Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Культурологическое значение теоретической ЛОГИКИ


Прослеживается тенденция: крушение устаревших идеалов, концепций и оценок в кризисный социально-политический период вызывает, как ответную реакцию, проявление интереса к утраченным или незаслуженно обойденным историей теоретическим источникам духовной и интеллектуальной культуры.
Нельзя построить здание с крыши или даже с первого этажа — для этого прежде следует заложить фундамент. Невозможно преодолеть догматизм и декларативность мышления, уберечь его от спекулятивной демагогии и софистики, от схоластики и произвольной эквилибристики понятиями, другими словами, построить новое здание философской культуры интеллектуальной практики, не изучив теоретические основания, на которые она могла

бы опереться. Речь здесь идет о логических основаниях теории проблематического диалога, восходящей в своих истоках к диалектике и риторике, но практически утраченной в современной сонно-культурной практике интеллектуального общения.
Действительно, сейчас особенно остро ощущается дефицит интеллектуальной культуры при обсуждении проблем в любых областях гуманитарной деятельности, начиная от ее элитарных форм — парламентских дебатов, политических баталий, и заканчивая элементарными, скажем, проведением научного диспута, юридической консультации или просто учебного занятия. Политик и правовед, экономист и журналист — каждый, кто работает в среде межличностного общения, — помимо профессиональных знаний, просто обязан обладать и высокой культурой ведения диалога с собеседником или с аудиторией, и устойчивыми навыками к аналитическому стилю мышления. Однако все это само собой не приходит, а является следствием углубленного изучения теоретических традиций интеллектуальной практики.
Развитие способностей последовательно и убедительно излагать свои мысли, вести со знанием дела аргументированное обсуждение проблемы, эффективно и корректно решать спорные вопросы — весь этот комплекс задач определяет потребность применения теории, методов и средств логики, философии или, иначе говоря, культуры диалога в процессе общения. Здесь отрабатываются средства контроля за используемой терминологией, речью и рассуждениями, закрепляются навыки правильного определения стратегии проблемного разговора, а также корректного выбора тактики его ведения.
Теоретические приложения логики, методологии и философии к проблемам культуры интеллектуального межличностного общения в сфере гуманитарной деятельности — социальной, правовой, экономической или политической — образуют новую область — диалогику. Предметом ее исследования являются различные формы интеллектуального диалога: беседа, консультация или спор; публичное выступление или, просто, реплика; вопрос или ответ. В диалогике можно условно выделить следующие четыре раздела: диалектику, прагматику диалога, эро- тетику и риторику. Диалектика — это логика спора, то есть система логических принципов, контролирующих процессы доказательства и опровержения при обсуждении спорной проблемы. В прагматике диалога изучаются основания выбора стратегии и тактики спора, а также психологические методы его ведения. Проблемы культуры использования в интеллектуальной деятельности вопросов и ответов образуют специальную область диалогики — эротети- ку.
Риторика определяется обычно как культура публичного выступления, ораторское искусство или эстетика спора. Отдельно следует сказать об этике спора как особом разделе диалогики, в котором изучается система норм, обосновывающая моральные принципы и нравственные критерии оценок корректности и конструктивной лояльности участников диалога.
Каждый из указанных разделов диалогики является необходимым элементом в структуре культуры и аналитического стиля мышления. Однако «стержневой» проблемой теории диалога все же является разработка вопросов диалектики как логики доказательного обсуждения предмета спора. При прочих равных условиях лишь методы и средства диалектики обеспечивают надежный, строгий контроль за соблюдением правил достаточной обоснованности и аргументированности спорных позиций. Все, что достигнуто в споре методами прагматики и риторики, всегда проверяемо чисто логически.
В интеллектуальной практике довольно часто обнаруживается неумение участников диалога, проблематического обсуждения, вести последовательный логический контроль за собственными утверждениями, а также за изложением позиции собеседника. Во-первых, это касается логической точности формулировки самой спорной проблемы и отношения к ней участника спора. Во-вторых, много недоразумений появляется в связи с логически некорректным введением и использованием в споре необходимой терминологии, неверным определением вовлеченных в обсуждение научных или социокультурных понятий. В-третьих, часто возникают затруднения в оценке истинности полученной информации, ее совместимости или противоречивости по отношению к уже имеющейся. Наконец, решающее значение в процессе диалога имеет умение участников вести логически эффективный контроль за корректностью рассуждений, представленных доказательств или опровержений.
Логическая культура доказательного обсуждения проблемы — фактор, подтверждающий высокий профессиональный и теоретический уровень полемиста. Рассмотрение вопросов использования логических методов и средств проверки правильности определений понятий, логических условий истинности утверждений и логической корректности доказательств и опровержений — круг основных задач, которым следует уделять особое внимание при изучении диалектики спора и диалогики в целом. Важно также детально проанализировать возможные логические ошибки, которые традиционно встречаются в диалогической практике: противоречия, паралогизмы и софизмы.
В публичном споре имеет значение не только «железная логика» доказательства, но и умение стратегически верно определить основную цель обсуждения проблемы, выбрать для ее эффективной реализации оптимальные оперативно-тактические средства и, наконец, убедить противника или слушателей в правильности защищаемой позиции, то есть решить весь комплекс задач, определяющих прагматику диалогики. И действительно, в практике публичных диалогов споров исключительно редко решаются проблемы чисто логическими методами и средствами. Такие исключения составляют разве что некоторые дискуссии в области точных и естественных наук: математики, творческой физики, самой логики. В основном, публичное обсуждение проблемы, особенно гуманитарной, сопровождается «логическими провалами», которые заполняются оперативно-тактическими, психологическими, риторическими приемами.
Замена в ходе спора логической аргументации на прагматическую вполне естественна, если учесть относительную скоротечность обсуждения во времени и небезусловный характер мнений спорящих. Прагматические сокращения логических доказательств в практическом диалоге неизбежны и не имеют разрушительной силы, так как утраченная логическая цепочка всегда может быть восстановлена. Остыв от жарких баталий спора, можно спокойно проверить его результаты, используя строгие логические методы и средства. Другое дело, когда диалектика доказательства подменяется софистикой или другими некорректными с точки зрения этики спора приемами и уловками, тогда деструктивный результат спора очевиден. Два классических примера на эту тему.
Однажды, получив в пылу спора пинок, Сократ стерпел это, а когда кто-то удивился, он ответил: «Если бы меня лягнул осел, разве стал бы я подавать на него в суд?». В другой раз Сократа стала принародно бить его жена Ксантиппа. Друзья советовали ему защищаться кулаками, но он ответил: «Зачем? Чтобы мы лупили друг друга, а вы покрикивали: «Так ее, Сократ! Так его, Ксантиппа!?»
Первая проблема прагматики диалога — это правильно выбрать его стратегию, то есть основную цель обсуждения, к которой каждый из участников должен стремиться как к результату. Многообразие форм диалога определяет различные типы его стратегических целей. Беседа, консультация или учебное занятие в качестве своих целей предполагают взаимную, или одностороннюю, передачу информации. Поэтому было бы глупо и методически неверно стремиться к любым конфликтам в таком диалоге с целью утвердить свое мнение во что бы то ни стало. Примером другой формы диалога могут служить, скажем, деловое совещание или научный спор, где основной целью является решение конкретной проблемы. Для судебного спора стратегической целью является отыскание объективной истины при реконструкции исследуемых событий или фактов. В парламентских дебатах, очевидно, следует искать компромисса, а в политических баталиях — победу.
Ошибки в выборе стратегии диалога ведут к его разрушению. Если, например, строптивого клиента юридический консультант будет убеждать на повышенных тонах, то клиент просто уйдет. Особенно чувствительны ошибки смешения государственных и политических целей. Это наглядно проявляется, когда парламентарии законодательного собрания декларируют политические лозунги.
Вторая проблема прагматики диалога — правильно выбрать тактику поведения при обсуждении проблемы, которая полностью соответствовала бы уже определенным стратегическим целям. Это относится как к конструктивным оперативно-тактическим средствам аргументированного обоснования собственных позиций в споре, так и к тактике деструктивной критики точки зрения противника. Верный выбор тактических средств ведения спора ведет к его опти- мализации, а также к эффективному решению поставленных стратегических задач. Напротив, если тактика диалога выбрана неудачно, то она может привести к поражению или к разрушению спора. Обычно тактические ошибки в диалоге приводят к нарушениям его этики. Например, для политика- профессионала вполне естественным делом является публичное выступление с критическим анализом деятельности президента или правительства. Однако если данный политик представляет интересы страны в другом государстве в качестве ее посла, то подобная критика является не только неуместной, но и представляет образец нарушения профессиональной этики. Тактические проблемы порождают проблемы этические.
Публичный диалог — это не просто логика доказательства или опровержения, но также и психология убеждения его участников в верности защищаемой точки зрения. Если «доказательство» — категория логическая, то «убеждение» — психологическая.
Доказательство служит прежде всего мерой оценки строгости полученных результатов спора, убеждение же непосредственно приводит диалог к этим результатам. Третьей проблемой прагматики диалога поэтому является разработка комплекса психологических методов формирования позитивных оценок в убеждениях участников спора: противника, слушателей, арбитров. Систему методологических приемов и методических средств формирования убеждений и оценок в процессе интеллектуального взаимодействия можно назвать психологией диалога, которая органично связана с задачами его прагматики.
Методика психологического воздействия на участника диалога разнится в зависимости от формы и стратегии обсуждения. Скажем, в следственной практике допрос потерпевшего, свидетеля и подозреваемого различается по психологическим средствам воздействия на допрашиваемого. Психология диалога с потерпевшим или с лояльным свидетелем связана с установкой на припоминание; со строптивым свидетелем — на убеждение и переубеждение; с подозреваемым — на переубеждение и признание.
В любой сфере интеллектуального общения: в юриспруденции и политике, в науке и образовании, в психологии и журналистике — высоко ценится умение тонкой постановки вопроса или изящного ответа на него. Искусство задавать вопросы и отвечать на них имеет древние традиции, ведущие свое начало еще от диалектики Сократа.
33
Как-то человеку, который спросил, жениться ему или не жениться, Сократ ответил: «Делай, что хочешь, —- все равно раскаешься». Очевидно, только так и можно было ответить на глупость спрашивающего. В другой раз Аристиппу, ученику Сократа, кто-то предложил задачу и сказал: «Распутай». Аристипп воскликнул:
2. Логика
«Зачем, глупец, хочешь ты распутать узел, который, даже запутанный, доставляет нам столько хлопот?».
Как видим, древние умело выходили из затруднений, отвечая на трудный вопрос остроумным.
Проблемы интеллектуальной культуры вопросов и ответов образуют своеобразную область познания, которая называется эротетикой. В ней изучаются структуры вопросов и ответов, классификация их по типам и видам, правила корректной постановки вопросов и ответов на них, а также эротетические методы и средства в диалогической практике. Эротетика диалога часто определяет его эффективность, так как дает возможность уточнить позиции собеседника, тактически грамотно обойти вопросом встречающиеся затруднения, значительно укрепить позицию удачным ответом.
Характерный пример из эротетической практики.
В очереди к мясному павильону прозвучала реплика: «Уволить мэра, сразу бы мясо появилось!». «Извините, — отреагировал собеседник, — а кого еще уволить, чтобы появился и сыр?» В этом саркастическом вопросе было все: и убедительность возражения, и оперативность критики, и изящная яркость контраргумента.
Результаты восприятия и оценки слушателями публичного выступления участника проблематического обсуждения, его реплик и замечаний зависят не только от диалектического и прагматического содержания речи оратора, но и от эстетической формы, в которой протекает процесс аргументации. Культура публичного выступления и ораторское мастерство являются предметом изучения в риторике как особой дисциплине теории диалога. Следует сказать, что риторика еще с античных времен всегда была обязательным предметом обучения во всех учебных заве-

дениях. К сожалению, эта традиция, хотя и не безнадежно, но утрачена в России.
Риторическая форма публичного выступления часто оказывается решающим фактором оценки результатов проблематического диалога. Косноязычие или излишнее наукообразие формулировок, догматизм стереотипов мышления или поверхностность суждений являются обычной причиной потери оратором симпатии аудитории, и даже иногда его откровенного поражения в споре, сопровождающегося свистом, смехом, захлопыванием. С другой стороны, выдержанная эстетическая форма диалектической и прагматической аргументации, демонстрация гибкости и аналитичности мышления, умение заставить собеседника и слушателей следовать собственной логике рассуждения, своевременно использовать изящную остроту, шутку вызывают положительную ответную реакцию у аудитории, ее готовность в доброжелательном ключе перейти от риторической оценки выступающего к общему положительному мнению о его позиции в диалоге.
Наконец, риторическая культура публичного выступления оратора и, как следствие, эффективность результата зависят от умения контролировать композиционную целостность и структурированность устного текста речи, последовательно и поэтапно вводить в процесс осуждения необходимую и достаточную аргументацию, учитывая разнообразие форм выступления: обоснование собственной позиции, критика, реплика, замечание, вопрос или ответ на него.
Скажем, диалогическая практика показывает, что выступление перед аудиторией либо удается в первые пять минут, либо проваливается. Поэтому цель начального этапа речи — предельно прояснить смысл собственной позиции и поддерживающую ее исходную аргументацию, показать ее актуальность, вызвать интерес у слушателя.
Сократ говорил: «Хорошее начало не мелочь, хоть начинается и с мелочи».
В конце речи не надо навязывать аудитории готовые выводы, предоставив ей возможность самой прийти к ним.              ч
Заключая разговор о проблемах теории публичного диалога — диалогике, следует отдельно остановиться на вопросах морального кодекса интеллектуального общения, то есть на этической проблематике диалогической практики. В этике диалога не создаются какие-либо особые нравственные нормы и оценки, отличные от общечеловеческих моральных ценностей. В ней исследуются вопросы применения общих норм нравственности в специфических условиях интеллектуального общения и взаимодействия.
Диалогическая практика в различных сферах ее проявления — в политике, юриспруденции или деловом общении — обычно имеет конфликтный, состязательный характер столкновения противоположных интересов, стремлений и форм поведения людей. Эта «спортивная» сторона практического диалога и является причиной, обусловливающей возникновение этической проблематики в диалогике и настоятельную потребность специального изучения механизмов регулирования и контроля моральных норм поведения полемиста в процессе обсуждения спорных вопросов.
Центральной проблемой этики диалога является проблема моральной ответственности участника обсуждения за результаты своего вклада в спор. Отсюда идет четкое разграничение двух планов моральной ответственности полемиста-профессионала: его профессиональная этика и гражданская позиция, нравственные обязательства перед обществом в целом. Другая важная проблема этики диалога — адекватное соотнесение стратегической цели обсуждения с нравственными средствами ее достижения, установление релевантности, целесообразности и нравственности в ведении диалога. Категорический отказ от возможности манипулирования честью и достоинством собеседника или аудитории для достижения профессиональных и конъюнктурных целей или «высших интересов» должен выступать в качестве нравственного кредо профессионала в области социально-политического и правового общения. Наконец, комплекс моральных обязательств пронизывает все аспекты диалогической теории. Потому вполне естественным является обсуждение этических проблем, возникающих в диалектике, прагматике диалога, эро- тетике или риторике.
Абсолютной этической парадигмой диалогики, фундаментальным нравственным принципом, лежащим в ее основаниях, является требование безусловной объективности диалогического анализа. Отступление от парадигмы объективности влечет разрушение спора.
Мотивы возникновения диалога в социокультурной, политической, юридической практике могут быть самыми различными, но имеется и общая для каждого из них мотивировка — наличие проблемной ситуация в той или иной ее диалектической форме. Проблемная ситуация как мотив диалога может проявиться в энтропии, неупорядоченности, незнании информации. В таком случае возникает необходимость в консультации, беседе, учебном занятии, где проблемная ситуация могла бы быть преодолена. В режиме такой мотивации, например, проводится юрисконсуль- тация, допрос эксперта, свидетелей. Другим диалектическим мотивом возникновения диалога является различие в используемой терминологии. В таких случаях говорят, что идет терминологический спор. Терминологические соглашения в диалоге важны. Часто, когда в дискуссии принимают участие представители различных сфер знания, возникает эффект недопонимания друг друга именно потому, что участники диалога разговаривают на «разных языках». Ведь каждой области познания свойственны собственный, специфический язык и специальная терминология.
Мотивом возникновения диалога, спора может быть различие в трактовке понятий, оказывающихся центром интересов в политической, экономической или правовой жизни общества. Так, весьма активно в политологии дискутируется понятие «политическая реформа», в экономике — «социально ориентированная рыночная экономика», в правоведении — «правовое государство». Сходным, но более фундаментальным мотивом возникновения диалога является требование изменения в науке или социальной практике устаревшего категориального аппарата, всей системы понятий, характеризующей данную научную теорию, гуманитарную концепцию в целом. Изменение категориального аппарата науки или гуманитарной концепции в целом иногда сопровождается мотивацией необходимости изменить устаревшие ценности, идеалы, мировоззрение. Именно такие мотивы характерны для появления в современных условиях острых обсуждений проблем гуманитарного знания: философии, политологии, социологии, правоведения.
<< | >>
Источник: Солодухин О.А.. Логика. Серия «Учебники, учебные пособия». Ростов н/Д: Феникс,2000. - 384 с.. 2000

Еще по теме Культурологическое значение теоретической ЛОГИКИ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Предисловие
  3. Культурологическое значение теоретической ЛОГИКИ
  4. Приложение Учебная программа
  5. Контрольные вопросы
  6. 2. Диалог в начале320.
  7. Ответственность позиции и целостность теории.
  8. 2.3. Характеристики активных языков
  9. Структура значения глагольного слова в свете проблем языковой системности и языкового моделирования
  10. § 2. Юридическая герменевтика на современном этапе развития российской юридической науки
  11. ГЛОССАРИЙ