Е.А. Шумова ПРОБЛЕМА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО И ПСИХОАНАЛИЗ ЗИГМУНДА ФРЕЙДА


Имя Зигмунда Фрейда овеяно легендами и обладает какой-то таинственной притягательностью как имя человека, который может нам рассказать о нас самих что-то дотоле нам неизвестное, Интерес к психоанализу и к трудам неофрейдистов, особенно К.Г.
Юнга и Э. Фромма не только не ослабел, но в последние годы даже возрастает. У нас изданы практически все работы этих авторов и масса исследований их творчества. Чем объясняется такой интерес?
Прежде всего, это, конечно, желание познакомиться с «запретным плодом» — Фрейд исследует область интимной жизни человека. Однако при более пристальном знакомстве становится ясно, что изучение основ психоанализа представляет значительные трудности. Это серьезная и отнюдь не развлекательная литература. В более широком плане здесь отражается возрастающий интерес к психоаналитической антропологии, дающей свой образ внутренней сложноопосредованной жизни человека и его реакций на социальные процессы.
И в нашем обществе и в современном мире в целом наблюдается повсеместный рост нервных заболеваний и психических расстройств, возрастает количество невротиков в мире. Авторитет психоанализа в истолковании нервных расстройств и психических заболеваний на сегодняшний день достаточно высок. Характерная методика лечения неврозов на основе изучения тончайших причин отклонений в психике человека, имеющих источник в сексуальной области — один из методов лечения психических заболеваний, особенно неврозов в стадии ремиссии с неясной этиологией.
Естественно, что психоанализ представляет интерес для врачей любого профиля, которым просто необходимо знать труды 3. Фрейда, А. Адлера, К.Г. Юнга, Э. Фромма и др. Без изучения работ 3. Фрейда и его учеников трудно понять человека. Важно также, что психоанализ в процессе своей эволюции постепенно из клинико-психиатрической концепции излечения больных истерией преобразовался в доктрину широкого философского и социального плана. Психоанализ расширил границы исследования психики, стали объединяться различные подходы к человеку. Синтез философии, естественных наук, медицины, психологии оказался чрезвычайно плодотворным. И как показали философские исследования последних лет, само формирующееся психосоматическое направление в медицине возможно только на основе этого синтеза. Фрейдизм также оказал влияние на другие науки о человеке: социологию, педагогику, этнографию и т.д.
Психоанализ, продолжая и углубляя тенденции «философии жизни», иррационализма А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, со своих позиций стремится объяснить личностные, культурные и социальные явления. Объяснения, которые давал Фрейд в своих поздних работах по социальным процессам, а также основам религии, морали, искусства, культуре в целом, впоследствии получило название «фрейдовской мифологии» и безусловно, оказало воздействие на общественное мнение, хотя и вызвало бурную критику. Весьма интересными оказались философские связи фрейдизма со структурализмом, феноменологией и герменевтикой. Наряду с ницшеанством, а затем и экзистенциализмом фрейдизм повлиял на творчество таких крупных писателей, как Ф. Кафка, Т. Манн, Д.Г. Лоренс, на художественные поиски многих художников сюрреализма, особенно С. Дали и Ж. Миро, на кинематограф Ф. Феллини, М.Формана. Без знания принципов психоанализа трудно понять многие явления современного искусства.
Создатель теории бессознательного и психоанализа — австрийский врач и психолог Зигмунд Фрейд родился в 1856 г. и прожил долгую плодотворную жизнь. Он умер в Англии в 1939 г., куда уехал, спасаясь от фашизма при личном вмешательстве Рузвельта. Его книги были объявлены нацистами вредными и сожжены в 1935 г. Его близкие родственники погибли в концлагере. В целом Фрейд прожил жизнь кабинетного ученого и лечащего врача. О значении своей собственной деятельности Фрейд высказывался двояко. Есть свидетельство о том, что он считал себя первопроходцем сродни Копернику и Дарвину по силе проникновения в основы человеческой жизни. Он ставил в заслугу Копернику и Дарвину то, что они нанесли удары по самомнению человека, считавшего себя центром всего сущего. Фрейд же показал человеку, что «он не является хозяином в своем собственном доме — в сознании», так как сознание — лишь крошечная планета Земля, затерянная в непредставимых просторах бессознательного Поэтому он и называл себя одним из величайших мыслителей. Есть и другое свидетельство его самооценки: «Вы часто оцениваете меня слишком высоко. Ведь я в действительности не человек науки, не наблюдатель, не экспериментатор и не мыслитель. Я всего лишь конкистадор — искатель приключений — с темпераментом, любопытством, дерзостью и цепкостью, которые свойственны такого рода людям».
Эта двойственность самооценки, по-видимому, объясняется и романтическим характером теории бессознательного (что способствовало ее огромному влиянию на литературу и искусство) и необычайной сложностью и неисчерпаемостью предмета исследования, неизбежностью применения гипотетических методов.
* При изучении творчества Фрейда необходимо рассматривать его теории в развитии и видеть их внутреннюю противоречивость, от которой отталкивались неофрейдисты уже перед I мировой войной.
Деятельность Фрейда делится на следующие периоды:
  • 1897—1905 гг. — зарождение его медицинской теории, основанной на изучении причин неврозов.
  • 1905—1920 гг. — переворот в психотерапии. Создание теории психосексуального развития. Разработка методики психоанализа.
  • 20—30-е годы. Пересмотр прежних теоретических взглядов. Развитие теории бессознательного. Изучение массовой психологии и культуры.

В начале своей врачебной деятельности, работая в венской клинике под руководством Брейера, Фрейд наблюдал за больными, страдающими истерией. В этой практике и проявилась идея, которая стала решающей для всех его последующих размышлений: о конфликтных отношениях между сознанием и неосознанными, однако вызывающими болезнь психическими состояниями. К подобным типам неврозов относился известный случай с Анной О., описанный Фрейдом и многократно обсуждавшийся психоаналитиками — истерический паралич ног, как наказание за греховное желание молодой девушки танцевать во время смертельной болезни отца.
Изучая неврозы, Фрейд пришел к выводу, что их причины таятся в сфере бессознательного. Он создал учение о том, что сознание человека — лишь верхняя часть айсберга его психики. Бессознательное — кладовая наших знаний о мире, тех знаний, которые мы получаем с первых дней нашей жизни. Через 6—7 лет человек забывает 70% полученной информации, но она бесследно не уходит из его психики, а погружается в пучину бессознательного. Причем, эта сфера впитывает в себя и неясные, порой едва уловимые, слабо осмысленные чувства, ощущения, переживания, желания, страхи и т.п.
Фрейда волнуют глубинные механизмы функционирования личности. В работах «Психопатология обыденной жизни», «Я» и «Оно» он исследует психику с позиций топологической, динамической и энергетической. У человека трехуровневый психический аппарат: самый глубинный слой — бессознательное — Оно или Ид. Подсознание — это мир инстинктов, содержит в себе сексуальные и агрессивные влечения, энергетика которых определяет всю динамику человеческой психики. Психическая энергия, находящаяся за порогом сознания, образует главный настрой его жизни с первых его шагов и до конца. Мир сознания — Я или Эго — посредник между индивидом и реальностью, между Оно и Сверх-Я несет функции восприятия внешнего мира и приспособления к нему.
В некоторых работах Фрейд выделяет еще предсознательное — содержания душевной жизни, которые в данный момент не осознаваемы, но могут легко стать таковыми. Сверх-Я или Супер- Эго — это высшая инстанция в структуре душевной жизни, выполняющая роль внутреннего цензора, совести, олицетворяет запреты морального, социокультурного и семейного характера. Фрейд неоднократно наблюдал, что идеи, овладевающие психикой пациента, могут оказывать болезнетворное влияние. Сюда относятся, например, стыдные воспоминания о детских сексуальных переживаниях, вытесненные из сознания и как будто бы забытые, но сохранившиеся в глубине бессознательного.
Бессознательное существует по принципу удовольствия. Все влечения человека погребены в этой сфере. В его основе — «либидо» — половое влечение, сексуальность, сильнейший из инстинктов, основная доминанта психики. Какое место в теории Фрейда в целом занимает сексуальность? Стефан Цвейг в своем исследовании о творчестве Фрейда пишет, что невозможно понять то новое, что вносит Фрейд в европейскую культуру, не осознав то отношение к сексуальным вопросам, которое господствовало в обществе в конце XIX — начале XX вв. Под влиянием христианства сложилось и общественно одобрялось ханжеское замалчивание проблем в этой сфере человеческой жизни: «Христианство борется с плотскими устремлениями человека ради одухотворения, ради спасения вечно заблуждающегося человеческого рода. Именно потому, что церковь, обладающая высшей психологической мудростью, знает плотскую, адамову страстность в человеке, она насильственно противопоставляет ей, как идеал, страстность духовную, при помощи костров и темниц рушит она высокомерие своевольной человеческой природы. Только проходить побыстрее, отвратив взоры, мимо всего щекотливого, поступать так, как будто ничего нет, — вот и весь кодекс нравственности XIX столетия».
Стефан Цвейг видит мужество Фрейда и его гуманистическую миссию в европейской культуре XX в. в том, что он смело приступал к рассмотрению сексуальных проблем сначала в жизни невротиков, а затем в жизни любого человека. Теоретическая разработка вопросов сексуальности отвечала и потребностям социальных процессов XX в. — так называемой сексуальной революции, связанной с широким вовлечением женщин в общественную деятельность, общей психологической раскованностью, связанной в частности с применением новых средств контрацепции. Быть может, упреки оппонентов Фрейда по поводу его излишним увлечением пансексуалъностью несколько преувеличены, но ясно одно, что эта доминанта у Фрейда до конца является определяющей для сферы бессознательного. «В живом мире, — говорит Фрейд, — только человек разделил законы размножения и любовь». На самом деле любовь как эротическое стремление — основа человеческой жизни, она сопровождает его с младенчества до смерти. Все в человеческой жизни проистекает из этого источника. Даже собственность, религия, нравственность, искусство отсюда. Просто люди привыкли бояться говорить об этом, и это замалчивание является также одной из причин неврозов и препятствием для их излечения.
Существует четыре этапа сексуальности: детская, юношеская, зрелая и угасающая. Рассмотрим три первых этапа. Детство — золотая пора наслаждений. Фрейд фиксирует постоянно, например, в работе «Три очерка по теории сексуальности», что изначально сексуальность проявляется как аутоэротизм. Но тут вмешивается культура и мешает естественным стремлениям удовольствий ребенка. Он пишет, что когда мать отнимает ребенка от груди, то рушится мир. Первые проявления принципа удовольствия Фрейд называет пред-сладострастием. Эти ощущения сохраняются и у взрослых — от купания, от еды и т.п. Следующее проявление эротического стремления обращено на близких родственников — сексуальное тяготение к родным противоположного пола. Фрейд назвал это Эдиповым комплексом (о чем у нас пойдет речь ниже). Мальчик испытывает половое тяготение к матери. Это некий психологический инцест, играющий огромную роль во всей последующей жизни, когда он действует как доминанта, будучи загнан в сферу бессознательного. Проявляется детская ревность по отношению к родителям. У девочки подобное настроение он назвал также мифологическим именем — комплексом Электры. Отношение мальчика к отцу двойственно, амбивалентно. Он стремится как бы отождествиться с отцом, слиться с ним, восхищается им и в то же время ревнует отца к матери и подсознательно как бы жаждет его гибели. Аналогичные процессы бродят и в подсознании девочки. Все это, отягощенное культурными запретами, порождает и развивает чувство вины, ощущение стыдности своих желаний, необходимости умалчивать о них и тщательно их скрывать.
Третий этап — это реализация либидо. Либидо как нейтральное понятие у Фрейда означает лежащую в основе всех сексуальных проявлений индивида психическую энергию и использовалось как синоним сексуального влечения, на кого бы оно ни было направлено. Либидо составляет неотъемлемую часть человека, без которой невозможно существовать человеку. «Инстинкты, — говорит Фрейд, — может укротить лишь тот, кто смело посмотрит им в глаза».
В период зрелой сексуальности половая энергия естественно направлена на объект другого пола либо приобретает извращенный характер — форму нарциссизма или гомосексуализма. Но живущему по принципу удовольствия бессознательному в человеке противостоит его сознание «Я», которое руководствуется принципом реальности. Человек наталкивается на систему запретов, налагаемых на него не только внешним миром, цензурой Супер-Эго, культурой, но и собственными внутренними ограничениями, выработанными в его сознании воспитанием, традициями и т.п. И здесь появляется такое понятие, как сублимация. Сублимация — это отклонение энергии сексуальных влечений от их прямой цели получения удовольствия и продолжения рода и направление ее к каким-то социальным целям.
Проблемы сублимации, рассматриваемые в широком смысле слова как основа всей культуры, занимают большое место в его теории, особенно в последний период его жизни. Им посвящены такие работы как «Леонардо да Винчи», «Психология масс и анализ человеческого “Я”». Талант, гений, высочайшие достижения в сфере художественного творчества — все это проявление отклонений половой энергии, не нашедших себе иного выхода. Влечение Леонардо к собственной матери находит отблеск в улыбке Моны Лизы, в облике мадонны Литы. Сама целомудренная жизнь Леонардо, посвященная разносторонним творческим занятиям, рассматривается как компенсация отсутствия удовлетворенности в инцесте.
В работе «Остроумие и его отношение к бессознательному» Фрейд и юмор и остроумие, как и другие виды человеческой одаренности, сводит, к сублимации половой энергии, изначально присущей человеку. Человек — в основе своей иррациональное, несвободное существо, находящееся в плену своих инстинктов.
Он и закодирован как существо биологическое, ибо его основа, мир бессознательного находится вне времени, вне истории. Где- то в глубине своей психики человек — это дикий зверь, причем, в сфере его бессознательного живет не только его личный опыт, но и какие-то смутные формы переживаний прошлых поколений, его предков, память далекого доисторического опыта человека. Стефан Цвейг очень красочно изображает мир бессознательного в уже упоминавшейся его работе о Фрейде: «Там, внизу, теснится слепо и беспорядочно то, что в сфере сознания разграничено ясными категориями времени и пространства; там бродят яростно желания давно заглохшего детства, которые мы считаем давно похороненными, и время от времени прорываются жаждущие и алчущие, в нашу жизнь, страх и ужас, давно забытые сознанием, вздымают свои вопли ввысь, по проводам наших нервов, страсти и вожделения не только нашего личного прошлого, но и истлевших поколений, страсти и вожделения наших варваров предков сплетаются корнями там, в глубине нашего существа».
Очень хорошо это можно продемонстрировать на примере известного рассказа Стефана Цвейга «Амок». Надо сказать, что Цвейг был одним из самых увлеченных сторонников психоанализа и непосредственно в своем творчестве, в романах и новеллах использовал идеи Фрейда. По Фрейду именно в глубине бессознательного рождаются комплексы. Комплекс — это совокупность аффективно заряженных мыслей, интересов и установок личности, воздействие которых на психическую жизнь, как правило, бессознательно. Это, прежде всего, уже упоминавшийся Эдипов комплекс — амбивалентное отношение к родителю одного с тобой пола и порожденное этим чувство вины. Следующий по значимости — комплекс кастрации. Человеку свойственна воля к могуществу, к власти, ибо секс — это обладание. Самое обидное — это слабость, ощущение своей слабости. Этот комплекс проистекает из этих состояний. Фрейд считает, что чувство неполноценности — это и есть кастрация. В первобытной орде, по Фрейду, борьба с соперником закончилась именно этим. Но, как правило, мы боимся кастрации в переносном смысле, т.е. лишения чего-либо. Ощущение неполноценности в какой-то сфере человек стремится чем-либо возместить. Существуют различные механизмы компенсации, более того, человек стремится получить сверх-компенсацию. Заика Демосфен сумел преодолеть себя и стать знаменитым оратором, ощущение неполноценности сделало в результате мощных усилий Шиллера драматургом и т.п. Если человек не получает компенсации, то человек он уходит в мечты или в невроз. Так, мания величия и различные фобии нередко бывают вызваны переживаниями комплекса неполноценности.
Третий из наиболее распространенных комплексов — нарциссизм. Так же, как и предыдущий, он может порождать и манию величия и ипохондрию. Фрейд пишет, что гетеры любят только себя.
Они и воспитаны таким образом, чтобы собой восхищаться и вызывать всеобщее поклонение. Людям в принципе свойственно любить себе подобных. Наиболее невинная форма нарциссизма — любовь к детям, порой выражается в том, чтобы непременно из собственного ребенка вырастить подобие самого себя, иной раз в ущерб развитию его индивидуальности. Нарциссизмом порожден и гомосексуализм. Отталкиваясь от патологической психики больных неврозами, Фрейд пришел к выводу о том, что и у тех людей, которые считаются вполне психически здоровыми, наблюдаются определенные аналогии с психикой невротика. Особенно характерна в этом отношении его работа «Психопатология обыденной жизни». Сфера бессознательного, аккумулируюет в себе весь эмоциональный опыт человека: что обычно скрыто от посторонних глаз, и определяет состояние душевной жизни, что кажется забытым за давностью времени, может быть важнее любых новых впечатлений. Более того, человеку свойственно снова и снова возвращаться к каким-то сильным эмоциональным переживаниям в прошлом, пытаться как бы их снова пережить и осмыслить. Это называется регрессией. Отводя каждому слою психики свою роль, Фрейд считал, что у человека между сознанием и бессознательным — постоянные конфликты.
Истинное содержание подавленных человеческих эмоций, прежних переживаний и т.п. проявляется, например, в забывании собственных имен, которые человек, не желает помнить, так как это бывает ассоциативно связано с чем-то тяжелым и неприятным. Это может быть забывание иностранных слов, напоминающих что-то аналогичное. Или же бессознательное выдает себя характерными обмолвками, обнаруживая скрытые желания. Так, например, если председательствующий на собрании, при открытии его, обмолвившись, называет закрытым, то, — говорит Фрейд, — ему явно скучно и неинтересно сидеть на этом собрании. Или же он рассказывает об одной даме, которая говорит о своем муже: «Доктор велел ему есть все, что я хочу». Эта кажущаяся бессмысленной фраза выдает ее настойчивое стремление во всем подчинить своего мужа собственной воле. О скрытых желаниях могут сказать даже ошибки, описки и т.п.
В этой же сфере надо искать причины забывания впечатлений и намерений. Фрейд считает, что в основе всех случаев забывания намерений лежит мотив неохоты. Так, если человек забывает отдать чужую книгу, то скорее всего он просто не хочет ее отдавать.
К общим законам психики относятся проблемы ее целостности. Человеку необходимо поддерживать самоуважение. Расщепление «Я» может привести к психическим заболеваниям. При помощи бессознательного вырабатываются защитные механизмы для сохранения психики в относительном равновесии. В этом разделе своей теории Фрейд проявил большую тонкость в понимании людей.
Среди механизмов защиты наблюдается искусственная рационализация: мы намеренно оправдываем любые свои поступки, даже низкие, вольные и невольные предательства, стремимся как-то их обосновать. Примеры рационализации завистливой бездарности перед лицом гения мы видим в трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери» или в фильме Тарковского «Андрей Рублев».
Очень часто происходит вытеснение нежелательных поступков из сознания: мы действительно забываем то, что не хотим помнить, что доставляет нам боль, стыд и досаду в нашем прошлом, или что вспоминать слишком больно. В романе Толстого «Воскресение», когда Катюша Маслова вернулась в камеру после суда, приговорившего ее к каторге, она долго не спала и о многом вспомнила в ту ночь. Вспоминала о многих встречавшихся ей в жизни людях. Лишь о своей первой любви, о Нехлюдове, она не вспомнила, и она никогда о нем не вспоминала. Толстой пишет, что ей вспоминать об этом было слишком больно...
Среди защитных механизмов выступает и проецирование — стремление смотреть на мир со своей колокольни — приписывать людям свои свойства. Этот механизм, в частности, лежит в основе ханжества. Ханжа свои нереализованные желания приписывает в утрированной форме другим людям. Так какой-нибудь пожилой ханже кажется, что все ведут безнравственную жизнь.
Характерным примером защиты психики является и образование противоположной реакции, замещающей подлинные чувства. Так, мальчишки в подростковом возрасте, чувствуя пробуждающийся интерес к девочкам, скрывают его под напускным молодечеством и даже агрессивностью: дергают девочек за косички, дерутся и т.п. Или, к примеру, свойственное юности стремление к общению с привлекательным человеком прикрывать чувством гордости и т.п.
Бессознательное у Фрейда отличает весьма сложный и противоречивый характер. Во-первых, оно включает инстинктивные представления, возникающие под действием раздражителей, идущих от телесных органов, вместе с вытесненными импульсами, желаниями и мыслями, основанными на инстинктах; во-вторых, это те мысли, импульсы и желания, которые временно бессознательны, подавлены, но могут быть проявлены и осознаны в любой момент. Инстинктивные желания-импульсы несут в себе большой заряд психической энергии, они стремятся получить разрядку, прорываются в сознание. По своей природе бессознательное изначально стихийно, чувственно и аморально. Все вытесненные и освоенные фазы, через которые проходит инстинкт в своем развитии с детских лет до зрелого возраста существуют в бессознательном, сохраняя свои заряды психической энергии и тем самым продолжая всю жизнь требовать своей реализации. Здесь источник различных сил созидания и разрушения, сексуальности и агрессии, жизни и смерти. Все эти импульсы настолько тесно переплетены, что порой трудно различимы. Трудно бывает отличить любовную страсть от ненависти. Бессознательное инстинктивно стремится к удовольствию и избегает страданий, причем само страдание понимается исходно Фрейдом как отвержение инстинкта. Отсюда в поздних работах, например «По ту сторону принципа удовольствия» последовал вывод о том, что две главные силы, управляющие человеческим бытием — это эрос и танатос, их борьба и составляет трагедию человеческого существования.
Сознание в целом направлено на регулирование бессознательного. Но чтобы его регулировать, нужно его понять. Отсюда основной принцип психоанализа: там, где раньше было Оно, должно быть Я. Высказывается очень важная идея — реакция человека на внешний мир опосредована внутренней динамикой, она не зеркальная. Есть два принципа детерминации психики: горизонтальный, когда сознание определяется внешним воздействием и вертикальный — изнутри. Психоанализ призван помочь человеку осознать самого себя, понять истинные глубины своей психики. Для этого разработана методика толкования сновидений, метод свободных ассоциаций и др.
Содержание бессознательного в значительной мере состоит из вытесненных сознанием мыслей и впечатлений, о которых человек часто не хочет и думать, но тем не менее они влияют на его психику. Так, тягостные воспоминания остаются глубоко погребенными в психике человека и не могут не оказывать давления на сознание. Фрейд пишет: «Относительно вытесненных следов воспоминаний можно констатировать, что на протяжении длительного промежутка времени они не терпят никаких изменений. Бессознательное находится вообще вне времени. Наиболее важная и вместе с тем наиболее странная особенность психической фиксации заключается в том, что, с одной стороны, все впечатления сохраняются в том же виде, как они бьши восприняты, и вместе с тем — сохраняют все те формы, которые они приняли в дальнейшем, на следующих стадиях развития; сочетание, которое нельзя пояснить аналогией из какой бы то ни было другой области. Таким образом, теоретически любое состояние, в котором когда-либо находился хранящийся в памяти материал, могло бы быть вновь восстановлено и репродуцировано даже тогда, если бы все те соотношения, в которых его элементы первоначально находились, были заменены новыми». Осознание истинного характера прошлого, перевод бессознательных импульсов в сферу сознания — это основа излечения по методике психоанализа.
Следующей важной формой осмысления содержания вытесненных в бессознательное переживаний является анализ сновидений: «между не-понятным и спутанным характером сновидений, с одной стороны, и затруднениями при сообщении скрытых мыслей сновидения — с другой, имеется какая-то интимная связь». И далее Фрейд пишет, — «Бессознательные процессы можно наблюдать только в состоянии сновидения и в неврозах». В сновидениях обнаруживаются часто для самого человека не известные ему глубоко спрятанные фобии или подавленные сексуальные стремления, исполнение желаний, скрытые предчувствия и т.п. Кроме того, Фрейд подчеркивает, что в сновидениях человек, как и во всей сфере бессознательного, живет как бы вне времени, например, будучи в жизни старым, во сне видит себя молодым или даже ребенком. Во сне, как и в самой топографии его психики, он воспринимает себя многослойно, т.е. одновременно как бы существует и в прошлом и в настоящем, какой-то частью своего сознания ощущает, что он все это видит во сне.
Разгадывать содержание психических состояний, проявленных в сновидениях, помогает теория символов, разработанная Фрейдом. Она носит в основном эротический характер. Весьма наглядно эта символика представлена в картинах убежденного последователя Фрейда художника сюрреалиста Сальвадора Дали. В ранней работе «Сон» (1931 г.) фигура спящей женщины в центре в каком-то мутно-зеленом цвете оторвана от всякого контакта с внешним миром, глаза, уши и рот как бы стерты, вместо рта — скопление муравьев. Те же муравьи, символы увядания на известной картине «Мягкий автопортрет с куском свинины». К тем же фрейдовским символам относятся повторяющиеся на многих картинах носорожьи рога. Дали настойчиво стремится наглядно как бы вывернуть наизнанку свой собственный мир подсознания. («Лебеди, отраженные слонами», «Сон Христофора Колумба»и др.) Необычайная творческая фантазия Дали действительно дает возможность понять, расшифровать символику анализа подсознания. Однако трудно отказаться от мысли, неоднократно высказывавшейся Адлером, Фроммом и другими неофрейдистами, что многие символы кажутся искусственными, за уши притянутыми и вульгарными. Возможно, до какой-то степени искусственность эта ощущалась и самим Фрейдом.
Психологам давно было известно, что человек знает о себе больше, в чем он может сознаться перед самим собой и другими. В своей врачебной практике Фрейд обнаружил, что чрезвычайно трудно снова ввести в область сознания импульсы, которые были подавлены, вытеснены, но сохранили свою «психическую энергию». Причем, приходится преодолевать сопротивление пациентов, не желавших признавать то, что они хотели бы оставить скрытым от глаз психоаналитика. Помимо толкования сновидений, которые Фрейд называл «царским путем психоанализа» (здесь находятся главные возможности обнаружения скрытых желаний, фобий, комплексов и т.д.), применяется метод свободных ассоциаций, когда пациенту предлагается показать врачу как бы совершенно свободное течение своих мыслей. Есть примеры подобного опыта в художественной литературе, как, скажем, «поток сознания» Джеймса Джойса в романе «Улисс», где события происходят в течение одного дня в Дублине, а повествование строится в форме невысказанных и неосознанных эмоций персонажей. На этом же принципе строится «автоматическое письмо» сюрреалистов.
К методикам психоанализа относится и перенесение или трансфер, т.е. перенос пациентом на психоаналитика или другого человека, с которым он общается, чувств, которые он испытывал к родителям или к другим людям, т.е. проекция ранних детских установок и желаний. По всем этим трем путям, согласно рекомендациям Фрейда, вытесненный из сознания пациента в подсознательное материал в преображенной форме вновь может вернуться, обрести осознанную форму, обойти сопротивление пациента. Эти три методики и на сегодняшний день представляют собой существо психоаналитической техники, повсеместно применяемой. Своему методу психоанализа Фрейд придавал значение не просто лечебного метода практикующего врача-психиатра. Он неоднократно писал о его философской значимости не только в плане познания содержания человеческой психики, но видел в нем средство лечения социальных недугов.
, В последние годы своей жизни Он был занят построением философской системы. Он назвал эту философию «метапсихологией» и развивал ее в таких работах, как «По ту сторону принципа удовольствия», «Психология масс и анализ человеческого Я», «Я и Оно »и др. Фрейд стремился построить всеобъемлющую теорию человека. Он занимался этической проблематикой, целым комплексом проблем культурного и социального характера. Но так как у Фрейда человек изначально рассматривается как биологическое существо, то он исходит из противопоставления индивида культуре, личности обществу.
Культура Фрейдом характеризуется двойственно: и как средство подавления человеческой природы и как стимул для творческого саморазвития человека. По Фрейду, происхождение и развитие морали и религии не имеют ничего общего ни с трудовым процессом, ни с общественными отношениями. Их источник — Эдипов комплекс. Культура изначально воспринимается как репрессивное начало, подавляющее естественные инстинкты человека. История движется деяниями великих людей, ибо массы нуждаются в подчинении авторитету заместителя отца. И Бог и великие люди — заместители отца. Тоска по отцу породила религию монотеизма. Религию Фрейд рассматривает как массовый невроз. Он по сути дела отрицает всякий прогресс в исторической науке, исходя из того, что мифологическое начало, заложенное в человеке в эпоху первобытной орды, остается непреодоленным в исторической памяти народов и глубоко коренится в психике каждого человека. Поэтому и исключается прогресс в подлинном смысле слова, ибо человеческая психика — вне времени, она остается в основе своей неизменной.
Наличие войн Фрейд объяснял психическими факторами, а отнюдь не социальными противоречиями. Их источник — агрессивные разрушительные силы танатоса. Именно этот инстинкт вызывал войны и инквизицию в прошлом и делает неизбежными войны в будущем. При анализе разрушительного инстинкта в поздней своей работе «По ту сторону принципа удовольствия» Фрейд высказывает скептическое отношение по поводу возможности предотвращения войн в будущем.
Во многих своих работах Фрейд проявлял постоянное внимание к художественному творчеству и высказал ряд интересных и глубоких мыслей. Он заявлял, что художник благодаря высокоразвитой способности к сублимации и символизации, облагораживая вытесненные влечения, придавая им эстетическую форму («Там, где немеет в муках человек, мне дал Господь поведать, как я стражду» — Гёте), превращает не удовлетворенные желания в цели, достижимые на путях духовной деятельности. Так как культура требует ограничения агрессивных и либидонозных влечений, вытесняя их в мир подсознания, то эстетическое наслаждение, которое дарят нам произведения литературы и искусства, дают нам «освобождение от напряжения душевных сил» через «иллюзорное удовлетворение». Таким образом, искусство выполняет функцию своеобразного психотерапевтического катарсиса, как бы помещаясь в пограничную сферу между неврозом и здоровьем.
Психоанализ близок многим течениям современного искусства и различным философским школам своим стремлением дать всесторонний и динамичный образ человека, как бы вбирая в себя многовековой опыт постижения диалектики его души. Не случайно фрейдизм привлекает к себе внимание представителей герменевтики, основу которой составляет искусство и теория истолкования текстов. Поль Рикер в своей работе «Герменевтика и психоанализ» так определяет место психоанализа в современной культуре: «Психоанализ вписывается в современную культуру в качестве ее герменевтики; иными словами, психоанализ сам есть момент развития культуры, поскольку интерпретация, которую он дает человеку, является непосредственным и весьма существенным вкладом в культуру как целое; благодаря психоанализу интерпретация становится моментом культуры; интерпретируя мир, психоанализ изменяет его».
ЛИТЕРАТУРА:
  1. Фрейд 3. Очерки по психологии сексуальности. М., 1989.
  2. Фрейд 3. Психология бессознательного. Сборник, произведении. М.,

1990
  1. Фрейд 3. Будущее одной иллюзии//Сумерки богов. М., 1990.
  2. Фрейд 3. «Я» и «Оно». Труды разных лет. Книги 1, 2. Тбилиси, 1991.
  3. Фрейд 3. Введение в психоанализ: лекции. М., 1991.
  4. Фрейд 3. Сновидения: Избр. лекции. М., 1991.
  5. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1992.
  6. Фрейд 3. Художник и фантазирование. М., 1995.
  7. Фрейд 3. Либидо. М., 1997.
  8. Фрейд 3. Толкование сновидений. СПб., 1997.
  9. Цвейг С. Врачевание и психика: Месмер, Бекер-Эдди, Фрейд. М.,

1992.
  1. Лейбин В. Фрейд, психоанализ и современная западная философия. М., 1990.
  2. Софокл. Эдип-царь // Древнегреческая трагедия. Новосибирск,

1993.
  1. Царь Эдип. Прошлое одной иллюзии. М., 2002.
  2. Рикер Поль. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера. М., 1992.

<< |
Источник: Рюмина М.Т.. Философия. Культура. Медицина. Теория и история. Лекции по философии и культурологии. Учебное пособие для медицинских ВУЗов. М.,2009. — 624 с.. 2009

Еще по теме Е.А. Шумова ПРОБЛЕМА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО И ПСИХОАНАЛИЗ ЗИГМУНДА ФРЕЙДА:

  1. Основатель психоанализа Зигмунд Фрейд
  2. 40. ПСИХОАНАЛИЗ З. ФРЕЙДА И НЕОФРЕЙДИЗМ, СОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ
  3. 40. ПСИХОАНАЛИЗ З. ФРЕЙДА И НЕОФРЕЙДИЗМ, СОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ
  4. Зигмунд Фрейд
  5. Зигмунд Фрейд
  6. Зигмунд Фрейд
  7. 9. Глубинная психология. Зигмунд Фрейд «Психопатология обыденной жизни».
  8. Зигмунд Фрейд
  9. 10. Применение идей З. Фрейда в психокоррекции. Основные стадии психоанализа. Применение психоанализа – техники. Требования к личности психоаналитика
  10. 1.3. З. ФРЕЙД: КОПЕРНИК БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО
  11. Сознание и бессознательное у Фрейда
  12. Классический психоанализ З. Фрейда. Основные положения.
  13. Понятие социализации в психоанализе. А. Фрейд.
  14. Глава 26. ФРЕЙД И ПСИХОАНАЛИЗ