Кукла



– Мама, посмотри какая замечательная кукла, – восторженно закричала Кристинка, одной рукой теребя за рукав Вику, а другой указывая на стоящую в витрине магазина куклу. Игрушка действительно привлекала внимание прохожих. Возле витрины стояла еще одна мамаша с девочкой около шести лет от роду, которая настойчиво требовала от матери «купить ей сестренку». Вика подошла ближе к витринному стеклу. Кукла была довольно большой, почти одного роста с пятилетней Кристинкой. Обычная одежда малыша – легкая курточка и джинсы – придавала кукле сходство с заблудившимся ребенком. Казалось, маленькая девочка по ошибке забралась в витрину магазина и ее закрыли там на ночь. Но больше всего поразило Вику даже не лицо и волосы куклы, которые были натурального цвета и фактуры, что усиливало ощущение от нее как от настоящего ребенка, а глаза – большие и выразительные. Часто просматривая глянцевые журналы, Вика иногда встречала такие глаза у фотомоделей. Обычно красавицы, демонстрирующие наряды и аксессуары, как бы ни были они милы и привлекательны, особого интереса у Вики не вызывали. Они были обязательным приложением к коллекциям модных одежд. Их взгляд был пустой и плоский. Но изредка Вика не могла отвести глаз от портрета безвестной фотомодели. Лицо затмевало наряд. В глазах светился ум. Взгляд бездонных глаз вызывал тревожные и волнующие чувства. Вика могла подолгу разглядывать портрет, удивляясь, что простое созерцание чужого лица не надоедает, а, напротив доставляет эстетическое наслаждение.
Сейчас, стоя у витрины, Вика поняла, что именно взгляд куклы привлек ее внимание. В нем светился ум. Глаза молили о помощи. Пухлые щеки и слегка увеличенная голова кукольной девочки будили в душе инстинктивные чувства матери. С полных полуоткрытых губ куклы, казалось, вот-вот сорвется тихий шепот: «Забери меня отсюда, мама». На глаза непроизвольно навернулись слезы. Вика мотнула головой, отгоняя наваждение.
Кристинка продолжала настойчиво трясти ее руку:
– Мама, я хочу, чтобы ты ее купила.
– Кристи, у нас полный дом игрушек, – попыталась возразить Вика, – скоро маме с папой места дома не будет. У тебя же много кукол.
– А такой куклы нет! – отрезала дочка. – Если ты не купишь, я скажу папе. Он мне обязательно купит!
– Кристи, – умоляюще проговорила Вика, – такая кукла стоит, видимо, безумных денег. Ты же знаешь, я работаю всего полдня, у папы тоже есть проблемы на работе. Мы не можем тратить деньги только на твои игрушки, нам еще и жить надо, кушать. Ты же большая девочка, должна понимать это.
– Извините меня, пожалуйста, фру, – Вика вздрогнула от неожиданности. Она не заметила, как к ним подошел служащий магазина. Сколько времени он стоял рядом и что он слышал из ее разговора с дочерью, Вика не знала, и это ее рассердило.
– Извините меня еще раз, что я вмешиваюсь в ваш разговор с этой милой фрекен, – мягко продолжал мужчина, средних лет, с безукоризненным пробором прилизанных волос, одетый в какой-то синий фирменный сюртук с пришпиленным на груди бейджем. – Я хотел бы, если конечно вы не возражаете, немного рассказать вам о нашем новом товаре.
Вика прищурилась, пытаясь прочитать имя мужчины, написанное на бейдже (очки она отдала в ремонт), но мужчина, заметив ее взгляд, тут же представился:
– Ульф Ларсен, менеджер отдела маркетинга торговой сети «Волшебный мир». Это наш первый магазин в Стокгольме, хотя во многих странах нас хорошо знают.
Вике хотелось ответить менеджеру резко, в ней еще кипело раздражение от неожиданного вмешательства, но Кристина уже решительно дернула служащего за рукав сюртука:
– Ульф, расскажи мне о ней, – и указала на стоящую за стеклом куклу.
– Это наша гордость, фру, – с готовностью начал Ларсен, обращаясь к Вике и обворожительно улыбаясь Кристинке, – совершенно новая модель. Замечательный подарок юным фрекен. Ее можно кормить и поить, как настоящего ребенка. Она так же требует ухода, то есть кукле надо менять подгузники, приучать к горшку и туалету. С ней надо гулять и играть. В игрушку вмонтировано компьютерное устройство, в которое заложена самообучающая программа – это позволяет кукле совершенствовать свое поведение. Она спит и бодрствует столько, сколько должен спать и бодрствовать нормальный ребенок. Куклу можно учить говорить, ходить, она может проявлять определенные желания. Будущие мамы, как эта маленькая фрекен, – Ларсен опять улыбнулся Кристине, – могут получить бесценную практику ухода за ребенком. Во-первых, они сами могут многому научиться, – теперь он снова обращался к Вике, –«молодая мама» сама будет преподавать уроки гигиены «своей дочке»: чистить зубы, пользоваться туалетом. Вы же знаете, у нас в Швеции это большая проблема, дети до тринадцати лет ходят в подгузниках. К тому же, родители могут наконец-то вздохнуть свободно, у них появится время для личной жизни. Ребенок сам будет читать книги, играть в игры и гулять со своей новой подружкой, ведь кукла довольно быстро догонит в развитии свою «мамашу» и из беспомощного младенца превратится в верного друга.
– А это не опасно? – спросила все еще раздраженная Вика, хотя то, что говорил Ларсен о кукле, поразило ее. – Уже столько написано о том, как роботы начинают вредить людям.
– Ну что вы, это же просто кукла, – мягко проговорил менеджер, – ее очень просто отключить. На ее спине обычный тумблер, в любой момент вы можете обесточить игрушку и положить ее на полку. И, кстати, вы можете взять ее в рассрочку, наша фирма, в целях продвижения нового товара, дает большие скидки и, кроме того, оформляет беспроцентный кредит на покупку. Не упускайте момент, фру, сэкономив деньги, вы доставите радость себе и своему ребенку, подарив ему нового друга. И ваше собственное время тоже не мало стоит.
– А чье производство? Надеюсь, не Китай? – спросила Вика, скорее для того, чтобы протянуть время, нужное ей для принятия решения. Кристина, красная от нетерпения, продолжала теребить Вику за руку.
– Что вы, что вы, – затараторил Ларсен, – хотя весь мир сейчас завален китайскими игрушками, да и мы, сознаюсь, предлагаем товар из Китая, но он тщательно проверяется на качество нашими специалистами. Более того, на производстве постоянно находится представитель фирмы и следит, чтобы не нарушался технологический процесс. Так что, приобретая в нашей сети китайские игрушки, вы можете быть на сто процентов уверены – они безопасны, надежны и качественны. Это я вам говорю не только как менеджер «Волшебного мира», но и как отец. Мои дети играют игрушками, выпущенными в Китае. Для меня вопрос цены тоже немаловажен. Эта же кукла выпущена в Японии, что говорит само за себя. Она имеет международный сертификат качества и прошла все необходимые испытания. Плюс вы можете воспользоваться рекламной кампанией по продвижению нового товара и приобрести куклу со значительной скидкой и в рассрочку.
Кристина умоляюще смотрела на Вику. Женщина знала: если она сейчас откажет дочке в покупке, та устроит ей целый спектакль – с криками, слезами и паданием на пол.
– Хорошо, – сказала Вика Кристине, – но я должна посоветоваться с папой. Кукла стоит очень дорого.
Девочка уже протягивала ей мобильный телефонный аппарат с набранным номером отца.
– Андрей, – начала объяснять в трубку Вика, наперед зная ответ мужа. Любимой дочке он отказать не мог. – Тут в «Волшебном мире» – это новый детский магазин, продается какая-то суперкукла. Нет, не Китай, Япония. Настоящий робот, точь-в-точь маленький ребенок. Стоит очень дорого. Ты спрашиваешь, хочет ли Кристи? Можешь сам ее об этом спросить. – Вика протянула трубку подпрыгивающей от нетерпения Кристине. Подняв глаза, женщина встретилась с умоляющим взглядом куклы: «Забери меня отсюда, мама!»
2.
– Викуля, ты посмотри, с какой аккуратностью Кристя кормит Катю, – восторженно вскричал Андрей, влетая в столовую. В смежной со столовой кухонке Вика готовила все необходимое для выпечки хлеба: засыпала в комбайн муку, добавляла яйца и другие ингредиенты. Они с Андреем предпочитали выпекать хлеб дома, а не покупать в магазине. Во-первых, это намного дешевле, во-вторых, всегда можно иметь свежий хлеб к столу. Комбайн программируется на определенное время, и, например, встав поутру, приятно извлечь из него горячую, ароматную булку хлеба.
– Меня тревожит, что она слишком много времени проводит со своей куклой, – отозвалась Вика. – Из-за этой игрушки страдает наше общение с ребенком. Раньше Кристя от меня не отлипала.
– Зато у тебя теперь уйма свободного времени, – парировал Андрей, – тебе же надо и языком заниматься, и дела делать.
– Я не об этом, Андрей, – задумчиво произнесла Вика, – она предпочитает возиться со своей Катей, а не общаться со мной. Это же ненормально! Для детей мать – самое важное существо на свете. Мне самой не хватает Кристинкиного внимания.
– Это в тебе говорит ревность, – засмеялся Андрей. – Да ты взгляни, с какой любовью наша дочь кормит и поит это японское чудо. Мне кажется, что и кибернетическое создание отвечает ей взаимностью. Кукла реагирует на голос Кристи, начинает что-то говорить и, я видел, даже улыбается!
– Я не особенно разделяю твоих восторгов, Андрей, – раздраженно проговорила Вика. – Я больше провожу времени с ребенком, чем ты. Я же вижу, что Кристи меняется, причем не в лучшую сторону. Она отдаляется от нас. А кукла, – Вика умышлено избегала называть игрушку Катей, хотя у любого ребенка, да и у нее самой в далеком детстве, все куклы носили имена, – действительно слушается только Кристину. Видимо, устройство запрограммировано на ее тембр голоса. Я пыталась общаться с игрушкой – она совершенно глуха к моим командам.
– Ты все драматизируешь, Виктория, – попытался успокоить жену Андрей, – это обычная кукла. Кристи от нее без ума. Она даже кашу варит своей Кате! Самую настоящую, я попробовал – есть можно! – и залился заразительным смехом.
Вика тоже улыбнулась, вспомнив, во что превратила кухню Кристина, осваивая кулинарные рецепты. Крупа была везде: в чашках, стаканах, на столе, полу, в мойке. Кашей были перемазаны все полотенца, стулья, Катя и, конечно же, сама Кристинка с головы до ног.
– Я звонила домой, в Киргизию, мама и сестра тоже обеспокоены этой покупкой.
– Вика, ты же знаешь свою мать, – возразил Андрей, – она беспокоится по любому поводу. Ей вообще ничего нельзя говорить – она замучит своими заботами. Да и твоя сестра Галина – чересчур эмоциональная натура, любительница всё драматизировать, как и ты.
– Андрей, эта кукла проявляет свой характер, – упрямо проговорила Вика. – Когда Кристи предлагает ей сыграть в какую-нибудь игру, кукла обязательно настаивает на другой игре. Может, это так записано в ее дурацкой программе, я не знаю. Вроде тех компьютерных игр, когда убегаешь от какой-нибудь каракатицы, а она обязательно следует по твоим следам, иногда даже предугадывая твой следующий шаг, так что куда бы ты ни бежал, каракатица настигнет тебя и поймает. Все зависит от уровня игры. Сначала тебе уступают, позволяют поверить в свои силы, а потом задают такой темп, чтобы ты запутался, и безжалостно убивают. Так и с этой чертовой куклой. Если Кристина настаивает на своем выборе, игрушка устраивает настоящую истерику: рыдает и голосит, пока Кристи не пойдет ей навстречу. То же самое и с прогулкой: если кукла захотела гулять, ее ничто и никто не остановит!
– Викуля, Катя простая игрушка.
Современный очень умный компьютер, – вновь попытался успокоить жену Андрей, – ну, в конце концов, возьми и выключи ее!
Вика повернулась и в упор посмотрела на мужа, сидящего на стуле. Сквозь очки глаза казались непомерно большими для ее лица. Андрей почувствовал себя неуютно под строгим взглядом жены и непроизвольно сел прямо, положив руки на колени. Он напоминал провинившегося школьника в кабинете директора школы.
– Андрей, я пыталась это сделать. И знаешь, что мне заявила твоя дочь?! – Андрей сидел молча, подавленный мощной энергетической волной, бьющей из Вики. – Что это вредит ее Катюше, нарушает права куклы, ущемляет ее свободу! Кристина не позволила мне отключить эту дрянную куклу!
– Ради бога, тише, Вика, – испугано зашептал Андрей, подбегая к жене и заключая ее в объятья. – Кристина услышит и испугается. Ты излишне впечатлительна, и у тебя слишком богатое воображение. Успокойся, все хорошо. Если тебе не нравится эта Катя, я думаю, мы сможем от нее избавиться.
– Андрей, – Вика спрятала заплаканное лицо на груди мужа, – мне порой кажется, что эта кукла меня не любит и способна убить меня, задушить, когда я сплю.
– Виктория, у тебя просто нервный срыв и богатое воображение. У меня Катя вызывает совсем другие чувства. Она мне кажется беззащитной, хочется приласкать ее. И мне нравится, что Кристина сильно изменилась с тех пор, как у нас в семье появилась Катя. Кристи стала взрослей и серьезней. Она читает Кате книги, заботится о ней. Я считаю, что это была очень полезная и удачная покупка.
Вика смотрела сквозь стеклянную дверь гостиной и видела в детской Кристину, сидящую на полу рядом со стоящей рядом Катей. Дочка увлеченно что-то рассказывала кукле. Вике показалось, что глубокие, таинственные глаза Кати смотрят в упор на нее и кукла пытается разобрать, о чем они беседуют с Андреем.
3.
Виктория бежала по длинному коридору, прижимая Кристинку к груди. Все ее существо было переполнено паническим ужасом. Женщина с трудом передвигала ногами, словно к ним были привязаны чугунные болванки. Чем быстрее Вика пыталась бежать, тем тяжелее становилась ее ноша и каждый шаг давался с неимоверным напряжением. Кристина прижималась к ней, обхватив Вику руками и ногами. Вика в страхе оглядывалась назад и видела, что расстояние между ней и приближающейся куклой неумолимо сокращается. Катя шла прямо за ними, вытянув вперед ручки и не сводя с Вики широко раскрытых глаз. «Она хочет отобрать у меня Кристинку, – пульсировала в голове Вики мысль, делая ее беспомощной от душащего страха. – Надо позвать кого-нибудь на помощь».
– Андрей, Андрей! – отчаянно закричала Вика. – Бога ради быстрее помоги, избавь нас от этой куклы!
Одновременно в голове Вики пронеслось, что это не может быть реальностью. Все, что сейчас происходит, может только сниться ей. Такой кошмар не может быть явью. Но кукла все приближалась, а Вике все труднее было двигаться. Какой-то животный ужас охватил ее, парализуя.
Внезапно предметы вокруг Вики стали зыбкими и туманными. Видение стало меркнуть и куда-то уплывать из сознания. Женщина вздохнула с облегчением – она благодарила Бога, что все происходящее оказалось сновидением. Сейчас кошмар исчезнет, и все станет на свои места. Но сон липкой массой обволакивал мозг, не давая Вике выплыть на поверхность действительности. Женщина изо всех сил пыталась пошевелиться, сбросить с себя оковы сна, но он не отпускал ее. В ужасе Вика подумала, что не сможет проснуться и Катя настигнет ее и отберет Кристину. Тут она обнаружила, что дочери нет рядом. Пока Вика боролась со сном, она потеряла ее! Ошеломленная женщина огляделась по сторонам и увидела, что Кристинка бежит по направлению к преследовавшей их кукле, которая теперь устремила на Вику победный взгляд. Потрясенная Виктория хотела позвать дочь, но из горла вырывались лишь глухие хрипы, и тут, наконец, она окончательно проснулась. Пот струился по ее телу, в горле было сухо, словно Вику трепала тропическая лихорадка. Простыни и одеяло сбились на сторону, где спал безмятежным сном Андрей. Вике даже стало немного досадно. По всей видимости, она кричала во сне, Андрей мог бы услышать ее голос и разбудить, вырвав из цепких рук ночного кошмара. А он спал!
Вика повернулась на другой бок и попыталась уснуть вновь. Но в голове вертелась назойливая мысль: «Не спи, она вновь придет и будет тебя мучить!» Воспаленный мозг фиксировал все ночные звуки. Откуда-то издалека принесся звук проехавшего мимо одинокого автомобиля, в их спальном районе такие поездки не часты. Вот зашумела вода в канализации, видимо, кому-то из жильцов их многоэтажки тоже не спится. Легкий шорох за дверью спальни заставил Вику вздрогнуть. Она показалось, будто слабый ветерок колыхнул волосы на ее голове. Женщина поняла, что это страх прикоснулся к ней своими холодными руками. За дверью кто-то был. Вика не сомневалась в том, что это была Катя. Кукла пришла убить ее!
Надо найти в себе силы, встать, подойти к двери и распахнуть ее. И там встретиться с врагом лицом к лицу. Вика должна прекратить свои мучения. Если так будет продолжаться дальше, она сойдет с ума.
Вика резко встала с постели, задержалась на мгновение, соображая, разбудить ли ей мужа, и затем шагнула к двери.
Сердце стучало в груди женщины, словно набатный колокол, отзываясь импульсами в висках. Вика схватилась за ручку двери так, будто за ней должна была разверзнуться бездонная пропасть, в которую она могла провалиться, и рванула дверь на себя.
В темноте коридора действительно кто-то был!
Вика не успела сделать ни одного движения, не издать ни звука. Ее внезапное появление испугало то маленькое существо, которое находилось за дверью спальни, и оно вскрикнуло от испуга. Это был голос Кристинки! Мать схватила дочку и прижала ее к себе.
– Что случилось, Кристи? – шептала она, боясь разбудить Андрея. – Что тебя испугало?
– Я видела плохой сон, – так же тихо ответила ей дочка, – я хочу спать с тобой.
– Конечно, дорогая, – выдохнула Вика.
Лежа вместе с Кристинкой в постели и чувствуя ее тепло, Виктория ощутила, что их тела связывают многочисленные невидимые нити. В душе наступил долгожданный покой. Кристина была частью ее самой и, наверное, ощущала сейчас такое же блаженное чувство безопасности и душевного тепла.
4.
Вике с трудом удалось уговорить Кристинку пойти в цирк с отцом без Кати. Теперь, оставшись в квартире наедине с куклой, женщина пыталась успокоиться и войти в комнату дочери. Вика в который раз ловила себя на мысли, что боится этого механического чуда. Наконец, Вика решилась. Катя сидела на детском диванчике и листала книгу. При появлении Вики она подняла голову, и взгляд ее загадочных темных зрачков встретился с широко раскрытыми глазами женщины. Почти минуту они молча смотрели друг на друга.
Внутри Вики закипала ярость. Да что же это такое? Она робеет перед простой игрушкой! Надо подойти и отключить тумблер, потом отнести это чудо назад в «Волшебный мир» или, нет, лучше отдать ее в приют для сирот. Наверное, где-нибудь в Швеции есть такой. Пусть несчастные дети, лишенные внимания родителей, получат верную подругу.
Под пристальным взглядом Кати Виктория сделала шаг в ее направлении. Кукла закрыла книгу и слегка наклонила голову, не спуская глаз с Викиного лица. Казалось, Катя всем своим видом спрашивала женщину, что произошло.
В голове Виктории пронесся вихрь воспоминаний о событиях последних дней. Ей вспомнились ночные кошмары, мерещащиеся шорохи, тихие шаги за дверью их с Андреем спальни, отдалившаяся Кристинка.
И тут Вику прорвало:
– Ах ты, мерзкая кукла, как ты смеешь отнимать у меня мою дочь?! Я разобью тебя на части, дрянная машина! Я сейчас же тебя отключу и выкину вон из нашего дома!
Женщина, грозно сжав кулаки, продолжала надвигаться на молчавшую куклу. Еще шаг, и Вика стояла прямо перед сидящей Катей, которая опять слегка повернулась корпусом так, что заветный тумблер оказался недосягаем для рассвирепевшей женщины. Мало того, что выключатель находился на спине куклы, он еще прятался где-то за складками одежды.
В отчаянии Вика схватила куклу и подняла на вытянутых руках, словно какую-то ядовитую и опасную тварь. Еще мгновение – и она зашвырнет это порождение больной человеческой мысли в угол комнаты, разобьет о стену, выбросит из раскрытого настежь окна.
– Мама, – тихо произнесла Катя, не отводя взора от широко раскрытых, пылающих яростью глаз женщины, – мы пойдем с тобой гулять?
Это было так неожиданно для Вики, что она едва не выронила куклу из рук. Если бы игрушка завизжала или начала кусаться, женщина с наслаждением исполнила бы задуманное и расколотила игрушку, но этот детский голос и печальные глаза в один миг заставили ярость, бушевавшую внутри Вики, стихнуть. Она вдруг остро осознала беспомощность этого кибернетического создания. Это же просто «умная игрушка»! Вика увидела себя как будто со стороны и смутилась. Женщине стало стыдно за свои беспочвенные страхи. Господи, да она же сама извела себя своими страхами и подозрениями!
Виктория стояла посередине комнаты, продолжая держать Катю на вытянутых руках. Кукла казалась удивительно легкой для своего роста пятилетнего ребенка. Вика провела пальцами по спине куклы и нащупала выключатель. Одно движение, и Катя превратится в безмолвную вещь. Вика в упор посмотрела в темные глаза Кати.
В глазах куклы застыл такой испуг, что она вновь напомнила Вике потерявшегося ребенка, который ищет и не может отыскать свою мать. Казалось, еще немного, и Катя расплачется. Вика сделала над собой усилие и решительно дернула за тумблер. И почувствовала, что жизнь покинула тело куклы. Оно еще было теплое, но Вика знала – это просто кусок пластмассы, нашпигованный электроникой. Женщина вновь щелкнула тумблером, и в глазах Кати зажегся огонек разума. Вика опять дернула тумблер. Виктории пришлось повторить это несколько раз, пока не она успокоилась. Кукла беспомощно висела в ее руках. Наконец Вика осторожно опустила Катю назад на диван.
– Мы пойдем гулять? – вновь спросила кукла.
– Мы пойдем гулять, когда вернется Кристина, – мягко ответила Виктория, все еще удивляясь, что кукла реагирует на ее голос.
– Вместе? – снова спросила кукла.
– Вместе, – спокойно произнесла Вика. Теперь она уже не боялась «умной игрушки». Женщина поняла, что демон, который сидел внутри нее, вырвался из глубин ее души и исчез. – Теперь мы всегда будем вместе. Я, Кристинка и ты, Катя. Нам многое надо исправить и наверстать.
«В первую очередь мне, – подумала Вика. – Я поддалась своим мыслям и создала демона ужаса, который, словно вампир, питался моими страхами. Он вырос и чуть было не заслонил от меня родную дочь. Я не должна была оставлять ее одну с игрушкой. Ни в коем случае нельзя оставлять ребенка наедине даже с телевизором или компьютером, каким бы умным он ни был. Мы, взрослые, всегда должны быть рядом. Иначе можно потерять своего ребенка. И ему и нам, родителям, необходимо общение. Оно должно приносить ребенку радость и счастье. Так же, как и нам».
– Ты подождешь, Катюша? – спросила Вика куклу. Та в ответ кивнула головой.
Вика вышла из детской. Катерина смотрела ей вслед своими темными бездонными глазами.
<< | >>
Источник: Кадыров Виктор. Золото Иссык-Куля. — Б.,2008. — 256 с., илл.. 2008

Еще по теме Кукла:

  1. КОНСПЕКТ ЗАНЯТИЯ С ДЕТЬМИ СРЕДНЕЙ ПОДГРУППЫ
  2. Сновидение. Три универсальных критерия интерпретации
  3. Задание 191
  4. ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ
  5. Существительное
  6. Одушевленные или неодушевленные имена сущ.
  7. Ответы к разделу «Морфология и орфография»
  8. Категория одушевленности /неодушевленности имени существительного. Средства выражения ГЗ категории.
  9. Морфология и орфография
  10. Рекомендации по организации занятий