ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ. ИЛЛЮСТРАЦИЯ PR-КУЛЬТУРЫ В УКРАИНЕ

Политический портрет — неоднозначный и конфликтный жанр, выходящий в своих задачах далеко за пределы чистой журналистики. Он олицетворяет все противоречия, существующие между политикой, журналистикой и общественностью.
Является барометром политизации общества и остроты текущей политической ситуации. Иллюстрирует уровень PR-культуры и политическую зрелость (или, соответственно, незрелость) нации.
С одной стороны, как журналистский жанр, политический портрет должен реа- лизовываться в плоскости основных принципов журналистики, то есть содержать объективную, полную, достоверную информацию и гарантировать обоснованность выводов.
С другой стороны, это жанр, в котором создается образ политического лидера, и качество этого образа, влияющее на уровень доверия к нему электората, напрямую связано с дальнейшей карьерой этого политика, а следовательно, с его политическими интересами, а возможно, и с интересами его бизнеса. Безусловно, в таком случае этот жанр выходит за границы чистой журналистики и становится частью PR.
Политический портрет — это информационный продукт, который имеет высокую политическую стоимость. И это главная причина, по которой этот жанр не может олицетворять непредубежденную журналистику, особенно на постсоветском пространстве, где отсутствуют экономически независимые СМИ.
Следовательно, цепь «политика — СМИ — народ» меняет свое качество в «политика — PR-специалисты — народ», а СМИ выступают в роли трансляторов. Идет ли речь о том, что в девяноста девяти случаев из ста в политическом портрете формиру-ется «нужный» образ? Да, безусловно. Хотя можно предположить существование одного процента так называемых «неопасных» (информационно малоценных) политических портретов, которые, однако, все равно содержат политическую рекламу, только непредумышленного характера.
Таким образом, необходимо подчеркнуть: политический портрет — PR-продукт. И если сам этот факт характеризует отсутствие независимой журналистики в Украине, то качество этого жанра иллюстрирует уровень PR-культуры.
Итак, какие же выводы можно сделать об украинском PR на основании политических портретов.
Политический портрет «вспыхивает», то есть его использование активизируется накануне предвыборных кампаний и какое-то недолгое время — до их окончания (подводя, так сказать, и закрепляя итоги выборов). Так, накануне выборов в украинский парламент (в 2002 г.) еженедельник «Зеркало недели» публиковали политические портреты лидеров (В. Ющенко, В. Медведчук, Ю. Тимошенко и др.), было издано несколько книг: Д. Чобита «Свистун» (портрет Л. Кучмы), «Нарцисс» (портрет В. Медведчука), Р. Лозы «Невыполненный заказ» (портрет Ю.Тимошенко) и др. И до президентских выборов 2004 г. политический портрет практически исчез с полос. «Вспыхнул» после президентских выборов; такие издания, как «Украина молодая», «Бизнес», «Корреспондент» опубликовали портреты так называемых революционеров: П. Порошенко, Ю. Тимошенко, Ю. Луценко, Н. Томенко и др. Тот факт, что не было политических портретов до выборов, объясняется использованием более мощных PR-технологий, в сравнении с которыми политический портрет выглядит самым «гуманным» военно-информационным оружием. Безусловно, использование политического портрета связано с политическими активными сезонами.
Выводы: украинский PR носит сезонный, календарный характер, что не выделяет его как-то особенно на постсоветском пространстве, но открывает его ситуативные, кратковременные, непоследовательные цели. Фактически можно сказать, что такой PR обнажает отсутствие у современных политиков четких программ и курсов и соответствующих им политических образов, формирование которых имело бы последовательный характер. Украинский PR не поддерживает ровный политический огонь, а разжигает предвыборное пламя, что свидетельствует не о реальной активности политиков, обоснованной деятельностью, а о наносной вынужденно-сезонной активизации.
Политический портрет содержит, как правило, полюсные оценки и характеристики, колеблясь от предоставления приглаженно-идеализированного положительного образа до утрированно отрицательного образа. Газета «Украина молодая» весной 2005 года опубликовала портреты министров, которые все как один оказались любящими сыновьями, прилежными учениками (студентами) и патриотами своих малых родин. Не обошлось в публикациях без слащавой гиперболизации достоинств персонажей. Например, автор пишет о детстве господина Томенко, отмечая, что тот
«брал на плечи не только свой рюкзак, но и товарища»1. Нельзя назвать этот факт существенным для политической оценки персоны Томенко, необходимой в любом политическом портрете, однако того требовала стилистика, избранная автором, и, очевидно, PR-заказ, выполняемый изданием.
В еженедельнике «2000», напротив, опубликовали едкий (антирекламный) портрет господина Коновалюка, в котором конструктивная критика, по сути, подменяется фельетонной хлесткостью.
Автор пишет о том, что Коновалюк «со многими бывшими однопартийцами разругался-разошелся и шуму наделал, как тот клоп, что мал, да... в общем, вы знаете» и т.д.2
Приведенные портреты являются примером полюсных оценочно-экспрессивных текстов, которые выражают основную тенденцию политического портретирования. Крайне редко встречаются портреты нейтрального звучания, в которых авторы влияют на общественное мнение исключительно подбором фактического материала.
Выводы: Не удивительно, что политические портреты, являясь рекламными текстами, носят резкий (полюсный) оценочный характер. Преувеличение, гиперболизация — залог успеха любой рекламы. Но пути этого преувеличения, то есть способы и средства, характеризуют украинский PR как негибкий, прямолинейный, мало интеллектуальный и неутонченный. В большинстве политических портретов авторы откровенно навязывают свою точку зрения, прозрачно манипулируя общественным сознанием. Тогда как профессиональный заказной (рекламный) материал должен выглядеть как объективное журналистское исследование, изложенное нейтральным тоном и исключаемое полюсы в оценках. На украинском медиа-рынке рассчитывать на относительную нейтральность можно только в таких изданиях, как журналл «Корреспондент», еженедельник «Зеркало недели».
3. Украинские политические портреты, как правило, подкрепляют откровенное позиционирование (хороший, плохой персонаж) эмоциональным элементом — то есть проявленным отношением автора, которое выражается на всех уровнях — и в контексте, и в речевых средствах. В связи с этим самым веским аргументом «за» или «против» политика оказывается его личная жизнь, как наиболее субъективная и эмоционально уязвимая сфера. Авторы сборника «Кагал» пишут о Д. Табачнике: «Всего за два с половиной года своего второго похода к власти Д. Табачник компенсировал все комплексы, связанные и с национальным происхождением, и с вечной бедностью, и с теснотой коммуналки, где неизвестно как удавалось плодить детей, и постоянным унижением инвалида пятой графы (так в советские времена дразнили евреев)»3 и так далее. В портрете В. Медведчука Д. Чобит обращает внимание, что на могиле родителей героя нет крестов, и таинственно умолкает, на что-то намекая, уверяя при этом читателя, что так «правдиво о негативах нашей теперешней жизни должны писать все честные и ответственные труженики пера»4. Акцент на личное, упор на слухи и домыслы, экспрессивная лексика — это проявление эмоциональности современного украинского PR.
Выводы: PR-авторы ориентируются на эмоциональное, а не рациональное создание политического образа, что объясняется запросом массовой аудитории, которая лучше воспринимает поверхностно-эмоциональную информацию, нежели углубленно-интеллектуальную. К сожалению, эта апелляция к эмоциям в политических портретах характеризует не столько PR-методы, которые естественно жесткие, сколько низкий уровень политической образованности нации, слышащей и понимающей только такой язык.
Итак, безусловно, PR не может быть мягким, поскольку является средством борьбы за политические интересы, но необходимо, чтобы он был более интеллектуаль-
ным. Безосновательно полагать, что PR может быть абсолютно нейтральным, но хотелось бы, чтобы авторские оценки не колебались от вопиющего и унизительного конформизма до рьяного нигилизма и попирания. Наивно надеяться, что личное перестанет быть главным козырем в борьбе за политическое, но войны должны вестись по правилам, охраняющим очаги неприкосновенного. В любой борьбе нация проявляет либо свое величие, либо свою ничтожность, даже в той, где оружием выступает только PR. Но и в этом контексте украинцам есть, о чем подумать.
4. ЬЛмтенко Л. Колоди i цеглу у дворi складав, то я думала: будiвельником стане // УкраТна молода № 030 вщ 7.02. 2005 р.
5. Смирнов С. Знать, она сильна. // «2000», 23.09.2005.
Латкура В., Лапкура Н. Кагал 2004. — КиТв: МАУП, 2004. — 80 с.
Чоб^ Д. Нарцис. Штрихи до поличного портрета Вктора Медведчука. — Видання четверте (скороче- не). — КиТв-Броди: Просв^а., 2001. — 80 с.
Е.Г. Гладышева (Воронежский ГУ)
Научный руководитель — преп. А.А. Давтян
<< | >>
Источник: Под редакцией профессора В.В. Тулупова. КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 2005

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ. ИЛЛЮСТРАЦИЯ PR-КУЛЬТУРЫ В УКРАИНЕ:

  1. Политический портрет
  2. Управленческая культура. Портрет успешного социального руководителя
  3. ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СОЗДАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА(на примере российских и украинских президентских выборов 2004 года)
  4. Сущность политической культуры. Уровни политической культуры
  5. ГАЗОПРОВОДЫ УКРАИНЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ
  6. 21.1. Общественно-политический строй Украины накануне освободительной войны.
  7. § 1. Общественно-политический строй Украины накануне освободительной войны 1648-1654 гг.
  8. § 1. Общественно-политический строй Украины накануне освободительной войны 1648-1654 гг.
  9. § 3. Административно-правовое регулирование въезда в Украину и выезда из Украины
  10. КОНСТИТУЦИЯ УКРАИНЫ, ЕЕ ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ, МЕСТО И РОЛЬ В СИСТЕМЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ УКРАИНЫ
  11. Глава 13.ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ПРАВО УКРАИНЫ (середина XVII-XVIII в,)
  12. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ПРАВО УКРАИНЫ (середина ХУІІ-ХѴІІІ в.)
  13. ДИАЛЕКТИКА НРАВСТВЕННОЙ, ПРАВОВОЙ, ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ПОДСИСТЕМ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА В ЦЕЛОМ
  14. Политическое сознание и политическая культура