Примечание [Рефлективные определения в форме положений]


Рефлективные определения обычно брались ранее в форме положений (Satzen), в которых о них высказывалось, что они применимы ко всему. Эти положения считались всеобщими законами мышления, лежащими в основании всякого мышления, абсолютными в самих себе и недоказуемыми, но признаваемыми и принимаемыми непосредственно и без возражения за истинные всяким мышлением, как только оно понимает их смысл.
Так, существенное определение тождества выражено в положении: Все равно самому себе; А=А.
Или отрицательно: А не может быть в одно и то же время А и не А.
Прежде всего непонятно, почему лишь эти простые определения рефлексии должны быть облечены в эту особую форму, а не также и другие категории, скажем все определенности сферы бытия. Тогда получились бы, например, следующие положения: все есть, все обладает наличным бытием и т. д.; или: все имеет некоторое качество, количество и т. д. Ведь бытие, наличное бытие и т. д., как логические определения, суть вообще предикаты всего. Категория, согласно этимологии этого слова и согласно дефиниции, данной Аристотелем, есть то, что говорится, утверждается о сущем. Однако всякая определенность бытия есть по своему существу переход в противоположное; отрицательное всякой определенности столь же необходимо, как и она сама; как непосредственным определенностям, каждой из них непосредственно противостоит другая. Поэтому если эти категории облекаются в такие положения, то появляются также и противоположные положения; и те и другие предстают как одинаково необходимые, а как непосредственные утверждения они по меньшей мере одинаково правомерны. Одно положение требовало бы тогда доказательства [своей истинности] в противоположность другому, и потому этим утверждениям уже не мог бы быть присущ характер непосредственно истинных и неопровержимых законов (Satze) мышления.
Рефлективные же определения не имеют качественного вида (Art). Они определения, соотносящиеся с собой и тем самым не имеющие в то же время определенности по отношению к иному. Далее, так как это такие определенности, которые в себе самих суть соотношения, то в них постольку уже содержится форма предложения (Satz). Ибо предложение отличается от суждения главным образом тем, что в нем содержание составляет само соотношение, иначе говоря, содержание есть определенное соотношение. Суждение же переносит содержание в предикат как всеобщую определенность, которая имеется сама по себе и отлична от своего соотношения, от простой связки.
Если нам нужно превратить предложение в суждение, то мы определенное содержание, когда оно, например, заключается в глаголе, превращаем
в причастие, чтобы таким образом отделить друг от друга само определение и его соотношение с субъектом. Для рефлективного же определения как рефлектированной в себя положенности подходит форма самого предложения. Однако, когда они высказываются как всеобщие законы мышления, они нуждаются еще в некотором субъекте своего соотношения, и этим субъектом служит "все" или А, которое означает то же, что "все" и "всякое бытие".
С одной стороны, эта форма предложений есть нечто излишнее; рефлективные определения должны быть рассмотрены сами по себе. Далее, в этих предложениях есть та превратная сторона, что они имеют субъектом "бытие, всякое нечто". Они этим снова возрождают бытие и высказывают рефлективные определения тождество и т. д. о том или ином нечто как имеющееся в нем качество; [высказывают их] не в спекулятивном смысле, а в том смысле, что нечто как субъект остается в таком качестве как сущее, но не в том смысле, что оно перешло в тождество и т. д. как в свою истину и свою сущность.
Наконец, хотя рефлективные определения и имеют форму равенства самим себе и потому форму несоотнесенности с иным и свободы от противоположения, тем не менее, как это выяснится из их более подробного рассмотрения или как это непосредственно явствует из (ап) них самих как тождества, различия, противоположения, они определенные по отношению друг к другу;
следовательно, они этой своей формой не освобождены от рефлексии, перехода и противоречия. Поэтому те несколько положений, которые устанавливаются как абсолютные законы мышления, если рассмотреть их подробнее, противоположны друг другу; они противоречат друг другу и снимают одно другое. Если все тождественно с собой, то оно не разно, не противоположно, не имеет основания. Или если принимается, что нет двух одинаковых вещей, т. е. что все разнится между собой, то А не равно А, то А также и не противоположно и т. д. Принятие любого из этих положений не допускает принятия других. При бездумном рассмотрении этих положений они просто перечисляются одно за другим, так что они являют себя не соотнесенными друг с другом; такое рассмотрение имеет в виду лишь их рефлектированность в себя, не принимая во внимание другого их момента положенности или их определенности, как таковой, которая вовлекает их в переход и в их отрицание.
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме Примечание [Рефлективные определения в форме положений]:

  1. а. Чистые рефлективные определения.
  2. СУЩНОСТНОСТИ ИЛИ РЕФЛЕКТИВНЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ (DIE WESENHEITEN ODER DIE REFLEXIONBESTIMMUNGEN)
  3. Примечание 3 [Положение о противоречии]
  4. Примечание [Положение об основании]
  5. Примечание [Положение о разности]
  6. Примечание 2 [Положение об исключенном третьем]
  7. Примечание [Положение о единстве "одного* и "многого"]
  8. Примечание 2 [Первый исходный закон мышления: положение о тождестве]
  9. ИМПУЛЬСИВНОСТЬ—РЕФЛЕКТИВНОСТЬ (И—Р)
  10. Примечание 3 Еще другие формы, связанные с качественной определенностью величины
  11. Примечание 1 Определенность понятия математического бесконечного
  12. Примечание 2 [Применение Кантом определения степени к бытию души]
  13. Рефлективная матрица
  14. Примечание 2 [Употребление числовых определений для выражения философских понятий]
  15. 1.1. Определения, основные положения