Глава 13 Живая плоть как пространственный знак жизни


Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух.
От Иоанна святое Благовествование: 3,6
Свойства живой плоти раскрываются в трех межорганиз- менных отношениях: сходство, симметрия, корреляция (рис. 6). Поскольку плоть организмов остается пространственным знаком, отношения выявляют у организмов свойства, которыми наделено значение числа: величина, симметрия, целостность (рис. 10). Три аспекта биоморфологии, естественным образом обособившиеся в истории биологии, отвечают трем традициям математики: арифметике, геометрии и алгебре (Заренков 19976).
Отношение сходства используется феноникой главным образом в рамках систематики (таблица, Примечание 4). В них осуществлена арифметика. Сходство устанавливается не только в систематике между таксонами. Оно используется при сопоставлении фаун (флор) и сообществ. Величина сходства нередко определяется «на глазок», но все более обычным становится арифметическое вычисление величины сходства методами клади стики.
Величина сходства — это величина числа. При вычислении величины сходства функции эталонных единиц выполняются дискретными признаками сходства-различия. Признаки выявляются сами собой в сопоставлении разных организмов: какие организмы соотносятся — такие признаки и обнаруживаются, Этой своеобразной относительностью организмы напоминают числа: какие числа соотносятся, такие общие делители у них и могут быть обнаружены.
В фаунистике (флористике) своеобразными признаками сходства могут служить общие таксоны, жизненные формы, фаунистические (флористические) элементы, точнее, из названия (таблица). На первый взгляд, признаки сходства-различия между таким объектами отличаются от тех, что изучаются в систематике. В действительности же между ними сохраняется глубокое единство. Оно состоит в следующем. Таксоны и элементы фаун (флор) состоят из организмов. В свою очередь, каждый организм принадлежит к какому-либо виду; виды, наконец, различаются дискретными признаками сходства-различия.
В фаунистике (флористике) изучается комбинаторика фау- нистических (флористических) элементов, в экологии — комбинаторика жизненных форм сообщества.
В систематике отчетливо проявляется своеобразная мозаичность организмов: любой таксономический диагноз остается описанием комбинации дискретных признаков. Выделяясь среди других разделов биологии своими задачами, систематика предметно остается дискретной биоморфологией. Дискретность признаков сходства-различия, изучаемых систематикой, отвечает дискретной природе наследственности (Заренков 1983).
' В таксономических диагнозах и описаниях сообщается о комбинациях дискретных признаков структур, включая молекулы, и в таком восприятии организмы напоминают числа, остающиеся комбинациями других чисел.
Перечисляемые в таксономическом диагнозе признаки сами по себе не создают целостного пространственного образа. Ограничиваясь только таксономическим текстом и не зная наперед, как выглядит описываемый организм, мы не можем представить себе зрительный образ целого организма. Это обстоятельство напоминает о величине числа, которая может быть не связана с симметрией. Зная одну только величину числа, мы еще не знаем с определенностью о фигуре числа. Например, одна и та же величина 4 есть и у двойственной четверки (протяженность), и у тетраэдрической четверицы (объемность). Что же касается десяти, то оно имеет все три представления: двоичное, тройственное и четверичное (рис. 9).
Почему же в таком случае мы довольствуемся таксономическими диагнозами как источниками информации о строении организмов? Скорее всего, потому, что каждый из нас располагает своего рода предзнанием. Действительно, у каждого из нас есть некоторое, пусть не профессиональное, представление о внешнем облике каких-либо организмов или о геометрических образах, упоминаемых в диагнозе: «форма тела округлая», «лист кардиоидной формы». В таких выражениях континуальная форма остается дискретным признаком.
В связи с этим уместно вспомнить о равно со ставленных фигурах и игре тантрам. Разные фигуры составлены из одних и тех же многоугольников, сложенных, однако, по-разному. Поэтому один только перечень многоугольников (один и тот же состав фигуры) не дает ответа на вопрос о форме образованной ими фигуры, и поэтому фигуры, различающиеся формой, остаются неразличимы. Соответственно, величина сходства, выявляемая в сопоставлении разных перечней фигур (разные составы фигур), сама по себе еще не дает ответа на вопрос о форме фигур.
Целостная форма организмов изучается биосимметрикой, континуальной геометризованной биоморфологией (Примечание 6). Она пользуется свойством симметрии числа (рис. 10) и представляет традиции геометрии. Симметрия организма, учитывающая общую форму тела и размещение дискретных структур, относится к организму в целом. Форма тела континуальна и неделима как элементы симметрии: плоскость, ось, центр. Тем не менее, отдельные части организма могут иметь собственную симметрию, например листья и лепестки цветка растения. Количество центров, осей и плоскостей симметрии поддается счету, и тем не менее в отличие от дискретной биоморфологии, биосимметрика рисует нам образ целостного организма вроде кристалла.
С. В. Петухов (1981; 1988), подчеркивая своеобразие биологических симметрий, обусловленное объемным ростом, называет организмы «друзами кристаллов живого вещества».

Симметрия обычно считается свойством единичного организма, тогда как сходство в натуралистской систематике — это отношение между организмами (видами). Вполне естественной симметрия симметрий выглядит в эмбриологии, потому что в онтогенезе многих животных один организм на разных стадиях развития может иметь различные типы симметрии. Иными словами, в эмбриогенезе наблюдается симметрия между симметриями разных стадий развития.
Чтобы биосимметрика стала сопоставимой с систематикой, от организменной симметрии следует перейти к межорга- низменной симметрии (Глава 1).
Отношение межорганизменной симметрии — это симметрия симметрий организмов, она принадлежит сопоставляемым организмам и ни одному из них по отдельности. Такая симметрия — зеркальная, например, наблюдается между право- и левозакрученными раковинами брюхоногих моллюсков. Она свойственна объединению двух организмов и может считаться их общим планом строения.
Симметрия симметрий не отменяет отношение сходства. Например, отношение межорганизменной симметрии осуществляется между актинией и Цветком георгина. Как геометрические планы строения, эти биоморфы совместимо равны, однако щупальца актинии не похожи на лепестки цветка. По этим структурам сопоставляемые организмы различаются, и это обстоятельство имело бы значение в систематике для вычисления величины сходства. В этом примере биоморфы отвечают фигурным числам. Например, у всех четверичных чисел имеется центральная симметрия, и тем не менее они различаются величиной.
Любой обмен веществ осуществляется через 2-мерную поверхность организма или его структурных единиц (органел- лы, клетки, органы), тогда как потребности пропорциональны 3-мерному объему (Примечание 17). Физиологически, самоподобие состоит в том, что обмен веществ, осуществляемый целым организмом, подобен тому обмену, который осуществляют структурные единицы, слагающие организм; это своего рода физиологическое самоподобие. На всех структурных уровнях обмен неизменно осуществляется через поверхность, хотя обслуживает потребности объема. Поэтому на всех структурных уровнях оптимальная величина относительной поверхности остается такой же необходимостью, как и у целого организма. Это обстоятельство имеет значения и для ядра в цитоплазме клетки, и для рыбы в океане. Значит, физиологическое самоподобие — это принцип целостности организма. Геометрически же решения задачи об оптимальной величине относительной поверхности очень разнообразны.
Самоподобие дерева, его ветвей и корней — это самоподобие фрактальных фигур, у которых относительная поверхность может возрастать с увеличением линейных размеров. В организме животных геометрического самоподобия обычно не наблюдается, хотя физиологическое самоподобие, разумеется, сохраняется. Например, не наблюдается самоподобия фигуры рыбы и ее плавников. В принципе, в разнообразии геометрических решений выражается неоднозначность связи между структурой и функцией. Она подобна связи между знаком и значением.
Разнообразие геометрических решений одной и той же задачи о физиологическом функционировании целостного организма — это предмет биоморфологии. Сложность решений может объясняться тем, что интенсивный обмен веществ, свойственный живым организмам, осуществляется в физическом пространстве. Особенность топологии этого пространства состоит в том, что существует различие метрик для 2-мерной поверхностью и 3-мерного объема тела организмов.
Сравнительная морфофизиология представляет в биоморфологии традиции алгебры (таблица, рис. 10). Фактически она пользуется свойством целостности числа, понимая ее как морфофизиологическую целостность строения организмов. Под названием «сравнительная анатомия» она была основана Ж. Кювье (Примечание 3). Он пояснял предмет сравнительной анатомии следующим образом.
У хищника есть зубы особого строения и когти, чтобы отрывать куски мяса. У травоядного животного имеются особого строения зубы. Кроме того, травоядное животное имеет более длинный, чем у хищника, кишечник. Таким образом, в организме хищника и травоядного животного осуществляются корреляции органов, делающие возможным само существование отдельного организма. Корреляции осуществляются между ротовым аппаратом, конечностями и длиной кишечника. Они объясняются физиологически, особенностями питания и неодинаковой питательностью пищи.
По современным представлениям, явление скоррелиро- ванности, как его пояснял Ж. Кювье, можно было бы расширить, например, за счет ферментативных систем, гистологии органов обоняния и зрения и др. В общем случае, так или иначе, напрямую или опосредованно, скоррелированы самые разные органы, макро- и микроструктуры организма и особенности физиологии. На корреляциях основано представление об «организме как целом в индивидуальном и историческом развитии» (Шмальгаузен 1982). Сморрелированность частей организма подобна целостности фигурных чисел.
По Ж. Кювье, разные организмы — это «все возможные комбинации органов», как одни числа остаются комбинациями других чисел. Как единицы фигурного числа связаны отношением соседства, так органы живого организма связаны отношением корреляции.
В фигурных числах (рис. 9) единицы связаны 1-2-3 соседствами (двоичные числа), 2-4-6 соседствами (троичные числа), 3-6-9 соседствами (четверичные числа): Значит, одна и та же связность, например, 2 или 3 соседства; может быть у разных фигурных чисел и притом независимо; от величины и симметрии, т. е. от арифметических и геометрических свойств. В свою очередь, это могло бы означать, что полное описание организма не может ограничиваться симметриями (биосим- метрика) и сравнительной морфофизиологией (корреляция, связность). Например, одни и те же корреляции органов имеются у различных хищников океанской эпипелагиали. К тому же все они являются рефлеморфами (симметрия) (рис. 1). Значит, рассматриваемые организмы образуют единое целое, слитный «двусторонне симметричный тип организации жизненной формы»; тем не менее, с точки зрения систематики (дискретность) они вполне различимы.
Единство скоррелированных структур составляет «тип организации жизненной формы», — хищника, травоядного животного и т. д. Далее Ж. Кювье подчеркивает, что ни один из органов не смог бы измениться без того, чтобы не изменились другие органы, связанные с ним физиологически. Подобные скоррелированные изменения, как чисто умозрительные, допускались Ж. Кювье в сфере воображения. Впоследствии, в связи с широким признанием идеи эволюции, сравнительная анатомия стала филогенетической, по примеру систематики

К. Линнея. После Дарвина место воображаемого изменения заняло непосредственно не наблюдаемое видообразование, а корреляции стали называться филетическими (филогенетическими).
В связи с принципом А. Дорна (1937), морфофизиологическая целостность организма могла бы пониматься двояким образом. Во-первых, один и тот же орган (вообще, морфост- руктура) причастен к нескольким функциям. В этом состоит содержание понятия мультифункциональности, понятие обобщенной функции одного органа. Во-вторых, в одной и той же функции могут соучаствовать несколько органов. Потому имеет смысл обобщенное понятие органа и мультиструктурности (мультиорганности — Ястребов 1995). Иными словами, в общем случае, у одного органа имеется несколько функций и к одной функции причастно несколько разных органов.
Например, наши легкие в основном служат для дыхания, но причастны к водообмену и терморегуляции и, следовательно, имеют обобщенную функцию. К этим же функциям причастен и кожный покров, и поэтому вместе с легкими он образует обобщенный орган.
Морфофизиологическая целостность организма — это общность (континуальность) нескольких функций, выполняемых одним дискретным органом, и общность (континуальность) нескольких органов с одной функцией, единство континуальности и дискретности.
В этой связи морфофизиология организмов действительно вызывает ассоциации с алгеброй, с ее обобщенными понятиями числа и вычисления. Действительно, хотя предмет алгебры труднее других разделов математики поддается определению, тем не менее, чаще других признаков алгебры указывается обобщенность алгебраических чисел и операций с ними. Например, в биноме Ньютона буквенные символы обозначают обобщенные числа: цельные и дробные, положительные и отрицательные, рациональные и иррациональные, действительные и мнимые, комплексные и пр.
Поэтому в разложении бинома подразумевается обобщенное вычисление. Оно включает не только сложение, но и другие операции с числами: вычитание, умножение, деление, возведение в степень, извлечение корня и пр. Иными словами, каковы числа — таковы и операции с ними.
В связи с этим следует вернуться к корреляции между медоносной пчелой и опыляемым растением (Глава 2). Скоррелированное™ строения предполагает целесообразное взаиморасположение органов и вообще морфоструктур. Само по себе размещение цветка и его частей уже функционально тем, что способствует опылению. Само по себе размещение ротовых и туловищных придатков у пчелы тоже функционально в связи с опылением. Форма отдельного организма в целом и его отдельных органов сами по себе уже функциональны, как функциональна структура макромолекул.
Корреляция между столь несходными и несопоставимыми по симметрии организмами позволяет им сообща выполнять обобщенную функцию в сообществе: опыления — для растения и медосбора — для пчелы. Таким образом, обобщенная межорганизменная корреляция как бы надстроена над орга- низменными корреляциями, осуществляемыми в разных организмах.
Поскольку в экологии «пчела и энтомофильное растение» — общность не менее естественная, чем пчелиная семья или растительное сообщество, постольку естественно не толь

ко обобщение функций (цитание и опыление), но и разных структур, принадлежащих растению и пчеле.
Таким образом, в принципе, алгебраическая обобщенность распространима с организменной морфофизиологии на межвидовой уровень сравнительной морфофизиологии.
Для органов (морфоструктура), реперов для осей симметрии (биосимметрика) и признаков (систематика) напрашивается общее название: структурные элементы. Они могут служить для изучения отношений сходства, симметрии и корреляции как в пределах одного организма, так и между организмами. Большей частью три стороны живой плоти изучаются слитно. Например, тип симметрии остается для систематики одним из признаков сходства, и в свою очередь признаки сходства, как реперы, необходимы для установления симметрии. Пространственное размещение органов функционально, и таким образом оно интересует и био симметрику, и сравнительную мор- фофизиологию.
Выше было отмечено, что понятие признака в систематике может отвечать понятию репера в биосимметрике. Теперь к ним можно добавить понятие структуры, в частности, органа. Таким образом, в итоге пересекаются основные понятия трех разделов биоморфологии: признак — репер — орган (рис. 10). Они пересекаются как три фигуры биологической розетки «сходство — корреляция — симметрия», они же соответствуют трем ипостасям числа и трем разделам математики.
Дискретность организма как носителя признаков сходства подобна дискретности единиц в числе. Континуальность формы организма сродни симметрии числа. Континуальная скор- релйрованность дискретных органов организма напоминает связность единиц в числе. Организм является воплощением числа, и воплощение осуществляется в онтогенезе при посредстве молекул наследственности (Заренков 19976).
Дискретность организма как носителя признаков сходства-различия происходит от дискретности генов, частей молекул вещества наследственности. Континуальная симметрия организма могла бы оставаться перевоплощенной симметрией этих молекул. Континуальная скоррелированность дискретных органов организма" могла бы иметь своим источником химическое функционирование молекул биополимеров. Применимость математического языка для изучения плоти отдельных организмов объясняется их пространственно-временной определенностью.

Глава 14
Организм как живая друза кристаллов
Существование неподвижного организма в неподвижной среде есть биологический нонсенс.
Зенкевич. 1944: 287
Поскольку структура Геомериды (рис. 3) претендует на общее значение неизменяемой структуры жизни, своей индивидуальностью Геомерида может быть обязана частными особенностями географической оболочки как своего местообитания. В таком случае, индивидуальность Геомериды становится темой о симметриях «телосложения» сверхорганизма Геомериды и отдельных составляющих ее организмах. Сложность состоит в том, что симметрии имеются и у местообитаний Геомериды в географической оболочке (рис. 13). Чтобы понять, как соотносятся симметрии столь различных объектов, как отдельные организмы, составляющие Геомериды и географическая оболочка, следует обратиться к общей причине симметрий.
Принцип Пьера Кюри, вездесущий как законы Ньютона, в качестве общей причины симметрий утверждает физические поля, например, поле земного тяготения: любые тела и явления сохраняют только те собственные элементы симметрии, которые совпадают с элементами симметрии среды. Иными словами, симметрия среды, порождающей явления и тела, как бы накладывается на собственную симметрию тел и явлений, образующихся в этой среде (Шафрановский 1985; Сонин 1987).
Симметрия цикломерии у актинии, «точечная», сформирована конусом векторов силы земного тяготения (рис. 14, 15). Векторизованные элементы симметрии конуса (ось и радиальные плоскости) свойственны жизненно важному «дождю» пищевых частиц (остатки планктонных организмов). Поэтому векторизованы и элементы симметрии актинии, радиальные плоскости щупальцев и ось тела. Что же касается локального (около актинии) вертикального градиента концентрации пищевых частиц, то он создается и поддерживается самой актинией, которая перехватывает пищевые частицы «дождя» сестона. В толще воды, подверженной турбулентному перемешиванию, при отсутствии вектора «дождя» градиент пищевых частиц был бы невозможен. Поэтому естественно, что у планктонного полипа Moersia (еще один пример «точечного» воплощения принципа Пьера Кюри) оральными остаются оба антиподальных полюса (рис. 14). ¦
В отличие от неподвижной актинии, элементы симметрии которой векторизованы движением среды («дождь» пищевых


Г


КМ 59
¦v2,5





1



(
1
) * ; ~2io
У ...



100 200
300
млн. км'



Полярные умеренные экваториальная д N
Б
частиц), ползающая актиния, которая собирала бы пищевые частицы вокругротовыми щупальцами, векторизована собственной подвижностью (рис. 15). Как и другие пасущиеся животные, ползающая актиния, выбирая пищевые частицы и таким образом создавая локальный градиент пищевых частиц ^ Рис. 13. Элементы симметрии биологических явлений в географической оболочке: А — экваториальная зеркальная плоскость е, меридиональные плоскости вращательной симметрии т' и зеркальной симметрии т", полярная ось вращения NS (по Зенкевичу, 1948); кроме того имеется ось симметрии L для 4 квадрантов океана; Б — сообщества глубоководного бентоса: ПЭ — приконтинентапьные эвтрофные, ШЭ — широтные эвтрофные, ШО — широтные олиготрофные (по Соколовой, 1986); В — инверсионная симметрия октантов географической оболочки (отмечены знаками * и **) относительно центра планеты О; Г — сообщества планктона макромасштабных океанских круговоротов: ССп — северный субполярный, ССт — северный субтропический, СТ — северный тропический, ЮТ — южный тропический, ЮСт — южный субтропический, ЮСп — северный субполярный (по К. Беклемишеву, 1969); Д — инверсионная симметрия макромасштабных океанских круговоротов, отмеченных знаками * и **); Е — точка перегиба С0 гипсографической кривой служит центром симметрии сообществ и фаун, совмещаемых при повороте ветвей кривой относительно точки перегиба С0. Обозначения: «+» означает подъем воды и эвтрофность планктона и мелководного бентоса, «-» означает погружение воды и олиготрофность мелководного планктона и бентоса
на поверхности грунта, вынуждает перемещаться сама себя. Поэтому вектор движения воплощается в векторе передне- задней плоскости полихеты, отвечающей одной из радиальных плоскостей актинии. Что же касается брюшной и спинной сторон полихеты, то различия между ними обусловлены другим вектором — вектором земного тяготения. Таким образом, продольная плоскость полихеты векторизована дважды: вертикально (спина—брюхо) и горизонтально (рот—анус).
Вторым элементом симметрии полихеты служит латеральная (право-левая) плоскость. Она отвечает элементу симметрии среды обитания, которым служит плоскость поверхности грунта, покрытого осевшими пищевыми частицами детрита. Она


Рис. 14. Симметрии организмов, которые относятся к жизненным формам, выделенным по трофическому принципу: А — прикрепленная актиния (сестонофаг); Б — гипотетическая актиния, ползающая на вокругротовом венчике щупальцев; В — ползающая полихета (детритофаг); Г — планктонный полип Moersia (сестонофаг) с двумя вокругротовыми венчиками щупальцев; Д — ползающая голотурия (сестонофаг) с цикломерным вокругротовым венчиком щупальцев и рефлемерным туловищем. Рисунки А, Б, В поясняют гипотезу А. Седжвика (Sedgwick 1884) о происхождении полихет от актиний. Ползающая голотурия (Д) служит примером «друзы живых кристаллов». Цикломерия двуротого полипа Moersia (Г), обитающего в условиях отсутствия поверхности раздела фаз, собственная, унаследована
от предков, обитавших на дне




А
1г.
в



Рис. 15. Воплощение в организмах симметрии физических полей согласно принципу Пьера Кюри: А — элементы симметрии актинии, совпадающие с симметриями конуса векторов сил земного притяжения; изображен «дождь» пищевых частиц; Б — преобразование симметрии ползающей биоморфы «цилиндр» вроде актинии (равносильно ползанию самой биоморфы) в поле векторов vi, vz придонного потока воды; В — результат преобразования биоморфы «цилиндр» — рефлеморфа вроде полихеты с двумя плоскостями симметрии: дважды векторизованная продольная плоскость Vi vz и не векторизованная боковая плоскость (право-левая); Г — преобразование окружности в эллипс, по Михееву, посредством отражения в наклоненном зеркале т; означены соответствующие точки. Неодинаковая величина векторов потока воды Vi объясняется силами трения, т. е. силой земного
притяжения (вектор уг)

остается поверхностью раздела двух фаз: жидкой и твердой (пищевые частицы). При отсутствии на плоскости градиента пищевых частиц, на плоскости отсутствует и вектор. (Для планктонного полипа Moersia, рис. 14, в 3-мерном объеме отсутствуют градиент, вектор и поверхность раздела фаз.) Невек- торизованной плоскости как элементу симметрии среды и отвечает невекторизованная латеральная плоскость симметрии полихеты. Таким образом, сила земного тяготения воплощена в латеральной плоскости симметрии полихеты через плоскость раздела фаз, твердой и жидкой. Полихета — третий пример «точечного» воплощения симметрии среды через трофическую функцию (Примечание 19).
Пример с актинией и полихетой заимствован у А. Седж- вика (Sedgwick 1884). Его гипотеза имела назначение объяснить филогенез. Вместе с тем она мота бы служить примером преобразования плана строения в родословной жизненных: форм (течение времени) — цикломорфы сестонофага (актиния, предок) в рефлеморфу детритофага (полихета, потомок). Актиния — это пример симметризации неподвижного организма движением среды. Симметрия полихеты определяется подвижностью организма. Существенно,, что оба организма обитают на поверхности раздела фаз вещества, жидкой и твердой (Примечание 19).
Содержательность этих примеров в значительной мере объясняется тем, что симметрия пищедобывающего аппарата, которая непосредственно объясняется трофической функцией, совпадает с симметрией целого организма. Подобные совпадения наблюдаются не у всех организмов. Например, тело малоподвижной голотурии остается рефлеморфой, как у полихеты, тогда как цикломерный щупальцевый аппарат отвечает актинии (рис. 14). Хотя такая голотурия остается сестонофагом, в своей жизнедеятельности она пользуется обеими формами движения, активной (ползание, как у полихеты) и пассивной, т. е. «дождем» пищевых частиц, как у актинии. Это — четвертый пример точечного воплощения принципа Пьера Кюри. Так же как в примере с полихетой, в примере с голотурией следует считаться с вектором активного движения организма. Вместе с тем голотурия — это пример живой друзы из двух разных кристаллов, цикломерного и рефлемерного.
Наконец, из гипотезы А. Седжвика следует, что физические поля могут воплощаться в симметриях животных через трофическую функцию и что элементы симметрии животных векторизованы постольку, поскольку векторизованы физические поля. Обобщая, выражение «трофическая функция» следовало бы заменить более общим «обмен веществ». Обмен веществ происходит в градиентах веществ по обе стороны биологических мембран, — будут ли ими поверхность тела, органов или клеток. Поэтому как элемент симметрии вектор столь же универсален, что и обмен веществ (Примечание 20). Как причину симметрий, обмен веществ можно именовать собственной, биогенной в том смысле, что причиной служит жизнедеятельность самого организма. Замечательно, что при отсутствии активного обмена веществ ранние стадии дробления животных (рис. 16) обладают симметриями кристаллов (Заренков 2006).
В цитированном выше сравнении организмов с кристаллами, принадлежащем С. В. Петухову (1988), — «организм подобен друзе кристаллов живого вещества», заключен несколько иной смысл. Он раскрывается в примере с малоподвижной голотурией: «кристаллам друзы» отвечают структурные







Рис. 16. Три стадии дробления (4, 8 и 12 бластомеров) брюхоногих моллюсков. Если распрямить границы между бластомерами, то получатся полиэдры — топологические эквиваленты стадий дробления
(Заренков 2006)
единицы организма, туловище и вокругротовые щупальца. В отличие от физиологически малоактивных стадий дробления они осуществляют активный обмен веществ и поэтому не похожи на обычные кристаллы; С. В. Петухов имеет в виду неевклидовы симметрии необычных «живых кристаллов».
Сложность органических форм не должна служить поводом для гипотезы о несводимое™ биоморфологии к физическим законам, которые проявляют себя в симметриях кристаллов. В свете принципа Пьера Кюри эта гипотеза представляется невероятной. Понимаемое достаточно широко движение, — от «дождя» пищевых частиц до молекулярной диффузии через

биологические мембраны, в своей основе — это векторизованные физические поля, упоминаемые принципом Пьера Кюри. Вместе с тем, как об этом сообщается в эпиграфе, движение, понимаемое достаточно широко — ключ к строению и симметриям организмов (Примечание 21).
Если любые организмы действительно осуществляют обмен веществ и притом в среде физических полей, как на Земле, то, подчиняясь принципу Пьера Кюри, напрямую, без посредничества географической оболочки, гипотетические инопланетные организмы своими симметриями, «точечными», не могут существенно отличаться от земных. В таком случае не могут быть иными и «межточечные» симметрии, которые использованы в биологической розетке как одно из шести ме- жорганизменных отношений. Что же касается составляющих Геомериды, то они состоят из многих и различных организмов и поэтому симметрии составляющих — явление особого рода.

<< | >>
Источник: Заренков Николай Алексеевич. Семиотическая теория биологической жизни. — М.:,2007. — 224 с.. 2007

Еще по теме Глава 13 Живая плоть как пространственный знак жизни:

  1. Глава З Живая картина жизни
  2.   § 24. Неживая и живая материя. К вопросу о происхождении жизни  
  3. Глава 5. Функциональная асимметрия больших полушарий как выражение пространственно-временной организации целого мозга
  4. Число как живая сущность
  5. Глава 1 Геомерида и живая природа
  6. § 3. Природа живая и неживая. Отношение человека к живому. Жизнь как ценность
  7. 4 Право на товарный знак, знак обслуживания и наименование места происхождения товаров.
  8. Глава 1. Как заработать на «жизни» в сети?
  9. Культура как знак другого
  10. Буква ь как знак мягкости согласного
  11. Буква ь как знак мягкости согласного
  12. 1. Как помешать другим лицам использовать товарный знак
  13. Вопрос № 23. Зрительно-пространственный гнозис и его мозговая организация. Зрительно-пространственные агнозии.
  14. § 2. Право на товарный знак и право на знак обслуживания 1. Основные положения
  15. Размышления о цвете: цвет как физическое (пространственное) явление
  16. Глава 8 Пространственность числа
  17. Глава / ПРИРОДА ЯЗЫКОВОГО ЗНАК
  18. Доктор философских наук, профессор Киршин Ю.Я.. Дорожная карта космополитизма: Ликвидация войн как образа жизни человечества и формирование нового мирного образа жизни, 2016
  19. 37. Сложноподчиненные предложения, выражающие пространственно-временные отношения. Другие способы выражения пространственно-временных отношений в языке.