<<
>>

153. Использование полезных ископаемых Австралии, расширение ресурсных рубежей

Австралия – одна из наиболее богатых полезными ископаемыми стран мира, причем это утверждение можно отнести и к топливному, и в особенности к рудному и нерудному сырью.
Освоение некоторых из этих минеральных богатств началось еще на заре английской колонизации.
Например, уголь в районе Сиднея, где расположен самый богатый в стране каменноугольный бассейн, начали добывать, используя для этой цели ссыльных каторжан, еще в конце XVIII – начале XIX в. В середине XIX в., как уже говорилось, вспыхнула «золотая лихорадка» в Западной Австралии, в районе Калгурли – Кулгарди. Во второй половине того же века стали разрабатывать месторождения железной руды в Южной Австралии, крупнейшее в стране месторождение полиметаллов Брокен-Хилл, некоторые из полезных ископаемых Тасмании. В 30-х гг. XX в. на горнопромышленной карте континента появился новый район Маунт-Айза, где начали добывать медные и полиметаллические руды.
Словом, Австралия уже довольно давно заявила о себе как о стране с крупной горнодобывающей промышленностью. И тем не менее ассортимент добываемого минерального сырья оставался довольно ограниченным; не было, например, известно сколько-нибудь крупных месторождений углеводородов. Да и на внешних рынках роль Австралии была просто несравнима с ролью Канады. Ученые – географы и экономисты, изучавшие это явление, – обычно объясняют его такими причинами, как огромная удаленность Австралии от США и Западной Европы, превышение предложения над спросом на мировом рынке минерального сырья, политика правительства страны в этой сфере.
Однако в 1960-х гг. положение резко изменилось. Происшедшая в это время переориентация австралийской политики и экономики с Великобритании на США способствовала привлечению крупных американских инвестиций. Затем повышенный интерес к минеральным ресурсам Австралии начала проявлять бедная собственным сырьем Япония. Так в стране начался сырьевой бум, который привел к созданию мощной, технически высоко оснащенной горнодобывающей промышленности и превращению Австралии в одну из ведущих горнодобывающих держав мира. Как иногда пишут, эта страна, прежде «ехавшая на спине овцы», теперь «пересела на вагонетку с рудой».
Современная Австралия – высокоразвитая страна. По размерам ВВП (765 млрд долл. в 2007 г.) она занимает 17-е место в мире. Для структуры ее экономики характерно преобладание сферы услуг (71 %), но наряду с этим она имеет и многоотраслевую обрабатывающую промышленность. Неудивительно, что доля горнодобывающей промышленности, которая еще недавно обеспечивала не менее 1/3 ВВП, в последнее время уменьшилась. Но тем не менее эта отрасль продолжает во многом определять «лицо» Австралии в мировом хозяйстве. Минеральное сырье и топливо составляют 30 % ее экспорта.
Австралия занимает первое место в мире по добыче бокситов, золота, титаномагнетитовых руд, второе – по добыче урана, марганца, свинца, третье – по добыче железной руды, никеля, кобальта, четвертое – по добыче серебра, пятое – по добче меди. И это не говоря уже об использовании прибрежных россыпей титано-ильменита, рутила и циркона. А добыча нефти и природного газа в целом обеспечивает внутренние потребности страны.
Общее представление об уровне развития горнодобывающей промышленности Австралии дает таблица 75.
Таблица 75 дает представление о том месте, которое занимает горнодобывающая промышленность Австралии в международном географическом разделении труда.
Более 1/2 всего австралийского топлива и сырья направляется в Японию, что дает известное право японским промышленникам говорить: «Австралия – это японская Канада». Неудивительно, что именно Япония стала главным торговым партнером Австралии. На втором месте стоят США и на третьем – страны Западной Европы. На каждом из этих направлений возникли своего рода морские «транспортные мосты».
Понятно, что сырьевой бум, преобразовавший Австралию, не мог не затронуть и размещения ее промышленности по добыче и переработке разнообразного минерального сырья. При этом произошли как реконструкция старых, так и освоение новых ресурсных районов (рис. 246).
В качестве примера реконструкции старого района можно привести главный каменноугольный бассейн страны в районе Сиднея – Ньюкасла, который только на экспорт дает теперь более 50 млн т в год. Или месторождение железной руды в Айрон-Ноб в Южной Австралии, которое снабжает сырьем завод в Уайалла, а также металлургические заводы на юго-восточном побережье. Или знаменитый Брокен-Хилл, который И. Ф. Антонова справедливо называла столицей горно-заводской Австралии. Свинец и цинк из получаемых здесь концентратов выплавляются на заводах в Порт-Пири. Свое значение второго горно-заводского центра Австралии сохранила и Маунт-Айза, где производится более 1/2 всей австралийской меди. И даже в, казалось бы, давно исчерпанных золотоносных жилах Калгурли добыча не только продолжается, но даже возрастает благодаря новым открытиям: в 1980 г. здесь был найден золотой самородок весом 9 кг.
Таблица 418

ГОРНОДОБЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ АВСТРАЛИИ В 2005 г.



И все же главная роль начиная с 1960-х гг. принадлежит уже районам нового освоения. При этом следует, хотя и несколько условно, говорить о сдвиге горнодобывающей промышленности Австралии в районы Севера и Запада.
Сначала на юге штата Квинсленд был освоен крупный угольный бассейн, который ныне экспортирует коксующийся и энергетический уголь даже в больших количествах, чем бассейн в Новом Южном Уэльсе. Затем началась добыча каменного угля и медной руды в районе Гладстона, кобальтовой и никелевой руд в районе Таунсвилла, медной и висмутовой руды, золота в районе Теннант-Крик. Но все же главные события происходили на крайнем Севере Австралии, в ее тропической зоне.
В самом начале сырьевого бума на западном побережье п-ова Кейп-Йорк было сделано важное геологическое открытие – обнаружено крупнейшее в мире месторождение высококачественных бокситов, содержащих 50–60 % глинозема. В середине 1960-х гг. началась их добыча открытым способом и возник горнопромышленный поселок Уэйпа. Здесь часть бокситов перерабатывается в глинозем, а часть вывозится на глиноземный завод в Гладстоне, также один из крупнейших в мире, или экспортируется (рис. 79, 81 в книге I). Примерно тогда же началась эксплуатация месторождений марганца на о. Грут-Айленд в заливе Карпентария; здесь же был создан крупный экспортный порт.
Второе крупное геологическое открытие было сделано в северной части Северной территории, в районе административного центра этой территории – Дарвина (город был так назван в честь Чарлза Дарвина, побывавшего здесь во время кругосветного плавания на корабле «Бигль»). В 1970-х гг. к югу от Дарвина, в бассейне р. Аллигейтер, был разведан ураново-рудный пояс, на который теперь приходится 9/10 всех запасов этого сырья в стране.


Рис. 246. Добыча минерального топлива и сырья в Австралии


Наконец, третье крупное геологическое открытие было сделано на севере штата Западная Австралия уже в 1978 г. После изысканий, продолжавшихся несколько лет, геологи нашли на плато Кимберли месторождение алмазов, которые до этого в Австралии вообще не были известны. Оказалось, что эти алмазы генетически связаны не с кимберлитовыми, а с так называемыми ламороитовыми трубками взрыва. Самая большая из них – «Арджайл» – разрабатывается с середины 1980-х гг. Местные алмазы считаются уникальными из-за редкого розоватого оттенка некоторых экземпляров. Работа на прииске ведется вахтовым способом. Раз в две недели рабочих доставляют сюда из Перта – за две с половиной тысячи километров – на самолетах. Продукция с прииска также доставляется в Перт, откуда затем продается на биржи Лондона и Антверпена. В 2000 г. добыча алмазов в Австралии составила уже 23 млн каратов. Это значит, что она обогнала ДР Конго, ЮАР и Анголу и делит второе-третье место с Россией, уступая только Ботсване (а по техническим алмазам превосходя и ее).
Теперь скажем коротко о сдвиге горнодобывающей промышленности Австралии на Запад, который сказался на всей экономике штата Западная Австралия. Здесь можно выделить два района – юго-западный и северо-западный.
Основной профиль юго-западного района в течение многих десятилетий определялся добычей золота. Он сохранился и в наши дни, прежде всего благодаря открытию к северу от Калгурли новых крупных месторождений этого благородного металла. Однако еще важнее то, что здесь же в середине 1960-х гг. были открыты значительные месторождения никелевых руд, а затем возник крупный горно-заводской центр Камбалда. Черновой никель теперь выплавляется в Калгурли, а рафинированный – в новом промышленном городе Куинана под Пертом. В Куинане же построен металлургический комбинат полного цикла, работающий на каменном угле и железной руде этого района. А из окрестностей Перта в Калгурли и Камбалду, расположенные у границы пустыни, по 560-километровому водопроводу транспортируется пресная вода.
Но еще большие преобразования, начиная с 1960-х гг., произошли в северо-западном районе. Здесь, на окраине Австралийской платформы, в пределах горного хребта Хамерсли после Второй мировой войны был открыт крупнейший железорудный бассейн с запасами как высококачественных гематитов, так и железистых кварцитов. Сначала было решено не эксплуатировать этот бассейн, чтобы сохранить его резервы для будущего развития черной металлургии Австралии. К тому же он расположен слишком далеко от основных потребителей железной руды на Юго-Востоке. Но затем оказалось, что по отношению к такому потребителю, как Япония, железорудный бассейн Хамерсли (его называют также бассейном Пилбара) расположен очень даже выгодно. Японские же инвестиции помогли освоить его. У некоторых месторождений возникли горно-заводские поселки, в которых, кстати, в основном живут рабочие-иммигранты из Западной Европы. Руда здесь добывается открытым способом и грузится в железнодорожные составы иногда по 150 вагонов, но с тремя локомотивами. Эти составы доставляют ее в порты вывоза – Порт-Хедленд и Дампир, которые по размерам грузооборота уже обогнали Сидней и Мельбурн. Отсюда и начинается морской «транспортный мост» Австралия – Япония.
Руда вывозится также в Китай, Республику Корея, на о. Тайвань, в некоторые другие страны.
Картина расширения ресурсных рубежей Австралии была бы неполной, если бы мы не упомянули и о возрастающем значении ее континентального шельфа. Именно шельф играет главную роль в добыче нефти и природного газа. Первый район, открытый в середине 1960-х гг., находится в Бассовом проливе, второй, обнаруженный примерно в то же время, у о. Барроу на Северо-Западе. Основные перспективы развития этого второго бассейна связаны не столько с нефтью, сколько с природным газом. Добываемый газ по 1600-километровому газопроводу подается в Перт, а часть его в сжиженном виде вывозится в Японию.
Австралия занимает также первое место в мире по разработке прибрежных россыпей, которая ведется вдоль ее восточного побережья и на крайнем Юго-Западе. Добываются главным образом титановые руды – ильменит и рутил, но также циркон и монацит. Добавим, что Австралия давно уже славится добычей драгоценных (ювелирных) камней, по общей стоимости которых она уступает только Колумбии. Достаточно сказать, что на штаты Новый Южный Уэльс и Квинсленд приходится около 80 % всей мировой добычи сапфиров и 90–95 % мировой добычи благородного опала. Опал, который символизирует доверие, счастье, надежду, нежную любовь, чистые помыслы, сочувствие, вообще считается национальным камнем Австралии.
<< | >>
Источник: Владимир Павлович Максаковский. Географическая картина мира. Книга II. Региональная характеристика мира. 2008

Еще по теме 153. Использование полезных ископаемых Австралии, расширение ресурсных рубежей:

  1. 153. Использование полезных ископаемых Австралии, расширение ресурсных рубежей