<<
>>

§ 1. Понятие и содержание научно - технического обеспечения АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В АСПЕКТЕ ЗАДАЧ И СОЦИАЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ КРИМИНАЛИСТИКИ

Познавательный характер антикоррупционной деятельности можно представить как реализуемый во взаимодействии следователя и оперативного работника комплексный процесс исследования, познания истины, фактов, требующий от данных лиц не только профессионального мастерства, но и особого напряжения духовных и физических сил.

В связи с этим достойное научно-техническое обеспечение указанной деятельности должно исходить из глубокого изучения специфики оперативно-розыскной деятельности (далее: ОРД) и расследования, знания особенностей труда его субъектов.

В криминалистической литературе проблема научно-технического обеспечения раскрытия и расследования преступлений традиционно является одной из принципиально значимых, а отдельные элементы данной проблемы составляют предмет самостоятельных научных исследований[2].

В современном уголовно-процессуальном законодательстве нет определения научно-технического обеспечения, как и определения самих научно-технических средств, которые обозначаются как «средства криминалистической техники», «технические средства», «технико-криминалистические средства» и «научно-технические средства»[3].

Унификация любой терминологии, в том числе криминалистической, необходима для более конкретного и грамотного определения рассматриваемых средств не только в учебной, научной и методической литературе юридического направления, но и в соответствующих законах и подзаконных актах. С учетом того, что специальная терминология служит как познавательным, так и коммуникативным средством между наукой и практикой, не трудно заметить, что «эта цель может быть достигнута лишь при условии точного определения всех научных терминов и единого их толкования»[4].

В настоящее время ни у кого уже не вызывает сомнения и тот факт, что научно-технический прогресс оказал и продолжает оказывать влияние на развитие всех без исключения отраслей знания, в том числе на криминалистическую науку, непосредственно связанную с использованием соответствующих знаний в сфере практической деятельности правоохранительных органов. Оставаясь в представлении криминалистов (ученых и практиков) «системой научных положений и разрабатываемых на их основе средств, приемов и методик, предназначенных для собирания, исследования и использования доказа- тельств»[5], применяемая при этом техника достаточно разнообразна и с содержательной точки зрения, по мнению В. А. Волынского, представляет собой такое же обобщающее понятие, как, например, «техника связи», «медицинская техника», «военная техника» и т. п.[6] Этот вывод представляется еще более убедительным в контексте результатов освоения криминалистикой современных достижений научнотехнического прогресса, в частности, компьютерной техники и информационных технологий[7].

На обобщении понятия (использовании «собирательного» термина) также настаивает М. Б. Вандер, не без основания полагающий, что сам термин должен определяться не сложностью используемых средств, а тем, что все средства и методы должны иметь научную основу и базироваться на изученных закономерностях[8].

В связи с этим наиболее правильным представляется использование термина «научно-технические методы и средства», потому что он по своему содержанию намного шире, чем понятие «криминалистическая техника»[9], хотя, по мнению некоторых ученых, этот «собирательный» термин излишне претенциозен и не отражает специальные цели использования соответствующих методов и средств, так как ряд технико-криминалистических средств не могут быть названы научными[10].

С таким толкованием термина трудно согласиться, так как если, например, отдельные средства, входящие в комплект криминалистического чемодана, «ненаучны» (отвертка, плоскогубцы и др.), следовательно, «ненаучна» и сама система криминалистики, активно использующая самые различные средства и методы для достижения главной цели - раскрытия и расследования преступления. Любое название более чем условно и точнее раскрывается через содержание, организацию какой-либо деятельности.

Понятием «научно-технические средства» должна предопределяться, прежде всего, их природа и перспектива развития, связанная с научно-техническим прогрессом в целом (в контексте общих и частных задач конкретных направлений деятельности правоохранительных органов), поэтому вполне правомерно говорить именно о научнотехническом обеспечении указанной деятельности, о применении всего комплекса научно-технических средств (специальной, оперативной, криминалистической техники и т. п.).

В аналогичном контексте рассматривает научно-технические средства Т. Н. Алешкина, определяя их как «систему общетехнических, модифицированных и специально разработанных приборов, аппаратов, оборудования, инструментов, приспособлений, материалов, а также методов и приемов их применения, используемых для решения криминалистических задач в целях раскрытия, расследования, следовательно, и розыска, поскольку это часть работы по расследуемому преступлению»[11]. Однако представление о понятии и содержании научнотехнических средств с учетом все более ускоряющегося развития научно-технического прогресса, их внедрения в процесс раскрытия, расследования и предотвращения преступлений естественным образом обусловливает не только изменение данного процесса, но и определяет потенциальные возможности в борьбе с преступностью. В свою очередь, сама преступность с ее все возрастающей опасностью для общества объективно создает предпосылки к тому, что использование научнотехнических средств становится неизбежной потребностью практики раскрытия, расследования и предотвращения преступлений[12].

Следует отметить, что динамика развития криминалистической техники, как и в целом криминалистики, до недавних пор однозначно связывалась с развитием научно-технического прогресса, совершенствованием на его основе технико-криминалистических методов и средств. Несколько иной взгляд на эту проблему обозначается с позиций общественного прогресса (с учетом социально-экономического состояния общества, особенностей системы государственной власти и форм управления, развития того же научно-технического прогресса и т. д.). Такой подход позволяет сделать принципиально важный вывод, суть которого заключается в том, что сама преступность, прежде всего, формирует потребность общества и государства в защите от нее своей безопасности. Фактически неограниченно пользуясь достижениями науки и техники, она вынуждает общество принимать адекватные меры, в том числе научно-технического характера, в борьбе с ней[13]. Таким образом, достижения научно-технического прогресса выступают только средством удовлетворения потребностей общества в обеспечении своей безопасности от преступности, а такая потребность формируется под влиянием множества социально-экономических фактов (включая преступность).

При этом закономерно проявляются общие противоречия развития не только науки и техники, но и общественного прогресса. Касаясь данной проблемы, В. А. Волынский констатирует довольно показательные, а в определенной мере и поучительные факты:

- «чем ниже уровень социально-экономического развития общества, тем более оно криминализировано, тем в большей мере оно нуждается в использовании современных достижений науки и техники в борьбе с преступностью, однако тем меньше у него для этого возможностей;

- чем более “преступно” общество, чем ниже уровень его правовой культуры, правосознания и законопослушания граждан, тем серьезней, а в лице отдельных его членов и воинственней, неприятие, отрицание всего нового и действенного в борьбе с преступностью, а особенно научно-технических методов и средств»[14].

В современных условиях, когда чрезвычайно высок уровень криминализации общества и отмечается буквально революционное развитие научно-технического прогресса, особенно в части информационных технологий, эти противоречия явно обострились. В их разрешении может и должна принимать участие криминалистика, в частности, реализуя свои социальные функции[15], тем более что указанные противоречия весьма наглядно проявляются в освоении и внедрении в практику раскрытия и расследования преступлений современных информационных технологий, прежде всего, через автоматизированные информационно-поисковые системы (далее: АИПС) криминалистического назначения.

Таким образом, научно-технические средства представляют собой комплекс приспособленных и специально разработанных на основе современных достижений научно-технического прогресса технических устройств, материалов, методов и приемов их применения в целях раскрытия, расследования и предотвращения преступлений.

Сравним понятия «научно-техническое обеспечение раскрытия, расследования и предотвращения преступлений» и «криминалистическое обеспечение раскрытия, расследования и предотвращения преступлений». Соотношение данных понятий, по мнению В. А. Волынского, следует рассматривать «в контексте общих и частных задач отдельных направлений деятельности органов внутренних дел (обеспечения охраны общественного порядка, безопасности дорожного движения, раскрытия преступлений и т. д.). Применительно к их деятельности в целом правомерно говорить о ее научно-техническом обеспечении, о применении всего комплекса научно-технических средств... Что же касается процессуально определенных форм деятельности, осуществляемой в целях раскрытия и расследования преступлений, то именно для них характерно применение криминалистических средств и методов»[16]. В связи с этим следует отметить, что криминалистическое обеспечение в рассматриваемом аспекте выступает органичной частью научно-технического обеспечения.

Необходимость научно-технического обеспечения антикоррупционной деятельности обусловлена самой спецификой этой деятельности и всего процесса расследования преступлений коррупционной направленности, необходимостью получения и использования достоверной информации о лицах, скрывающихся от следствия и суда, подозреваемых, обвиняемых, осужденных, потерпевших, свидетелях, о без вести пропавших гражданах, трупах неизвестных лиц и других важных для следователя объектах и предметах, местонахождение которых неизвестно. Представляется, что научно-техническое обеспечение рассматриваемой деятельности логично сочетает в себе как собственно криминалистическое, так и специально-техническое (в рамках ОРД), так как в структурно-содержательном аспекте и первое, и последнее представляют собой ту же двухуровневую систему действий, направленных:

- на создание условий постоянной готовности субъектов к использованию достижений науки и техники в осуществлении антикоррупционной деятельности;

- реализацию таких условий в повседневной практике.

Учитывая тот факт, что сама преступность становится все более

технически оснащенной, вооруженной, организованной, а ее угрозы обществу все более очевидными и опасными, представляется интересным анализ закономерных взаимосвязей практики борьбы с преступностью и общественного прогресса, предпринятый В. А. Волынским еще в начале 2000 г. и не потерявший своей актуальности до настоящего времени. Такой взаимосвязью, по мнению данного исследователя, характеризуется само возникновение криминалистики. «Общество, избирая путь демократического развития, все острей испытывало потребность в обеспечении своей безопасности не только от преступности, но и от произвола властей. Его не могли больше устраивать бесчеловечные методы и средства борьбы с преступностью и инквизиторские суды по праву сильного...»[17].

Соответственно формировались научно обоснованные представления о социальных функциях и задачах криминалистики как науки, призванной удовлетворить потребности общества в обеспечении его безопасности от преступности[18], содействуя правоохранительным органам в борьбе с ней. Иначе говоря, в этом случае проявилась общеизвестная истина: наука только тогда имеет право на существование, когда она востребована обществом. Последнее, по сути, и предопределило столь активную роль криминалистики в реализации функций научных исследований (создание новых и совершенствование имеющихся средств, методов и рекомендаций); организации (внедрение и использование данных средств, методов и рекомендаций в практику деятельности правоохранительных органов); образования (криминалистическая подготовка субъектов раскрытия и расследования преступлений); правотворчества (совершенствование правовых основ применения средств, методов и рекомендаций для осуществления указанной деятельности), что, в свою очередь, было бы невозможным без разъяснения их сущности и необходимости реализации конкретных мер в целях защиты общества от преступных посягательств.

Разумеется, все социальные функции криминалистики существуют в органическом единстве. Они во многом определяют научноприкладной характер криминалистики, а потому не только взаимообусловлены, но и взаимосвязаны в части составляющих их содержание задач, поиска и реализации возможных вариантов их решения[19]. С позиций такого понимания социальных функций криминалистики и возможностей их реализации и следует воспринимать современное научно-техническое обеспечение розыскной деятельности.

Современные научно-технические средства и методы, как и много лет назад, разрабатываются с учетом общих потребностей следственной, оперативно-розыскной и экспертной практики, и в зависимости от источника происхождения подразделяются на заимствованные, приспособленные и специально разработанные. При этом все более значимое место занимают высокие технологии и основанные на их использовании методы информационного обеспечения данной деятельности[20].

Разрабатываемые криминалистикой методы, средства, рекомендации, признанные законодательно и профессионально освоенные субъектами раскрытия и расследования преступлений, видимо, останутся достоянием самих разработчиков или в лучшем случае узкой, весьма ограниченной группы специалистов без конкретно направленных усилий, без целевых мероприятий по организации их внедрения в криминалистическую практику и реализации их возможностей в раскрытии и расследовании каждого совершенного преступления[21]. Так проявляются социальные функции криминалистики в части внедрения ее достижений в повседневную практику борьбы с преступностью и организации их эффективного использования в повседневной практике этой борьбы.

Справедливости ради следует отметить, что криминалистика не только активизировала совершенствование уже имевшихся и разработку новых методов, средств и рекомендаций, используемых в раскрытии и расследовании преступлений, но и стала их популяризировать, убеждая общество и законодателя в возможности и допустимости их использования в указанных целях. В этом проявилась одна из важнейших социальных функций криминалистики, которую условно можно назвать просветительской[22].

Одновременно криминалистика, осознавая практическую направленность и значимость своих разработок, делает все возможное, чтобы их результаты, нашедшие законодательное признание, стали доступны для сотрудников правоохранительных органов, были ими освоены на профессиональном уровне. При этом криминалистика, ее изучение выступают как важнейший элемент формирования профессионального мастерства субъектов раскрытия и расследования преступлений. В этом усматривается образовательная социальная функция криминалистики, которая реализуется в порядке криминалистической подготовки указанных субъектов[23].

В криминалистической литературе рассматриваемые функции иногда называют служебными, определяя последние как «систему криминалистических знаний и основанных на них навыков и умений использовать научные криминалистические рекомендации, применять криминалистические средства, методы и технологии их использования в указанных целях»[24]. В данном случае речь идет скорее о криминалистическом обеспечении и не раскрывается сущность его социальных функций в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Учитывая особенности реализации указанных функций в антикоррупционной деятельности, подробнее остановимся на тех условиях, в которых действуют субъекты розыска, для которых как никогда возрастает роль современных технологий в получении криминалистически значимой информации. В связи с этим в качестве одного из основных критериев научно-технического обеспечения указанной деятельности следует рассматривать уровень и соотношение ее компьютеризации, без которой становится невозможным дальнейшее совершенствование информационно-аналитического обеспечения деятельности ее субъектов.

Научно-технические средства, применяемые в антикоррупционной деятельности, в зависимости от объема и значимости получаемой информации, а также от решаемых розыскных задач можно подразделить:

- на средства и методы, позволяющие определить групповую принадлежность разыскиваемого объекта, направление осуществления поисково-розыскных мероприятий, истинность версий (аналоговые, диагностические средства, моделирование, макетирование и т. д.);

- средства и методы, позволяющие распознать разыскиваемый объект с помощью материально фиксированной информации (источника), т. е. позволяющие установить подлинность объекта, его достоверность и происхождение от первоисточника (установление личности по паспорту, с помощью фото-, видео-, аудиосредств, субъективных портретов и др.);

- средства и методы, позволяющие идентифицировать разыскиваемый объект, т. е. установить тождество его с самим собой по совокупности признаков материально фиксированных (или идеальных) отображений (следов). Эта информация, содержащаяся в различных учетах и получаемая об объекте розыска посредством использования научно-технических средств при производстве экспертиз и исследований, по сути, предопределяет продолжение (в случае отсутствия тождества) или прекращение собственно розыскной деятельности (если объект розыска идентифицирован) и концентрацию внимания субъектов антикоррупционной деятельности на аналитической деятельности и процессуальном оформлении доказательств.

При этом для успешной реализации потенциальных возможностей всех видов идентификации в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, в том числе коррупционной направленности, активно используется «информационный подход», т. е. криминалистические знания, облеченные в форму современных информационных систем, действующих на основе современных информационных технологий.

Учитывая, что проблему недостаточности информации, которой реально располагают правоохранительные органы, следует решать быстро (информация быстро устаревает и нуждается в постоянном обновлении), необходимо скорректировать принципы применения научно-технических средств в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

В криминалистической литературе встречается несколько вариантов изложения таких принципов. Предлагаемые перечни отличаются по количеству принципов, их значимости, объему понятий. Например, Г. И. Грамович рассматривает в качестве принципов применения научно-технических средств такие, как правомерность (применение научно-технических средств предусмотрено законом или не противоречит ему); научная обоснованность научно-технических средств; охрана прав, чести и достоинства личности; безопасность использования научно-технических средств; эффективность применения; сохранность исследуемого объекта, т. е. недопустимость его изменения или уничтожения; субъектами применения могут быть только лица, «которые по роду своей службы обязаны проводить какие-либо мероприятия по борьбе с преступностью»1; принцип экономичности (состоит в том, что если применение научно-технических средств связано с большими затратами, а поисково-розыскную, как и доказательственную, информацию можно получить иным путем, то применять научно-технические средства нецелесообразно).

Принципы правомерности, безопасности, эффективности, охраны прав личности не вызывают возражений, однако по другим принципам существуют некоторые спорные моменты.

Так, принцип сохранности исследуемых объектов порой невыполним, так как применение научно-технических средств, как правило, имеет своей целью объективно зафиксировать ту обстановку, которая неизбежно исчезает. Сохранить исследуемые объекты при этом реально только при производстве экспертиз, да и то не всегда. Не случайно ст. 57 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее: УПК РФ) допускает изменение или уничтожение объекта экспертного исследования (с разрешения лица, назначившего экспертизу).

То же самое можно сказать и о принципе экономичности. Применение научно-технических средств с целью получения розыскной и доказательственной информации неоднократно обсуждалось на страницах процессуальной и криминалистической литературы. Начало дискуссии было положено А. И. Винбергом, утверждавшим, что экспертиза должна назначаться только тогда, когда обстоятельства, интересующие следствие (суд), не могут быть установлены иным образом (следственным путем)[25].

По мнению А. Р. Шляхова и И. Д. Перлова, экспертиза должна назначаться всегда, когда для установления обстоятельств по делу требуется привлечение специальных знаний[26]. Например, тот факт, что интересующие субъектов розыска обстоятельства могут быть установлены из других источников, ничего не меняет, а лишь повышает достоверность устанавливаемого факта (лица, объекта, события, явления).

Точка зрения указанных авторов наиболее приемлема, так как для уголовного процесса, прежде всего, важна не техника сама по себе, а результаты ее применения, значит, научно-технические средства должны использоваться во всех случаях, когда это необходимо в интересах установления истины по делу, и отвечать таким требованиям, как научность, правомерность, безопасность и эффективность, а такие принципы, как относимость, допустимость, достоверность доказательств, следует отнести к условиям и результатам использования научно-технических средств.

Невозможно согласиться с перечнем принципов использования технико-криминалистических средств, предложенным П. Т. Скорчен- ко[27]. По его мнению, к ним относятся: независимость следователя в принятии решения о применении технико-криминалистических средств; допустимость их применения как самим следователем, так и по его поручению; предварительное уведомление следователем всех участников следственного действия о применении технико-криминалистических средств; обязательное процессуальное оформление применения указанных средств и полученных результатов. Очевидно, что автор в качестве принципов (основных правил) изложил положения УПК РФ, соблюдение которых характеризует принцип правомерности применения научно-технических средств.

Более десятка принципов использования научно-технических средств предложил В. А. Снетков, в их числе принцип законности. Однако это один из общих принципов уголовного судопроизводства (ст. 7 УПК РФ), который, естественно, распространяется и на использование научно-технических средств в этом процессе. Очевидно, что в данном случае речь должна идти о принципах, специфических именно для применения научно-технических средств. К их числу относятся: правомерность, научная обоснованность, безопасность, этичность и эффективность. Такой перечень отражает основные требования к допустимости научно-технических средств и порядку их использования. В таком виде его и следует законодательно закрепить в УПК РФ.

Анализ научных средств и методов, которые потенциально могут и должны быть использованы в розыскной деятельности, свидетельствует об их соответствии современному уровню развития науки и техники. Кроме того, уровню развития науки и техники должна соответствовать как правовая регламентация, так и система организации ее применения, следовательно, важно, чтобы уголовно-процессуальное законодательство определяло не только допустимость использования научно-технических средств и методов в раскрытии и расследовании преступлений, но и порядок их применения. Однако в УПК РФ (ч. 5 ст. 166 и ч. 6 ст. 164) излагаются общие положения, касающиеся применения технических средств при производстве следственных действий и порядка отражения в протоколе соответствующих результатов. Некоторые из этих положений, непонятно из каких соображений, детализируются затем только в статьях, посвященных допросу и освидетельствованию (ст. 179, 189, 190, 192 УПК РФ).

Определяя допустимость технических средств в уголовном процессе путем их формального перечня, тем более по отдельным следственным действиям, законодатель фактически искусственно создает барьер на пути научно-технического прогресса в уголовном процессе.

К тому же применение научно-технических средств характерно не только для проведения отдельных следственных действий, но и в целом для процесса раскрытия и расследования преступлений, в том числе в розыскной деятельности. С учетом этого все более убедительно звучат доводы ученых о необходимости закрепления в УПК РФ отдельной статьей принципов (общих требований допустимости) технических средств в уголовном процессе.

По мнению многих исследователей и практиков, недостатки правового регулирования использования научно-технических средств и методов являются основным препятствием их применения, в том числе при осуществлении розыска, и могут быть определены по следующим направлениям:

- не раскрыты цели и задачи использования научно-технических средств;

- не определены принципы (критерии) допустимости научнотехнических средств;

- в УПК РФ бессистемно представлен перечень допустимых к применению научно-технических средств, причем в форме, не позволяющей его расширить;

- не определен общий для всех следственных действий и в целом для процесса расследования порядок применения научнотехнических средств;

- не решен вопрос о доказательственном значении результатов применения научно-технических средств.

Отмечаются просто курьезные ситуации, например, в статьях УПК РФ, регламентирующих допрос, очную ставку, освидетельствование, упоминается киносъемка, которая и ранее не находила широкого применения в практике раскрытия и расследования преступлений в силу дороговизны и сложности процесса, а с внедрением средств видеозаписи о ней на практике и не вспоминают.

Достаточно остро по-прежнему стоит вопрос правовой оценки специальных исследований и проверки по учетам[28] в качестве одного из эффективнейших средств розыска. Как и раньше, результаты таких исследований не являются источниками доказательств, в то же время они служат основанием для принятия таких важных процессуальных решений, как возбуждение уголовного дела, розыск и задержание подозреваемых и других участников уголовного процесса.

Для решения рассматриваемых проблем необходимо дополнить действующий УПК РФ нормой «Порядок применения научно-технических средств», которая может содержаться в главе «Общие условия производства предварительного следствия» и быть изложена в следующей редакции:

«В целях обнаружения, фиксации, изъятия, исследования следов преступления и вещественных доказательств при производстве предварительного следствия применяются научно-технические средства.

1.2. Применение научно-технических средств допускается, если они соответствуют следующим принципам:

- правомерности (применение научно-технических средств предусмотрено законом или не противоречит ему);

- безопасности (не создают угрозу для жизни и здоровья участников судопроизводства);

- научности (научная обоснованность применения научно-технических средств гарантирует достоверность получаемых результатов);

- этичности (не унижают чести и достоинства участников судопроизводства).

2. Применение научно-технических средств осуществляется следователем, дознавателем, представителем органа дознания, судом по собственной инициативе или по ходатайству участников процессуального действия. Для применения научно-технических средств при необходимости используется помощь специалиста.

2.1. Факт применения научно-технических средств и полученные с их помощью сведения фиксируются в протоколе следственного действия, при этом указываются вид (марка, модель) примененного технического средства, его техническая характеристика, условия применения и полученный результат. К протоколу прилагаются зафиксированные с применением научно-технических средств следы преступления, иные вещественные доказательства и (или) их отображения в виде слепков, фотоснимков, аудио- и видеозаписи».

Особое значение при этом приобретает соответствующая современному уровню научно-технического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, а следовательно, и розыска, криминалистическая подготовка субъектов данной деятельности. В конечном итоге именно этими субъектами реализуются и применяются современные научно-технические средства, методы, рекомендации. От знаний и умений указанных субъектов прямо зависит их готовность действовать профессионально грамотно в повседневной практической деятельности.

При решении организационных, правовых и иных проблем, вытекающих из социальных функций криминалистики и реализуемых в форме научно-технического обеспечения деятельности по установлению и розыску важных для следствия объектов, последнее предстает не просто формой, а методологической основой реализации указанных выше социальных функций криминалистики, где как принцип выступает взаимообусловленность проявления и соответственно взаимосвязь решения возникающих при этом проблем.

При этом организация антикоррупционной деятельности субъектов розыска, безусловно, должна соответствовать уровню развития научно-технических методов и средств и рекомендаций, их потенциальным возможностям. И здесь трудно признать нормальным положение, например, когда в условиях всеобщей компьютеризации правоохранительных органов, все более широкого использования ими современных информационных технологий, сохраняется сформировавшаяся еще в середине XX в. система организации деятельности экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел. В частности, как и тогда, справедливо заметил А. Ф. Волынский, они решают две группы взаимно «блокирующих» задач - собирая следы преступления и иные доказательства, сами себе создают объем будущих экспертных исследований, то есть фактически «регулируют» объем соответствующей работы. Нетрудно предположить, насколько инициативно[29]. Именно в этой связи ряд ученых-криминалистов предлагают организационно разделить функции экспертов-криминалистов и специалистов-криминали- стов, как это сделано в некоторых западноевропейских странах, не исключая введение последних непосредственно в штаты оперативнорозыскных аппаратов и следственных подразделений.

Как уже отмечалось, организационно-практический элемент социальной функции криминалистики в аспекте антикоррупционной деятельности теснейшим образом связан с правовым обеспечением.

Постоянно возобновляемая структурная реорганизация правоохранительных органов, самым непосредственным образом коснулась следственных и розыскных подразделений соответствующих министерств и ведомств[30]. При этом подавляющая часть изменений свидетельствуют о своеобразном видении реформаторами путей совершенствования организации деятельности этих подразделений - увеличения или сокращения их штатной численности, в то время как большинство проблем при осуществлении расследования и, в частности, розыска, связано именно с недостаточно высоким уровнем профессиональной подготовки следователей и оперативных работников.

Статистические данные о нераскрытых преступлениях, результаты розыска и проблемы, возникающие в антикоррупционной деятельности, свидетельствуют о низком уровне криминалистической подготовки и в целом профессионализма сотрудников следственных и розыскных подразделений органов внутренних дел. Так, из всех изученных нами материалов уголовных дел, производство по которым приостановлено, 54 % находились в производстве следователей, не имеющих юридического образования, а значит и системной криминалистической подготовки - важнейшего элемента их профессионализма.

В то время, как именно криминалистикой, имеющей такой ярко выраженный прикладной характер, исторически накоплены: объемные и содержательные знания о преступности как объекте криминалистического изучения (о способах, методах, средствах, преступлений); предметный опыт создания (от разработки до внедрения) средств криминалистической техники; предложены практические рекомендации по организации использования научно-технических средств, методов и тактических приемов в процессе раскрытия и расследования преступлений, криминалистической подготовки сотрудников правоохранительных органов; необходимые знания и опыт для разработки и совершенствования правовых актов, в части регулирующей допустимость и порядок применения научно-технических методов, средств и рекомендаций в деятельности правоохранительных органов.

Криминалистика, реализуя возможности, обусловленные ее природой как синтетической отрасли знания, но не вторгаясь в предмет исследования других наук, заимствует из них те положения, которые обогащают ее теорию и способствуют решению ее предметноприкладных задач, в том числе управленческого, организационного, правового, научно-технического, учебно-методического характера.

Научно-исследовательская составляющая предполагает соответствующий уровень развития самой криминалистики и внедрение в практику разработанных ею методов, средств и рекомендаций, а вместе с тем обусловливает соответствующую криминалистическую подготовку субъектов раскрытия и расследования преступлений. В конечном итоге системное, взаимосвязанное решение указанных проблем как раз и определяет содержание научно-техническое обеспечения в той его части, которая характеризуется как «создание условий постоянной готовности правоохранительных органов к применению криминалистических методов, средств и рекомендаций...», а криминалистическое обеспечение (являясь органичной составной частью научно-технического обеспечения) все более основательно входит в научный оборот криминалистики как один из элементов общей теории криминалистики[31].

В аспекте научно-технического обеспечения антикоррупционной деятельности в настоящее время все отчетливее проявляются позитивные изменения, связанные, прежде всего с комплексной информатизацией деятельности правоохранительных органов, в том числе предварительного следствия. Можно сказать, что это одно из приоритетных направлений научно-технического обеспечения их деятельности в целом (в том числе розыска различных важных для установления истины по делу объектов), отражающееся в первую очередь в автоматизации традиционных криминалистических учетов, реализации возможностей иных АИПС, в том числе регистрации граждан (государственной, ведомственной, корпоративной).

Другим немаловажным направлением научно-технического обеспечения антикоррупционной деятельности в свете реализации социальных функций криминалистики, по нашему мнению, является постоянная корректировка имеющихся и организация создания новых научных разработок, посвященных осуществлению розыскной деятельности на различных этапах расследования коррупционных преступлений в различных условиях (ситуациях). В рассматриваемом аспекте наиболее перспективным представляется не только создание комплексов частно-методических криминалистических рекомендаций по установлению и розыску различных объектов в рамках расследуемого события, использующих все доступные источники криминалистической методики (право, практика - следственная, оперативнорозыскная, экспертная, новейшие достижения естественных и технических наук), но и собственно методики розыска[32].

Таким образом, понятие «научно-технические средства» раскрывается через содержание, природу и перспективу их развития и непосредственно связано с научно-техническим прогрессом в контексте общих и частных задач организации конкретных направлений деятельности правоохранительных органов. В этой связи представляется возможным определить научно-технические средства как комплекс приспособленных и специально разработанных на основе современных достижений научно-технического прогресса технических устройств, материалов, методов и приемов их применения в целях раскрытия, расследования и предотвращения преступлений.

Научно-техническое обеспечение антикоррупционной деятельности тесно связано с розыскной деятельностью и, с одной стороны, формируется в порядке реализации социальных функций криминалистики, а с другой - нацелено на их реализацию, в частности, в их практическом выражении, проявляющемся в популяризации и внедрении соответствующих методов и средств в повседневную практику раскрытия и расследования преступлений, формировании общественного мнения о допустимости и необходимости их использования в розыскной деятельности.

Иначе говоря, научно-техническое обеспечение антикоррупционной деятельности развивается и совершенствуется на основе достижений науки и техники, однако под непосредственным влиянием общественного прогресса и может быть представлено в виде условного алгоритма: появление новых технологий, методов и средств - создание условий для их применения - обучение соответствующих субъектов профессионально пользоваться современными научнотехническими достижениями.

<< | >>
Источник: В. Н. Бодяков и др.. Криминалистическое обеспечение антикоррупционной деятельности в уголовно-исполнительной системе России : учеб. пособие / [В. Н. Бодяков и др.] ; Федер. служба исполн. наказаний, Владим. юрид. ин-т Федер. службы ис- полн. наказаний, Каф. уголов.-процессуал. права и криминалистики. - Владимир : ВЮИ ФСИН России,2015. - 184 с.. 2015
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме § 1. Понятие и содержание научно - технического обеспечения АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В АСПЕКТЕ ЗАДАЧ И СОЦИАЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ КРИМИНАЛИСТИКИ:

  1. А. Товарно-денежная форма научно-технической продукции. // Вопросы изобретательства. 1989. № 7.
  2. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ПРОБЛЕМЫ НАУКИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  3. 1.1.1. Понятие и содержание имиджа организации
  4. 62. Научно-технический прогресс и научно-техническая революция
  5. § 1. Понятие и содержание организационного обеспечения деятельности судов
  6. Научно-техническая политика
  7.   3.1.4. Особенности неклассических научно-технических дисциплин  
  8. Структура научно-технического прогресса
  9. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  10. Тема 32. Научно-техническая революция
  11. Сущность, содержание и структура художественно-проектной деятельности студента-дизайнера
  12. IX.7. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, ЕЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -