§ 1. Состояние и использование людских ресурсов Кавказа в первые годы войны.

Со времени создания Красная Армия была провозглашена армией трудового народа. С 1922 г. в Советском Союзе была введена обязательная для всех граждан воинская служба. Ее прохождение регулировалось «Законом об обязательной воинской службе» в редакциях 18 сентября 1925 г., 1 августа 1928 года, 15 августа 1930 года.

Советское законодательство не ограничивало право с оружием в руках защищать Отечество по национальному признаку. Имелось лишь классовое ограничение - к службе армии не допускались «нетрудовые элементы» - но и оно было отменено Законом о всеобщей военной обязанности 1 сентября 1939 года. «Все мужчины-граждане СССР, -гласил новый закон, - без различия расы, национальности, вероисповедания, образовательного ценза, социального происхождения и положения обязаны отбывать воинскую службу в составе Вооруженных Сил СССР». Новый закон реализовал положение статей 132 и 133 новой (1936 г.) Конституции Советского Союза, где было закреплено положение о том, что «защита Отечества есть священный долг каждого гражданина СССР»1. Кроме того, в статье 123 было провозглашено равноправие всех граждан, в независимости от расы, национальности.
1 Конституция Союза Советских Социалистических Республик. М., 1940. С. 20.

На положение военнослужащих нерусской национальности в советской армии большое влияние оказала военная реформа конца 30-х годов. Во-первых, с введением 1 сентября 1939 года Закона о всеобщей воинской повинности призывники из национальных регионов Советского Союза в массовом порядке стали вливаться в ряды Красной Армии. Прежде военную подготовку проходила лишь часть мужского населения. В условиях ухудшения внешнеполитического положения Советского Союза правительство взяло курс на наращивание численности войск. С 1939 г. по 22 июня 1941 г. двухмиллионная Красная Армия выросла более чем вдвое .

Во-вторых, в 1938 году были расформированы территориальные войсковые формирования, имевшие в союзных и автономных республиках статус национальных, и осуществлен переход к кадровой армии на основе экстерриториального принципа комплектования. В соответствии с этим принципом переменный состав призывался в части вне места жительства и проходил срочную казарменную службу в местах дислокации части, а не кратковременные сборы, как прежде. Этим существенно повышалась выучка личного состава частей, обеспечивалось полноценное овладение ими новыми сложными видами вооружения. Для призывников из национальных регионов, в том числе и кавказцев это означало длительный срок службы вне своей республики, в ходе которого он быстрее адаптировался в составе русскоязычного воинского коллектива и, по словам командующего войсками Закавказского военного округа комкора И. В. Тюленева, «приобщался к общей

3

культуре единого многонационального народа» .

Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина: Советский Союз и борьба за Европу: 1939 -1941 гг (Документы. Факты. Суждения.). М., 2000. С. 358 - 359, 363. 3 РГВА. Ф. 21873. Оп. 1. Д. 128. Л. 60.

Быстрой адаптации кавказской молодежи в рядах Красной Армии способствовал и общий подъем советского народного хозяйства во второй половине 30-х гг., сопровождавшийся быстрым развитием культуры и образования, которое особенно положительно сказалось на положении советской молодежи. Она являлась основным творцом и потребителем материальных и духовных продуктов окрепшего социализма. Кавказские республики не остались в стороне от этих процессов. По ряду показателей они превосходили другие республики Советского Союза. Так, по данным переписи 1939 г. Грузия была на первом месте в СССР по числу людей, обладавших средним и высшим образованием на 1000 граждан.

Итоги призыва 1939 г, когда в армию поступили молодые люди 1917-1919 годов рождения, показали, что их образовательный уровень значительно превышал средний по Закавказью. 27,5% из них имели среднее и 22,1% -незаконченное среднее (7 - 9 классов) образование, 2,4% высшее образование. Лишь 1518 человек (1,4%) были неграмотными и еще 16% - малограмотными4 (в среднем по Закавказью 10,68% населения имело среднее образование, 1,11% - высшим)5. При этом имелась устойчивая тенденция к дальнейшему росту уровня образования закавказской молодежи. Так, если в 1938 г. на учете в закавказских военкоматах числилось 8167 чел. с законченным средним образованием, то в 1940 г. - 15958 чел6. Еще выше эти показатели были у возрастов 1921 - 1923 годов рождения, которые стали одним из основных ресурсов для комплектования войск в Закавказье в первый период войны. Из 94624 чел., взятых на учет только 1,4% являлись неграмотными и 9% малограмотными; все они были охвачены ликбезом. А среди уроженцев 1923 года таковых уже не имелось . Одновременно быстро сокращалось число призывников, не владевших русским языком. В Армении и Азербайджане этот показатель снизился с 49% среди лиц 1921 года рождения до 15% среди лиц 1923 года. А общий удельный вес призывников, не владевших русским языком, в начале войны составлял 37,6% (в Армении - 50,5%, Азербайджане - 33,8%,

Грузии - 28,5%)8.

Значительная масса молодежи охватывалась допризывной военной подготовкой. Не менее половины призывников прошли курсы ворошиловских стрелков 1-й ступени и являлись значкистами ГТО, ГСО и ПХВО 1-й ступени9.

4 Там же. Ф. 25873. Оп. 1. Д. 2348. Л. 240.

5 Всесоюзная перепись 1939 г. М., 1990. Табл. 11. С. 23.

6 РГВА. Ф. 25873. Оп. 1. Д. 2348. ЛЛ. 323 - 324.

7 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1091. Д. 30. ЛЛ. 1 - 42.

8 Подсчитано автором по: там же. ЛЛ. 7 - 10, 30, 42.

9 РГВА. Ф. 25873. Оп. 1. Д. 2348. Л. 243.


Северокавказская горская молодежь также отличалась высоким образовательным, культурным уровнем и хорошей физической подготовкой. По уровню грамотности выделялись осетины (90% мужского населения в возрасте от 9 до 49 лет) и некоторые крупные народности Дагестана - лаки и авары (92,6 и 90,5%). У прочих народов Северного Кавказа уровень грамотности мужского населения достигал 80 - 85%, у чеченцев и ингушей -68 - 70%. Тот же показатель у славянского населения СССР к 1939 г. приближался к 100%. Аналогично распределение лиц со средним и высшим образованием. Если на 1000 русских таковых приходилось 76,8 и 5,8 соотв., то на 1000 адыгейцев и черкесов - 53,9 и 2,1, карачаевцев - 31,2 и 1,1, кабардинцев - 29,8 и 1,0, дагестанцев - 20,8 и 0,9, чеченцев - 8,1 и 0,3 и т.д. У осетин эти показатели превосходили аналогичные цифры у русских - 99,1 чел. из 1000 имели среднее образование и 9,3 - высшее10.

Из приведенных данных видно, что северокавказские народы развивались неравномерно, причиной чему был ряд исторических, демографических, хозяйственных факторов. Но, несомненно, они добились значительного прогресса, если сравнить их культурный уровень с царскими временами, когда многие из горских народов даже не имели своей письменности. Начальник политуправления Северо-Кавказского военного округа в донесении в Главное Политуправление РККА отмечал: «Рост материального благосостояния советского народа из года в год улучшает призывной состав. На призывные пункты пришла в основном здоровая, грамотная, политически развитая молодежь, до конца преданная партии, правительству и вождю трудящихся всего мира товарищу Сталину»11. В среднем по северокавказским республикам

12

годными к строевой службе были признаны 87% призывников .

Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги: Россия. СПб, 1999. С. 40 - 51, 118 - 156.

11 ЦАМО. Ф. 144. Оп. 13199. Д. 13. Л. 151.


Такие достаточно высокие социально-демографические характеристики кавказской молодежи позволяли им быстро адаптироваться в интернациональных частях Красной Армии. После введения всеобщего призыва и экстерриториального распределения контингентов, призывные возраста 1917 - 1920 годов рождения из Закавказского и Северо-Кавказского округов в 1938-40 гг. направлялись, главным образом, в западные округа. Они приняли на себя первые удары немецко-фашистских войск и разделили трагическую судьбу Красной Армии 1941 года. Только из Грузии по итогам текущих призывов 1938-1940 гг. и досрочных призывов весной и в июне 1941 гг. армия получила 126039 чел. рядового и младшего командного состава, а с учетом кадровых военнослужащих, число выходцев из Грузии, служивших в

13

Красной Армии к началу войны, превышало 130 тыс. чел .

В отличие от молодежи общая, физическая и военная подготовка основной массы взрослого мужского населения Кавказа - главного мобилизационного ресурса - оставались невысокими. Диссонансом к призывному контингенту выглядят социально-демографические и образовательные характеристики военнообязанных запаса. Так, по Закавказскому военному округу из 977 тыс. военнообязанных РККА, РКВМФ и НКВД военно-учетными специальностями (далее - ВУС) обладали лишь 38209 младших командиров и 483506 рядовых (53%). Но наличие ВУС далеко не всегда означало, что военнообязанный в действительности обучен военному делу. Только половина запасников с ВУС (50,03%) обладала конкретными военными специальностями, и годились к строевой службе. Другая половина составляла своего рода мобрезерв, которому были присвоены бессодержательные военно-учетные специальности: «годные необученные» - 38%, «годные малообученные» - 6%, «ограниченно годные обученные» - 0,8% и «ограниченно годные необученные и малообученные» -5%14. Как правило, представители этих категорий никогда военной службы не проходили и переводились в соответствующую ВУС по своей гражданской специальности. Таким образом, лишь менее четверти всех запасников одновременно годились к строевой службе и были обучены военному делу.

13 Бабалашвили И. П. Грузинская ССР в годы Великой Отечественной войны. 1942-1945.

Тбилиси, 1977. С. 33-34.

14 ЦАМО. Ф. 144. Оп. 13199. Д. 13. ЛЛ. 28 - 30.


В мобилизационном отчете штаба Закавказского округа за 1940 г. отмечены политически и профессионально значимые демографические показатели -партийность (90456 чел.), принадлежность к рабочему классу (119924 чел. или

12,24% всех военнообязанных), наличие высшего (9641 чел. или 0,99%) и среднего (50661 чел. или 5,17%) образования15. Примечательно, что уровень образования военнообязанных запаса серьезно уступал общему уровню по Закавказью, который поддерживался, главным образом, за счет молодежи.

Невысокий уровень военной подготовки и образования объяснялся тем, что жизнь сельского, особенно высокогорного взрослого населения Закавказья и Северного Кавказа лишь в незначительной степени была затронута культурной революцией, оставалась по сути своей патриархальной. Армейская реформа конца 30-х годов также почти не коснулась больших масс военнообязанных. Под всеобщий призыв, впервые объявленный в 1938 г., она не подпадала. Занимавший в те годы должность председателя правительства Дагестана А. Даниялов вспоминал позднее: «К 1941 г. взрослое население гор мало владело русским языком. Исторически сложившийся уклад жизни, когда горцы без крайней нужды не выходили дальше своего аула, в лучшем случае района, являлся громадной трудностью при мобилизации горцев в действующую армию... Беда состояла в том, что кроме тех, кто прошел службу в армии до войны, горцы не умели обращаться даже с винтовкой. Что касается автомата, пулемета, миномета или гранаты, то они их просто не видели»16.

Самые подготовленные из военнообязанных (резервисты 1-й категории) в ходе переучета осенью 1940 г. были приписаны к кадровым частям и соединениям Закавказского и Северо-Кавказского военных округов. Обязательным требованием к приписному составу было хорошее владение русским языком, но в таких людях испытывался дефицит. Он покрывался военнообязанными, понимающими русскую разговорную речь. К этой

17

категории относилось тогда не более 25 - 30% . Языковая проблема в документах довоенной поры не занимает сколько-нибудь значительного места. Относительно незначительные масштабы армии мирного времени и

Там же. Л. 393.

Даниялов А. Воспоминания. Махачкала, 1991. С. 233. ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1091. Д. 4. Л. 250.

длительные сроки службы красноармейцев-кавказцев не оставляли для ее возникновения серьезной почвы.

Важно подчеркнуть и то, что, как показала дальнейшая практика, качественные характеристики мобресурсов Кавказа, прежде всего, военнообязанных запаса, оказались существенно завышены военкоматами. Это относилось к таким ключевым показателям, как уровень военной подготовки, грамотности и владения русским языком. В целом военкоматы Советского Союза в предвоенный период представляли собой громоздкие бюрократические учреждения и не обеспечивали должного учета и оценки мобилизационных ресурсов. Анализируя итоги финской кампании 1939-1940 гг., Сталин охарактеризовал мобилизационные органы страны как «очень

18

слабое» звено Красной Армии .

Все это в экстремальных условиях войны стало причиной серьезных издержек в процессе формирования соединений и маршевых пополнений личным составом требуемых возрастов и квалификации и, в конечном итоге, сказывалось на боеспособности соединений, формировавшихся на Кавказе, а также масштабах понесенных потерь19. Именно качественные характеристики пополнения, поступавшего из военкоматов кавказских республик, обусловили позже неоднократные кардинальные перестройки принципов комплектования войск национальными кадрами и их использования в бою.

22 июня 1941 г., в первый день Великой Отечественной войны Президиум Верховного Совета СССР своим Указом объявил о всеобщей мобилизации военнообязанных четырнадцати возрастов с 1905 по 1918 годов рождения

20

Обсуждение работы военкоматов на совещании при ЦК ВКП(б) в связи с подведением итогов финской кампании см.: Зимняя война 1939 - 1940. Книга вторая И. В. Сталин и финская кампания (Стенограмма совещания при ЦК ВКП(б)) М., 1999. С. 240 - 241.

1290 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1091. Д. 4. ЛЛ. 247 - 260.

20 Горьков Ю. А. Государственный Комитет Обороны постановляет (1941 - 1945). Цифры, документы. М., 2002. Прил. Док. № 6. С. 492 - 493.


включительно («поднимаемые возраста») . Лица более молодого возраста -1919-1921 годов рождения уже находились в рядах Красной Армии, будучи призванными в течение 1939-1941 годов. Кроме того, с начала 1941 года проводились досрочные призывы части призывников 1922 года рождения. Интенсивно формировались новые соединения. Еще до конца декабря 1941 г. Красная Армия получила 286 стрелковых дивизий, 159 стрелковых бригад и

21

прочие соединения, большинство из которых было вновь сформированными21.

С самого начала войны народы Кавказа стали широким потоком вливаться в ряды Действующей армии. По Закавказью летом 1941 г.

было призвано в строевые части, военные училища, резерв и строительно-рабочие подразделения 85561 призывников. Мобилизация военнообязанных запаса, завершенная к середине июля, дала 212721 чел., в том числе 16939 командиров, 18728 младших командиров и 175876 рядовых. Мобилизационный план 1941 г.

22

был выполнен по Закавказью на 99% . Из северокавказских республик в армию было мобилизовано 29937 военнообязанных (см. приложение 1). Военкоматы закавказских и северокавказских республик рапортовали о высоком боевом духе и дисциплинированности призываемых, большом числе добровольцев.

Использование людских ресурсов в военных целях шло в нескольких направлениях. Основные из них: развертывание и доукомплектование до штатов военного времени кадровых частей и соединений Северо-Кавказского и Закавказского военных округов, формирование новых дивизий за счет людских и материальных ресурсов округов, подготовка маршевого пополнения с последующей его отправкой в действующие войска, создание разного рода ополченческих формирований для местной самообороны и подготовка резерва для регулярной армии по линии Всевобуча. Молодые кавказцы, имевшие образование не ниже среднего и владевшие разговорным русским языком, направлялись в военные училища (см. приложение 2).

В первые же месяцы войны Закавказским военным округом на фронт были направлены 7 кадровых соединений, 377 маршевых рот, 756 танковых

Кирсанов Н.А. В боевом строю народов-братьев. М., 1984. С. 29.

ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1091. Д. 4. Л. 219.

экипажей . Кадровые дивизии, коих на 22 июня 1941 г. в Закавказском военном округе насчитывалось 15 (2 стрелковых, 9 горно-стрелковых, 1 горно­кавалерийская, 1 кавалерийская, 2 танковых и 1 мотострелковая)24 пополнялись военнообязанными, приписанными к ним до войны и прошедшими в них военные сборы. В августе-октябре было преступлено к формированию еще 18 стрелковых дивизий. Северо-Кавказский округ разворачивал 10 кадровых стрелковых дивизий и в течение лета-осени 1941 г. сформировал 12 новых стрелковых дивизий, 6 стрелковых бригад, 9 бригад морской пехоты, 12 кавалерийских дивизий и 2 воздушно-десантных корпуса, а также большое количество маршевых подразделений25.

Уже весной 1942 года основная масса ресурсов военнообязанных возрастом до 46 лет и призывников 1922-1923 годов рождения была исчерпана как в Северо-Кавказском военном округе, так и на Закавказском фронте26. В Северо­Кавказском округе в армию было призвано 984 тыс. чел. из 1002 тыс.,

27

подлежавших мобилизации на день начала войны . С 1942 г., «борьба за дополнительное выявление людских ресурсов» стала основным содержанием работы кавказских военкоматов и военных отделов парторганов. В этом году нагрузка на людские ресурсы Северного Кавказа и Закавказья только усилилась, поскольку с началом битвы за Кавказ его защитники оказались в значительной мере отрезанными от Центра, и им пришлось рассчитывать на собственные силы. Только в течение 1942 года Закавказским фронтом, оборонявшим Северный Кавказ, из ресурсов всего Кавказа было сформировано и передано действующим войскам 35 стрелковых дивизий, 33 стрелковые

28

Краснознаменный Закавказский. История Краснознаменного Закавказского военного округа. Тбилиси, 1977. С. 54.

24

Боевой состав Советской Армии в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Ч. 1 (июнь - декабрь 1941 г.) М., б. г. С. 16-17. 25 Там же.

27 ЦАМО. Ф. 144. Оп. 13189. Д. 91. ЛЛ. 71 - 75.

27 Подсчитано по: там же. Д. 103. Л. 21-25.

28 Там же. Ф. 209. Оп. 999. Д. 703. Л. 79.


бригады и сотни специальных частей и подразделений .

Положение осложнялось потребностью забронирования большого количества высококлассных специалистов - как правило, образованных и здоровых людей - за оборонным производством, управленческими структурами и сельским хозяйством. Несмотря на общий лозунг дать армии все необходимое, на деле в ходе призывных кампаний интересы военкоматов и партийно-хозяйственных органов резко расходились. Последние старались удержать ценных работников в тылу, в силу чего нередко их отношения с военкоматами были конфликтными. Один из азербайджанских райвоенкомов описывал их следующим образом: «Военком, получая наряд (на мобилизацию граждан - А. Б.), обращается к партийной организации и просит оказать помощь, а секретарь райкома говорит: . такого-то не призывать, такого-то не призывать, председателя колхоза нельзя призывать, председателя сельсовета нельзя призывать, механика нельзя призывать, а остальные забронированы.»29 Как правило, если не издавалась специальная директива НКО или ГКО о разбронировании определенных категорий граждан, в таких споры решались в пользу партийцев и хозяйственников, пользовавшиеся поддержкой республиканских властей. Например, в 1943 г. из 111889 чел., забронированных по всему Закавказью и Дагестану, в армию было призвано только 273 человека30. Положение усугублялось неблагополучной ситуацией в самих военкоматах. Некоторые из военкомов и сотрудничавших с ними членов врачебных комиссий пошли по преступному пути коррупции, выдавая отсрочки от призыва или освобождения от военной службы здоровым людям31.

2390 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 999. Д. 486. Л. 191.

30 Там же. Д. 501. Л. 36.

31 Там же . Д. 407. ЛЛ. 7 - 11, 228, 296. Д. 486. ЛЛ. 133, 171; Д. 501. Л. 32.


В 1942-1943 гг. был издан целый ряд приказов народного комиссара обороны по вопросам военно-учетной и мобилизационной политики. Эти приказы (№№ 064, 089, 0242, 0283, 336, 0882, за 1942 г., № 089, 0316 и др. за 1943 г.) выполняли важную корректирующую функцию, приспосабливая работу военкоматов страны к реалиям войны. Важнейшие из них были изданы в критический 1942 год, в основном в его начале, когда первоначальный кадровый состав Красной Армии в основном уже выбыл из строя, и действующим частям требовалось полнокровное пополнение. Приказы НКО регулировали порядок бронирования, перерегистрации, медицинского освидетельствования, призыва граждан с освобожденных территорий, борьбы с

32

уклонистами, дезертирами, коррупцией в военкоматах и др. вопросы . Все эти мероприятия имели одну цель: дать армии как можно больше людей. Как правило, они смягчали прежние ограничения на призыв по состоянию здоровья, возрасту, политическим мотивам, бронированию и устанавливали новые, более широкие рамки в этих областях. Например, предельный возраст военнообязанных, состоявших на учете в военкоматах, возрос с 45 лет в 1941 г. до 50 в 1942 и до 55 в 1943 г. Вводились новые категории военнослужащих. С 1942 г. упоминаются военнообязанные, «не годные к службе, но годные к

33

физическому труду» . Ранее такие лица освобождались от службы в армии, отныне - составляли определенный резерв и высвобождали большую массу нестроевых военнослужащих, занятых на тыловых и хозяйственных должностях. Из числа последних, в свою очередь, постоянно велся отбор лиц, подходивших к строевой службе. Качественные требования к военнообязанному (призывнику) постоянно снижались. В 1942 г. в результате медицинского переосвидетельствования, проведенного «с учетом обстановки военного времени» в Закавказье 24 % призывников, ранее признанных ограниченно годными к военной службе, были зачислены в категорию годных к строевой службе34. Только по Армении в результате проведения медицинского переосвидетельствования по приказу НКО № 0882 в 1942 г. в армию были призваны 37183 чел., в том числе 17686 чел. - в строевые части. Обычной практикой было также сокращение штата других военизированных

35

32 См.: Русский архив. Великая Отечественная. Т. 13 (2 - 2). Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. - 1942 г. Док. № 125, 163. С. 145 - 147, 197 - 198; ЦАМО. Ф. 209. Оп. 999. Д. 486. ЛЛ. 119, 125; Д. 487. ЛЛ. 4 - 7; 63 - 71.

3334 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 999. Д. 486. Л. 119. 3345 Там же. Д. 487. Л. 75.

35 Горьков Ю. А. Государственный Комитет Обороны постановляет. Док. №. 25. С. 514 - 517.


ведомств, прежде всего, структур НКВД .

Важным источником пополнения рядов действующей армии людскими резервами стали заключенные, трудпоселенцы и прочие категории граждан, доступ которых к оружию до войны был категорически запрещен ввиду их «политической неблагонадежности». К этому толкала объективная потребность воюющей армии в непрерывном восполнении тяжелых потерь. Не считаться с ней было нельзя. На это обстоятельство следует обратить особое внимание в связи с дальнейшим исследованием мобилизационной политики на Кавказе.

В конце 1941 г. в результате первых крупных успехов Красной Армии были освобождены большие участки советской территории. В войска, после тщательной фильтрации органами НКВД и военной контрразведки стали направляться значительные контингенты освобожденных военнопленных и лиц, проживавших на оккупированной территории36. Одновременно

37

пересматривались дела уголовных заключенных , а также трудпоселенцев

38

(раскулаченных), находившихся в распоряжении ГУЛАГа . Многократно пересматривались контингенты разного рода строительных батальонов и рабочих колонн - формирований, где использовался принудительный труд лиц, отчисленных из строевых частей по политико-моральным соображениям. Приказ НКО № 0283-1942 г. существенно снизил планку отсева людей этой

39 ~ 40

См.: Русский архив. Великая Отечественная. Т. 16 (5 - 2). Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942 г. Док. № 91. С. 88 - 89.

37 Горьков Ю. А. Государственный Комитет Обороны постановляет. Прил. Док. № 25. С. 514

3-8 516.

38 См.: Шашков В. Я. «Ликвидированный класс» на защите Родины // Военно-исторический

журнал. 2001. №. 4. С. 42 - 47.

40 Русский архив. Т. 13 (2 - 2). Док. № 170. С. 207 - 212.

40 См.: Русский архив. Великая Отечественная. Т. 22 (12 - 1). Генеральный штаб в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. 1941 г. М., 1998. Док. № 110. С. 71

- 72.

41 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 989. Д. 69. ЛЛ. 326 - 330.


категории и тем самым отменял установки, данные в начале войны . Например, в результате их пересмотра по военкоматам Грузии летом 1942 г. были переведены на общий учет и призваны в армию 4395 чел. (56,3 % от их общего числа)41, в Азербайджане переводу на общий учет также подлежали до

60% лиц . Осенью 1942 г. отдел укомплектования штаба Закавказского фронта неоднократно напоминал республиканским военкомам о недопустимости огульного зачисления людей, особенно, призывников в категорию лиц, отсеянных по политико-моральным соображениям. Отныне руководством к действию стал сталинский тезис «сын за отца не отвечает»43. Это означало, что анкетные данные типа «отец осужден» или «брат изъят органами НКВД» более не учитывались при зачислении в ряды Красной Армии.

В либеральном духе составлен и приказ НКО № 089, изданный в феврале 1942 г., о порядке приема в состав Красной Армии военнообязанных, проживавших на временно оккупированной территории44. Правда, отдельным распоряжением начальник Главного управления формирования и укомплектования войск Е. А. Щаденко оговорил, что такие лица после проверки органами НКВД подлежат зачислению в штрафные подразделения45, но на практике многие из них попадали в обычные строевые части, испытывавшие острый недостаток в людях. Наступавшие советские дивизии самостоятельно проводили мобилизации на освобождаемых территориях, вбирая в свой состав практически все мужское население, способное носить оружие (от 17 до 52 лет)46. С октября 1943 г. формальные ограничения для этой категории советских граждан были сняты, они призывалось в армию безо всяких ограничений лишь с оговоркой о необходимости «самого пристального

47

Там же. Ф. 209. Оп. 999. Д. 487. Л. 40 - 45. Вторая редакция приказа, изданная как директива Ставки ВГК № 089 от 10 февраля 1943 г., содержится в кн.: Русский архив. Т. 16 (5 - 2). Док. № 91. С. 88 - 89.

44 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 999. Д. 317. ЛЛ. 34 - 35; там же. Д. 487. Л. 42.

44 Там же. Д. 446. Л. 18.

46 Там же. Д. 317. Л. 35.

46 Там же. Ф. 1495. Оп. 1. Д. 6. Л. 161.

47 Там же. Ф. 209. Оп. 989. Д. 29. Л. 191.


наблюдения» за их поведением . По мере продвижения советских войск на запад в войска стали поступать уроженцы Западной Украины и Западной Белоруссии. В конце войны (1944-1945 гг.) на общих основаниях в армию принимались также латыши, литовцы, эстонцы, советские поляки, карелы.

Частично западными украинцами, белорусами и прибалтами заменялся личный состав внутренних (недействовавших) военных округов.

В соответствии с постановлением ГКО № 2779/сс от 21 января 1943 г. советские военнопленные, освобожденные из немецких лагерей после проверки представителями военной контрразведки, зачислялись в строевые части. Постановление исключало длительный период проверки бывших военнопленных в фильтрационных лагерях НКВД, практиковавшийся в 1941­1942 гг., а предписывало организовывать комиссии особых отделов на месте и

48

немедленно направлять прошедших проверку в войска . Приказ НКО № 158/24 от 6 апреля 1943 г. предписывал начать призыв в армию лиц, пораженных в правах после отбытия заключения. Досрочному снятию поражения в правах не подлежали лишь лица, осужденные за контрреволюционные преступления и бандитизм49. В постановлении Верховного Совета СССР, положенного в

основу этого приказа была подчеркнута «нецелесообразность» подобного

50

ограничения «в условиях военного времени» .

49 Там же. Ф. 51. Оп. 962. Д. 4. Л. 1.

50 Русский архив. Т. 13 (2 - 2). Док. № 88. С. 109.

50 Там же.

51 См.: речь Сталина на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся 6 ноября 1943 г.; приказ НКО № 16 от 23 февраля 1944 г.; речь Сталина на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся 6 ноября 1944 г. и др. // Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 2002. С. 15, 34.


Военная целесообразность стала лейтмотивом всех мобилизационно-призывных мероприятий. Она определяла их эволюцию, постепенно отодвигая в сторону политические ограничения. В целом эти мероприятия аналогичны «тотальным мобилизациям» в гитлеровской Германии, толковавшихся в Советском Союзе как признак глубокого кризиса в стане врага и нередко становившихся объектом публичных саркастических замечаний Сталина51. Следует отметить, что все эти мероприятия ни в коей мере не отменяли подозрительность в отношении лиц, политически чуждых советской власти, но принятых в ряды Красной Армии. В случае чрезвычайных происшествий с их участием, их социальный статус непременно подчеркивался как отягчавшее вину обстоятельство.

<< | >>
Источник: Безугольный Алексей Юрьевич. НАРОДЫ КАВКАЗА В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. 2004

Еще по теме § 1. Состояние и использование людских ресурсов Кавказа в первые годы войны.:

  1. ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ МОБИЛИЗАЦИОННЫХ И ПРИЗЫВНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ НА КАВКАЗЕ В ГОДЫ ВОЙНЫ
  2. Безугольный Алексей Юрьевич. НАРОДЫ КАВКАЗА В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, 2004
  3. 2.6. Контроль состояния и использования ресурсов проекта
  4. Людские ресурсы.
  5. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Советский тыл в годы войны
  6. 1. Первые годы независимости. Н. Снапук — монарх-демократ.
  7. § 5. Ирак Подъем освободительного движения в первые послевоенные годы
  8. Внутриполитическая ситуация и внешняя политика CCCP в первые послевоенные годы
  9. 1. Армия в первые годы независимости Бирмы. Правительство У Ну.
  10. Годы войны.
  11. Развитие КПК в годы войны
  12. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
  13. В годы Первой мировой войны
  14. 1.2. Учет и реквизиции продовольствия в годы Гражданской войны
  15. АФГАНИСТАН В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  16. Германия в годы Тридцатилетней войны
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -