<<
>>

ТАЛАНТ ЯЗЫКОТВОРЧЕСТВА

Если, помимо сбора реплик незнакомых людей, учитывать высказывания регулярно наблюдаемых знакомых, то нетрудно заметить, что среди испытуемых выделяются лица, особо талантливые, продвинутые в языковом отношении.

Гарольд Блум писал о strong poets - сильных поэтах, создающих свои словари, и всех остальных, пользующихся устоявшимся, традиционным лексиконом. Эта классификация хорошо ложится на «рядовых носителей» языка, среди которых встречаются далеко не рядовые носители, точнее даже не столько «носители», сколько «создаватели», перманентные творцы языка, поддерживающие языковой потенциал личным примером собственного языкотворчества. Приведем, с любезного разрешения авторов, реплики, принадлежащие доцентам Белгородского государственного университета. Конечно, мы не вправе приписывать индивидуально-авторское своеобразие отдельным словам (звезда, с прикупом). Важно другое - умение говорящего широко использовать возможности языкотворчества в «самом обычном», а по существу самом главном общении.

(1). [По телефону:] Пока делаешь - звезда какая-то светит: знаешь, ради чего! [В автобусе во время поездки на конференцию вспоминает:^ 4-го сентября и по декабрь с пятого и по десятый класс - хлопок, безвыездно! В баню возили раз в месяц, поэтому «баня» для меня, что называется, «концепт»! (сент. 2004). [О Майе Плисецкой] Это не человек, а природа, причём природа в самом лучшем своём варианте! (окт. 2004). Ну, не приняла - и не приняла, бумажку подписала. Я, конечно, целуя её дверь, не стала заглядывать, пошла дальше... (окт. 2005). [О компьютере:] Тоже, наверное, настроение бывает... Вот жизнь! Не ты, а всё вокруг тебя главнее! Всё железное главнее тебя: от них всё зависит! Я уж не уговариваю - чуть ли не целую! Железка такая, а как нужен! Я говорю: Друг ты мой, не капризничай! А то [бывает] всё как по маслу: старается! (осень 2005). Где хомут, возьмите туалетную бумагу и так ласково обнимайте! Если намокает - плохой хомут. Весело уговорите слесаря-сантехника посидеть пять минут. По-женски эти трубы - хоть нитками их зашей! (осень 2005). (2). [Показывает паланкин:] Я это называю тряпь, потому что как хочешь завернуться можно! [демонстрирует четыре варианта] Здесь я подпалила утюгом. - А зачем гладила? - Так он слежался! Новый, за- рифтованиый был! Такой жмурик... (11 окт. 2005). Такие умные студенты попались, я себя ученицей чувствовала. А на следующий год сидят, ясными глазами смотрят: что вы от нас хотите? Такие группы подбираются на небесах (12 марта 2009).

Среди знакомых автора к особо талантливым в языкотворческом отношении личностям можно отнести порядка двадцати человек, что свидетельствует, как редок, почти уникален талант языкотворчества в общем пространстве стихийного всеобщего говорения. Где-то лет пятнадцать тому назад мы впервые обратили внимание на феномен богатства разговорной речи. Сколько за этот период было встречено, узнано людей! Но ведь список «продвинутых» носителей языкового дара на фоне огромного круга знакомств, согласимся, весьма невелик. Но даже такой состав особо интересных в языковом плане людей неоднороден. Одну группу составляют мастера ответных реплик, привносящие свой речевой талант в диалоговые цепочки. Другую группу образуют лица, языкотворческий дар которых заметнее проявляется в монологической форме, фрагментах монологов.

Третья группа - это люди, специализирующиеся на эстетике комплимента. Есть мастера утешения, есть великие комики, способные юмористически раскрасить любую ситуацию. Продемонстрируем привязанность, например, к диминутивам в речи профессио- нала-электрика, белоруса по происхождению. - Сдирайте больше [обоев у выключателя]! - Ничего-ничего! Я аккуратнечко! Ясненько! [Пытается вытащить провод в стене:] Ну, иди сюда!... Не хочет! Опа! Вот так вот будет нормален! — Включить? - Тут уж я самочки! - Горит? - Да куда ж она денется? - Хорошо! - Ага! Всё закрылось, все капитальнечко! Ну что сын? Служит? Женился? Ну и молодчушка! Мать бросил, значит... (февр. 2004).

Если увлечься такой рубрикацией, то языкотворцев наберётся куда больше начального списка, но мы в этой своей работе не склонны классифицировать языкотворческий дар, нам важнее сейчас его заметить и оценить.

Следующая запись, например, иллюстрирует талант интерпретации фразеологизма «гладить против шерсти»: Вася такой человек, его только по шерсти гладить. Чуть-чуть - даже не притронулся, а подул против шерсти - он уже в ярости (9 февр. 2010).

Далее, в разделах монографии мы будем по отдельности рассматривать многие компоненты разговорного дискурса, но талант языкотворчества как раз и проявляется в ПОЛИИНТ- СТРУ МЕНТА ЛЬНОМ ВЛАДЕНИИ языковыми возможностями. Так, всего на два дня приезжал в Белгород из Перми для участия в конференции профессор, но этих минут наблюдения хватило, чтобы заметить талант языкотворчества, частично зафиксировать богатство задействованного языкового инструментария (литота, окказионализм, медицинская метафорика, архаика языка, термины, эвристика самой проблемы толерантности). [Выступление на пленарном заседании и во время обсуждения секционных докладов:]... Один из пунктов нежелательных напряжений, которых нам и так достаёт... Многое нА ощупь делается... Многие из которых обладают многодесятилетним опытом... подсказали, как выходить из духовного кризиса... Врагом толерантности является не только интолерантность, а самый главный враг - равнодушие, что, понятно. Вырабатывается усталость человеком, старцем, у которого уже нет сил бороться, но это ещё и эпидемия у молодежи... Я чаю, что мы взаимообогащенные с этой конференции уйдём... Большая просьба к следующим выступающим: пожалуйста, лапидарней!.. Не надо педалировать эту тонкую материю: если будет момент принуждения, он не принесёт пользу! (5 и 6 окт. 2004).

Ещё раз поясним: талант языкотворчества - это почти бессознательное, как всякий талант, стремление обогащать форму своей речи, о чём бы человек ни говорил. Каждому, вероятно, встречались вычурное, намеренное украшательство речи: «словечка в простоте не скажет, всё с ужимкой». Дешевое украшательство портит речь, мы же говорим о ТАЛАНТЕ РЕЧЕВОЙ ФОРМЫ, требующем отдельного изучения. В представленной монографии основную массу материала составляют: во-первых, отдельные реплики безымянных героев, из того, что мы слышали на улице, в магазине, в поезде, в парикмахерской, на кладбище, на поминках, в маршрутном такси, троллейбусе, на пляже и вообще где только можно услышать и по живому следу постараться записать, «зацепить», не потерять реплику, и, во-вторых, отдельные реплики широкого круга наших знакомых (на совещаниях, по телефону и пр.). И в первом, и во втором блоках материала, хотя мы эти блоки не членим, в самих репликах встречаются удивительные и неожиданные вещи.

Именно основной, не поименованный корпус материала демонстрирует совокупные языкотворческие усилия нашего соотечественника. Итак, наряду с изучением речи отдельных языкотворцев, целесообразно изучать языкотворчество в общей массе носителей языка. Впрочем, точнее сказать как раз наоборот: массы скорее найдут исследователей, нежели отдельные носители редчайшего таланта языкотворчества. Представим, что было бы, если бы мы изучали литературу по стандартам масскульта, а не по классическим текстам. Разговорному дискурсу сейчас остро недостаёт фиксации ярких, продвинутых «текстов». По жизни они представлены, но лингвистически не схвачены и соответственно не исследованы.

Вернёмся к... неприведённому списку языкотворцев. Заметив и оценив дар чужого языкотворчества, мы своевременно не позаботились о сборе материала. Многое упущено, и потому мы и призываем читателя-исследователя, выделив некоторые фамилии (языкотворцев), больше фиксировать из области интересного и столь быстро отлетающего разговорного русского языка в его индивидуально-авторском исполнении.

Выше мы говорили о темах разговоров. Некоторые темы (домашние животные, например) способны спровоцировать, усилить языкотворческий импульс говорящего в ситуациях повседневного общения.

[По телефону, одинокая женщина, 74 г.:] Катушки все размотаны- перемотаны на свой лад! Вся спина у меня подратая: он же не понимает, что я не дерево! - А цвет? - Знаете, он, собственно, трехшерстный. Спинка серая, идёт до животика, а ножки белые. Глаза жёлтые с коричневыми точечками. Хвост огромный, пушистый. Как павлин ходит! А как принесла, шерсти не было, одни пёрышки торчали. Липкий такой. У меня сосед на первом этаже — удалец! Я представила: услышит, ногой даст - размажет его по стенке. А как принесла, накормила - поняла, что назад уже не понесу. — А Кузя не ревнует? — Ещё как! Он только лапу поднимет, она: р-р-р! И на него - и на меня! Хозяйка! (19 марта 2006).

Языкотворческая инициатива одного бывает весьма заразительна и втягивает других в языковую игру, как в следующем полилоге: [В зале холодно. Завершается свободная дискуссия на защите, г. Курск. Председатель хвалит выступившую женщину- профессора, своего заместителя:] После таких слов выступать даже неприлично! «Старик Державин нас заметил...» - Ну это вы рано! - Но вы так замёрзли, что не зарекайтесь! [Соискатель далее излишне подробно перечисляет всех, кто ему помогал] - Большой список! - Надо было ещё Медведева поблагодарить, президента. - Шутка сейчас единственное согревающее средство! И на этом мы завершаем зимнюю, очень зимнюю сессию. А теперь за наши труды и старания... (17 дек. 2009).

В настоящее время талант языкотворчества бросается в глаза и фиксируется сознанием слушателей обычно на негативном материале. Представим «Словарь Кругляковой Пелагеи Андреевны (1895-1970)», составленной внучкой этой женщины Л. Л. Пигоревой и любезно предоставленный нам Екатериной Александровной Климчук. Словарь содержит 221 единицу. Выпишем, сгруппировав по частям речи, «индивидуально-авторские» слова и фразеологизмы из этого словаря, сохраняя написание (джян- джяії) и трактовку слов подлинника.

Существительные: дудак (тот, кто плохо читает), дромадёр (крупный, грубый, неуклюжий), оторвяга (пройдоха), джянджял (скандал), сухофрукт (никчемный дед), сопатка (нос), храпоидол (тот, кто сильно храпит), шевлюжонок (маленький воображала), подкладень (маленький опекаемый друг, внук), чугунок (сильно загоревший), рыдван (старье: диван, машина, кровать), бекасы (вши), побирок (нищий).

Прилагательные: кривовязый (непропорционально сложенный), мухортый (сердитый, печальный), страхолюдный, дурномордый, дур- норылый (очень некрасивый), головастый (умный), голомызгий (без шапки), чалый (белобрысый), зацуцканный (неопрятный).

Глаголы: взвозился (быстро засобирался, очнулся), не фистули (не ври), подлабУншся (пристроился), профурлетшись (истратили все средства), не дотумкались (не догадались, ср.: не додумкалисъ), понд- рючился (понравился), пригУнули (явилось много гостей сразу), дербо- лызнулся (упал), скопытился (упал без сил), всех пересопатил (заразил гриппом), не фордыбачь (не воображай), охворыздывать (быстро и деловито идти, есть), сдвохнулся (протух), стеборезнулся, стукорезнул- ся (ударился), перемоднили (о слишком вычурном наряде), оглоушить (оглушить, ошарашить), не подгадь (не подведи), прочахнуть (подсохнуть - о белье).

Наречия: ширкопыткой (безалаберно), антикморэ (шикарно, неподражаемо), филътикулътяписто (всё в ажуре).

Фразеологизмы: от лоханки ухо (пройдоха), плещется через край (хочет разболтать что-то), В носу холоднО ещё (не дорос, нс достоин), Окрайки замёрзли в тарелке (медленно ест), чоху-моху не понимает (невежа), чИтарь-фарисей (тот, кто плохо читает, бирюк бирюком (нелюдимый, хмурый), с рачьими глазами (нахальный), глаза стоячие (наглые), с дурболаинкой (глупый, недалекий), бить байбики, орешки сбивать (бездельничать), у озера Хасан (пить с жаждой), перепелиное яйцо (всё в веснушках), вся на финтах (быстро двигающаяся), товарищ Быстров (скорый человек), загнать в заможай (понизить в должности, далеко спрятать), все шорочки- норочки облазить (напрокудить, далеко спрятать), Будь ты турецкая! Иди ты в пролетарское кино! Черт-дурак-собачьи уши! (ругательства), печёное яблоко, старая варежка (сморщенное лицо), собирать от Сивки, от Бурки (собирать всё подряд), черти с набилка- ми (шумные, грубые дети), на лёгком катере (неожиданно явиться), макитра кучерявая (голова), пришли с гудками (пришли со слезами, с рёвом), слонов продавать (ходить без дела), руки не туда заструганы (неумелый), портниха-Яниха (портниха-ноказушница), взять за киршу, взять за химО (разоблачить и принять меры), сметаной облитый (белобрысый), нетолчёная труба (когда собралось много народу), Лакеи кончились в 17-м году (по поводу самообслуживания), гундаръ Акишин (неприятный тип), торичеллева пустота (глупость), не имей морду (будь попроще), как стаканчик (стройный, небольшого роста человек), бьёт сентябрём (высоко возносится), мне скоро кантики (скоро умру), Маня Коротеева (очень кратко), чтоб в строю не обирался (знал свое место), Молодой - налит водой (поговорка), как Хивря на возу (о том, кто занял много места, разлёгся), рот не гуляет (часто кушает), с дрожементом (с дрожью, с вибрацией), дать круголя (обежать вокруг), Будьте уверочки! (Будьте уверены!), В каждой дырочке гвоздь (вездесущий), дурья мозга, Меланья - голова баранья (глупец), как кошки в дубошке (упрямые, твердолобые люди), кинулись - чуть не опрокинулись (сильно заспешили), как мышь из дрожжей (с испуганными глазами), в две дуды (вдвоем), душечка от ведрушечки (лапочка), тихий стих нашел (успокоился, притих), дать шейного пластыря (ударить по шее), дать атандэ (отказать), засипишь на ноже (мол, сейчас как дам!), с избы верх роют (буйствуют), В зубы взять нечего! (ерунда, чушь), Чихирь в уста вашей милости! (пожелание при чихании).

Женщина редкой судьбы, закончила гимназию, очень любила читать вслух детям, зачитывала отрывки из баллад - и детям потом хотелось перечитать услышанное...

Приведённые списки слов свидетельствуют о широчайшем использовании адресантом высказываний разнообразных механизмов речевой экспрессии, например, такого механизма, как создание вымышленных героев: портниха Яниха, Маня Коротеева, товарищ Быстров и др. В числе механизмов создания экспрессии - подключение заимствования, экзотизма (дать атандэ - отказать), метафоризация термина (торичеллева пустота), метонимическая литота (пришли с гудками - со слезами, с рёвом), привлечение социолекта (Иди ты в пролетарское ки-

но!), обращение к ритму и рифме {Молодой — налит водой, чоху- моху не понимает), реминисценция этикета Петровской эпохи {Чихирь вуста вашей милости!).

Был ли в речи этой женщины позитив, столь же яркий, как приведённый лексикон негативного звучания, или внутренним слухом фиксаторы цепляли только «критическую часть» речи, или сама сказительница столько сил отдавала комментарию плохого, а также перманентной необходимости создания бытового комизма, например через комическую гиперболу {чугунок - о сильно загоревшем человеке), что на хорошее уже не оставалось ни времени, ни сил?

Мы на эти вопросы отвечать не будем, в плане развития прикладной филологии их важно поставить и заострить. Мы вспомним... гениальную пушкинскую характеристику Татьяны Лариной через отрицание недостойного, недопустимого в личном поведении {Она была не тороплива / Не холодна, не говорлива...). Забота о том, каким не быть, не становиться, казалось бы, одна из внутренних причин тяготения к полюсу зла, но у Пушкина (в этом и состоит гениальность недоговоренности!) проставлен, очерчен только знак границы, образы плохого не создаются.

В приведённом лексиконе ярчайшая образность в словах и высказываниях затмевает «всё остальное». Хорошее для говорящего, получается, не столь актуально: не было бы плохого! Но на социолингвистическом уровне - увы! — начинаются ПОТЕРИ В ОБРАЗЕ И ЯЗЫКА, И НАЦИИ В ЦЕЛОМ, И ЛИЧНОСТИ ГОВОРЯЩЕГО, почему мы и ставим задачу более внимательно отслеживать не негатив, а позитив, всё не собранное, но реально задействованное в разговорном дискурсе.

7.

<< | >>
Источник: Харченко Вера Константиновна. Современная повседневная речь. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Издательство ЛКИ,2010. — 184 с.. 2010

Еще по теме ТАЛАНТ ЯЗЫКОТВОРЧЕСТВА:

  1. 1.2 ЗДІБНОСТІ І ОБДАРОВАНІСТЬ У МОЛОДШОМУ ШКІЛЬНОМУ ВОЗРАСТЕ.
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ТАЛАНТ ЯЗЫКОТВОРЧЕСТВА
  4. ИГРА В НЕДОЗВОЛЕННОЕ