49. Китайский язык и письменность

Китай – многонациональное государство, населенное представителями почти 60 различных этносов. Но подавляющее большинство населения страны (по переписи 1982 г. – 93,3 %, по переписи 1990 г. – 92 %, по переписи 2000 г. – 91,8 %) составляют китайцы, или ханьцы.
Самоназвание древних китайцев – «хуася» – происходило от наименования племенного образования ся. Земли, населенные хуася, располагались в основном на Среднекитайской равнине, в бассейне Хуанхэ. Отсюда происходит и древнее название Китая – «Чжунго», или «Срединное царство» (чжун означает «середина», го – «государство»). Впервые эти земли были объединены в одном государстве при империи Цинь, возникшей в III в. до н. э. Тогда же древние китайцы стали называть себя цинь. Именно от этого этнонима ведет свое начало общепринятое европейское наименование китайцев и Китая. Дело в том, что индийцы называли эту династию чин, и отсюда происходят немецкое Хина, английское Чайна, французское Шин, итальянское Цина и т. д.
Однако империя Цинь оказалась недолговечной, и на ее обломках в том же III в. возникла могущественная империя Хань, просуществовавшая несколько столетий. С того времени китайцы и стали называть себя ханьцами. А русское название страны – Китай – имеет несколько более позднее происхождение. Ученые считают, что в основе его лежит имя монголоязычного кочевого народа кидань, обитавшего на северо-западе страны уже в XI в. В тюркоязычной передаче этноним «кидань» превратился в «китай».
Китайский язык – главное средство общения китайцев и межнационального общения всех народов, населяющих КНР. По численности говорящих на нем (1200 млн чел.) он занимает внеконкурентное первое место в мире, превосходя следующий за ним английский язык более чем в два раза. Это также один из шести официальных языков ООН. По генетической классификации он относится к китайско-тибетской (сино-тибетской) семье языков, а по типологической классификации – к так называемым изолирующим языкам.
В этом смысле важная структурная особенность китайского языка заключается в том, что каждая его минимально значимая единица– морфема – представляет собой отдельный слог, который обычно обозначает отдельное слово.

Например, корневая морфема жэнь означает «человек», ми – «рис», да – «большой», во – «я» и т. д. Но слово может состоять и из двух корневых морфем, слитых по правилам корнесложения.

Например:

Например, корневая морфема жэнь означает «человек», ми – «рис», да – «большой», во – «я» и т. д. Но слово может состоять и из двух корневых морфем, слитых по правилам корнесложения.


По такой же, обычно двучленной, схеме конструируются и многие географические названия Китая.
Возьмем, к примеру, названия его провинций, расшифровку которых можно найти в топонимическом словаре Е. М. Поспелова.[42] Чаще всего они отражают особенности географического положения или природных условий территории. Так, название провинции Хубэй включает в себя две морфемы: ху – «озеро» и бэй – «север», и это означает, что она расположена к северу от большого озера Дунтинху. А провинция Хунань (нань – «юг») расположена к югу от него. Название провинции Хэбэй (хэ – «река») связано с ее положением к северу от течения р. Хуанхэ, провинции Шаньдун (шань – «гора», дун – «восток») – с тем, что она находится к востоку от горы Сяошань, а провинции Шаньси (си – «запад») – с ее положением западнее гор Тайхан-шань. Название провинции Сычуань (сы – «четыре», чуань – «река») как бы напоминает о гидрографических, а название провинции Юньнань (юнь – «облако») – о климатических особенностях их территорий.
Фонетическая структура слога в китайском языке определяется не только тем или иным фонемным составом, но и тоном. Таких тонов четыре (в русской транскрипции они обозначаются цифрами над слогом): ровный (1), восходящий (2), нисходяще-восходящий (3), нисходящий (4). В зависимости от тона одна и та же фонема может иметь совершенно различное значение. Например, ма, произнесенное первым тоном, означает «мать», вторым тоном – «конопля», третьим – «лошадь», четвертым – «ругать». В многосложных словах помимо тона используются также силовые ударения.
Еще одна важная особенность китайского языка – наличие в нем сильно различающихся диалектов. Это связано с тем, что ханьцы издавна расселились на очень большой территории, отдельные части которой на протяжении столетий были слабо связаны между собой в политическом и экономическом отношении. До недавнего времени эти диалекты подразделяли на семь больших групп, но последние исследования позволили увеличить их число до 10. Самая большая из них северная группа, которая охватывает почти 4/5 всего китаеязычного населения страны. Второе место, хотя и с очень большим отрывом, занимает диалектная группа, получившая распространение в районе Шанхая. Остальные группы значительно менее велики, однако некоторые из них также охватывают десятки миллионов человек. Многие диалектные группы в свою очередь подразделяются на подгруппы. Все они различаются между собой по фонетике, лексике и грамматике, причем подобные различия могут быть настолько велики, что люди, говорящие на разных диалектах, зачастую почти совсем или совсем не понимают друг друга.
В такой лингвистической ситуации перед Китаем давно уже встала проблема единого устного языка. Движение за его создание началось еще в конце ХГХв., продолжалось после Синьхайской революции 1911 г. и после образования КНР. В 1955 г. новый государственный национальный язык, основанный на пекинском диалекте, получил наименование «путунхуа» – «общепонятный язык».
Задача его распространения считается настолько важной, что упоминание о нем включено в конституцию КНР. В 1986 г. была принята новая программа распространения путунхуа, которая исходит из необходимости превращения его во всеобщий язык устного общения. Однако выполнение этой задачи потребует, по-видимому, более длительного времени, чем предполагалось. К концу 1990-х гг. языком путунхуа овладели в основном жители больших городов. Он используется в центральном государственном и партийном аппарате, армии, школе, крупном промышленном производстве, на радио и телевидении. Но в бытовом общении, сельскохозяйственном и ремесленном производстве по-прежнему преобладают местные диалекты. В особенности это относится к южным провинциям страны.
Поэтому для того, чтобы объясниться друг с другом, китайцы обычно используют иероглифическое письмо, общее для всех диалектов и диалектных групп. Именно иероглифическая письменность в наибольшей мере обеспечивает культурное и лингвистическое единство Китая. Для этого существуют единый письменный язык вэньянь, основанный на древнекитайском языке IV в. до н. э., и более новый литературный язык байхуа, основанный на северных диалектах среднекитайского языка XIV–XVI вв.
Китайская иероглифическая письменность зародилась очень давно, еще в середине второго тысячелетия до нашей эры. Сначала рисунок каждого иероглифа напоминал то понятие, которое он должен был отразить. Такое письмо, характерное для многих древних языков, называют пиктографическим. С течением времени, по мере усложнения понятий и обогащения словарного запаса языка, пиктографическое (рисуночное) письмо стало заменяться идеографическим (образным), которое получило наиболее полное выражение именно в китайской иероглифике (рис. 93). Обычно иероглиф складывается из двух частей: «ключа» и «фонетика». При этом «ключ» определяет его принадлежность к определенной группе понятий. Так, «ключ» «вода» входит в состав иероглифов, обозначающих такие слова, как «море», «озеро», «река», «вино», «жидкость». А «фонетик» показывает, как надо читать иероглиф. Можно добавить, что раньше китайцы располагали иероглифы на странице столбцами, причем справа налево (соответственно и корешок книги был справа – как у арабов и евреев). Но в 1950-х гг. они перешли на строчное письмо слева направо.

Рис. 93. Некоторые употребительные иероглифы китайской письменности


Рис. 93. Некоторые употребительные иероглифы китайской письменности


Общее число иероглифов китайского языка в различных источниках определяется по-разному: в 40 тыс., 45 тыс., 50 тыс., 55 тыс. и даже 80 тыс.! Конечно, в наши дни китаец не должен знать их в таком количестве, поскольку более или менее употребительных из них примерно 7000, а наиболее употребительных – от 1,5 тыс. до 3,5 тыс. Официальный минимум иероглифов, которые подлежат усвоению в системе ликвидации неграмотности, составляет 1500 для крестьян и 2000 для рабочих и служащих. Оканчивающие начальную школу должны знать 3500 иероглифов. Для чтения современной литературы и газет нужно знать 5000–6000 иероглифов.
И тем не менее иероглифическое письмо остается чрезвычайно сложным. Во всяком случае намного более сложным, чем европейское алфавитное, при котором каждая буква обозначает определенный звук. Нельзя не учитывать и сложности написания отдельных иероглифов, ведь в некоторых из них число штрихов может достигать 25–30. Да еще нужно овладеть особым искусством каллиграфии – умением красиво писать их при помощи особой кисточки и черной туши.
Вот почему в Китае уже давно ведется реформа письменности с целью ее упрощения – отказа от употребления некоторых иероглифов и уменьшения числа штрихов в других. Эта реформа особенно активизировалась уже после образования КНР, когда началась массовая ликвидация неграмотности. Еще более радикальный путь нашел выражение в попытках создания для китайского языка принципиально иного, алфавитного письма, основанного на латинской графике.
Такие попытки предпринимались начиная с конца XIX в. А в 1958 г. было официально принято алфавитное письмо, разработанное на латинской основе с учетом всего предшествующего движения за «алфавитизацию» китайского языка. Это письмо получило название «пиньинь цзыму». Предполагалось, что оно постепенно заменит иероглифическое. Но этого не произошло. Алфавитное письмо стало только вспомогательным и используется главным образом в информационных системах, рекламе и в особенности при транскрипции географических названий и собственных имен китайцев на другие языки. При этом полной унификации записи китайских слов латинскими буквами так и не произошло.
Можно добавить, что усилия по созданию единого национального языка предпринимали и на Тайване. В настоящее время таким языком (на основе пекинского диалекта) владеют уже 90 % жителей острова. А в Сянгане (Гонконге) на протяжении длительного времени в качестве официального языка использовался английский. Практически китайцы Сянгана двуязычны: они владеют английским, в быту же используют один из южных диалектов китайского языка. Что же касается национальных меньшинств в самом Китае, то маньчжуры и хуэй также пользуются китайским языком, остальные – своими языками. Хотя для многих из них китайский служит вторым языком.
<< | >>
Источник: Владимир Павлович Максаковский. Географическая картина мира. Книга II. Региональная характеристика мира. 2008

Еще по теме 49. Китайский язык и письменность:

  1. Язык, письменность.
  2. ЯЗЫК И ПИСЬМЕННОСТЬ
  3. §6. Слово, язык и письменность у Хайдеггера и в конфуцианской традиции
  4. §16. Язык и речь.Устная и письменная разновидности литературного языка
  5. Глава шестая РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В ПЕРВУЮ ЭПОХУ ПИСЬМЕННОСТИ
  6. § 8. Развитие в XVIII в. жанров, сближающих литературный письменный язык с разговорным.
  7. Проверочный тест № 17. «Язык и речь. Устная и письменная разновидности литературного языка»
  8. 1.Соотношение понятий: праславянский язык, старославянский язык, древнерусский язык, церковнославянский язык. Источники сведений об этих языках.
  9. Clonorchis sinensis - клонорх китайский, китайский сосальщик
  10. § 2. Место русской письменности среди письменных культур мира.
  11. МЕСТО РУССКОГО ЯЗЫКА И ЕГО ПИСЬМЕННОЙ СИСТЕМЫ СРЕДИ ЯЗЫКОВ И ПИСЬМЕННОСТЕЙ СОВРЕМЕННОГО МИРА
  12. современный русский язык. Национальный язык и формы его бытования. Литературный язык как высшая форма национального языка.
  13. Многофункциональность русского языка: русский язык как средство, обслуживающее все сферы и типы общения русского народа. Литературный язык и язык художественной литературы.