§ 1. Развитие уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступления против историко-культурного наследия


Составной частью законодательства об охране историко-культурного наследия является уголовное законодательство, предусматривающее ответственность за преступления, посягающие на культурное достояние народа Беларуси.
В своем развитии оно прошло несколько этапов, совпадающих, в основном, со временем принятия новых кодексов[235].
После введения в действие Уголовного кодекса 1961 г.[236] существовала всего одна уголовно-правовая норма, предусматривающая специальную ответственность за посягательства на культурные ценности - ст. 225 УК «Умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников культуры»[237] (в Российской Федерации это была ст. 230 Уголовного кодекса с аналогичным названием и той же диспозицией). Причем появилась эта норма уже после введения в действие Уголовного кодекса 1 960 г.
В последующем данные уголовно-правовые нормы трижды претерпевали изменения как редакционного характера (Законом от 11 июня 1993 г.[238] слова в диспозиции статьи «памятники истории и культуры» заменены словами «историко-культурные ценности» во исполнение требований только что принятого специального закона), так и по существу (установлена ответственность за неосторожное уничтожение памятников истории и культуры, исключена ответственность за их порчу).
Как показала практика, нужная и серьезная уголовно-правовая норма оказалась недееспособной[239]. Уголовный закон в этот период фактически не применялся: за десять лет (1975-1985 гг.), то есть до начала перестройки и правовой реформы, суды Российской Федерации рассмотрели по существу по ст. 230 Уголовного кодекса РСФСР (умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников истории и культуры) всего 4 уголовных дела, а в семи бывших союзных республиках по указанной статье не был осужден ни один человек[240]. Чаще всего в это время совершались хищения культурных ценностей - в основном из церквей, костелов, иных культовых зданий, частных коллекций. Квалифицировались данные деяния как преступления против собственности.
В истории развития уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступления против историко-культурного наследия, есть еще один период, который хронологически приходится на время крушения СССР (1990-1991 годы). Именно в это время вводится самая серьезная ответственность за разрушение исторических памятников и надругательство над ними. Указом Президента СССР «О пресечении надругательства над памятниками, связанными с историей государства и его символами», от 13 октября 1990 г.[241] предписывалось органам власти и управления принять дополнительные меры по обеспечению сохранности памятников, мемориалов и произведений изобразительного искусства, посвященных событиям гражданской и Великой Отечественной войн, государственным и общественным деятелям. Указом приостанавливалось исполнение решения республиканских и местных органов о сносе, перемещении или изменении мемориальных сооружений. 2 июля 1991 г. принимается и вскоре публикуется267 Закон СССР «Обуголовной и административной ответственности за нарушение законодательства об охране и использовании памятников истории и культуры».
Общесоюзный Закон отличался следующими особенностями.
Во-первых, в нем были сформулированы три состава преступления (умышленное уничтожение, разрушение и порча) и указаны квалифицирующие признаки этих деяний (повторность или наступление тяжких последствий), в санкциях увеличена ответственность за совершенные действия.
Во-вторых, определена новая подследственность уголовных дел данной категории: производство предварительного следствия за умышленное либо неосторожное уничтожение, разрушение или порчу памятника истории и культуры возлагалось на следственный аппарат органов прокуратуры. По уголовным делам о надругательстве над памятником расследование должны были осуществлять следователи органов внутренних дел.
В-третьих, весьма прогрессивным являлось положение Закона (ст. 13) об отнесении к числу тяжких преступлений таких действий, как умышленное уничтожение или разрушение памятника истории и культуры, совершенное повторно или повлекшее тяжкие телесные последствия.
В-четвертых, сформулировано важнейшее для практики положение (ст. 12): вновь выявленные объекты материальной культуры, представляющие историческую, научную или иную культурную ценность, зарегистрированные в списках вновь выявленных объектов, до решения о принятии их на государственный учет как памятников истории и культуры подлежат охране в полном объеме. Соответственно, ответственность за совершение действий по отношению к ним наступает на тех же основаниях, что и для памятников.
В-пятых, постановлением Верховного Совета СССР «О введении в действие Закона СССР «Об уголовной и административной ответственности за нарушение законодательства об охране и использовании памятников истории и культуры» от 2 июля 1991 г. рекомендовалось Верховным Советам союзных республик привести законодательство в соответствие с этим Законом.
Однако с сожалением приходится констатировать, что эти нормы союзного Закона, направленные прежде всего на предупреждение преступлений, профилактику правонарушений и обеспечившие более действенную охрану памятников, без достаточной аргументации так и не были реализованы в законодательстве Республики Беларусь. Закон, по сути, был предан забвению. Подследственность уголовных дел названной категории не изменилась. Более того, введенный в действие в 2001 г. новый УПК сохраняет обязанность проведения предварительного следствия по делам данной категории, как и было ранее, за следователями внутренних дел (ст. 182 УПК).
В середине 90-х годов XX века происходят определенные позитивные изменения в уголовном законодательстве. В частности, меняется конструкция уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за контрабанду культурных ценностей (ст. 75 УК Республики Беларусь, ч. 1 ст. 78 УК РСФСР), вводится ответственность за невозвращение в страну историко-культурных ценностей.
Современный этап развития уголовного законодательства связан с принятием Модельного уголовного кодекса стран СНГ и введением в действие в странах Содружества новых Уголовных кодексов - в Беларуси с 1 января 2001 г., в России - с 1 января 1997 г., в Украине - с 1 сентября 2001 г.
В новом Уголовном кодексе нашей страны раздел VI объединяет преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления. Ряд из них так или иначе посягают на культурные ценности. Необходимость формирования и выделения их в самостоятельный раздел обусловлена реалиями международной жизни: рост международного терроризма, экспансия религиозной ненависти, усиление влияния экстремистских и радикальных мировоззрений. Все это приводит к тому, что одновременно с проведением, например, террористического акта либо осуществлением политики геноцида уничтожаются памятники культуры.
Преступлениями против мира и безопасности человечества признаются умышленно совершенные общественно опасные деяния, предусмотренные нормами международного права и национальным уголовным законодательством, которые причиняют существенный вред условиям существования человеческой цивилизации, отношениям, характеризующимся наличием согласия и спокойствия в международном сообществе, отсутствием в нем войн и вражды между государствами и народами, а также основополагающим правам человека, здоровью и жизни населения либо его отдельных групп или природной среде.
Законодатель сформулировал составы этих преступлений с учетом принятых мировым сообществом обязательств по борьбе с посягательствами против мира и безопасности человечества. Большинство из них были провозглашены еще Уставом Нюрнбергского военного трибунала[242] и в Конвенции о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г.[243]
Военными преступлениями являются совершенные умышленно общественно-опасные деяния, предусмотренные нормами Уго - ловного кодекса и выражающиеся в нарушении установленных международным гуманитарным правом правил ведения войны (вооруженного конфликта), использования средств и методов вооруженной борьбы и обращения с жертвами войны и иными лицами, а также объектами, пользующимися во время военных действий международной защитой[244].
В законодательстве зарубежных стран (впрочем, как и в Республике Беларусь) вопросы уголовной ответственности за преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления, в которых объектом преступного посягательства выступает культурное достояние (культурные ценности), регулируются несколько иначе, чем нормы международного права. В частности, система преступлений, установленная национальным законодательством, не тождественна той системе международных преступлений (если признавать эту формулировку), которая базируется на международноправовых соглашениях.
В Уголовном законе Латвийской Республики в главе IX «Преступления против человечества, мира, военные преступления, геноцид» как самостоятельный состав преступления выделена ст. 79 «Уничтожение культурного и национального наследия»[245]. Объективную сторону данного преступления составляет умышленное уничтожение таких ценностей, которые являются составной частью культурного национального наследия (в смысле его идентичности с населением государства). И это при том, что в группе преступлений против общественной безопасности имеется традиционная для уголовного законодательства норма, предусматривающая ответственность за уничтожение и повреждение памятников культуры (ст. 229 УЗ Латвийской Республики). Причем форма вины не имеет значения для квалификации, а способ совершения данного преступления оговорен специально в части второй статьи и является квалифицирующим признаком: более строгая ответственность (до 10 лет лишения свободы) установлена за уничтожение или повреждение памятников культуры, если эти действия совершены путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом.

Белорусский законодатель может позаимствовать эту норму. Указание на способ совершения преступлений (поджог, взрыв) как квалифицирующий признак сноса памятника (или его повреждение) окажет общепревентивное воздействие и приведет к повышению эффективности уголовного законодательства.
Уделялось определенное внимание уголовно-правовой охране культурного наследия и в науке.
Криминалистическая характеристика преступных посягательств на предметы старины и искусства дана в работах С. А. При- данова[246] и С.П. Щербы[247].
Методика выявления и расследования хищений культурных ценностей изложена в работах В.М. Первушина[248], А.И. Гурова[249], В.В. Братанова[250], Л.В. Шульги[251]. Практические вопросы деятельности уголовного розыска по раскрытию хищений предметов старины раскрыты в работах И.В. Рясного[252].
Отдельные вопросы выявления, пресечения и квалификации контрабанды предметов старины и искусства исследовались в работах Л.Ф. Рогатых[253], С.А. Овчинниковой[254], И.Л. Петрик[255], Е.П. Озернюк[256].
Преступления против мира и безопасности человечества раскрыты в работах В.Ю. Калугина[257].
В рамках диссертации комплексное уголовно-правовое и криминологическое исследование, посвященное уголовно-правовой охране культурных ценностей, произвел Т.Р. Сабитов[258].
С криминалистической и оперативно-розыскной позиций на монографическом уровне осуществлено исследование в комплексе теоретических, методических и практических проблем выявления и раскрытия преступных посягательств на культурные ценности Е.В. Демьянчуком[259].
Вопросы совершенствования деятельности правоохранительных органов по борьбе с хищениями культурных ценностей рассматривали авторы коллективной монографии[260], выполненной во Всероссийском НИИ МВД России.
Как видно, каждый исследователь рассматривал какой-то один аспект большой проблемы - уголовно-правовой защиты культурного наследия. Более всего оказались исследованы проблемы кон - трабанды культурных ценностей, хищений предметов старины и искусства.
Фактически нет работ, касающихся квалификации преступных действий на памятниках археологии. Без внимания научных исследователей остались проблемы выявления и квалификации преступного уничтожения (повреждения) памятников архитектуры и градостроительства.
В Уголовном кодексе (как в новом, так и в ранее действовавшем, как в белорусском, так и в Модельном стран СНГ) нет специального раздела, где были бы объединены все преступления, посягающие на культурные, исторические и художественные ценности. Тем не менее, очевидно, что несколько составов преступлений роднит общий объект - общественные отношения в сфере охраны и использования историко-культурного наследия.
Уголовно-правовая квалификация по объекту преступления служит как бы предварительной программой для выбора группы смежных составов преступлений[261]. Определение общего объекта посягательства имеет задачу выяснить, к какой группе правонарушений относится рассматриваемое общественно-опасное деяние. Законодательной основой для решения этих вопросов является Особенная часть Уголовного кодекса[262].
Преступления против историко-культурного наследия находятся в разных разделах и главах Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее - УК РБ).
Например, контрабанда культурных ценностей отнесена к числу преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (глава 25 УК РБ), разрушение, уничтожение или повреждение историко-культурных ценностей (ст. 344-345 УК РБ) и надругательство над ними (ст. 346 УК РБ) по родовой принадлежности объекта названы как преступления против общественного порядка и общественной нравственности (глава 36 УК РБ); присвоение клада, состоящего из вещей, представляющих культурную ценность (ст. 215 УК РБ), указано в главе, предусматривающей ответственность за преступления против собственности (глава 24 УК РБ); превращение во время военных действий в объект нападения ясно опознаваемых исторических памятников (ст. 136 УК РБ) и незаконное использование в случае вооруженных конфликтов охраняемых знаков, применяемых для обозначения культурных ценностей (ст. 138 УК РБ), считаются преступлениями против мира, безопасности человечества и военными преступлениями (раздел VI глава 188 УК РБ).
С учетом анализа не только уголовного законодательства, но и специальных правовых норм, регулирующих отношения в сфере учета, охраны и использования культурных ценностей как родового понятия, к числу преступлений против историко-культурного наследия следует отнести:
  • уничтожение памятников истории или культуры, совершенное умышленно либо по неосторожности;
  • повреждение памятников истории или культуры, совершенное умышленно либо по неосторожности;
  • разрушение памятников истории или культуры, совершенное умышленно либо по неосторожности.

Три первых указанных состава охватываются двумя статьями Уголовного кодекса Республики Беларусь - ст. 344 и 345 УК РБ.
  • Надругательство над историко-культурными ценностями (ст. 346 УК РБ).
  • Надругательство, совершенное в отношении братской могилы или могилы защитника Отечества (ст. 347 ч. 2 УК РБ).
  • Умышленное уничтожение либо повреждение памятников природы или особо охраняемых природных объектов и комплексов (ст. 263 УК РБ).
  • Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и объектов (ст. 264 УК РБ).
  • Нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение пожара (ст. 304 УК РБ) на объектах историко-культурного наследия (памятниках культуры, архитектуры, в музеях, библиотеках, архивах).
  • Контрабанда культурных ценностей (ст. 228 УК РБ).
  • Хищение предметов и ценностей, имеющих историческую, художественную или культурную ценность (в белорусском законодательстве такой нормы нет). Указанные выше предметы рассматриваются в составе похищенного имущества при квалификации преступления лишь по способу его совершения (ст. 205 - 211 УК РБ).
  • Хищение, уничтожение, повреждение, сокрытие документов Государственного архивного фонда, совершенные из корыстных или иных личных побуждений (ст. 377 УК РБ).
  • Невозвращение на территорию Республики Беларусь историко-культурных ценностей (ст. 230 УК РБ).
  • Преступные нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов - по признаку превращения в объект нападения ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, находящихся над особой защитой, при отсутствии военной необходимости (ст. 136 УК РБ).
  • Незаконное использование вопреки международным договорам во время военных действий охранных знаков для культурных ценностей (ст. 138 УК Рб).

Названные выше два состава преступления относятся к категории преступлений против мира и безопасности человечества (раздел VI Уголовного кодекса Республики Беларусь).
  • Присвоение в особо крупном размере найденного клада, содержащего предметы, имеющие культурную или художественную ценность (ст. 215 УК РБ).
  • Вымогательство предметов, представляющих историческую или художественную ценность (такой нормы в белорусском Уго - ловном кодексе нет, культурные ценности рассматриваются в составе имущества, требование которого под угрозой насилия может применяться к владельцу этих предметов (ст. 208 УК РБ)).
  • Международные уголовные преступления, посягающие на культурное достояние человечества (экоцид и геноцид).

Почему же совершаются преступления против памяти? Для ответа на этот вопрос необходимо исследовать составы преступления с субъективной стороны.
Мотивы совершения преступлений против историко-культурного наследия весьма разнообразны. Мотив означает, почему и ради чего (личностный смысл) совершается деятельность и действие как ее часть[263].
Практика свидетельствует, что в большинстве случаев мотивами по делам данной категории являются:
  • корысть (с памятника срываются наиболее ценные элементы и продаются в качестве цветного металла);
  • зависть (желание уничтожить или повредить культурную ценность, принадлежащую другому лицу). Эту мотивацию сформулировал известный кинорежиссер К. Зануси, анализируя генезис этого чувства в художественной среде: «Зависть - это чувство неприязни или подавленности вследствие чужого успеха. Зависть - это низкое чувство, поэтому мы скрываем его, маскируя обычно какими-либо более высокими мотивами»[264];
  • месть (в качестве отмщения избираются наиболее ценные в историко-культурном значении вещи, они уничтожаются либо повреждаются);
  • тщеславие (желание во что бы то ни стало обладать конкретной антикварной вещью или произведением искусства, не взирая на невозможность ее публичной демонстрации).
  • хулиганские побуждения (преступники не выделяют памятник из ряда сокрушаемых ими предметов).

Выяснить мотивы призвано следствие, которое должно установить обстоятельства, указывающие на цели преступления, средства и способы его совершения, уровень специальных познаний преступника, а также то, каким образом он планировал решить дальнейшую судьбу предмета посягательства (переправить через границу, продать, оставить в личной коллекции и т. д.).
<< | >>
Источник: Мартыненко И.Э.. Правовой статус, охрана и восстановление историко-культурного наследия : монография / И.Э. Мартыненко. - Гродно : ГрГУ,2005. - 343 стр.. 2005

Еще по теме § 1. Развитие уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за преступления против историко-культурного наследия:

  1. § 7. Проблемы квалификации преступлений, совершенных против историко-культурного наследия
  2. ГЛАВА 7. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
  3. Развитие системы преступлений против жизин в российском уголовном законодательстве
  4. § 6. Становление и перспективы развития законодательства об охране культурного наследия
  5. § 7. Восстановление историко-культурного наследия
  6. § 1. Правовое регулирование историко-культурного наследия
  7. § 1. Государственный учет объектов историко-культурного наследия
  8. § 5. Градостроительная охрана историко-культурного наследия
  9. § 4. Перспективы совершенствования государственного учета объектов историко-культурного наследия
  10. § 1. Проблемы обеспечения сохранности объектов историко-культурного наследия
  11. § 2. Государственное управление и контроль в области охраны и использования объектов историко-культурного наследия
  12. § 2. Исковая форма защиты историко-культурного наследия
  13. § 3. Перспективы совершенствования статуса специально уполномоченного органа охраны историко-культурного наследия
  14. О СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ В ОЦЕНКЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  15. 25.13. Уголовная ответственность за преступления против собственности
  16. 25.11. Уголовная ответственность за преступления против личности, прав и свобод граждан
  17. ГЛАВА 3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
  18. § 1. Ответственность за прикосновенность к преступлению в истории советского уголовного законодательства
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Социальное право России - Страховое право России - Трудовое право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -