ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ГЛАГОЛЬНАЯ ФЛЕКСИЯ.

Глаголом мы называем часть речи, обозначающую действие или состояние и имеющую приметы известного времени: говорю, говоришь, говорил, говорила’, принесу, принёс, принесла и под. или наклонения: говори, принеси, поезжай.

В качестве характерной приметы глагола выступают ещё окончания, обозначающие лицо, напр., говорю, говорит, и вместе с тем число; ср.: говорим, говорят; но признак лица отсутствует в прошедшем времени (см. ниже).

В состав грамматического понятия, которое мы называем глаголом, входят довольно разнообразные формальные признаки: действие или состояние в известном отношении к лицу и времени обозначаем флексией: говорю, говоришь, говорит’, прошу, просишь, просит; время обозначаем суффиксом (л), указывая флексией только на отношение к роду или к числу лица (говори-л, говори-л-а, еовори-л-о, говорил-и); форму будущего времени образуем двояко: аналитически — при помощи вспомогательного глагола буду, будешь и т..д. и инфинитива (неопределённой глагольной формы), и синтетически — от основ совершенного вида с теми же самыми •кончаниями, что и в настоящем времени: буду, будешь и т. д., провить, но попрошу, попросишь и под. Характерны для глагола и особые суффиксы, уточняющие понятие действия; напр., известные суффик- еы указывают, иногда в комбинации с флексией основ, на значения вида,т. е. на то, как действие протекает во времени. В состав глагольных примет могут входить также префиксы, зачастую вносящие значения вида (принёс, занёс, набрал, прибрал, набираю, прибираю), и другие морфологические и синтаксические, т. е. проявляющиеся только в связной речи, признаки (напр., многие глаголы управляют винительным падежом, которым не могут управлять ни имена существительные, ни имена прилагательные). Известными особенностями к глаголам относятся инфинитивы, формы, лишённые примет времени и лица, в предложении употребляющиеся, главным образом, как формы, примыкающие к глаголам, отглагольным существительным, прилагательным и под.

(хочу писать, желание писать и под.); глагольные прилагательные —п ричастия, обладающие признаками времени и синтаксических связей, параллельных глагольным: приведённый вами факт, строящие наше будущее; деепричастия, наречия глагольного корня с некоторыми приметами времени и глагольного управления: видя эту картину, увидя эту картину.

Мы не будем здесь рассматривать в системе глагола и родственных форм того, что относится к словообразованию, т. е. к формам, характеризующим изменения в значениях слов независимо от связи их с другими во фразе. Ограничимся здесь описанием изменяемых глагольных окончаний, которым принадлежит известная роль во фразе, и лишь коротко упомянем о тех грамматических образованиях, которым принадлежит то же грамматическое значение, но выраженное при помощи других примет. Ввиду теснейшей связанности с системой глаголов здесь же рассмотрим и инфинитивы.

Флексия далеко не всегда выступает в наших языках как элемент, чётко обособляющийся, и потому рассмотрение её обязывает уделить внимание и тем частям слова, с которыми она так или иначе связана.

Формы настоящего времени и параллельные им по флексии формы будущего времени совершенного вида имеют окончания -у(-ю) (1л. ед. ч.), -шь (2. л. ед. ч.), -т (3 л. ед. ч.), -м (1 л. мн. ч.), -те (2 л. мн. ч.) ,-ут(-ют), -ат(-ят) (3 л. мн. ч.).

Окончание 2 л. ед. ч. произносится, естественно, как обыкновенное ш (твёрдо).

В 3 л. ед. ч. литературная норма не допускает даже в устной речи южнорусского диалектного окончания -ть.

Окончание 2 л. мн. ч., в отличие от украинского языка и северно- русских говоров, никогда не носящее на себе ударения, звучит соответственно законам русской фонетики—тн^т^”).

В 3 лице мн. ч. в литературном произношении г. Москвы не пол ударением обычно окончание -ут(-ют), т. е. говорят не только чешут, мажут, знают, кроют, но и «просют», «ходют», «красют», которым на письме соответствуют—просят, ходят, красят', под ударением, однако, — блестят, гостят и т. п. Широко распространено, однако, под влиянием письма и произношение «просят», «ходят» и под.

От архаического спряжения сохранилось немногое: дам, дашь, даст, дадим, дадите, дадут1 и ем, ешь, ест, едим, едите, едят. Обломками старого спряжения являются несть (Зл. ед. ч.), редкое и книжное в глагольной роли, и архаическое суть (3. л. мн. ч.).

В формах на -ся (1 л. ед. ч. обычно на -сь: ленюсь, горжусь) следует заметить произношение 2 лица ед. и 3 л. ед. и мн. ч: ленишься, гордишься обычно звучат —льэньишсъ, гардьишсъ; льэньица, гардьица (или с долгим ц); льэньуца, гардьаца (или с долгим ц). Произношение 3 л. ед. ч., таким образом, нередко совпадает с произношением инфинитива, хотя пишутся соответственные формы различно: гордиться, напр., и гордится звучат одинаково «га рдьица». О том, что в литературном произношении -ся и -сь в глагольных формах обычно звучат как-са и -с, уже упоминалось2.

По главной примете, стоящей перед окончаниями 2—3 лица ед. и 1—2мн. ч., различают 2 основных класса русского спряжения: класс -е- и класс -и-:

1) станешь, режешь, можешь, несёшь, поёшь, стареешь, ласкаешь;

2) просишь, ходишь, молчишь, стоишь.

В первом классе 3 лицо мн. ч. выступает орфографически с приметой -ут(-ют); во втором ат(-ят): станут, режут, могут, не

сут, поют, стареют, ласкают, но просят, ходят, молчат, стоят.

По изменению согласных перед окончанием 1 л. ед. ч. и далее или его отсутствию различаются две подгруппы 1 класса: а) согласный не меняется: стану, могу, несу; б) согласный меняется: т основы переходит в ч: мет-ать — меч-у; с — в ш- пис-ать — пиш-у; з — в ж: вяз-ать — вяж-у; губные получают добавочное мягкое л: сып-ать—сыплю, сыплешь..., дрем-атъ — дремлю, дремлешь; группы ск и ст изменяются в щ: плеск-ать — плещ-у, свистать — свищ-у. Формы с переходом т в щ и д в жд — церковнославянизмы: ропт - ать — ропщ-у, страд-ать — стражд-у и под.

В третью подгруппу могут быть выделены глаголы с й перед приметой класса: пьёшь, т. е. «пьйош»; льёшь, т. е. «льйош»; знаешь, т. е. «зна(й)эиш»; стареешь, т. е. считается допустимым, хотя и малоупотребительно.

К расшибить будущее время идёт по первому классу — расшибу, расшибёшь и т. д. Выздороветь имеет спряжение: выздоровею, выздоровеешь, выздоровеет... выздоровеют и просторечн. выздоровлю, выздоровишь и т. д.

Несколько глаголов известно в вариантах обоих классов, напр.: лазить: лажу, лазишь и т. д.: лазать: лазаю, лазаешь и т. Д.; мерить: мерю, меришь и т. д. и мерять: меряю, меряешь и т. д.; мучить: мучу, мучишь и т. д. и мучать: мучаю, мучаешь и т. д. Варианты на -ать, -аю и т. д. выходят из письменного употребления.

Следует заметить, что в нескольких случаях не образуются ни закономерные формы I лица ед. ч., ни даже их церковнославянские варианты. Мы не говорим, например, ни «защищу», ни «очучусь», ни «убежу» (к «убедить»), ни «побежу» (к «победить»). Останавливает на себе как необычное у Белинского (письмо В. П. Боткину 5 ноября 1847 г.): «Знаю, что не убежду этим москвичей...»

О взаимоотношении основ настоящего времени и инфинитива говорилось уже в главе IV. Здесь упомянем только ещё несколько подробностей:

К инфинитивной основе ста-ть форма будущего времени сов. вида — стану и т. д.

От инфинитивной основы еха-ть настоящее время не употребляется: в качестве формы настоящего времени употребляется еду, не имеющее своего инфинитива («ед-ть» фонетически изменилось бы в «есть», которое представляло бы омоним к есть от ем).

К сесть, лечь будущее — сяду, лягу.

Прошедшее время глагола в качестве флективной приметы обладает только признаками рода и числа в ед. числе: просил, про- сил-а, просил-о, лез, лезл-а, лезл-о, и только числа — во множественном: просил-и, лезл-и.

Формы прошедшего времени глаголов — в прошлом причастия, употреблявшиеся со вспомогательным глаголом есмь, ecu и т. д. От прежней своей природы они сохранили три рода, но утратили склонение. Примета этих образований — аффикс -л, прибавляемый к основе инфинитива: би-л, ходи-л, скака-л, гляде-л.

В инфинитивах фонетически изменялись группы г и к + ть(ти) в ч: мог + ти, пек + ти изменились в мочь, печь.

Формы прошедшего времени глагола образуются, однако, от старой основы: могла, пекла. В мужском роде единственного числа фонетически -гл, -кл изменились в г, к: мог, пёк. Те же черты в основном повторяются у основ на губные, з и с: «скрести» — скрёб, «грести» — грёб, «везти» — вёз, «вырасти» — вырос. Уже в довосточнославянскую эпоху группы дл, тл упростились в л, а ещё раньше д, т перед т изменились в с. Вот почему в случаях вроде плет-у, пряд-у инфинитивы звучат: плести, прясть, а формы прошедшего времени: плёл, плела (без т), прял, пряла (без д) и под.

К инфинитивам на -ереть соответствующие формы прошедшего времени образуются особо: умер, запер, оттёр, умерла, заперла и т. д.

От инфинитивов с суффиксом -ну-,— если он сам по себе не вносит значение совершенного вида,— во многих случаях образуются формы глаголов прошедшего времени без него, -ну- может отсутствовать только у глаголов, не имеющих на нём ударения, и притом таких,^где основа —на согласный: увял (ср. увяд-ал), озяб, погиб, погас, мёрз, мок и под. (но ср. стукнул, лопнул и под.). Такие глаголы не обозначают мгновенного действия. Иногда употребляются варианты с -ну-.— большею частью в стихотворном языке: «...И шум её колёс у молкну л» (Пушк.).

Впрочем, в формах непрефиксальных нередко отдаётся предпочтение формам с -ну- и в прозаическом языке: гаснул, вянул и под.

Несколько глаголов, имеющих -ну (1 л. ед. ч.), -не(шь) (2 л. ед. ч.) и т. д. в настоящем (будущем) времени, образуют без него и инфинитив и прошедшее время: дену — деть — дел (просторен.); достигну — достичь — достиг, кляну — клясть — клял, стану — стать — стал, стыну — стыть — стыл.

Примечание. При некоторых глаголах со значением мгновенности действия существуют формы совершенного вида без окончания. Их можно рассматривать как междометия в сказуемной функции: «Мышь шмыг в щёлку» (ср. шмыгнула). «Собака бух в воду» (ср. бухнулась).

Формы повелительного наклонения. Окончанием 2 лица ед. ч. является -и, если в инфинитиве, оканчивающемся на -ить, и стоит под ударением: просй, ходй, хвалй, положи (ср.

просить, ходить, хвалить, положить)г, или если соответствующая форма 1 л. ед. ч. настоящего времени имеет ударение на [211] [212] [213]

флексии: несй, мелй, чешй, скажи (ср. Hecjr, мелю, чешу, скажу). Отступают пой (ср. пой к «поить»), стой, тип жуй, клюй.

Далее, окончание -и принадлежит основам на два и три согласных: умолкни, молви, стукни, помысли, оформи.

Если два согласных не представляют группу, оканчивающуюся на в, л, н, то и может опускаться: почисть чаще, чем почисти-, (не) порть чаще, чем (не) порти-, (не) морщь чаще, чем (не) морщи.

Повидимому, при окончи, нянчи в живой речи появляются и «окончь», «нянчь»[214]. Не отбрасывается и в езди. Слова книжного происхождения могут сохранять и против правила; ср.: (не) напакости, уведоми и под.

Сохраняется и против правила — не под ударением в формах закупори, откупори, закупорите и т. д.

Флексия и обычно лежит под ударением, но образования с носящим на себе ударение префиксом вы- от глаголов, где и ударяемо, его сохраняют: вйнеси, вычеши, «Лекажи.

В остальных случаях окончанием формы является на письме ь (на произношение ж, ш в смысле их умягчения он, конечно, не влияет) или й: стань, глянь, отрежь, выкинь, (не) смей, налей, (не) тоскуй, строй.

. ' Особую форму представляет ляг.

Заметим ещё, что в основах на к, г последние сохраняются в форме повелительного наклонения: пеки, беги.

В глаголах типа «лью, бью» и под. имеем фонетическое изменение лей, бей и под.

К еду, поеду не образуется повелительное наклонение той же основы: вместо этого употребляется форма поезжай.

От ем повелительное наклонение звучит ешь, от дам — дай.

Не образуются обычно повелительные формы от «видеть» и «слышать».

Окончание 2 л. мн. ч. повелительного наклонения —те: косите, стань-те, режь-те, ешь-те, старай-те-съ.

1 л. мн. ч., обозначающее, собственно, «я, мы -f ты, вы», оканчивается или на -мте, или на -м, обычное окончание 1 л. настоящего (будущего) времени: купимте, сделаемте, выпишемте; купим, сделаем, выпишем (см. и ниже). Формы на -мте воспринимаются как более вежливые.

К бежать 1 л. мн. ч.— бежим, бежимте.

Формы 3 л. повелительного наклонения — аналитические (см. ниже).

За флексией 2 лица ед. и мн. ч. и 1 лица мн. может выступать частица -ка, тесно с ними спаивающаяся (не допускает между собою и глагольною формою никакого другого слова). Обозначает она известную смягчённость приказания и вместе с тем ббльшую фамильярность в отношении приказывающего к лицу, к которому он обращается. Пишут её с чёрточкой: пойди-ка, пойдите-ка.

Своеобразное явление представляют в русской грамматике слова: побудительные на, ну и запретительное полно; во множественном числе они звучат нате, нуте, полноте, формально совпадая, таким образом, с повелительным наклонением глаголов:— «Полноте шутить,— грустно и серьёзно сказал князь Андрей» (Л. Толст.).

10.

<< | >>
Источник: Л. А. БУЛАХОВСКИЙ. КУРС РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА. ТОМ I. КИЕВ - 1952. 1952

Еще по теме ГЛАГОЛЬНАЯ ФЛЕКСИЯ.:

  1. § 6. Спаянность глагольных суффиксов с окончаниями
  2. Изоляция слов. Флексия и агглютинация
  3. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  4. § 6. Спаянность глагольных суффиксов с окончаниями
  5. Уменьшение роли флексии и сокращение числа обязательно выражаемых значений
  6. § 6. Спаянность глагольных суффиксов с окончаниями
  7. История спрягаемых глагольных форм
  8. Формальное подлежащее и глагольная флексия 3 л. ед. ч. ср. р.
  9. «Декоративная» функция флексий в древнеанглийском
  10. § 78. ОСОБЕННОСТИ ГЛАГОЛЬНЫХ ОСНОВ И ОКОНЧАНИЙ
  11. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ МОРФЕМИКИ
  12. § 25. Глагольная флексия (в связи с основами).
  13. ПРИЧАСТИЯ (ГЛАГОЛЬНЫЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ).
  14. ГЛАГОЛЬНАЯ ФЛЕКСИЯ.
  15. § 3. ОСНОВА и флексия в СТРУКТУРЕ РУССКОГО СЛОВА
  16. Г
  17. о
  18. ф