§ 3. Умышленное разрушение, уничтожение или повреждение историко-культурных ценностей (памятников истории и культуры)


Памятники культуры разрушались фактически во все исторические эпохи. Достаточно вспомнить действия вандалов, уничтоживших великие творения античных цивилизаций. В более поздний период памятники ликвидировались с приходом новой власти.

Предметами преступного посягательства выступают как недвижимые материальные ценности (старинное здание, монумент и др.), так и движимые (например, художественное полотно или скульптура, исторический документ). Обязательным условием является наличие их в Государственном списке историко-культурных ценностей Республики Беларусь.
Динамика возбужденных уголовных дел за уничтожение, повреждение и разрушение историко-культурных ценностей и за надругательство над ними характеризуется следующими данными (таблица 15). В данной таблице объединены три сходные состава преступления, имеющих общий объект преступного посягательства.
Таблица 1 5

Область

Период (гг.)
1990 - 2000 2001-2002 2003 2004
Брестская 0 8 7 3
Витебская 4 5 15 4
Гродненская 3 0 1 1
Гомельская 0 3 0 0
Могилевская 0 3 0 0
Минская 5 4 1 1
г. Минск 8 1 1 1
Итого 20 24 24 10
Примечания Ст. 255 УК Республики Беларусь 1960 г.
Ст. 344, 345 и 246, ч. 2 ст. 347 УК Республики Беларусь 1999 г.

Объективную сторону данного преступления составляют действия, выражающиеся в разрушении, уничтожении или повреждении памятников истории и культуры (историко-культурных ценностей) либо уничтожении или повреждении предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность.
Объективная сторона преступления есть процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательности развития тех событий и явлений, кото - рые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата[269].
При квалификации деяния необходимо исходить из того факта, что данная статья (впрочем, как и ст. 345 УК Республики Беларусь) устанавливает ответственность за совершение вышеперечисленных действий в отношении исключительных (в правовом и социальном смыслах) объектов - обладающих культурной значимостью и признанных в таковом качестве памятников либо предметов и документов. Поэтому действия правонарушителя должны быть направлены на сознательное уничтожение, разрушение или
повреждение объекта историко-культурного наследия как носителя
296
исторической или культурной ценности[270].
Такие объекты должны быть носителями информации о прошлом. И именно поэтому особую сложность вызывают проблемы квалификации деяния по данной статье Уголовного кодекса, когда под видом реставрации (реконструкции) памятника производится его фактический снос, то есть старинное здание как свидетель прошедших событий или находящееся в составе комплексного градостроительного ансамбля (например, исторические застройки города) перестраивается на современный манер (изменяется фасад, увеличивается площадь застройки и т. п.), что приводит к утрате им своей культурной и исторической значимости.
Закон не называет, какие конкретно действия могут совершаться по отношению к памятнику либо предмету (документу), имеющему культурную или историческую ценность. Практика показывает, что это чаще всего поджог, взрыв, утопление, разрезание, иное воздействие механического характера.
Но все-таки наиболее завуалированную форму совершения данного преступления представляет снос памятника под видом его реставрации.
Активизация в начале 90-х годов XX в. инвестиционной деятельности негосударственных субъектов хозяйствования, желающих вложить капитал в недвижимость, привела к тому, что коммерсанты обратили внимание на исторические центры городов. Строительство офисных зданий в наиболее престижных местах областных центров и столицы стало обычным явлением. Уплотнение исторической застройки новыми современными строениями стало самым распространенным способом реализации своих деловых амбиций.
Например, в охранной зоне памятника всемирного значения Киево-Печерская лавра в 2002 г. строилось кафе291, а на территории украинского национального заповедника «София Киевская» проводились строительные и земляные работы[271].
К сожалению, такие действия могут быть совершены (и это подтверждает практика) только при содействии государственных органов, уполномоченных либо контролирующих строительство. Общественная опасность данных действий состоит в том, что в сферу незаконных отношений с целью сокрытия этого факта вовлекаются различные организации и должностные лица. Причем их деятельность носит не прямолинейный, а, наоборот, скрытный характер. Посредством представления фиктивных документов и установления незаконных (т. е. неслужебных) отношений с конкретными должностными лицами заказчик, будучи заинтересованным в объекте (т. е. памятнике), обеспечивает себе возможность выполнения работ (иногда даже формально законных), в результате которых памятник (историко-культурная ценность) утрачивает свои ценностные качества.
Или другой пример: уполномоченный государственный орган дает разрешение на реставрацию здания-памятника. Получив такой документ, заказчик приступает к фактической разборке строения, оставив для видимости какой-нибудь небольшой фрагмент памятника (например, одну стену). Затем внешний фасад здания полностью выстраивается в новых материалах, при этом, как правило, уничтожается весь внутренний интерьер. Сохраненная стена затем разбирается, и на месте старинного здания появляется в его границах и с этим же адресом совершенно иной объект299.
Предпринимаются попытки сноса памятника под предлогом утраты исторической значимости личности, с целью увековечения памяти которой они созданы. Как правило, касается это монументов, установленных государственным и общественным деятелям советского периода.
Состав данного преступления материальный. Разрушение, уничтожение и повреждение одновременно включают и деяние, и преступное последствие.
В материальных составах преступлений вредные последствия являются тем элементом объективной стороны, который влияет на уголовно-правовую квалификацию. Они обладают следующими особенностями. Во-первых, вредными последствиями признается ущерб, причиняемый общественным отношениям, охраняемым уголовным законом. Во-вторых, признаком состава преступления признается только строго определенный и в количественном, и в качественном отношении ущерб, то есть вредные последствия, которые прямо определены в диспозиции уголовно-правовой нормы.
299 Чаму знікаюць помнікі псторыка-культурнай спадчыны // Звязда. - 2001. - 1 0 лютага.
На практике при определении степени существенности вреда, причиненного сносом или разрушением памятника, нельзя руководствоваться только его балансовой стоимостью. Как правило, в денежном измерении памятник стоит не так уж много. Однако это не должно являться критерием его оценки. Ведь государство создает особый режим охраны и использования памятников вследствие их исторической, культурной, художественной и иной ценности. Именно поэтому разрушение памятника всегда наносит невосполнимый урон общественным или государственным интересам[272].
В этом плане более чем характерный пример - пожар в Несвижском дворце в родовом поместье Радзивиллов, случившийся в ночь с 24 на 25 декабря 2002 г. В результате дворцовому ансамблю «Несвиж», которому придан статус историко-культурного заповедника, нанесен непоправимый урон. В частности, огнем уничтожено 600 кв. м кровли центральной части и правого крыла замка, 110 кв. м по южной галерее[273]. Намокло оформление инвентаря: лепнина, плафон с живописным полотном «Богиня Леда и шесть амуров» над парадной лестницей, каменный зал с дубовыми резными панелями и потолком из балок красного дерева, паркетные полы и оконные переплеты помещений. Как следует из заключения государственной комиссии, Несвижскому замку в результате пожара причинен ущерб на сумму порядка 150 долларов США. Совершенно очевидна несоразмерность физического ущерба и его денежного выражения. Причем в обоснование приведенной выше суммы ущерба называется необходимость замены уничтоженных конструкций в ходе планируемой реставрации замка[274].
Состав данного преступления является материальным, поэтому необходимо установить причинно-следственную связь между совершенными действиями и уничтожением (повреждением, разрушением) историко-культурных ценностей (памятников истории и культуры, предметов и документов, имеющих историческую или культурную ценность).
Под уничтожением понимается либо физическое прекращение существования предмета (памятника, документа), либо приведение его в такое состояние, при котором он не может быть ни использован по функциональному назначению, ни восстановлен.
Повреждение - приведение предмета в негодное состояние, когда он может быть использован по назначению и подлежит восстановлению.
Такие определения даются в учебной литературе[275] при анализе сходного состава преступления - умышленного уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 УК РФ; ст. 218 УК Республики Беларусь). В этой уголовно-правовой норме речь идет лишь об уничтожении или повреждении физической основы предмета вообще, а не как предмета, обладающего качественной характеристикой (то есть ценностью).
Объектом данного преступления является общественный порядок и общественная нравственность.
Предметом - историко-культурные ценности, принятые на государственный учет и включенные в Государственный список историко-культурных ценностей; предметы, имеющие историческую или культурную ценность.
Данная норма является бланкетной: для уяснения ее сути приходится обращаться к специальному законодательству, в том числе и с целью правильного определения предмета преступления.
Историческую ценность имеют предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок, проводимых на археологических объектах. Примеров в белорусской следственной практике по данному основанию нет. Историческую ценность представляют также предметы, связанные с историческими событиями в жизни народов государства и отдельных выдающихся личностей.
Что касается художественной ценности, то ее имеют картины, иконы, скульптуры, произведения декоративно-прикладного искусства, изделия традиционных народных промыслов, редкие музыкальные инструменты (произведения известных авторов), монеты, ордена и медали, предметы фалеристики, филателии и бонистики.
Документами, имеющими особую историческую или культурную ценность, признаются редкие рукописи, архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы.
Субъективная сторона данного преступления: вина - умышленная, умысел - прямой либо косвенный. Мотивы в большинстве случаев - корысть и месть.
Содержание умысла: виновное лицо осознавало общественно опасный характер своего действия (или бездействия), предвидело его общественно опасные последствия и желало либо не желало их наступления, но сознательно допускало наступление этих последствий либо относилось к ним безразлично. «Преднамеренное разрушение» означает акт, совершаемый с целью разрушения культурного наследия полностью или частично, тем самым подрыва его целостности - сказано в принятой в 2003 г. Декларации ЮНЕСКО, касающейся преднамеренного разрушения культурного наследия.
Анализ уголовных дел данной категории показывает, что в абсолютном большинстве случаев умышленное уничтожение, а равно повреждение памятников истории (бюстов, барельефов, скульптур, памятных досок, архитектура малых форм, памятники государственным и общественным деятелям и т. п.) совершаются из чисто корыстных мотивов, так как памятники изготовлены из цветных металлов.
Например, в январе 2005 г. двое молодых людей в состоянии алкогольного опьянения сорвали эмблему с памятника сотрудникам госбезопасности, установленному в центральном парке г. Сморгони. Памятный знак весом около восьмидесяти килограммов на санях пытались доставить в пункт приема металлолома с целью его продажи [276].
Уничтожение либо повреждение историко-культурных ценностей может совершаться из чисто хулиганских побуждений.
Например, в октябре 2002 г. учащийся Новогрудского колледжа после распития спиртных напитков в местном кафе из хулиганских побуждений совершил ряд дерзких и циничных действий, грубо нарушающих общественный порядок. В сквере им. Адама Мицкевича он стал наносить удары ногами по памятнику воинам-интернационалистам, после чего сорвал с него металлические надписи о погибших воинах и бросал их на землю [277].
Основной состав данного преступления является, по белорусскому законодательству, единым составом преступления с альтернативными признаками, характеризующими предмет преступления и причиненный им ущерб (который может быть и особо крупным). В целях дифференциации ответственности указанные признаки помещены не в одной, а в двух частях ст. 344 УК Республики Беларусь.
Особая ценность, уникальность памятников истории и культуры и причинение ущерба в особо крупном размере как признаки основного состава преступления соседствуют в части второй этой статьи с квалифицирующими признаками (повторность, группа лиц), отягчающими ответственность за преступления, предусмотренные ч. 1 этой статьи[278].
Особо крупным размером ущерба в данной статье признается размер ущерба на сумму, в тысячу и более раз превышающую размер базовой величины[279].
Что касается квалификации действий преступников по умышленному нарушению, уничтожению или повреждению особо ценных, уникальных памятников, предметов или документов истории и культуры (согласно ч. 2 ст. 344 УК Республики Беларусь), здесь возникают проблемы с установлением особой ценности и уникальности объекта преступного посягательства.
Необходимо сказать, что в настоящее время в Беларуси нет списка (свода, реестра) особо ценных, уникальных объектов историко-культурного наследия. Поэтому «особая ценность» и «уникальность» объекта предполагается устанавливать в каждом конкретном случае по факту совершения преступных действий. Это не совсем правильно и, как представляется, вообще не применимо к тем объектам (движимым и недвижимым историко-культурным ценностям), которые уже взяты на государственный учет (т. е. включены в Государственные списки). Эти объекты должны быть выделены законодателем в отдельную категорию.
Оценка тех же характеристик применительно к предметам и документам, представляющим историческую ценность, может быть произведена только экспертом и тоже только по факту, хотя логичнее было бы, если бы уникальные и особо ценные предметы и документы значились бы в Государственных списках.
В случае уничтожения либо повреждения документов, имеющих историческую или культурную ценность и отнесенных к государственной части Национального архивного фонда, ответственность наступает по ч. 2 ст. 377 УК Республики Беларусь. Однако если указанные документы являются особо ценными, уникальными либо их уничтожение или повреждение повлекло причинение ущерба в особо крупном размере (т. е. в 1 000 и более раз превышающем размер базовой величины), содеянное подлежит квалификации по ч. 2 ст. 344 УК Республики Беларусь.
В качестве самостоятельного состава преступления действующее уголовное законодательство устанавливает ответственность за разрушение, уничтожение или повреждение историко-культурных ценностей по неосторожности (ст. 345 УК РБ).
Объектом данного преступления является общественный порядок и общественная нравственность. Предмет преступления - историко-культурные ценности.
Объективную сторону составляют действия (бездействия), повлекшие разрушение, уничтожение или повреждение находящихся под охраной государства объектов, признанных в установленном порядке в качестве историко-культурной ценности.
Состав преступления - материальный. Преступление признается оконченным с момента наступления указанных последствий.
Субъективная сторона: вина неосторожная. Практике известен случай, когда водитель крана при развороте стрелы крана снес фрагмент здания, входящего в состав комплексного памятника градостроительства и архитектуры «Исторический центр г. Гродно», причинив тем самым ущерб историко-культурной ценности.
Белорусский законодатель, как представляется, не производит четкого разграничения действий объективной стороны преступлений, предусматривающих ответственность за умышленное (ст. 344 УК РБ) и неосторожное (ст. 345 УК РБ) разрушение, повреждение и уничтожение памятников культуры (недвижимых историко-культурных ценностей).
Достаточно трудно отграничить разрушение от уничтожения, повреждение от разрушения. Учебно-методическая литература, используемая в реставрационной практике, не дает четких рекомендаций по этому поводу. Предпринимаемые попытки на уровне ком- ментария[280] разграничить эти понятия также не совсем убедительны.
Если обратиться к этимологии слова «разрушение», то можно увидеть, что данное действие означает «...ломая, уничтожить, превратить в руины». В то же время глагол «уничтожить» также означает «...прекратить существование, истребить»[281]. Конечный итог одинаков - полная ликвидация ценностных качеств памятника. Таким образом, существенного различия между этими действиями, на наш взгляд, не имеется. Возможно, именно поэтому российский законодатель отказался от термина «разрушение» как одного из признаков состава преступления.
В законодательстве некоторых государств в аналогичной уголовно-правовой норме действительно сохранена наказуемость и за разрушение памятников истории и культуры. Например, Уголовный кодекс Украины устанавливает ответственность не только за умышленное уничтожение памятников культуры, но и за их разрушение или порчу (ст. 207).
Под разрушением понимается приведение памятников в негодность, чем обесценивается их научное, историческое и художественное значение; причинение объекту серьезных повреждений, вследствие чего он теряет свою ценность, но может быть восстановлен[282]. Порчей считается такое повреждение памятника, которое снижает его указанные выше качества[283]. Очевидно, что под разрушением понимается незаконченность действий.
Состав данного преступления (имеется в виду ст. 345 УК Республики Беларусь) является единым составом преступления с альтернативными признаками, характеризующими предмет преступления и причиненный им ущерб (по ч. 1 - крупный, по ч. 2 - особо крупный). В целях дифференциации ответственности разработчиками Уголовного кодекса указанные признаки, будучи соединены попарно в различном сочетании, помещены не в одной, а в двух частях ст. 345 УК Республики Беларусь[284].
Весьма проблематичным представляется наступление уголовной ответственности по ст. 344-345 УК РБ в случае совершения преступления в отношении комплексного памятника градостроительства. Например, с целью строительства на территории исторической части города Гродно офиса коммерческая структура разрушила старинное здание, входившее в состав исторической застройки. Прокуратура и следствие квалифицировали действия как причинение ущерба комплексному памятнику, исходя из того, что преступными действиями нарушен архитектурно-градостроительный ансамбль. Принципиальная позиция позволила также добиться возмещения ущерба в судебном порядке с юридического лица, выступившего заказчиком в договоре подряда на уничтожение исторического здания. Пройдя четыре судебные инстанции, дело было рассмотрено на Пленуме Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь, поставившем последнюю точку в споре[285].
<< | >>
Источник: Мартыненко И.Э.. Правовой статус, охрана и восстановление историко-культурного наследия : монография / И.Э. Мартыненко. - Гродно : ГрГУ,2005. - 343 стр.. 2005

Еще по теме § 3. Умышленное разрушение, уничтожение или повреждение историко-культурных ценностей (памятников истории и культуры):

  1. Статья 298. Уничтожение, разрушение либо повреждение памятников истории или культуры
  2. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры
  3. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК РФ)
  4. Уничтожение или повреждение памятников истории культуры
  5. Статья 243. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры
  6. ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ УНИЧТОЖЕНИЕ, ПОВРЕЖДЕНИЕ
  7. Умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК РФ)
  8. Статья 194. Умышленное уничтожение или повреждение имущества
  9. Статья 411. Умышленное уничтожение или повреждение военного имущества
  10. Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
  11. Статья 352. Умышленное уничтожение или повреждение имущества должностного лица или гражданина, исполняющего общественный долг
  12. Умышленное уничтожение или повреждение военного имущества
  13. Умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 УК РФ)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Социальное право России - Страховое право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -