Этика и политика


Аристотель является основателем этики и политики, которые он относил к практическим наукам. Последние изучают деятельность человека, связанную со свободным выбором и ответственностью человека за свои поступки.
Они связаны с различением «произвольного» и «непроизвольного». Непроизвольно то, что обуславливается насилием или незнанием. Произвольные же действия — это те, «принцип коих находится в самом действующем лице и которые совершаются, когда все обстоятельства, касающиеся какого-либо действия, известны действующему лицу» (Никомахова этика, III, 2, 111я20). Свои этические и политические взгляды Аристотель излагает в трактатах «Никомахова этика», «Большая этика» и «Политика». Политика как практическая наука вытекает из этики, которая, в свою очередь, восходит к психологии (учению о душе) и метафизике (учению о бытии). Таким образом, философия Аристотеля во всех своих частях предстает как единое целое, вырастающее из единого корня — метафизики.
Аристотель считает, что человек создает себя сам, т.е. ему добродетель не дается от природы, а является приобретенным качеством души. Во власти человека быть нравственным или порочным. От природы дается только возможность быть нравственным, приобретать добродетели, «похвальные приобретенные свойства души». Как говорит Аристотель, при избытке добродетели становятся богами, но самим богам, так же как и животным, не присущи ни порок, ни добродетель. Последние являются свойствами только человека. Поэтому и этика, и политика — это науки о человеке и его деятельности.
В чем же заключается высшая цель человеческой жизни? Все поступки человека скоординированы между собой и направлены к благу как последней цели человека. Эта последняя цель (благо) есть счастье человека. «Цель человеческого общежития состоит не просто в том, чтобы жить, а гораздо более в том, чтобы жить счастливо». Но в чем же заключается счастье? Для кого-то счастье предстает как удовольствие и наслаждение, для кого-то — в достижении успеха, почестей и богатства. Но для Аристотеля богатство, наслаждение и успех, хотя они полезны и важны для человека, но они не самоценны, ведь они мимолетны и могут быть только средством для чего-то более высокого, более субстанциального. Высшим благом и счастьем для человека является, по Аристотелю, постоянное самосовершенствование и, прежде всего, разумной его природы, отличающей его от животных, и уподобляющей богам и высшему божественному началу — Уму-Перводвигателю. Обретение добродетелей — вот путь к счастью для человека, ведь смысл добродетели заключается во внесении разума во все другие проявления человека.
Этика Аристотеля вытекает из его психологии, науки о душе. В этике он также исходит из деления души на три части: растительную, животную и разумную. Первые две части можно в совокупности охарактеризовать как «неразумную душу». А разумная душа может подразделяться на практический разум (рассудок) и теоретический разум (собственно разум). Практический разум отличается от теоретического своей направленностью к деятельности и к цели. Если в растительной душе как самой низшей части души нет ни добродетелей, ни пороков, то у страстной (животной) и разумной частей души есть свои добродетели и пороки.
Страстная часть души и практический разум ориентированы на деятельность, поэтому Аристотель рассматривает их в единстве. Их добродетели — это добродетели поведения. Это — этические добродетели. Душа этически добродетельна в той мере, в какой практический разум овладевает аффектами и вносит в них меру. Этические добродетели являются как бы «серединой двух пороков». Например, мужество — добродетель, лежащая между двумя крайностями-пороками — трусостью и безумной храбростью. Щедрость же — середина между скупостью и расточительностью. Тут у Аристотеля находит свое яркое выражение античный принцип меры («ничего слишком»). Мера — это свойство разума умерять страсти, аффекты, вносить в них разумное начало.
Добродетели, присущие разумной части души, Аристотель называет дианоэтическими (греч.: «два» + «ноэсис» («чистое мышление»)), то есть интеллектуальными. Эта добродетель дву- аспектна: с одной стороны, она имеет дело с меняющейся действительностью, а с другой стороны, с неизменной реальностью. На овладение первой направлена рассудительность, на овладение второй — мудрость. Рассудительность как практическая мудрость проявляется в определении того, что является благом для человека, а что — злом. Мудрость как теоретическая способность состоит в познании сверхреальности, того, что выше человека. Это способность к высшей науке — метафизике.
Если этические добродетели воспитываются в человеке, то дианоэтические добродетели приобретаются посредством обучения. Поэтому «всякий в известном отношении виновник собственного характера» («Никомахова этика», III, 7). Только философ может быть полностью добродетельным, так как он стремится к мудрости, для Аристотеля выступающей высшей добродетелью. Этические добродетели формируются воспитанием, систематическим вырабатыванием хороших привычек. Совершая храбрые поступки, человек привыкает быть смелым, мужественным, при регулярном же совершении трусливых поступков становится трусом. Воспитание добродетелей у граждан — эго дело государства. Оно заинтересовано в существовании не просто граждан, а именно добродетельных граждан, которые смогут достойно им управлять, трудиться на его и свое благо и защищать его.
Добродетель, по Аристотелю, является условием счастливой жизни, вне добродетели счастье невозможно. Добродетель — сама себе награда, так как нравственный человек всегда находится в гармонии с самим собой. Порочные же состояния им противоположны. Порочные люди находятся всегда в состояниях крайних и, значит, в постоянном возбуждении и напряжении, их мучает раскаяние. «Мудрость создает счастье, — говорит Аристотель, — потому что, будучи частью добродетели в целом, она делает человека счастливым от обладания добродетелью и от деятельного ее проявления...» (Никомахова этика, VI, 13, 1144д5).
Аристотель обращает внимание на моральный парадокс Сократа и задается вопросом: как можно, имея правильные представления о мире, вести аморальную жизнь? Ведь, как утверждает Сократ, добрый и есть тот, кто знает, что такое добро. Но ясно, что человек может знать, что такое добро, но при этом поступать подло и аморально. По Сократу человек зол по неведению. Аристотель не согласен с этим. Знание для отдельного человека часто не отличается от мнения, которое может быть и заблуждением. Порочное поведение вызывается не только незнанием, но есть порок, свойственный самой природе человека, а также вызванный болезнью человека, например, проявляющаяся иногда при безумии зверская жестокость. Кроме того, знание не всегда может быть мотивом для действия, так как оно носит общий характер, а действие всегда является частным случаем, всегда конкретно. Иными словами, Аристотель считает, что добродетели связаны с разумом, но не являются качествами разума, поэтому добро не всегда есть знание. Для их приобретения все же главное — не познание, а воспитание и привычка.
Высшее блаженство дают человеку мудрость и занятия наукой. Наука понимается им как чисто созерцательная деятельность. В своем созерцании истины мироздания философ уподобляется богу, а это есть высшее блаженство. Интеллект в своей активности не преследует какой-то внешней цели, он имеет наслаждение в самом себе.
Человек не должен ограничиваться своей смертностью и своими пределами, а должен стремиться к тому, что бессмертно и вечно. Животные не причастны к счастью, ибо лишены этой разумной способности, боги же счастливы постоянно. Человек счастлив в той мере, в какой он приближается к божественной мудрости.
В политике наиболее ценны практические этические добродетели. В трактате «Политика» Аристотель выделяет наиболее важные для государства среди этических добродетелей — мужество, справедливость, рассудительность. Эти добродетели являются условиями счастья и достойной жизни, так как «без добродетели человек становится самым нечестивым и самым диким существом, а по отношению к половому наслаждению и пище он хуже тогда всякого животного» («Политика», I, 1, 1253а35). От животных человек отличается тем, что он имеет сознание о добре и зле, о справедливости и несправедливости, и может осуществлять выбор между ними.
Политика непосредственное отношение имеет к добродетели справедливости. Что же такое справедливость? Справедливость — это стремление к общему благу. Справедливость должна быть главной целью политики. Политика как управление людьми стремится к созданию государства как высшей формы общения людей для их блага.
Человек по своей природе существо общественное и политическое. Аристотель определяет человека как «политическое животное». «Во всех людей природа вселила стремление к государственному общению, и первый, кто это общение организовал, оказал человечеству величайшее благо» (Политика, I, 1, 1253а 30). Каждое государство образуется из отдельных семей. Несколько семей составляют селение, а несколько селений образуют государство. Государство является высшей формой общежития людей. Государство есть энтелехия семьи и селения, энтелехия человека как гражданина, то есть та цель, к которой естественно стремится человек и формы его общежития.
Семья состоит из свободных и рабов. В семье можно выделить части: это отношения господина и раба, мужа и жены, отца и детей. Власть, как в семье, так и в государстве основана на принципе подчинения и иерархии. Власть господина и отца в семье монархична. Поэтому монархия как тип правления является наиболее органичным для государства.
Аристотель считал, что некоторые люди по природе предназначены быть свободными, а другие — рабами. Раб — это «говорящее орудие», это — тот, кто принадлежит другому, как вещь. В некотором смысле мнение о том, что «одни люди по природе свободны, другие — рабы, и этим последним быть рабами и полезно и справедливо», Аристотель считает верным. Но верно, как он считает, и другое мнение, что посредством насилия захваченные пленные становятся рабами, которыми на родине они не были. Справедливо ли рабство в результате войны? Аристотель считает, что справедливо. «Ведь раб по природе — тот, кто может принадлежать другому... и кто причастен к рассудку в той мере, что способен принимать его приказания, но сам рассудком не обладает» (Политика, I, 2, 1254620). Тут Аристотель расходится с Платоном, который считал, что хотя бы эллины не должны делать рабами других эллинов. Если во многих вопросах Аристотель опережал свое время, то в вопросе о рабстве он находился на уровне своего времени, при котором рабовладение было нормой. Тогда греки противопоставляли себя варварам, к которым они относили все другие народы. А варваров, которые лишены разума, по их мнению, они не считали полноценными людьми. Рабство было преодолено только христианством, так как христианство считало, что человек — это образ и подобие Бога и высшая ценность на земле, и не пристало ему быть рабом, подобно вещи, и самому владеть рабами.
Аристотель полагал, что греки призваны быть господами, а варвары — рабами. В этом он расходился с Александром Македонским, своим учеником. Александр считал, что миссия его заключается в примирении и соединении эллинов и варваров, и в создании общего государства — империи. Он сам женился на бактрийской царевне Роксане и поощрял браки между своими воинами и знатью завоеванных народов. Он даже велел обучить 30 ООО варварских мальчиков греческой грамоте и владению македонским оружием. (См.: 5, 277—278). Александр положил начало эллинистичесской эпохе — великому синтезу культур Древней Эллады и древневосточных цивилизаций.
Государство, по Аристотелю, может иметь разные формы своего устройства, т.е. того порядка, который лежит в основании распределения государственных властей. Этот порядок закрепляется в законе, «бесстрастном разуме». Аристотель выделяет в политическом устройстве три части: законодательную, административную и судебную. Основу государства составляют его граждане. Гражданин — это тот, кто несет военную службу и служит богам, а также управляет государством и участвует в суде.
От качества нравственности граждан зависит и качество государства. Поэтому для выделения форм правления в государстве Аристотель выделяет два критерия — качественный и количественный. Качественный говорит о том, как управляется государство — «правильно» или «неправильно». Правильное правление — это то, где целью выступает благо граждан и государства. Неправильное правление — это то, где преследуются свои личные корыстные интересы в ущерб благу государства. Количественный критерий говорит о том, сколько человек допускается к власти — один, несколько или большинство.
В соответствии с этими критериями Аристотель выделяет шесть форм государства — три правильные и три неправильные. Три правильные — это монархия, аристократия и полития. Три неправильные — тирания, олигархия и демократия. Хотя наиболее естественна монархия, но предпочтение Аристотель отдает политии — власти большинства, служащей общему благу. Власть в политии как республике основывается на людях, носящих оружие и которые могут защитить ее на деле. Из неправильных государств наиболее неприемлема — тирания, «ибо тираническая власть не согласна с природой человека». Именно Аристотелю принадлежат крылатые слова, направленные против тиранов: «чести больше не тому, кто убьет вора, а тому, кто убьет тирана». Демократия для Аристотеля гораздо более приемлема, хотя у нее много недостатков, наибольшие из которых — это опасность попрания закона ради интересов отдельных лиц или меньшинства и установление охлократии (власти толпы).
Аристотель гораздо более трезво смотрел на государство, нежели Платон. Аристотель критикует Платона за его идеальное государство, которое ставит благо государства над благом граждан. Государство — это «среда счастливой жизни» и поэтому цель государства — счастье всех граждан, их общее благо. Однако, последнее возможно только при стремлении к добродетельной жизни, что,' конечно, трудно. Платон наделяет философов и воинов большими правами, но и лишает их собственности и семьи, без которых не может быть счастлив человек, по мнению Аристотеля. Он утверждает, что частная собственность естественна для человека, и поэтому человека нельзя ее лишать. Только она должна быть умеренной, так как умеренное и среднее — наилучшее. Аристотель высказывает идею о том, что среднее во всем — наилучшее. Мы бы теперь сказали, что Аристотель — сторонник «среднего класса» как основы общества. И, действительно, эта идея восходит к Аристотелю. Политические идеи Аристотеля поучительны и актуальны и сегодня.
<< | >>
Источник: Рюмина М.Т.. Философия. Культура. Медицина. Теория и история. Лекции по философии и культурологии. Учебное пособие для медицинских ВУЗов. М.,2009. — 624 с.. 2009

Еще по теме Этика и политика:

  1. Этика и политика
  2. Глава 18 Этика и политика
  3. Г. Спенсер:Этика и экономика (по статье Нравственность и политика железных дорог) Mr. Spencer: ethics and economics (in his article Morality and Politics of railways)
  4. Тема 3. «Этика бизнеса и профессиональная этика менеджера»
  5. Нравственная философия Древнего Востока: этика служения Конфуция, идеал недеяния Лао-цзы, буддистская этика самосовершенствования.
  6. Этика личности и корпоративная этика
  7. РАБОЧАЯ ЭТИКА (трудовая этика).
  8. Этика закона и этика творчества
  9. Этика закона и этика творчества
  10. Лекция 12. Международные отношения, мировая политика, природа международной политики, содержание и принципы международной политики
  11. Налоговая политика как часть финансовой политики.
  12. Налоговая политика как составляющая фискальной политики государства
  13. § 1. Государственная политика в области охраны и восстановления исторического наследия как часть культурной политики
  14. Бюджетная политика как составляющая фискальной политики государства
  15. 5 На каких принципах основывалась советская карательная политика? Трудовое право Переход от политики военного
  16. Функции политики и ее виды. Структура политики