995 г.) (более низкая мощность охлаждения и более высокое потребление электроэнергии, чем было предусмотрено в договоре, у компрессоров, поставленных для производстна кондиционером) (HI I ПО).
Исправление считается осуществлённым, если после него товар может быть использован таким образом, как было согласовано сторонами (дело № 152 ППТЮ (Cow d'appel, Grenoble, Франция, 26 апреля 1995 г.)). Если исправленный товар впоследствии становится дефектным, покупатель должен дать извещение об этих дефектах (Landgericht Oldenbwg, Германия, 9 ноября 1994 г., Unilex). В этом же деле признается (что является общим правилом), что в отношении такого извещения применяется срок, установленный в статье 39 Конвенции. В деле же № 225 ППТЮ (Cow d'appel. Versailles, Франция, 29 января 1998 г.) требование об исправлении было представлено
455
в извещении в рамках последующего разумного срока.
Положение статьи 62 Конвенции даёт продавцу право требовать от покупателя исполнения им своих обязательств, т.е. средство правовой защиты, которое является общепризнанным в системах, основанных на римском праве, в то время как системы общего права допускают исполнение в натуре лишь при определённых обстоятельствах, ограниченных статьёй 28 Конвенции.
Положение статьи 62 Конвенции призвано помочь продавцам, которые особенно заинтересованы в том, чтобы покупатель исполнил свои обязательства, в частности, принять поставку товара. На практике примеры использования этого средства правовой защиты на основе предположения, что покупатель отказывается принять поставку, встречаются редко.[98] Примеры применения статьи 62 Конвенции к уплате покупной цены весьма многочисленны.[99]
4   В этом же деле разумными сроками для извещения были сочтены следующие сроки: лес недели для первою извещения, один месяц для второго извещения и шесть и одиннадцать месяцев для последующих извещений.

В практике МКАС возникали споры, связанные с определением на основании норм Конвенции цены товара, когда она не была установлена договором, и юридической квалификации требования об уплате цены. Подход МКАС иллюсгрирустся следующими примерами. В деле № 99/1994 (решение от 22.1 1.95)[100] было определено, что поскольку договором не была установлена цена на товар, качество которого ниже мипимально допустимых договором требований, при решении спора сторон были учтены предписания статьи 55 Конвенции. При этом вопрос о юридической действительности договора в соответствии со статьёй 4 Конвенции рассматривался на основе норм российского права как субсидиарно применяемого национального права. В деле № 369/1994 (решение от 01.12.95)[101] говорилось, что требование об уплате цены товара не является требованием возмещения убытков. Оно подпадает под регулирование статей 61 и 62 Конвенции, а не статьи 79 Конвенции.[102] Прямо противоположное решение было принято Арбитражным судом МТП, который присудил продавцу сумму цены в качестве возмещения убытков по статье 74 Конвенции.[103]
Подводя Итон! рассмотрения нрава кредитора требовать исполнения договора, можно сделать следующий вывод. Несмотря на то, что в Венской конвенции предусмотрена возможность обращения кредитора к исполнению в натуре, выявленные в практике противоречия свидетельствуют о тенденции применения кредиторами и арбитражными (судебными) органами средств защиты компенсационной направленности.
Таким образом, объективная возможность получения исполнения в натуре обусловлена тремя факторами: одним юридическим (ст. 28 Конвенции) и двумя экономико-юридическими - наличием или отсутствием товаров на свободном рынке.

189
<< | >>
Источник: КОРЖОВ Евгений Николаевич. СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ПО КОНВЕНЦИИ ООН О ДОГОВОРАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ - ПРОДАЖИ ТОВАРОВ 1980 ГОДА.  Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва -2008. 2008

Еще по теме   3.2. Признание требования исполнения в натуре в арбитражной и судебной практике:

  1.   § 3. Практика применении положений Венской конвенции об исполнении в натуре Ограничение исполнения в натуре в арбитражной и судебной практике
  2.   § 2. Исполнение в натуре как основное реализационное средство правовой защиты   2.7. Требование исполнения в натуре по Венской конвенции 
  3. § 1. Основные положения (ст.48-65) 27. Каким образом арбитражной практикой используются нормы ГК о понятии и признаках юридического лица? Встречались ли в арбитражной практике дела о возможности признания за какими-либо организациями статуса юридических лиц?
  4. 7. Признание и исполнение иностранных арбитражных решений
  5. Совместимость требования о взыскании неустойки и искаоб исполнении в натуре
  6. 405. Не выдвигает ли арбитражная практика каких-либо специальных требований к договору цессии? Если да, то что это за требования?
  7. Совместимость требования о взыскании убытков и искаоб исполнении в натуре
  8. 285. Имеет ли заказчик право в судебном порядке требовать от подрядчика исполнения обязательств в натуре?
  9.   II. Судебная и арбитражная практика  
  10. Признавая нормотворческий характер актов высших судебных инстанций, стоит отрицательно отнестись к признанию за судебной практикой статуса источника переходного права