<<
>>

Борьба с экстремизмом в деятельности договорных органов по правам человека системы ООН

Особое внимание терроризму и экстремизму при осуществлении своей деятельности уделяют договорные органы по правам человека системы ООН.

При осуществлении правосудия, чрезвычайно важным является право на равенство перед судами и на справедливое судебное разбирательство.

По делам об экстремизме существенное значение имеет требование о публичности и открытости судебных разбирательств и судебных решений, которое закреплено в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 14). В Замечании общего порядка № 32 Комитета по правам человека ООН относительно ст. 14 сказано: «публичность слушаний обеспечивает транспарентность судопроизводства и тем самым служит важной гарантией интересов отдельных лиц и общества в целом»[265]. Из этого следует, что судебное постановление, включая все доказательства и аргументацию, должно быть предано гласности.

В Замечании общего порядка № 34 Комитета по правам человека ООН относительно ст. 19 «Свобода мнений и их выражения» Международного пакта о гражданских и политических правах было указано, что «такие правонарушения, как “поощрение терроризма” и “экстремистская деятельность”, а также правонарушения “восхваления”, “прославления” или “оправдания” терроризма должны иметь четкие определения для гарантии того, что их применение не ведет к неуместному или несоразмерному вмешательству в осуществление права на свободное выражение мнений»[266]. Тут же отмечается, что доступ к информации и права журналистов не должны быть чрезмерно ограничены, в данном контексте средства массовой информации играют важную роль в информировании о террористических действиях и деятельности.

В 2015 г. Комитетом по правам человека ООН были приняты Заключительные замечания по 7-му периодическому докладу Российской Федерации[267] [268] [269]. Документ содержит рекомендации, адресованные РФ, о том, что «государству- участнику следует без неоправданной задержки пересмотреть Федеральный закон “О противодействии экстремистской деятельности” в целях прояснения расплывчатого и гибкого определения термина “экстремистская деятельность”, приняв меры к тому, чтобы это определение предусматривало наличие проявлений насилия или ненависти и установления четких и конкретных критериев, по которым те или иные материалы могут квалифицироваться как экстремистские, ему следует принять все необходимые меры для предупреждения произвольного применения этого закона и пересмотреть Федеральный перечень экс-

268

тремистских материалов» , а также «государству-участнику следует принять

меры к тому, чтобы ст. 280.1 Уголовного кодекса РФ применялась в соответствии с обязательствами государства-участника по ст. 19 Пакта, как это указано в Замечании общего порядка № 34 (2011 г.) Комитета о свободе мнений и их выражения, и не использовалась для замалчивания мнений лиц, критикующих

269

внешнюю политику государства-участника» .

В 2017 г. Комитетом по ликвидации расовой дискриминации были приняты Заключительные замечания по 23-му и 24-му периодическим докладам Российской Федерации , В соответствии с этим документом Комитет рекомендует государству-участнику «скорректировать определение экстремизма в Законе “О противодействии экстремистской деятельности” и в ст. 280 и 282 Уголовного кодекса РФ с тем, чтобы оно было сформулировано четко и ясно в соответствии со ст. 4 Конвенции» . Также предлагается упразднить Федеральный список экстремистских материалов РФ. Комитет рекомендует РФ «пересмотреть Федеральные законы о некоммерческих организациях и о “нежелательных организациях” (ФЗ 129, который наделяет Генерального прокурора и его заместителей правом признавать “нежелательными” иностранные или международные организации, если они решат, что данная организация представляет угрозу национальной безопасности) с целью обеспечить, чтобы неправительственные организации и те, кто работает с этническими меньшинствами, коренными народами, негражданами и другими уязвимыми контингентами, подверженными дискриминации, были в состоянии безо всякого ненадлежащего вмешательства эффективно вести свою работу по поощрению и защите прав, содержащихся в Конвенции»[270] [271] [272].

Комитет по правам человека ООН в 2016 г., рассматривая ситуацию в Казахстане относительно смертной казни, отметил, что, «принимая к сведению мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров в Казахстане, действующий с 2003 г., а также цель постепенного уменьшения количества оснований для смертной казни, Комитет выражает обеспокоенность тем, что в но-

вом Уголовном кодексе, вступившем в силу 1 января 2015 г., в отношении 17 видов преступлений смертная казнь сохранена. Он также обеспокоен сообщениями о ведущихся дискуссиях по вопросу об отмене моратория на смертную казнь в отношении лиц, осужденных за терроризм» . Относительно экст

ремизма Комитет обеспокоен, что в уголовном законодательстве государства- участника само понятие формулируется широко и что такое законодательство в отношении экстремизма используется для того, чтобы неправомерным образом ограничивать свободу религии, выражения своего мнения, собраний и ассоциаций.

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) отмечает, что с учетом принципа междисциплинарности, а также помня о том, что «критика религиозных лидеров и высказывание замечаний по поводу религиозных доктрин и догматов веры не должны запрещаться или наказываться» , Комитет также уделяет

внимание такому вопросу, как «ненавистнические высказывания в отношении лиц, принадлежащих к определенным этническим группам, исповедующим или практикующим религию, отличную от той, которой придерживается большинство населения, включая проявления исламофобии, антисемитизма и другие подобные формы выражения ненависти по отношению к этнической религиозной группе, а также такие крайние проявления нетерпимости, как подстрекательство к геноциду и терроризму» . Комитет также считает, что «меры, принимаемые для борьбы с

преступлениями, включая терроризм, не являлись дискриминационными по своей

276

направленности или последствием по признаку расы и цвета кожи» . [273] [274] [275] [276]

В 2015 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации в своем Заключительном замечании по 20-му и 21-му периодическим докладам Франции отметил, что «судебные меры по борьбе с терроризмом, принятые Францией, могут стать причиной этнического или расового профилирования, которое затронет лиц из числа меньшинств, а также ослабить борьбу с расистскими высказываниями ненавистнического характера, разжиганием расовой ненависти и подстрекательством к расовой дискриминации» . В связи с этим Комитет реко

мендует государству-участнику «обеспечить достаточные гарантии недопущения негативных для осуществления прав, защищаемых Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., последствий при практической реализации мер по борьбе с терроризмом, в частности, в том, что касается расового или этнического профилирования, ненавистнических высказываний расистского толка, разжигания расовой ненависти и подстрекатель-

278

ства к расовой дискриминации» .

В 2016 г. Комитет по ликвидации расовой дискриминации выразил обеспокоенность относительно новых мер по противодействию терроризму, принятых Соединенном Королевством Великобритании и Северной Ирландии, включая стратегию противодействия экстремизму и введение в рамках Закона о борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности 2015 г. для государственных властей обязанности должным образом учитывать в широком ряде областей необходимость предотвращать вовлечение отдельных лиц в террористическую деятельность («обязанность по предотвращению»), которые порождают атмосферу подозрения по отношению к членам мусульманских общин.

В частности, Комитет обеспокоен:

а) неоднозначностью таких терминов, как терроризм и экстремизм, допускающей широкое толкование и приводящей к растущему профилированию лиц на основе их этнического происхождения или религии; [277] [278]

b) негативными последствиями для осуществления прав на свободу выражения мнений, образование и свободу вероисповедания, учитывая неопределенность в отношении того, что можно на законных основаниях обсуждать и носить в университетской среде;

c) сбором, хранением и обменом информацией о лицах, особенно детях, без их согласия или согласия их родителей или опекунов»[279].

В 2016 г. Комитет против пыток (КПП) в Заключительном замечании по 5-му периодическому докладу Китая, рассмотрев заявление делегации о том, что «актов запугивания и репрессий в отношении граждан со стороны Правительства в Китае не существует»[280], выразил свою обеспокоенность постоянными сообщениями о том, что «правозащитники и адвокаты, лица, подающие жалобы, политические инакомыслящие и члены религиозных или этнических меньшинств по-прежнему получают обвинения или угрозы в предъявлении обвинений в совершении широко определенных преступлений в качестве формы запугивания»[281]. Такие преступления включают провокацию ссор и беспорядков, сбор народных масс с целью подрыва социального порядка или более тяжкие преступления против национальной безопасности. В этой связи Комитет выражает особую обеспокоенность по поводу широко определенных преступлений, сгруппированных по категориям «угроза национальной безопасности» и «терроризм» в Уголовном кодексе и в Законе 2015 г. о национальной безопасности, сфера действия которого была дополнительно расширена. При этом государство-участник не разъяснило критерии, используемые для квалификации таких преступлений.

Таким образом, с начала ХХІ в. мы наблюдаем активизацию международных инициатив в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом. Экстремизм уже определен как угроза для целей ООН по защите международного мира и безопасности и поощрению прав человека. Крайне важно, чтобы структура Организации Объединенных Наций во всех аспектах соответствовала тем вызовам, которые связаны с решением этой обостряющейся проблемы. Однако разрозненные институциональные механизмы ООН не соответствуют серьезному масштабному и чрезвычайному характеру нынешней угрозы. На данный момент насчитывается более 38 структур системы ООН, которые в той или иной степени отвечают за определенные аспекты контртеррористической деятельности и, соответственно, за противодействие терроризму и экстремизму. В нашем понимании для улучшения обстановки в самой системе ООН необходимо унифицировать правовую базу по борьбе с терроризмом и экстремизмом для предотвращения двойственного понимания одного и того же термина различными структурами. Несмотря на то что ООН заявила о своем намерении обеспечить всесторонний учет правозащитных аспектов в рамках своих инициатив по борьбе с терроризмом и экстремизмом, достичь эту цель будет сложно из-за роста числа подразделений, дублирующих функции друг друга.

2.2.

<< | >>
Источник: Мельшина Ксения Юрьевна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА БОРЬБЫ С ЭКСТРЕМИЗМОМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Борьба с экстремизмом в деятельности договорных органов по правам человека системы ООН:

  1. 31. Национальная безопасность ее сущность и содержание.
  2. § 3. Формы защиты гражданских прав
  3. 9.2. Институциональная структура политической системы общества
  4. Раздел 4. Основные направления развития российско-сирийских связей в военной сфере
  5. Оглавление
  6. Введение
  7. Борьба с экстремизмом (включая насильственный экстремизм) в повестке дня Совета ООН по правам человека
  8. Борьба с экстремизмом в деятельности договорных органов по правам человека системы ООН
  9. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -