62. Научно-технический прогресс и научно-техническая революция

Научно-технический прогресс (НТП) и научно-техническая революция (НТР) – сходные понятия одного плана (как понятия «природа» и «географическая среда»), но все же не синонимы. Можно сказать, что НТП – понятие несколько более широкое, а НТР – более узкое. Это касается прежде всего их временных рамок.
О временных рамках научно-технического прогресса в науке нет единого мнения.
Некоторые считают, что этот прогресс вечен и охватывает всю историю человеческой цивилизации – от каменного топора до ЭВМ. Хотя при этом, конечно, нужно учитывать, что основные достижения НТП приходятся на самый последний отрезок времени. Можно сослаться на американского ученого Олвина Тоффлера, по расчетам которого за 50 тыс. лет истории Человека разумного сменилось примерно 800 поколений людей, но 650 из них провели жизнь в пещерах, а подавляющая масса всех материальных благ, используемых ныне, появилась только на протяжении существования последнего поколения. По мнению других, об НТП следует говорить лишь начиная с эпохи позднего Возрождения и в особенности по отношению к XVI–XVII вв., когда нужды производства, торговли, военного дела положили начало новым явлениям в науке и технике.
На этом фоне перманентного научно-технического прогресса выделяются отдельные периоды, когда, можно сказать, количество переходит в новое качество и в общественном производстве наступают глубокие революционные преобразования. Именно такие периоды «бури и натиска» и называют революциями.
При широкой трактовке временного подхода к НТП первой такой революцией обычно считают неолитическую революцию, которая произошла за тысячи лет до нашей эры и ознаменовала собой переход от присваивающей экономики к производящей. При более узкой трактовке временного подхода начало таких революций отсчитывается от промышленной революции XVIII–XIX вв., которую часто именуют также промышленным переворотом.
Сущность промышленной революции (ПР) заключалась в переходе от ручного труда к машинному производству. Ее потому и называют промышленной, что она затронула в первую очередь промышленность (и тесно связанный с нею транспорт), но практически никак или почти никак не сказалась на сельском хозяйстве. Главным вещественным символом промышленной революции можно считать паровую машину (и ее производные – паровоз, пароход, паровой молот и др.). Территориально она охватила только Европу и Северную Америку. Обращает на себя внимание и то, что в эпоху этой революции единой системы «наука – техника», по существу, еще не было, и все ее лидеры, такие как Джеймс Уатт, Джордж Стефенсон, Роберт Фултон, изобретатель хлопкоочистительной машины Эли Уитни, фактически были механиками-самоучками.
Такое положение существенно изменилось в конце XIX – начале XX в., когда произошла революция в естественных науках.
Хотя эти науки в то время мало были связаны между собой и с производством, а сама наука еще во многом была уделом отдельных ярких личностей и путь реализации их открытий был большей частью долгим и извилистым, все же он привел ко многим выдающимся научным открытиям (теория относительности, квантовая теория, периодизация химических элементов и др.) и изобретениям. В качестве примеров достаточно привести изобретение электрической лампочки и электромотора, двигателя внутреннего сгорания и автомобиля, новых способов получения чугуна и стали, появление химических красителей, химических удобрений и искусственных предметов труда, использование радиоволн и рентгеновского излучения, фотографии, кинематографии, звукозаписи и многого другого. В ходе этих открытий и изобретений постепенно укреплялась связь науки с производством, расширился ассортимент товаров и услуг, на службу человеку были поставлены новые естественные производительные силы. Радикальные изменения произошли и в формах организации труда – вплоть до появления монополий и начала переквалификации трудовых ресурсов.
Вот почему некоторые экономисты и экономико-географы считают возможным именовать период от последней трети XIX в. до середины XX в. машинно-технической революцией (МТР). Так, Н. В. Алисов отмечает, что по своей продолжительности (70–80 лет) она была в три раза короче, чем первая ПР, а темпы ее развития оказались гораздо более высокими. МТР привела к созданию крупного машинного производства и стала основой индустриализации – сначала тех сравнительно немногих стран, где уже завершился промышленный переворот, а затем и целого ряда других.
Тем самым она ознаменовала переход от «века пара», «века текстиля», «века стали» к «веку машин», а затем и к «веку электричества», «веку химии». Машинно-техническая революция вызвала значительный подъем производительности труда, а в географическом аспекте привела к формированию многих крупных промышленных районов и узлов. Она затронула также сельское хозяйство, транспорт, другие отрасли производственной, а отчасти и непроизводственной сферы.[36]
Но особенно много внимания, вполне естественно, привлекает современная НТР, отсчет которой обычно ведется от середины 1950-х гг., когда в СССР была введена в эксплуатацию первая экспериментальная АЭС в Обнинске и был запущен первый искусственный спутник Земли (хотя многие не без основания полагают, что она началась еще в годы Второй мировой войны в военной сфере и, следовательно, громче всего о ней возвестили взрывы американских атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки в августе 1945 г.).
Существует множество определений современной НТР, но в большинстве случаев они принципиально не отличаются одно от другого. Во всех определениях подчеркивается, что эта НТР представляет собой коренное, качественное преобразование производительных сил на основе превращения науки в ведущий фактор развития общественного производства. Не существует больших разногласий и по вопросу о своего рода всеохватности современной НТР. Она изменяет условия, характер и содержание труда, структуру производительных сил, общественное и географическое разделение труда, отраслевую структуру производства и профессиональную структуру трудовых ресурсов, а также повышает производительность труда, воздействуя тем самым на все стороны жизни общества, включая не только экономику, социальные отношения, управление, но и культуру, быт, психологию людей, их взаимоотношения между собой и с окружающей средой. Следовательно, современную НТР нужно рассматривать как целостное общественное явление. Поскольку же оно полиструктурно, то и символами современной НТР можно считать и ЭВМ, и космический корабль, и АЭС, и телевизор, и Интернет.
Что же касается сроков современной НТР, то точно определить их в наши дни вряд ли возможно. Не случайно академик Н. Н. Моисеев назвал ее перманентной (постоянной, непрерывной) революцией. Уже сам по себе такой подход предполагает определенную внутреннюю периодизацию, этапизацию длительного процесса НТР. Подобная периодизация существует, но разные авторы понимают ее по-разному. Например, Ю. В. Яковец выделяет во второй половине XX в. две последовательные научно-технические революции – первую и вторую. Первая НТР, по его мнению, имела место в развитых странах в 50—60-е гг. и базировалась на трех главных научно-технических направлениях:
1) освоении энергии атома;
2) квантовой электронике, создании лазерной техники, электронных преобразователей энергии;
3) кибернетике и вычислительной технике, создании поколений ЭВМ. Вторая НТР, как он считает, развернулась в последней четверти XX в., причем ее ядром стала другая триада: 1) микроэлектроника; 2) биотехнология; 3) информатика. Именно эта вторая НТР ознаменовала собой начало перехода к постиндустриальному технологическому способу производства.[37] Другие авторы выделяют в современной НТР не два, а три, четыре или даже пять и шесть этапов, или революций.
Опыт XX в. показывает, что НТП и НТР по своей природе не только сложные, но и в какой-то мере противоречивые процессы. На протяжении одного столетия человечество не раз было свидетелем того, как новые научные открытия и новые технологии использовались не на благо, а во вред людям (в первую очередь это относится к военным технологиям). В последнее время многие из них стали таить угрозу и для окружающей среды.
Россия в 1990-егг. в условиях социально-экономического кризиса утеряла многие из тех позиций в сфере научно-технического прогресса, которые были завоеваны ею ранее, за исключением, пожалуй, лишь космоса и атомной энергетики. Следствием этого стало снижение производительности труда, конкурентоспособности, ухудшение качества жизни. Выход из создавшегося положения в самом общем виде заключается в модернизации производства при помощи такого реформирования науки, которое обеспечило бы экономический рост на основе нового технического прогресса, а не экспорта природных ресурсов.
<< | >>
Источник: Владимир Павлович Максаковский. Географическая картина мира. Книга I. Общая характеристика мира. 2008

Еще по теме 62. Научно-технический прогресс и научно-техническая революция:

  1. СУЩНОСТЬ И РОЛЬ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА В ОТРАСЛИ СВЯЗИ. ОРГАНИЗАЦИЯ, ПЛАНИРОВАНИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  2. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  3. Структура научно-технического прогресса
  4. Научно-технический прогресс
  5. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  6. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  7. IX.8. СОЦИАЛЬНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  8. 1.3 Влияние научно-технического прогресса на развитие торговли
  9. Новый этап научно-технической революции
  10. 2. Научно-техническая революция и альтернативы будущего
  11. Тема 32. Научно-техническая революция