Этика Фейербаха. Религия любви


Существенный и заключительный раздел философского учения Фейербаха составляет этика. Основные ее категории содержательно дедуцируются из его базовой концепции антропологического материализма. Человек — существо естественное, его потребности — тоже.
Значит, в основе всех его поступков лежит стремление ко всему чувственно приятному и полезному, т.е. ко всему тому, что сохраняет жизнь, делает ее здоровой и полнокровной. Стремление к всестороннему наслаждению и есть врожденное стремление к счастью. Все, что этому способствует — добро и благо, а что препятствует — зло. Добро порождает чувство радости и удовлетворения, зло — чувство боли, утраты, унижения. Где нет различия между счастьем и несчастьем, утверждает Фейербах, нет и морали. Мораль — это «любовь к жизни, интерес, эгоизм».
Первое впечатление от таких этических установок рождает в памяти идеи античного мудреца Эпикура. Но, легко убедиться, что аналогия в данном случае срабатывает не полностью. Проповедуя эвдемонизм морали, ее эгоистическую направленность, Фейербах постоянно оговаривает, что он далек от утверждения принципа эгоизма в его распространенном обывательском смысле как проявления человеческой бессердечности, злобности, своекорыстия. Он постоянно подчеркивает, что «это не тот эгоизм, который является характерной чертой филистера и буржуа». В понимании Фейербаха, эгоистическая мораль призвана утвердить человеческую личность, ее достоинства, ее свободы и ее права существовать в гармоническом единстве с собственной сущностью.
Люди в их стремлении к добродетели не должны уподобляться ангелам, лишенным тела и личности. «Наш идеал, — пишет Фейербах, — не кастрированное, лишенное телесности, отвлеченное существо, наш идеал — это цельный, действительный, всесторонний, совершенный, образованный человек. К нашему идеалу должно относиться не только ...духовное совершенство, но и совершенство телесное, телесное благополучие и здоровье» (2, 3, 282).
Достижение человеком такого эгоистического идеала предполагает его особые отношения с другими людьми. Мораль только для одного себя — флексия, бессмыслица. Собственное счастье — главная, но не конечная цель индивида. Это только основа, предпосылка его личной морали как особой осознанной формы общения с другими людьми. (Если вне «Я» нет никакого «Ты», то нет и морали). Поскольку «Я» не может ни быть счастливым, ни вообще существовать без «Ты», то стремление к индивидуальному счастью, по Фейербаху, непременно перерастает рамки эгоизма. Оно с необходимостью влечет за собой сознание нравственного долга перед другими людьми. Вне человеческого единения счастье просто недостижимо. Утверждая это положение, Фейербах вводит понятие «свободный необходимости», которое означает особую форму осуществления внутренний человеческой потребности. Счастье человека выступает как бы связующим звеном между свободой воли индивида, и его склонностью к долгу. Иначе говоря, счастье одного обязательно предполагает право на счастье и другого. Именно такая мораль, согласно Фейербаху, и соответствует истинной человеческой природе.
Современные разнообразные социальные коллизии, драматическое по сути неравенство людей, классовые конфликты Фейербах рассматривает как неоправданное отклонение от природы человека, как серьезную и досадную историческую случайность. Преодолима ли она, возможно ли искоренить все виды социального зла? На этот вопрос Фейербах отвечает вполне оптимистично. Человек, как было отмечено выше, по определению, существо верующее. Предмет его поклонения Бог — это отчужденная и объективированная сущность самого человека, правда несколько искаженная в существующих мировых религиях.
Поэтому надо переистолковать традиционный образ Бога и заменить его на образ адекватный, истинный, т.е.
отвечающий подлинной природе человека. Конечно, каждый отдельный человек не воплощает в себе всех достоинств, но человек как таковой бесконечно добр, мудр и всемогущ. Это гармоничное искренне любящее существо.
Любовь как доминирующее качество человека наделена у Фейербаха кодовым смыслом. Это любовь половая, родосозидающая, включающая в себя и любовь к детям, т.е. продолжению Я и Ты, и любовь к каждому человеку. Заповедь любви к ближнему (любви естественной, а не сострадательной и потому уничижительной превращается у Фейербаха в основной моральный закон. Этот закон как некоторая сверхценность должен войти в сердца людей и заменить собой влияние традиционных христианских идеалов. Человек может и должен относиться к себе как к высшей ценности, как к Богу. А это возможно только тогда, когда он видит божественное и в другом.
Любовь конструктивна. Пронизывая собой все человеческие отношения, она наполняет их высшим духовным смыслом, она укрепляет их. Ненависть же деструктивна, это орудие ломки всего и вся. Поэтому религия любви, вера в любовь, по Фейербаху, и есть универсальное средство оздоровления человечества. «...Мы должны на место любви к Богу поставить любовьк человеку, как единственную истинную религию, на место веры в Бога — веру человека в самого себя, в свою собственную силу, веру в то, что судьба человечества зависит не от существа, вне его или над ним стоящего, а от него самого...» (2, 2, 809—810).
Провозглашая веру в любовь как созидающий принцип человеческой жизни, Фейербах придает своему учению основательную гуманистическую направленность. Но, к сожалению, этот настрой не получает в его философии практической проработки. Обожествление человека в этике Фейербаха задавало некий сверхреальный, потусторонний масштаб видения нравственного содержания социальной действительности. А если это так, то, в конечном счете, антропологический материализм, как это не парадоксально, оборачивается явным идеализмом в толковании Фейербахом логики человеческой истории. Реальная основа развития общества и его культуры, как материальная чувственнопредметная деятельность действительных, а не идеализированных людей, осталась вне поля зрения философ. Он свел к ней (к основе) только такой производный от характера деятельности и соответствующей ему формы общественного устройства фактор как религиозное сознание, которое в интерпретации Фейербаха, оказалось вечным.
Из данного утверждения логично вытекает заключение, что основу истории составляют сменяющие друг друга формы религии. Традиционные ее виды, включая и христианство, ложны и иллюзорны. Их необходимо поэтому решительно преодолеть. Провозглашая эту цель, Фейербах вместе с тем подчеркивает, что отказ от старых форм верования не будет означать устранения религиозного чувства как такового. Результатом станет лишь возвращение веры к ее истинной сути, т.е. к «практической» религии любви. Другими словами, философ полагает, что гармонично обустроенное бытие людей напрямую будет зависеть от того, насколько быстро «истинная, практическая религия любви» овладеет их умами и сердцами.
Оценивая высоко творчество Людвига Фейербаха, те заслуживающие внимания и анализа проблемы, которые поставил этот выдающийся немецкий мыслитель, его искренний почитатель Ф.Энгельс тем не менее справедливо отметил, что этика Фейербаха, его религия любви, совершенно абстрактна. Она «выкроена для всех народов, для всех состояний. И именно потому она не приложима нигде и никогда» (3, 14, 660—661).
ЛИТЕРАТУРА:
  1. Фейербах JJ. Избранные философские произведения. М. 1955. Т. 1. С. 127.
  2. ФейербахЛ. Сочинения. М.; Л, 1926.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд.

AM. Блок
<< | >>
Источник: Рюмина М.Т.. Философия. Культура. Медицина. Теория и история. Лекции по философии и культурологии. Учебное пособие для медицинских ВУЗов. М.,2009. — 624 с.. 2009

Еще по теме Этика Фейербаха. Религия любви:

  1. Этика «туизма» Л. Фейербаха.
  2. А.М. Блок ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ: РЕЛИГИЯ ЛЮБВИ
  3. ЭТИКА ХРИСТИАНСКОЙ ЛЮБВИ.
  4. Глава 8Альтруизм - этика милосердной любви
  5. 4. Психология, этика и религия
  6. Антропологизм Л. Фейербаха
  7. Тема 3. «Этика бизнеса и профессиональная этика менеджера»
  8. Стремление соединить марксизм с религией связывается не только с христианским вероучением, но и с мировыми религиями Востока.
  9. 6. Философия Фейербаха
  10. 5. Антропологический материализм Д. Фейербаха