Российские военные укрепления на границе Северного Казахстана в первой половине XVIII в

Геополитические устремления Российской империи в начале ХѴІІІв., обозначеные словами Петра I «что оная орда ключ и врата в Азию», определили основные векторы развития внешнеполитических устремлений Российского государства.

Внутриполитическая и внешнеполитическая ситуация первой половины XVIII в., сложившаяся на территории Казахстана, предопределила выбор направления пророссийской ориентации у казахских родоправителей.

Построенные линии крепостей в Поволжье, Южном Урале и Западной Сибири в первой половине XVIII в. послужили отправными пунктами для продвижения в казахскую степь.

На рубеже XVII-XVIn веков казахские жузы расселялись от рек Тобола и Иртыша на севере, до Ташкента на юге, от Урала и Сырдарьи на западе, до Алтая на востоке. На юге и юго-востоке соседями казахов были каракалпаки, Бухара и Хива и воинственная Джунгария, но самая большая граница по северу и северо-западу проходила с Российской империей. В основном, северные и северо-западные территории Казахстана населяли племена Среднего и Млашего жузов. Так, племена Среднего жуза кочевали по Северо-Восточному, Центральному и Юго-Восточному Казахстану, по рекам Сарысу, Нура, Ишим, Тобол, Торгай до кочевий башкир на Урале, на северо-западе, а также по течению Иртыша в пределах средней части Западной Сибири. По сведениям капитана И.Г. Андреева, казахи здесь жили «еще со времен взятия Сибири от реки Ишима, где ныне город Ишим, на реку Тобол, где город Курган и на реку впадающую в Тар, где город Тара. Впоследующие времена, по учереждении и заведении Иртышской линии до крепости Усть-Каменогорской, отнесены также и отграничены линию от Звериноголовской через Тарскую, Ишимскую и Тобольную дистанции, то сии киргизы или, по тогдашнему названию, Казачья орда» [14, с. 47].

Племена Младшего жуза расселялись на территории Западного Казахстана до Каракумов и побережью Аральского моря и окрестностей Туркестана, а на севере по рекам Орь, Илек, Урал, соприкасаясь с башкирами.

Также следует учесть, что военная угроза со стороны Джунгарии, особенно в первые десятилетия XVIII в., несколько изменили районы расселения казахских племен. Роды Среднего жуза постепенно закрепили за собой земли по верховью Яика, побережья нижнего течения Тобола, Ишима и Иртыша. Младший жуз продвинулся к Каспийскому морю, к Волге и Уралу.

Для этого времени характерно обострение геополитического вопроса в расселении казахских жузов. Территория казахов оказалась объектом интересов двух больших империй: России и Китая. Именно в этот период начинается их интенсивное расширение территории в центре Евразийского континента. В процессе столкновения двух мощных государственных систем, боровшихся за политическое и экономическое господство на этом пространстве, происходило вытеснение кочевых племен с наиболее стратегически важных экономических регионов. Это привело к кризису самой системы культуры номадов: кочевые государства переживают период децентрализации, междоусобиц, учащаются военные столкновения между соседними подобными государствами за территории пастбищ и выход к торговым трассам. В эту орбиту полностью оказались вовлеченными и казахские племена, наряду с соседними регионами Поволжья, Приуралья, Западной Сибири, Восточного Туркестана и Средней Азии.

Надо отметить и встречный курс казахских родоправителей и султанов на пророссийскую ориентцаию, вызванной внешнеполитической опасностью и сложной внутриполитической обстановкой. Это давало перспективы в стабилизации ситуации и открывало новые экономические перспективы развития. Сам процесс вхождения казахских земель в состав России проходил сложно, неоднозначно и растянулся на полтора столетия.

В этот период Россия формируется как империя и ее территориальное расширение определялась задачами модернизации. Произошел мощный всплеск внешней экспансии, целью которой было решение следующих задач: выход к мировым коммуникациям, обретение источников сырья и рынков сбыта, реализация геополитических интересов и расширение применения предпринимательских сил. В связи с этим в территориальных приобретениях России просматриваются некоторые западные черты. Западный тип внешней экспансии предполагает выделение метрополии (светское национальное государство) и колониальной периферии в качестве донора.

Конечно, бесспорно, что мощная государственная организация (в данном случае по сравнению с Казахским ханством), обладающая военной силой, всегда стремится расширить территорию, укрепить свое положение. Особенно ярко это проявляется в периоды становления общественной системы, модернизации. Такой процесс является естественным для всех сообществ на определенной стадии развития. И исторический опыт свидетельствует, что эта характерная черта процесса развития прослеживается практически везде. И Российская империя в данном случае не исключение. В западном направлении Россия смогла выйти к Балтийскому морю и утвердиться на Балтийском побережье, но здесь продвижение России столкнулось с сильными государствами европейской цивилизации. И поэтому наиболее масштабной была экспансия на Востоке. Взятие в 1552г. Казанского ханства, затем в 1556г. Астраханского ханства, к концу XVI в. Ногайской орды и Сибирского ханства присоединили территории с тюркским населением. И таким образом, границы казахских кочевий становятся общими с русским государством.

С конца XVI в. постепенно увеличивается протяженность границы России с казахскими жузами, колонизация Зауралья, Западной Сибири продолжалась в течение XVII в. На этой территории возникали города, крепости, остроги, фактории, редуты, а к началу XVIII в., уже имелась целая система военных линий крепостей, вплотную теснившая территории казахских племен, ставшие центрами разрушительного воздействия на природные сообщества.

Основные направления военного продвижения России в виде строительства форпостов-укреплений пролегли по Уралу и Западной Сибири. Характерным для начала XVIII в. является тот факт, что вновь включенные территории еще не были до конца интегрированы в состав империи. Да и сам процесс вхождения народов поволжья, Урала и Западной Сибири проходил неоднозначно. Ярким свидетельством этому могут послужить многочисленные восстания в Башкирии XVII-XVIII вв., где Россия выстраивает целую сеть военных укреплений, постепенно вторгающихся в пределы казахских кочевий.

К началу XVIII в. русские военные укрепления протянулись вдоль северозападных кочевий казахов по течению реки Яика: от Гурьева до Яицкого городка.

От Средней Волги к Уралу до реки Тобол пролегала Закамская укрепленная линия, выстроенная в середине XVII в., которая продолжила сеть укреплений Сызранской и Симбирской пограничных линий. Таким образом, укрепления Закамской линии расчленили территорию Башкирии на четыре части и вплотную подошли к землям казахов Младшего и Среднего жузов.

Продолжением Закамской линии явились Сибирские линии, расположенные вдоль территории северного региона Казахстана. Они были созданы во второй половине XVII в.: Царево Городище (1663) на Тоболе, Чернолуцкая (1670) на Иртыше, Коркинская и Абацкая (1670) на Ишиме. К началу XVIII в. в районе Среднего Прииртышья возведен ряд укреплений: Юйский и Кутурлинский на Оше, Зудиловский на реке Аев, Бетеинский, Инберинский, Большерецкий, Нюхаловский, Кушайминский, Верблюжий и Воровский на левом берегу Иртыша. Эти крепости Сибирской линии послужили главным плацдармом для последующего военного продвижения на территории казахских племен.

После неудач на черноморском направлении и под влиянием новых данных о сказочно богатых «песошных золотом» странах Востока Петр I намечает задачу проникновения в Среднюю Азию и Индию. В связи с этим в начале XVIII в. продвижение на Восток определяется как приоритетное направление во внешней политике России.

Предлагались проекты построения крепостей из Сибири на Восток с целью контроля торговых путей. Российские политики, продвигая границы России вглубь Азии, были убеждены, что азиатские народы будут вынуждены принять российское подданство.

Именно в это время активизируется казахстанское направление восточной политики. Находясь непосредственно вблизи казахских кочевий в 1722 г. в Астрахани, Петр I обозначил геополитическое значение Казахстана «хотя де оная киргиз-кайсацкая орда степной и легкомысленный народ, токмо де всем азиатским странам и землям оная де орда ключ и врата; и той ради причины оная де орда потребна под Российской протекцыей быть, чтобы только чрез их во всех странах комониканцею иметь и к Российской стороне полезные меры взять» [138, с. 319].

Намереваясь отправить А.И.Тевкелева в Казахскую Орду, Петр I инструктировал его: «буде оная орда в точное подданство не пожелает, то стараться, несмотря на великия издержки, хотя бы до мелиона держать, но токмо чтоб только одним листом под протекцыею Российской империи быть обязались» [47, с. 136].

Начало активному проникновению и обхвату казахских кочевий военными крепостями положили военные экспедиции А. М. Бековича-Черкасского через Каспий в Хиву, И.Д. Бухгольца по Иртышу [139]. Так, в экпедициях И.Д. Бухгольца и его сподвижников были заложены крепости Ямышевская (1716), Омская (1716), Железинская (1717), Семипалатинкая (1718), И.М.Лихаревым - Усть-Каменогорская (1720).

Таким образом, земли Среднего жуза были огорожены от Западной Сибири до Алтая по Иртышу военно-казачьей линией крепостей. Эти укрепления с 1730 годов составили Сибирскую и Иртышскую пограничную линию.

Курс на продвижение России через Казахстан, который Петр I рассматривал как, «ключи и врата в Азию», поддержали астраханский губернатор А.П.Волынский (1719-1724 гг.), Ф.И.Соймонов - участник

персидского похода 1722-1723гг., сибирский губернатор князь А.М.Черкасский (1717-1724гг.).

Надо отметить и интерес казахских жузов к сближению с северным соседом, что было обусловлено относительной прозрачностью границ, тенденцией сближения политических лидеров казахских жузов с Россией, военной угрозой со стороны Джунгарии, и в целом, общим ходом развития мировой цивилизации. В это время эпицентр основных событий переместился из внутриконтинентального пространства на морские коммуникации. Номадные цивилизации постепенно начали значительно отставать, что привело к их политическому и экономическому кризису. Кочевые народы постепенно оказались вытесненными за пределы активных регионов развития.

Естественное стремление номадов выжить в сложных условиях приводило к увеличению военно-политических конфликтов. Особенно остро назревала проблема земельного вопроса во взаимоотношениях кочевников (а также между ними) и оседлыми народами.

В первой половине XVIII в. обострение этой проблемы приводило, с одной стороны, к усилению натиска Российской империи на территорию соседей для проложения новых путей на Восток, с другой стороны - встречному движению номадов, выражающемуся в постепенном сближении политических верхов с империей, а в связи с потерей земель - в учащении нападений кочевников на русские укрепленные линии. Все это привело к тому, что с 20 -х годов XVIII в. на пограничных смежных территориях форсированно начинается строительство крепостей с заселением на линиях военно-казачьего сословия. В течение 20-30 лет огромная территория по Уралу, Северному Казахстану и Западной Сибири, Иртышу и Алтаю была опоясана сетью военных укреплений.

С запада шло воздвижение Яицкой линии (1780 верст) от Гурьева до пределов Западной Сибири к Алабужской крепости. Здесь мы выделим три части: Яицкая (от Каспия до впадения в Яик Илека), Илецкая - по реке Илек, Бердяно-Куралинская (по одноименным рекам). В 1730-40гг. к границам

Северного Казахстана подтянулась и линия, названная Оренбургской (от верховья Яика через Орскую крепость до рек Уй и Тобол). Царское правительство считало эти линии границами с казахской степью. Сюда на военную службу направлялись воинские части и казачество. Многочисленные российские правительственные документы закрепляли за казачеством земли по рекам Урал, Тобол, Уй, Илек, Сакмара. Наиболее лучшие пахотные земли, луга, богатые рыбой, также солью, озера были отданы им.

Непосредственно по северному региону казахских кочевий вплоть до сибирских крепостей протянулись крепости Уйской линии, которая делилась на две дистанции. Начиналась линия от Верхнеяицкой крепости, основанной в 1734г. В следующем году на берегу Уклы-Карагайского озера была заложена одноименная крепость Уклы-Карагайская. В целом, линия, состоящая из 19-ти крепостей и редутов, к середине XVTTT в., по сведениям П.И. Рычкова выглядела так:

Верхнеяицкая крепость в 561 версте от Оренбурга; Редут Свияжский в 15 верстах от предыдущей; Крепость Уклы-Карагайская в 20 верстах; Редут Ерзединский в 20 верстах; Крепость Петропавловская на реке Кидыш при впадении в Уй в 22 верстах; Крепость Степная в 23 верстах; Редут Подгорный в

23 верстах; Редут Санарский в 25 верстах 2 дистанция; Троицкая крепость от Верхнеяицкой крепости 543 версты; Редут Ключевской в 28 верстах от Троицка; Каракульская крепость в 53 верстах от предыдущего; Редут Березовский в 24 верстах; Крепость Крутоярская в 46 верстах; Редут Луговой в

24 верстах; крепость Усть-Уйская при впадении реки Уй в Тобол в 23 верстах; редут Качардытский в 22 верстах; редут Озерный в 28 верстах; крепость Звериноголовская в 14 верстах [17, с. 338-343].

Крепость Звериноголовская оканчивала Уйскую линию и соединялась с Ишимской линиией через 59 верст с Пресногорьковской. В архиве мы обнаружили карту от 1764 г. с указанием крепостных линий. (Приложение А) По этой карте мы можем установить расположение линии от Верхнеяицкой до Звериноголовой крепостей.

Появившиеся крепости и укрепления обозначили фактор военного присутсвия империи в регионе и наметили дальнейшие векторы для проникновения в казахскую степь.

Естественно, что новопостроенные линии требовали значительного военного присутствия. Во всех крупных крепостях были размещены армейские части и служилые казаки. Этого требовала и внешнеполитическая обстановка. Так, в крепостях Уйской линии в 1730-40гг были размещены следующие силы: в Верхнеяицкой крепости - 2 роты драгун и 1 пехотная рота; в Уклы- Карагайской и Степной - по 2 роты драгун и полроты пехоты; в Петропавловской - 2 роты драгун; в Троицкой крепости - 2 роты пехотных, гренадерская и мушкетерская роты, 2,5 роты драгун; Каракульской, Звериноголовской и Крутоярской - по 2 роты драгун; в Усть-Уйской - 2 роты драгун и 1 пехотная [17, с. 338-343]. В летнее время на форпосты сверх числа гарнизонов крепостей привлекались нерегулярные части.

Таким образом, по нашим подсчетам, только на одной Уйской линии к середине XVIII в. несли службу 19,5 драгунских рот, 5 пехотных, 1 гренадерская и мушкетерская роты. Это еще раз доказывает, что на первоначальном этапе вхождения казахских земель в состав России ведущим фактором было наличие регулярных воинских формирований, которые и решали вопросы военно-наступательного и геополитического характера.

В этот же период выстраивается Староишимская линия, в которую входили следующие укрепления: крепость Звериноголовская, острог Коркинский (гор. Ишим), Абатский, Зудиловский, Большереченский, Чернолучинский, Каинский. Стены «городов» были бревенчатые. Укрепления состояли из рогаток и надолб, которые могли задержать натиск конницы кочевников. Лишь в немногих возвышались наблюдательные вышки. В состав линии вошло 58 укреплений городков и селений.

Исходными пунктами Староишимской линии послужили выстроенные укрепления (Курган 1662г., Чернолуцкий острог 1670г., Коркинский, Утяцкий и Абацкий 1680г.), которые находились значительно южнее прежней линии крепостей.

Образовалась новая укрепленная линия, называвшаяся Ишимской (позже после строительства Новой линии с 1752г. стала называться Староишимской) и шедшая от реки Миасса через Курган, Коркину слободу (ныне г. Ишим) до Чернолуцкого острога на Иртыше (в 50 км севернее Омска).

С присоединением Западной Сибири Российская империя вышла к границам Джунгарии. Расширяя с ней связи и укрепляя рубежи, правительство, частично принимая некоторые ойратские племена в свое подданство, не ставила своей целью завоевания Джунгарии, так как она независимыми ойратами противостояла Китаю. России было выгодно иметь их союзниками для укрепления своих позиций в этом регионе. Казахские же племена, оказавшиеся в этом геополотическом пространстве, оказались одни против джунгарской агрессии.

Позиции России в начале XVIII в. были значительно укреплены в регионе. Протяженность сибирских селений от Чернолуцкой слободы до Оренбургской губернии составляла около 1000 верст. По инициативе сибирского губернатора М.П.Гагарина о снаряжении военной экспедиции Петром I был направлен отряд подполковника И.Д. Бухгольца. В результате к 1720 г. появляется Иртышская линия. И здесь мы отмечаем по аналогии с предыдущими линиями размещение воинских регулярных частей, так во всех крепостях линии были размещены гарнизоны солдат и драгун. Но этого количества для новых крепостей было недостаточно. Для укрепления крепостей губернатор Сибири князь Долгорукий направил городовых казаков Тары, Тобольска, Тюмени. В 1720 г. были воздвигнуты еще дополнительно 7 крепостей: Ачаирский, Черлаковский, Осмерыжский, Чернорецкий, Коряковский, Семиярский, Убинский. В крепостях несли службу в 1725 г. 489 городовых казаков [41, с. 910]. Анализ архивных документов позволяет нам отметить, что казаки в основном выполняли вспомогательные функции для армейских частей: как то помощь в охране границы, обеспечение и снабжение провиантом, охрана дорог, разведка, также они привлекались для рейдов на казахские аулы и кочевья.

Эта линия была извилистой от Чернолуцкого острога она шла на запад через форпосты: Бетеинский, Пустынный (на Иртыше), Большерецкий, Орский, Зудиловский, слободы Абацкую и Кайдалову, форпосты фирсов, Кошкарагайский, Коркину слободу, форпост Безруков, слободу Усть- Лабинскую, форпосты Омутный, Мамаевский, Усть-Малокузнецкий, Суерский, Арлагульский, Моревский, Максимовский, Марковский, Верхне-Утяцкий, Чернавский, Лебяжий. Далее линия примыкала к южно-уральским укреплениям [17, с. 338-343].

Ишимская линия на отдельных участках подвергалась переносу, строились новые форпосты, уничтожались старые. В 1744г. по степной стороне Тобола (на правобережье) на протяжении 200 верст были построены 10 редутов и Лебяжий редут на жилой стороне (левобережье). Эти редуты были построены на 20, 30 и 50 верст далее в степь, нежели прежние форпосты. Расстояние между редутами было по 30, 25 и менее верст [54, с. 6; 33].

Ломаная линия укреплений полукольцом огибала Прииртышскую лесостепь. Трудно обозначить годы и точки, когда и где запала пограничная черта, указывает П.А.Словцов, потому что казаки, пользуясь откочевкой кибиток, быстро переносились вперед с форпостом к озерам выгодным. Вокруг укреплений образовались заимки. Так происходило заселение Прииртышья [93, с. 53].

Сохранилось краткое описание укреплений в пограничной полосе, относящееся к 1749-50гг. В нем названо 54 населенных пункта с наличием укреплений. Наиболее крупными укреплениями являлись Ялуторовский острог и Царев Курган (ныне г. Курган). Приведем описание Ялуторовского острога: «Ялуторовский острог состоит над рекой Тоболом. А кругом того острогу город лежачей забран в столбы. При остроге 3 башни проезжия, одна - в Исетскую провинцию, другую - в город Тюмень, третья - в город Тобольск; а в полевую сторону вокруг онаго острогу ров, надолбы и рогатки» [140, с. 31-34].

Из этого описания видно, что в крепости имелась двойная стена, внутренняя с вертикальными бревнами, и наружная - с горизонтальными.

Подобного же типа укрепление имелось и в Царевом Кургане. Размер его в описании не указан: «Царев Курган над рекой Тоболом. При нем имеется городового строения город-кремль, рубленой с двумя башнями проезжими, да город же лежачей на столбах, при них 4 проезжия (башни) да 8 бастионов и оные крыты драницами, надолбы, рогатки и ров» [140, с. 34].

Двойные стены имелись также в Суерском остроге и в Белозерской слободе на Тоболе. Из описаний мы выявляем, что в 37 пограничных селениях были одностенные форпосты. Описание про большинство из них отмечает, что «строение весьма плохое». Вокруг стен были рвы и надолбы, в остальных 15 селениях имелись только рогатки, надолбы и палисады [140, с. 33]. Вся укрепленная линия простиралась до 1000 верст и огибала степь изломанным полукольцом.

Что касается ишимских укреплений, то они охранялись Сибирским драгунским полком. В 1745г., в связи с обострением русско-джунгарских отношений, сюда из Европейской России, под начальством генерала-майора

С.В. Киндермана, прибыло 5 армейских полков: пехотные - Ширванский и Нотебургский и драгунские - Вологодский, Луцкий и Олонецкий. На Ишимской линии с этого времени квартировал Луцкий полк. Другие, вновь прибывшие полки, а также местные квартировали на Иртышской и Колывано - Кузнецкой линиях и внутри Ишимской линии. Дислокация полков часто менялась [141, л. 152-156]. В летнее время за несколько верст от форпостов в степь выдвигались отряды в 35-70 человек. Главным сосредоточением войск был Царев Курган, другим крупным войсковым пунктом была Коркина слобода. В 1744г. на Ишимской линии находилось войск 3408 человек при 63 пушках [54, с. 17-18].

Отсюда мы видим, что основная группа войск находилась в западном районе на Тобольских форпостах. Такое размещение имело постоянный характер, поскольку граница по Тоболу считалась более важной, чем по Ишиму, из-за близости ее к главным сибирским городам. Помимо 5 полков, переведенных из России в 1745г., в Сибири было еще 5 местных полков; во всех 10 полках насчитывалось до 11000 человек. Из этого числа на Ишимской линии и в провинциях, примыкавших к ней, находилось до 8200 человек. На Иртышской линии стояло всего 1350 человек и в Кузнецко-Колыванских укреплениях - 1450 человек [54, с. 17-19].

Из вышеприведенных цифр мы устанавливаем, что северные линии крепостей были оснащены большим количеством войск. Это еще раз подчеркивает важность Северного Казахстана, как одного из основных пунктов дислокации регулярных армейских частей.

Такое размещение войск по сибирской границе делалось в соответствии с так называемым «запасным планом» оренбургского губернатора И.И. Неплюева, составленным им в 1744г. Этот план предусматривал концентрацию на степной границе регулярных войск и в придачу им мобилизацию местного населения для осуществления военного окружения казахов, как со стороны Урала, так и Сибири [136, с. 426].

В развитие «запасного плана» к воинским частям, стоявшим на границе, были приданы выписные казаки, назначавшиеся из крестьян кузнецких, томских, тобольских, тарских, ишимских, ялуторовских, тюменских, краснослободских. Число их колебалось. Оно вырастало с приближением военной опасности. Обычно на Ишимской линии число выписных казаков не превышало 300-400 человек. Как мы уже отмечали, выше выписные казаки играли на линии вспомогательную роль для регулярных армейских подразделений.

Им в отличие от армии не уделялось должного внимания. Отсюда и объясняется, что положение выписных казаков на линии было бедственным. В 1747г. выборные челобитчики от всех крестьян Ялуторовского и Ишимского дистриктов Иван Бородин да Василий Белых просились в Петербург, чтобы подать в Сенат просьбу об отмене назначения крестьян в выписные казаки. Челобитчики указывали: «понеже де, крестьяне не токмо платья, но и денежного жалованья нисколько за тое свою службу не получают... они пришли во всеконечное разорение и нищету» [54, с. 29].

Из приведенных документов мы выясняем, что выписные казаки не получали денежного жалования, не обеспечивались обмундированием, питанием, также облагаются налогом, как и крестьяне, непризванные на военную службу, и задействованы в крестьянских отработках на десятинной пашне. Все это в конце концов вызывало недовольство. Власти зачастую забывали о них, и сибирские крестьяне, зачисленные в выписные казаки, оставались на линиях подолгу - по несколько лет. Говорить об их боеспособности и «геройской удали казачьей» на тот период, как об этом много твердят летописцы и хронографы казачьей истории, преждевеременно. Выявленные нами документы, из донесений начальствующих лиц, свидетельствуют об отсутствии военного вида у выписных казаков: «при Устьлагатском форпосте...выписные казаки многие малолетние и оружием неисправлемы». Провский форпост - выписные казаки, некоторые с ружьем, другие с копьями. Фирсовский форпост - казаки неисправны [54, с. 21-22].

Такое исключительно тяжелое положение выписных казаков стало предметом обсуждения в Сенате. В 1751г. последовал Указ об освобождении крестьян Ялуторовского и Ишимского дистриктов, обращенных в казаки, от всяких податей и повинностей, кроме подушного сбора [142, с. 458-462]. Выполнение громоздской военно-феодальной повинности по-прежнему осталось лежать на сибирских крестьянах, и выписные казаки в случае надобности все же вызывались на линию.

Ишимская линия в том виде, в каком она дожила до середины XVTTT в., представляла слабую защиту. Местные военные начальники считали необходимым усилить линию новыми укреплениями. Командир Сибирского драгунского полка Павлуцкий в 1745г. предлагал построить новые укрепления, поскольку они могут служить для скорой и удобной коммуникации для проходящих войск [54, с. 87-88].

Через Ишимскую линию проходили коммуникации Иртышской линии и Кузнецко-Колыванских укреплений. Это увеличивало ее военное значение, она лучше охранялась.

Оренбургский губернатор И.И. Неплюев до постройки Новой линии в 1746г. писал: «при учреждении Новой линии старые форпосты содержать будет излишне» [54, с. 19]. Старая линия пришла в упадок еще за несколько лет до постройки Новой. О проекте нового строительства разговоры шли и старую линию не ремонтировали. В марте 1755г. два с половиной г. спустя после приступа к постройке Новой линии старые форпосты находились только под охраной двух-трех сторожей каждый. Строения были в ветхом состоянии, пушки вывезли на Новую линию [143, л. 397-407]. Участь старых Ишимских форпостов была решена. Когда отстроили новую Ишимскую линию, старая была уничтожена.

Ввиду упрочения к 1740 г. присоединения к России Среднего жуза особенное значение приобретает в этой обстановке состояние русских пограничных укреплений на севере Казахстана. К этому времени линии из крепостей, острогов, укрепленных слобод и форпостов тянулись от Тобола до Иртыша очень неровной полосой, отступавшие местами сильно на север. В конце эти линии (у Тобола и Иртыша) оказывались выдвинутыми на юг. Кроме зигзагообразностей и недостаточной надежности некоторых участков, укрепленные точки располагались на линии неравномерно. К тому же Ишимская защитная полоса, обладала еще одним очень существенным недостатком: пашни, сенокосы, районы рыбной ловли русского населения в ряде мест ушли за ее пределы, дальше на юг, и во время полевых работ для охраны крестьян высылались воинские команды [92, с. 208-210].

Итак, Староишимская линия имела ряд существенных недостатков: во- первых, часть ее укреплений находилась в ветхом состоянии; во-вторых, земельные угодья русского населения в ряде мест ушли за ее пределы и нуждались в военной защите. В таком состоянии линия не могла выполнять свою военно-стратегическую задачу в наступлении на степь. Поэтому назрела необходимость в строительстве новой линии военных укреплений.

Таким образом, мы видим, что к середине XVIII в. для стремившейся на Восток Российской империи сложилась благоприятная политическая ситуация по экспансии казахских земель, обусловленная наступлением агрессивной Джунгарией, захватами Хивы и Коканда Южного Казахстана, распадом казахского государства на части. И исходным пунктом для продвижения России вглубь казахских степей стали форсированно построенные Оренбургская и Уйская военная линии и форпосты Староишимской линии, которая к этому времени полукольцом огибала север Казахстана и простиралась на 1000 верст.

Следовательно, назрела необходимость укрепить границу, сделать ее более прямой и короткой, включить в нее земли, освоение которых уже фактически началось. Подготовка к созданию новой укрепленной линии началась в 1740-х годах, стимулируемая установлением протектората Джунгарии над Средним жузом. Эта масштабная стратегическая геополитическая кампания империи привела к тому, что пророссийский фактор в политике казахских правителей становится приоритетным с 1730-1740гг. в данном регионе. Однако, проект командира Сибирского корпуса генерал- майора С.В. Киндермана, предлагавший протянуть новую линию укреплений по прямой от Звериноголовской до Омской крепостей, был утвержден только в 1752 г.

Рассматривая официальные документы Российской империи, начиная со времен Петра I-го, мы видим, как постепенно намечаются геополитические направления империи на Востоке. Казахстанский вектор востчной политики России становится приоритетным. В первой половине XVIII в. значительно ускоряется динамика русско-казахских отношений, расширяются взаимосвязи, значительно увеличивается торговля в регионе. Россия для обеспечения безопасности своих внешних границ принимает меры для урегулирования взаимоотношений с казахами. И роль военных укреплений в этом бесспорна.

Итак, с середины 40-ых годов XVIII в. политика российского правительства значительно активизировалась. Форсированно строятся укрепления Оренбургской линии, продолжается строительство Уйской, значительно укрепляется Яицкая линия. Новый Оренбургский губернатор

И.И.Неплюев вместе с генералом фон Штокманом в 1744г. разрабатывает так называемый «запасной план». Он предлагает наступать на казахскую степь, отталкиваясь от уже имевшихся военных укреплений с запада и севера, со стороны Урала и Сибири «сплошной линией военных укреплений». Уже к середине XVIII в. Казахстан был окружен с трех сторон Российскими укрепленными линиями, которые ограничили территорию расселения казахских родов и племен. Из-за этого традиционные маршруты кочевания, пастбища и водоемы племен Среднего жуза оказались в кольце военных крепостей, что привело к обострению аграрного вопроса.

К середине XVIII в. в укреплениях пограничных линий на границе с Казахстаном увеличивается число регулярных воинских частей, казачества и переселенного гражданского населения. Все это в дальнейшем позволяло обеспечивать людскими ресурсами военно-стратегические интересы России в крае. Это: и подавление череды башкирских восстаний, и ответ на обострение отношений с Джунгарией, и преграда притязаниям Китая.

Военное присутствие в регионе, в виде крепостных линий, несомненно, служило фактором влияния на политику казахских родоправителей и султанов Среднего жуза. Именно через военную силу, хотя иногда и завуалировано, проводилась политика фактического разобщения и подчинения правящей верхушки казахов разными формами и средствами.

В целом, все эти внешнеполитические и внутриполитические мероприятия империи позволили значительно укрепить позиции России в этом регионе и нацелить дальнейшие устремления на Восток.

1.2

<< | >>
Источник: ШАЛГИМБЕКОВ А.Б.. История военного продвижения и закрепления Российской империи в северном регионе Казахстана (вторая половина XVIII-первая треть ХІХв.). 2010

Еще по теме Российские военные укрепления на границе Северного Казахстана в первой половине XVIII в:

  1. Военные лиини России на границе северного региона Казахстана со стороны Южного Урала на рубеже XVIII-XIX веков
  2. ВОЕННОЕ ПРОДВИЖЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В СЕВЕРНОМ РЕГИОНЕ КАЗАХСТАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА
  3. ШАЛГИМБЕКОВ А.Б.. История военного продвижения и закрепления Российской империи в северном регионе Казахстана (вторая половина XVIII-первая треть ХІХв.), 2010
  4. СОГЛАШЕНИЕ между Российской Федерацией, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы
  5. ГЛАВА V. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XVIII-ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX вв.
  6. ВОЗВЕДЕНИЕ НОВЫХ УКРЕПЛЕННЫХ ЛИНИЙ В СЕВЕРНОМ РЕГИОНЕ КАЗАХСТАНА
  7. 47. СОГЛАШЕНИЕ между Российской Федерацией, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы
  8. Культура Казахстана XIII - первой половины XV вв.
  9. Культура Казахстана в 20-х - первой половине 30-х годов ХХ века
  10. § 1. Страны Северной Европы в первой половине XX в.
  11. Характер военно-политических мероприятий по закреплению российской власти на территории Северного Казахстана
  12. Социально-экономическое и политическое развитие Англии в первой половине XVIII в.
  13. Сословный строй XVIII в. - первой половины XIX в.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -