<<
>>

145. Крупнейшие городские агломерации Латинской Америки

Латинская Америка – один из самых высокоурбанизированных регионов мира. Чтобы понять причины этого, обратимся к краткому историческому экскурсу.
Городские поселения на территории Латинской Америки появились задолго до ее открытия Колумбом.
Как правило, индейские города выполняли функции административных, культурных и религиозных центров. Города, основанные испанцами и португальцами, имели главным образом административные, военные, торговые и религиозные функции. В большинстве своем они являлись опорными пунктами европейской колонизации – как на океанских побережьях, так и в глубинных районах. Затем в Мексике, Боливии стали появляться горнорудные центры.
Постепенно сложился совершенно определенный тип колониального испанского и португальского города с характерной прямоугольной планировкой. Вот как описывает такой город Р. А. Пименова: «Центром города служила главная площадь – «пласа майор», она находилась или в топографическом центре города, или близ порта (в приморских городах). На площади располагались здания, символизирующие единство королевской власти и церкви, – собор, ратуша, дворец губернатора. «Пласа майор» была центром общественной жизни города: здесь зачитывались королевские указы, шествовали процессии во время королевских праздников, устраивались ярмарки, корриды. От главной площади отходило восемь основных улиц, по две от каждого угла прямоугольника. Городские кварталы планировались в форме квадрата; таким образом, для всех колониальных городов характерна прямоугольная планировка улиц. Частные дома строились по тому же типу, что и в южных провинциях Испании: для них типичны внутренние дворики – патио, окруженные выходящими к ним галереями».[112]
До начала XX в. о процессе урбанизации по отношению к Латинской Америке можно, видимо, говорить с известной долей условности. К 1900 г. в городах региона проживало лишь около 10 % его населения. Но затем темпы урбанизации стали быстро возрастать, что было связано как с иммиграцией, так и с углублением межрайонного и межгосударственного разделения труда.
Во второй половине XX в. Латинская Америка, как и другие регионы развивающегося мира, стала ареной настоящего «городского взрыва», когда среднегодовые темпы прироста городского населения поднялись до 3–5 % и выше. В результате общая численность горожан увеличилась с 67 млн человек в 1950 г. до более чем 440 млн в 2005 г., или в 6,6 раза! Соответственно вырос и уровень урбанизации, который в 1950 г. составлял 41 %, в 1960 г. – 49, в 1970 г. – 57, в 1980 г. – 65, в 1990 г. – 72, а в 2005 г. – 77 %. Ныне доля региона в общей численности городского населения мира составляет почти 14 %, уступая в этом отношении только зарубежной Азии (табл. 64 в книге I). По прогнозам ООН, в 2025 г. численность горожан в регионе может приблизиться к 700 млн человек. Такие страны, как Аргентина, Уругвай, Венесуэла, Чили, где в городах живет от 88 до 93 % населения, относятся к числу наиболее урбанизированных в мире (рис. 52 в книге I). Но при этом нельзя забывать и о том, что «городской взрыв» в Латинской Америке в значительной мере объясняется миграцией в города неимущего сельского населения, и это придает ему характер так называемой ложной урбанизации.
Процесс урбанизации в Латинской Америке отражает все основные черты глобальной урбанизации.
К ним прежде всего относится концентрация населения в больших городах. В 1870 г. таких городов во всем регионе насчитывалось всего 14, в 1980 г. их стало уже 200, а в 1990 г. – 300. В том числе количество городов (агломераций) – миллионеров возросло с 4 в 1940 г. до 42 в середине 1990-х гг., когда они концентрировали уже 38 % всего городского населения. Среди этих самых крупных агломераций по размерам и значению особо выделяются четыре крупнейших, относящихся к категории сверхгородов, – Мехико, Сан-Паулу, Буэнос-Айрес и Рио-де-Жанейро (табл. 66 в книге I). Динамику их роста на протяжении второй половины XX в. показывает таблица 72.
Мехико – самая древняя из столиц Западного полушария. Город был основан индейцами-ацтеками в 1325 г. под названием Теночтитлан на острове в озере Тескоко. К началу испанских завоеваний Теночтитлан стал одним из крупнейших городов мира с населением 300 тыс. (по другим данным – 500 тыс.) человек. После взятия и разрушения столицы ацтеков Эрнаном Кортесом испанцы построили на ее месте новый город – Мехико, который стал столицей сначала вице-королевства Новая Испания, а в 1821 г. – независимой Мексики. В 1900 г. население Мехико составляло 350 тыс., а в 1940 г. – 1, бмлн человек, но в дальнейшем оно стало расти гораздо быстрее, в среднем на 5 % в год. В результате Большой Мехико превратился в самую большую агломерацию Латинской Америки и вторую-третью в мире. В Мехико производится более 1/4 ВВП страны, здесь находятся не только высшие органы ее законодательной, исполнительной и судебной власти, но и многие крупные предприятия, штаб-квартиры корпораций. В Большом Мехико трудятся 3,5 млн человек, или 14 % экономически активного населения страны, работают 200 тыс. промышленных, торговых и других предприятий.
Таблица 72

РОСТ НАСЕЛЕНИЯ СВЕРХГОРОДОВ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В 1950–2005 гг., млн человек


РОСТ НАСЕЛЕНИЯ СВЕРХГОРОДОВ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В 1950–2005 гг., млн человек


Население Большого Мехико растет, во-первых, благодаря его высокому естественному приросту и, во-вторых, благодаря постоянному притоку мигрантов. Соотношение этих двух факторов на разных этапах было не одинаковым. Однако в последние два-три десятилетия в связи с осуществлением программ планирования семьи естественный прирост имеет тенденцию к уменьшению, так что значение механического прироста возрастает. Уже в первой половине 1970-х гг. его доля составила половину общего прироста населения. В большинстве литературных источников количество ежегодно прибывающих в Мехико мигрантов (главным образом из штатов Центральной Мексики) оценивается в 300–400 тыс. человек.
Естественно, что такой быстрый рост населения Мехико создает немало сложных проблем. При столь «взрывном» росте столица не может обеспечить многих своих жителей ни жильем, ни работой. Отсюда разрастание трущоб и так называемых пролетарских колоний – мест обитания людей с низкими доходами; 40 % населения города живет за чертой бедности. Большую сложность представляет транспортная проблема, особенно в связи с крайне недостаточным развитием общественного транспорта. То же самое можно сказать о проблеме водоснабжения, которая обычно обостряется во время сухого сезона (ноябрь– апрель). Расположенный на высоте более 2000 м над уровнем моря в закрытой межгорной котловине с относительно небольшим количеством осадков, Мехико испытывает недостаток воды. Основной источник водоснабжения города – грунтовые воды, которые извлекают при помощи насосных установок. В результате только за последние десятилетия город осел примерно на 7 м. Добавим, что 20 % населения столицы Мексики не обеспечено водопроводом.
Но, пожалуй, еще более серьезная для Мехико проблема заключается в загрязнении воздуха. Загрязненность атмосферы в Мехико превосходит все допустимые нормы, вызывая аллергические, раковые и другие заболевания. Особенно вредны выхлопы нескольких миллионов автомобилей – главный источник образования смога. Не случайно Мехико, как и Лос-Анджелес, часто называют смогополисом.

Рис. 228. Агломерация Большого Мехико


Рис. 228. Агломерация Большого Мехико


Основу агломерации Большого Мехико составляет учрежденный в 1970 г. Федеральный округ, охватывающий 16 городских районов и занимающий территорию в 1,5 тыс. км2 (рис. 228). Центральное место в нем занимает район Куаутемок, названный так в честь последнего верховного правителя ацтеков, организовавшего оборону Теночтитлана в 1520–1521 гг. и казненного испанцами. Здесь находится правительственный и деловой центр города, который, кстати, особенно сильно пострадал во время землетрясения в сентябре 1985 г. Вокруг него разрослись кварталы с преобладанием средних слоев населения. Аристократические кварталы занимают главным образом западную и южную части Федерального округа. В 1950-х гг. на юге был сооружен оригинальный комплекс национального университета. А промышленные районы находятся в северной и восточной частях округа. В районах промышленной застройки сосредоточено и большинство пролетарских колоний. Что же касается трущобных кварталов – тугуриос, то их можно встретить и во многих центральных районах.
Кроме Федерального округа, агломерация Большого Мехико включает в себя также более десятка районов (муниципий), прилегающих к столице штата Мехико. Здесь сформировались города-спутники, выполняющие роль и самостоятельных промышленных городов, и городов-спален, причем население их растет прежде всего благодаря притоку мигрантов. Соотношение между центральным городом и пригородной зоной, по крайней мере до недавнего времени, постоянно изменялось в пользу последней.
С середины 1970-х гг., когда были приняты Генеральный закон расселения и Закон о развитии Федерального округа, стали предприниматься меры по ограничению роста Большого Мехико. Одновременно были выделены 14 региональных «центров равновесия» – городов, которые должны были взять на себя хотя бы часть функций столичной агломерации. В последнее время все эти меры стали приводить к обнадеживающим результатам. Ожидается, что в 2010 г. Большой Мехико будет насчитывать 22 млн жителей, тогда как сравнительно не так давно называлась цифра в 25,5 млн человек.
Второе место в иерархии латиноамериканских сверхгородов занимает Сан-Паулу, по численности жителей уступающий во всем мире только Токио, Мумбаи (Бомбею) и Мехико.
Первое маленькое поселение на этом месте было основано монахами-иезуитами 25 января 1554 г., в день святого Павла (отсюда и название города). Городские права Сан-Паулу получил в 1711 г. Но и после этого он долгое время оставался сравнительно небольшим провинциальным городом; в 70-х гг. XIX в. его население составляло всего 30 тыс. человек. Однако уже в 1900 г. оно возросло до 240 тыс., а в 1920 г. – до 580 тыс. человек, что объясняется в первую очередь кофейным бумом и массовым притоком иммигрантов.
Во второй половине XX в. Сан-Паулу превратился в «экономическую столицу» Бразилии, дающую 2/5 ее промышленного производства, и, более того, – в крупнейший промышленный центр всей Латинской Америки. Естественно, что это привело к очень быстрому росту населения города, в первую очередь благодаря внутренним миграциям из районов Юга и Северо-Востока Бразилии, но также и благодаря иммиграции. При этом население собственно города Сан-Паулу росло быстро: в 1950 г. оно составляло 3,7 млн человек, в 1970 г. – 5,9 млн, в 1980 г. – 8,4 млн, в 1995 г. – 9,6, а в 2005 г. – 11,1 млн человек. То же можно сказать и о населении всего Большого Сан-Паулу (табл. 72). В 1960—1980-х гг. оно ежегодно возрастало на 400–500 тыс. человек.
В агломерации Большого Сан-Паулу (рис. 229) обычно выделяют три социально-географические зоны.
Во-первых, это центральная зона, которая прежде всего определяет архитектурный облик города и где, «насколько хватает глаз, плотно прижавшись друг к другу, стоят небоскребы в двадцать, тридцать и пятьдесят этажей: вытянутые вверх прямоугольники, круглые башни, изогнутые синусоиды».[113] Здесь находится деловой центр агломерации, сосредоточена в основном «элитарная» часть ее населения, и более половины всех семейств имеют доходы, по крайней мере в десять раз превышающие установленные минимальные размеры зарплаты. Здесь расположены министерства, штаб-квартиры корпораций, банки, фондовая и товарная биржи страны, биржа кофе, а большинство жителей занято в третичной и четвертичной сферах. С началом субурбанизации в 1980-х гг. и переселением среднего класса в пригороды среди жителей центральной зоны возросла численность менее обеспеченных людей, заселивших многоквартирные дома (кортикос).
Во-вторых, это промежуточная зона, где в основном живут менее обеспеченные слои общества. Для нее характерны гораздо более высокая плотность застройки и гораздо менее удовлетворительное состояние жилья. В-третьих, это периферийная зона – место обитания беднейших слоев, недавних мигрантов из сельской местности, где люди живут в условиях чрезвычайной скученности. (Всего за чертой бедности живет 1/3 населения Сан-Паулу.) В этих зонах уже преобладает промышленность – текстильная, швейная, кожевенно-обувная, пищевкусовая, машиностроительная.
С периферийной зоной практически смыкаются многочисленные города-спутники: Санту-Андре, Сан-Бернарду-ду-Кампу, Сан-Каэтану-ду-Сул и др. В большинстве своем они выделяются более узкой промышленной специализацией – производством автомобилей, синтетического волокна, резиновых изделий, стекла – и характеризуются особенно сложной экологической ситуацией. Один из таких городов-спутников – Кубатан, в котором сосредоточены нефтеперерабатывающие, нефтехимические и цементные предприятия, – обычно приводится в качестве самого яркого примера загрязнения окружающей среды, превышающего все допустимые нормы. Не случайно его называют Долиной смерти. К этому можно добавить, что в Большом Сан-Паулу примерно 4,5 млн автомобилей, а по количеству ежедневно образующихся твердых отходов из расчета на одного жителя (1,3 т) он занимает первое место в Латинской Америке.

Рис. 229. Агломерация Большого Сан-Паулу


Рис. 229. Агломерация Большого Сан-Паулу


В административном отношении Большой Сан-Паулу делится на 38 дистриктов, которые представляют собой довольно крупные городские районы, сходные с административными округами Москвы. Что же касается региональной политики правительства Бразилии, то она направлена на разгрузку перенасыщенной населением и промышленностью агломерации Большого Сан-Паулу. С этой целью в качестве «полюсов роста» были выбраны 36 средних городов, находящихся в зоне ее влияния. Действительно, в последнее время в этих городах население стало расти быстрее, чем в Сан-Паулу. Но огромный перевес этой гигантской агломерации продолжает сохраняться.

Рис. 230. Агломерация Большого Буэнос-Айреса


Рис. 230. Агломерация Большого Буэнос-Айреса


Согласно прогнозу, в 2010 г. население Большого Сан-Паулу достигнет 20,1 млн человек.
Агломерация Большого Буэнос-Айреса по численности жителей занимает 15-е место в мире и третье – в Латинской Америке (табл. 72). Но доля ее во всем населении Аргентины (1/3) заметно больше, чем доля Мехико или Сан– Паулу в населении своих стран. По численности жителей Буэнос-Айрес превосходит следующую за ним Кордову почти в 10 раз. Он дает 1/4 всего ВВП Аргентины.
Буэнос-Айрес, основанный в 1536 г. испанским конкистадором Педро де Мендосой на низменном берегу залива Ла-Плата, на начальном этапе своего развития был довольно захолустным поселением, жители которого занимались главным образом контрабандой. Но уже к началу XVIII в. он стал крупным испанским колониальным городом и портом, с 1776 г. выполнявшим функции столицы вице-королевства Ла-Плата, а с 1880 г. – официальной столицы Аргентинской Республики. С этого времени начинается быстрый рост Буэнос-Айреса. В 1914 г. его население превысило 1,5 млн, в 1920 г. – 2,3 млн человек. На этом этапе город рос в основном благодаря притоку европейских иммигрантов.
В последнее время население Буэнос-Айреса увеличивается довольно медленно, менее чем на 1 % в год. Агломерация Большого Буэнос-Айреса, занимающая территорию 3800 км2, состоит из двух частей – Федерального столичного округа и 19 окружающих его районов (рис. 230). Соотношение между ними все время изменяется в пользу пригородов, на которые приходится уже более 1/3 всего населения агломерации. Это свидетельствует о больших масштабах субурбанизации.
Федеральный столичный округ служит ядром агломерации. Именно здесь в районе Ла-Бока («устье») возник город в XVI в. Здесь и теперь находятся правительственные учреждения, деловой центр, главные исторические и архитектурные достопримечательности. Как и другие испанские города, центр Буэнос-Айреса сохранил очень четкую планировку. Чарлз Дарвин, побывавший здесь в 1833 г., писал о том, что этот город отличается одним из самых регулярных планов в мире и все его улицы параллельны друг другу и имеют прямые углы. Особое значение для транспорта имеют широкие авениды, одна из них (шириной в 140 м) считается едва ли не самой широкой улицей в мире.
Описывая Буэнос-Айрес, Петр Вайль отмечает, что его архитектурный стиль отличают текучесть, пластичность, плавность линий, отсутствие прямых углов, асимметричность, орнаментальность. «При этом – широчайшие улицы и бульвары (есть даже один самый широкий в мире); круглые нарядные площади; на контрасте – узкие булыжные, уместные на совсем других, итальянско-германских широтах, улочки; роскошный оперный театр «Колон», который пользуется преимуществами Южного полушария и в свой сезон собирает суперзвезд, томящихся в северное бессезонье; совершенно французские уличные кафе; бесчисленные памятники людям, из которых внешнему миру известны, как правило, лишь Симон Боливар и Хосе Сан-Мартин; очаровательная Реколета – помесь нью-йоркского Сохо и парижского Монмартра; фешенебельные, с лужайками, с яхтами и катерами у своих причалов, дачи вдоль Тигре, рукава Рио-де-ла-Платы, ведущего к грандиозной дельте, где сколько хватает глаз – вода, и нельзя поверить, что до океана еще больше сотни километров».[114]
Площадь пригородов, входящих в агломерацию Большого Буэнос-Айреса, значительно больше. Часть из них выполняет промышленные функции, часть – жилые. Здесь можно встретить как районы фешенебельных вилл, так и вильяс мисериа – кварталы нищеты.
В Аргентине уже не раз предпринимались попытки «разгрузить» Буэнос-Айрес, в особенности от промышленных предприятий. В апреле 1986 г. правительство страны объявило о своем намерении перенести столицу республики на тысячу километров к югу – в небольшой город Вьедма, что должно было по замыслу не только прекратить рост Буэнос-Айреса, но и способствовать освоению Патагонии. Хотя пока осуществление этого проекта так и не начато, согласно прогнозу ООН, в первом десятилетии XXI в. численность населения в Буэнос-Айресе расти не будет; в 2010 г. она составит 12,8 млн человек.
Агломерация Рио-де-Жанейро в мировой «табели о рангах» занимает более скромное 21-е место. Но в Латинской Америке она на четвертом месте.
Этот город был основан португальцами в 1565 г. на берегу бухты Гуанабара. Сначала он выполнял роль военного и административного форпоста, но после открытия в соседнем штате Минас-Жерайс месторождений золота и развития плантационного хозяйства превратился в главный порт страны, а также в центр работорговли. В 1763 г. Рио-де-Жанейро стал главным городом португальской колонии Бразилия и резиденцией ее вице-короля. А в начале XIX в., спасаясь от оккупировавших Португалию войск Наполеона, сюда временно переезжает и королевский двор этой страны. В 20-х гг. XIX в. Бразилия добивается независимости от Португалии и становится конституционной монархией (империей). В этот период, особенно во время долгого правления императора Педру II, Рио-де-Жанейро приобретает типичные черты крупного столичного города, политического и культурного центра. Развитие этих функций продолжается и после провозглашения Бразилии федеративной республикой в 1889 г. Неудивительно, что к началу XX в. Рио-де-Жанейро стал крупнейшим городом Латинской Америки с населением более 800 тыс. человек. В канун Первой мировой войны оно превысило 1 млн.
Рио-де-Жанейро выполнял свои столичные функции до I960 г., т. е. до официального переноса столицы в новый город Бразилиа. За это время еще больше оформилась его роль политического центра, города-порта, города-банкира, города-курорта. Значительно укрепилась и его промышленная функция. Перестав быть столицей, Рио-де-Жанейро утратил часть своих политических и экономических функций. Но тем не менее его агломерация продолжает расти (табл. 72).
Рио-де-Жанейро – один из самых красивых городов Латинской Америки, да и всего мира. Центральная его часть занимает гористый мыс, закрывающий с запада вход в бухту Гуанабара (рис. 231). Здесь находятся административные, деловые и богатые жилые кварталы с небоскребами и широкими авенидами, знаменитая пятикилометровая набережная Копакабана с идеальной дугой пляжей, которая одним своим концом упирается в живописную гору Панди-Асукар («сахарная голова»). А как бы в тылу этого района поднимается более высокая гора Корковадо («горбун») с установленной на ней огромной беломраморной фигурой Христа. В северной части города, выходящей к бухте Гуанабара, находится морской порт. А южная его часть выходит непосредственно к океану. Менее удобные по рельефу участки территории заняты фавелами – кварталами лачуг, в которых живет около 1 млн «фавеладос».

Рис. 231. Агломерация Рио-де-Жанейро


Рис. 231. Агломерация Рио-де-Жанейро


Добавим, что В. В. Покшишевский и некоторые другие географы обращали внимание на то, что жителям крупнейших городов-агломераций нередко свойственна особая психология. Это можно показать и на примере Латинской Америки. Так, жители Сан-Паулу (паулисты) особенно подвижны, энергичны, предприимчивы и рациональны. Кариоки, как называют себя жители Рио-де-Жанейро, темпераментны, особенно ценят удовольствия и развлечения. Не случайно именно здесь родился знаменитый красочный карнавал, который продолжается четыре дня и пять ночей, разгораются особенно сильные футбольные страсти. Особые черты характера имеют и коренные жители Буэнос-Айреса – так называемые портеньос («жители порта»).
<< | >>
Источник: Владимир Павлович Максаковский. Географическая картина мира. Книга II. Региональная характеристика мира. 2008

Еще по теме 145. Крупнейшие городские агломерации Латинской Америки:

  1. 162. Пути развития глобальной урбанизации
  2. 145. Крупнейшие городские агломерации Латинской Америки