ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

МЕЖДОМЕТИЯ

*

§ 1700. Междометия — это класс неизменяемых слов, служащих для нерасчлененного выражения чувств, ощущений, душевных состояний и других (часто непроизвольных) эмоциональных и эмоционально­волевых реакций на окружающую действительность: ах, ба, батюшки, брр, ну и ну, ого, ой­ой­ой, ох, помилуйте, то­то, тьфу, ура, ух, фи, черт; ай­да, алле, ату, ау, брысь, караул, стоп, улю­лю; кис­кис, цып­цып­цып.

По ряду признаков к междометиям примыкают звукоподражания, представляющие собой условные преднамеренные воспроизведения звучаний, сопровождающих действия, производимые человеком, животным или предметом: кхе­кхе, уа­уа, ха­ха­ха, хи­хи; кря­кря, ку­ку, чик­чирик, тяф­тяф; бац, бум, трах, чмок, хлоп, хрусть. Междометия являются характерной принадлежностью эмоциональной сферы языка, где они употребляются вне связи с другими словами (а также и не для связи последних). Междометия могут получать самостоятельное интонационное оформление.

В системе частей речи междометия занимают особое положение. Как слова, лишенные номинативного значения, они не относятся ни к одной из знаменательных частей речи. Вместе с тем междометия существенно отличаются и от слов служебных, так как их роль в синтаксической организации текста не аналогична роли частиц, союзов или — тем более — предлогов.

Как выразительные языковые средства междометия нередко употребляются и за пределами собственно эмоциональной речевой сферы. Такое употребление влечет за собой значительное усложнение и расширение их семантических и синтаксических функций и ведет к их сближению со словами других лексико­грамматических классов (см. § 1705).

§ 1701. По составу междометия делятся на первообразные и непервообразные.

К первообразным относятся междометия, в современном языке не имеющие связей ни с одной из знаменательных частей речи, такие как а, ага, ай, ау, ах, ба, брр, брысь, гей, ей­ей, и, их, на, но, ну, о, ого, ой, ох, тпру, тю, тьфу, у, увы, улю­лю, уф, ух, фи, фрр, фу, ха, хи, хо, цыц, э, эй, эх, эхм.

Примечание. Такие междометия в большинстве случаев ведут свое происхождение от эмоциональных выкриков, восклицаний, а также возгласов и звучаний, сопровождающих рефлексы организма на внешние раздражения.

Первообразными являются также звукоподражания, такие как агу, кхе­кхе, ха­ха­ха, хи­хи­хи, хо­хо­хо, уа­уа; гав­гав, иго­го, карр­карр, кудах­тах­тах, мяу, му­у, фррк (фырк); бряк, бух, крох, дзинь­дзинь, ек, кап, тра­та­та, трах­тах­тах, шлеп, щелк.

Важной особенностью первообразных междометий является наличие среди них некоторого количества слов, содержащих редкие или даже необычные для русского языка звуки и звукосочетания: таковы, например, брр, гм, дзинь­дзинь, тпру, тьфу, уа­уа.

Непервообразные междометия представляют собой группу слов, в разной степени соотносительных со словами или формами той или иной знаменательной части речи. К числу непервообразных междометий, связанных с существительными, относятся слова батюшки, боже, владыко, господи, дьявол, матушки, создатель, спасе (устар.), творец, черт. Значительное число непервообразных междометий связано с глаголом: брось, будет, вишь (из видишь), здравствуй(те), извини(те), ишь (из видишь), пли (из пали), поди­тка (прост.), подумаешь, подумать и подумать только, пожалуйста, помилуйте, скажите, товсь (из готовься), усь (из куси), хватит. Единичны междометия, связанные с местоименными словами, наречиями, частицами или союзами: вона (прост.), то­то, эва (прост.), эк, эка; вон, долой, полно, прочь, тс, тш, цс, ш­ш (последние четыре из тише); ужо (прост.), однако. Сюда же примыкают нечленимые или слабо членимые сочетания первообразного междометия с частицей или местоимением: да уж, на тебе (нате), ну уж, ну да, ой­ли, а также соединения ну и ну и ей­же­ей.

Заметное место среди непервообразных междометий занимают устойчивые словосочетания и фразеологизмы: батюшки­света, боже мой, боже праведный, боже правый, господи боже мой, господи прости (прости господи), боже упаси (упаси бог), боже сохрани, господи благослови, господи помилуй, слава богу, черта с два, черт побери, черт возьми, что за черт, поди ж ты, скажите на милость, я тебя, вот тебе на, вот тебе раз, вот так так, вот то­то и оно (то­то и оно­то), вот это да, как бы не так, чтоб тебя.

В особую группу среди непервообразных междометий выделяются глагольные междометия (междометные глаголы, глагольно­междометные формы) типа верть, глядь, мах­мах, море, нырь (нырь с разбегу в реку), прыг, скок, стук, толк, тык, хап, хвать, хлесть, шварк, шмыз, тресь (Вдруг что­то: тррресь! Чех.) и под., формально и функционально совпадающие с первообразными звукоподражаниями типа бум, грох, тук, хлоп, щелк, кувырк. Все они обозначают частые, резкие или стремительные движения и могут служить образцом для окказиональных новообразований.

Непервообразными являются все вокативные (призывные) междометия, образованные от обиходных названий соответствующих домашних животных: кис­кис, уть­уть, тель­тель, цып­цып.

В отличие от первообразных междометий, междометия непервообразные представляют собой пополняющуюся группу слов. Главными источниками пополнения здесь являются оценочно­характери- зующие существительные типа горе, беда, смерть, страх, ужас, крышка, табак, труба, каюк, дудки, пропасть, дьявольщина (сюда же — устойчивые сочетания типа вот так штука, вот так клюква, вот так номер), а также глагольные формы со знач. побудительности: погоди, постой, давай, вали.

К классу междометий относится также ряд заимствованных слов: айда, алло, амба, аппорт, арьер, ату, баста, бис, браво, даун, иси, караул, куш, марш, мерси, пас, пиль, стоп, тубо, ура, шабаш, шерш.

§ 1702. По своим семантическим функциям междометия распадаются на три группы; это междометия, обслуживающие сферы 1) эмоций и эмоциональных оценок, 2) волеизъявления и 3) этикета (приветствия, пожелания, благодарности, извинения). Деление междометий по семантическим функциям не совпадает с их делением по способам образования.

Междометия, обслуживающие сферу эмоций, членятся на междометия, семантические функции которых 1) специализированы (однозначны) и 2) неспециализированы (неоднозначны, диффузны).

К числу междометий со специализированными семантическими функ- циями относятся: ай­ай­ай, ба, боже сохрани, бог с тобой, браво, бррр, вона (прост.), вот те крест, вот те христос, вот тебе на, вот тебе раз, вот так так, гм, господь с тобой, да ну, дьявол, ей, ей­богу, ей­же­ей, ей право (устар.), еще чего, и­и­и (и­и полно), как бы не так, как же, на­поди, на тебе (нате), ну да (ну да, как же), ну и ну, ну уж, однако, ой­ли, ох, поди ж ты, подумаешь, помилуйте, скажите (скажите на милость), слава богу, то­то (вот то­то, то­то и оно­то), тю, тьфу, увы, ф­фе, фи, фрр, фу, ха, х­хе, хи, хо, ужо (прост.), упаси бог, ура, черт, черт­те что, что за черт, черта с два, чтоб тебя, сейчас (в произношении — щас), эва, эк, эка, эх, эхма.

Большая часть этих междометий выражает отрицательные эмоции: презрение, пренебрежение, насмешку, отвращение, досаду, укор, порицание, угрозу, протест, осуждение, раздражение, испуг, огорчение, растерянность, недовольство, недоверие, вызов, неодобрительное или чрезвычайное удивление, замешательство, сожаление, клятвенное уверение, возмущение, горе, тоску, печаль, боль. Слова, выражающие положительные эмоции, среди междометий с семантически однозначными функциями единичны: браво (восторг, восхищение), слава богу (облегчение), ура (ликование). Сфера отрицательных эмоций располагает несравненно большим числом специализированных средств выражения, нежели сфера эмоций положительных.

К междометиям с семантически диффузными функциями относятся: а, ага, ай, ах, ахти, батюшки, боже мой, вот это да, господи, ишь, их, матушки, ну, о, ого, ой, с ума сойти, ужас, черт возьми, черт побери. Все они передают состояние возбуждения, чем и предопределяются возможности их использования для выражения самых разнородных, нередко прямо исключающих друг друга чувств и ощущений. С опорой на содержание и общую эмоциональную окрашенность речи и при поддержке других средств — как языковых (интонация), так и внеязыковых (жест, мимика) — одно и то же междометие может выражать одобрение и порицание, испуг и радость, восхищение и презрение, страх и решимость. В сужении и уточнении семантических функций таких междометий чрезвычайно важна роль интонации, особенно таких ее сторон, как тон, ритм, тембр, сила и длительность звучания. Большие возможности для семантических дифференциаций открывает также изменение звукового облика междометий посредством их удвоения и утроения, повторения конечных слогов (ого­го, эге­ге, эхе­хе), интонационного варьирования гласных (и­и­их, ууу, оо) и других способов экспрессивно­эмоционального выражения.

Примечание. Существует предположение, что эмоциональная окраска первообразных междометий и степень их семантической диффузности в какой­то мере предопределяются различиями в способе образования гласных и в фонетическом качестве сочетающихся с ними согласных.

Так, по наблюдениям акад. В. В. Виноградова, междометия с гласными верхнего подъема |и|, |у| в меньшей степени перегружены значениями, нежели междометия с гласными |а| и |о|, а у междометий, оканчивающихся на |j|, круг значений уже, чем у междометий, оканчивающихся на |х|.

Почти все междометия, обслуживающие сферу эмоций, ярко экспрессивны. Тем не менее у некоторых междометий экспрессивность может быть еще более усилена. В отдельных случаях повышение экспрессивности достигается средствами словообразования (путем прибавления суффиксов субъективной оценки: ой­ой­ошеньки, охохонюшки, охохошеньки, см. § 1040); часто используется прием осложнения междометия местоимением ты, при таком употреблении почти полностью утрачивающим свое лексическое значение и интонационно сливающимся с междометием: ах ты, ох ты, ух ты, их ты, ишь ты, эх ты, тьфу ты, фу ты, ну ты. Распространенным средством усиления экспрессии является совместное употребление нескольких — чаще двух — междометий: тьфу черт, ах боже мой, о­о батюшки.

К эмоциональным междометиям близки звукоподражания (ха­ха­ха, хи­хи­хи, уа­уа, мяу, тяф­тяф; бряк, щелк, бац) и глагольно­междомет- ные формы типа прыг, скок, цап­царап.

§ 1703. Междометия, обслуживающие сферу волеизъявлений, выражают обращенные к людям или животным команды и призывы. Значительная их часть представляет собой заимствования из других языков и принадлежит профессиональной речи военных, охотников, моряков, строителей, дрессировщиков: фу, фас, алле, анкор, аппорт, арьер, даун, иси, куш, пиль, тубо, шерш, майна, вира, полундра. Помимо этих узко специальных и малоупотребительных слов к данной семантической сфере относятся междометия, призывающие на помощь (караул), побуждающие к отклику (ау, алло, эй), требующие тишины, внимания, согласия (тш, тсс, ш­ш, чш, чу, чур), побуждающие к осуществлению или прекращению каких­либо действий: айда, ату, брось, брысь, взяли, валяй, ну же (да ну же), кыш, марш, на, но, ну, пади (устар.), тпрру, улю­лю, усь, цыц, шабаш.

В силу своей естественной близости к повелит. накл. междометия, функционирующие в сфере волеизъявлений, обнаруживают целый ряд специфических глагольных признаков. Некоторые из них способны принимать постфикс ­те (на — нате, ну — ну те, полно — полноте, айда — айдате, брось — бросьте, цыц — цыцте, валяй — валяйте, брысь — брысьте) и к соединению с частицей ­ка (на — на­ка — нате­ка — на­тка, ну — ну­ка — нуте­ка — ну­тка, айда — айдате­ка). Еще большее число таких междометий проявляет способность к синтаксическим связям с теми или иными (чаще местоименными) формами: чур меня, ату его, ну вас, цыц (брысь) отсюда, марш домой, айда на речку, на яблоко. Междометия ау, алло, эй, на, но (н­но­о), ну, тпру, улю­лю могут употребляться при обращениях: Ау, Женя, где ты?

Примечание. Свойством синтаксической сочетаемости с другими словами обладают и отдельные междометия, относящиеся к собственно эмоциональной сфере: увы мне, ахти мне, ужо тебе, тьфу на него, тьфу мне на них; Тьфу для нас его разоренье было бы! (Писем.).

Особой разновидностью междометий, выражающих волеизъявление, являются близкие к обращениям слова, служащие для призыва животных (кис­кис, цып­цып), и междометия, используемые при общении с маленькими детьми: тю­тю, агу (и мотивированное им агунюшки, агушеньки), бай­бай, баю­бай (баюшки­баю, баиньки), сюда же детское чур­чура.

§ 1704. К междометиям, обслуживающим сферу этикета, относятся такие слова, как здравствуй(те), до свиданья, спасибо, благодарю, благодарствуй(те) (устар.), прости (устар., поэт.), прощай(те), извини(те), прости(те), пожалуйста, всего хорошего, всего (разг.), мое почтение, привет (разг.), здорово (прост.), пока (разг.). Все они содержат некоторую долю знаменательности, сближающую их со словами других частей речи. Многие междометия этой группы способны развивать вторичные значения и функционировать в качестве средств экспрессивно­эмоционального выражения удивления или несогласия, отпора, противодействия.

§ 1705. Участие междометий в синтаксической организации текс- та проявляется по­разному. Междометия могут функционировать в качестве эквивалента предложения (1), модального компонента предложения (2), члена предложения (3). Синтаксическая активность разных групп междометий различна; не все названные функции равноценны: одни из них соответствуют природе самих междометий, другие — вторичны и лишь отражают характер синтаксического взаимодействия междометий со словами других частей речи.

1) К выполнению функции эквивалента предложения способны все междометия. Междометие имеет силу высказывания и в этом случае характеризуется самостоятельной интонацией: «Э», — сказали мы с Петром Ивановичем (Гоголь); От удивления мог произнести только один звук: «О!» (Купр.); «Эхма!» — презрительно воскликнул Лунев (Горьк.).

2) Функция модального компонента предложения может реализоваться двояко. В одних случаях междометие употребляется как вводное слово: Терпение начинает мало­помалу лопаться, но вот — уpa! — слышится звонок (Чех.); Поскользнулась И бац! — растянулась (Блок). В других случаях модальная функция междометия неотделима от общего значения предложения, а междометие — от самой конструкции предложения: Ох и красота!, Ах она змея!; Эх ты житье­бытье!; Ах годы­годы!; Ох уж эти мне родственники!; Эх и песня!; Ах как приятно!; Ах как жалко!; Ох как стыдно!; Ой как кольнуло!; Вишь как ругается!; Ух какое великолепие!: Эх какая метель!; Ну (и) мороз!; Ну (и) чудак!; Эк куда метнул!; Эк его заливается! К выполнению последней функции способны только собственно эмоциональные междометия, преимущественно первообразные.

С модальной функцией междометий смыкается функция интенсификации (усиления) качественного или количественного признака, выраженного какой­либо знаменательной частью речи. Употребляясь в акцентирующей функции, междометие помещается непосредственно перед словом, обозначающим самый признак (1), или выносится в синтаксическую позицию зависимого предложения (2): 1) У! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! (Гоголь); У! какая образина! Волосы — щетина, очи — как у вола (Гоголь); Сквозь любезность прокрадывалась ух какая юркая прыть женского характера! (Гоголь); Бежит.. у!.. бежит постреленок, Горит под ногами трава! (Искр.). 2) В старину свадьба водилась не в сравнение нашей. Тетка моего деда, бывало, расскажет — люли только! (Гоголь); Вот и прошлый год был такой неурожай, что боже храни! (Гоголь); Так спешим, что на­поди! (И. Никитин); А уж что за ребята, только ну! (Писем.); В ту пору был начальником губернии такой зверь, что у!!! (С.­Щ.).

3) Функция члена предложения в большинстве случаев не является собственной синтаксической функцией междометий. Возможность употребления междометия в позиции того или иного компонента предложения обычно возникает тогда, когда междометие замещает собою ту или иную словоформу: Она все ох да ох; Характер у него ой­ой­ой; Народу — господи боже мой!; Дела — увы и ах!; Доходы — ну!; Сказал бы «ох», да не велит бог (старая посл.); Обманывает век, а живет всё эк (старая посл.).

Исключение составляют звукоподражания типа бам, бац, звяк, щелк и глагольные междометия типа прыг, скок, толк, хвать, для которых функция члена предложения — сказуемого — является преимущественной синтаксической функцией. При этом они обычно получают контекстно­обусловленные значения прош. вр. сов. вида и уподобляются глаголам одноактного способа действия типа прыгнуть, хлопнуть, трахнуть, цапнуть (см. § 1421): Вдруг слышу крик и конский топ... Подъехали к крылечку. Я поскорее дверью хлоп И спряталась за печку (Пушк.); (Капитан Копейкин) побежал было за ней на своей деревяшке, трюх­трюх следом (Гоголь); Подзадорили детинушку — Он почти всю правду бух! (Некр.); Кот Васька насторожился И прыг к веретену (Некр.); Дверью хлоп, ушла (Г. Успенский); Перевесился, знаете ли, через перилу, а перила — хрусь! Хрустнула, знаете ли... (Чех.); Трамваем задавило? — шепотом спросил Поплавский. — Начисто! — крикнул Коровьев... Я был свидетелем. Верите — раз — голова прочь! Правая нога хрусть, пополам! Левая — хрусть, пополам! (Булг.).

Употребление рассматриваемой группы слов в контексте настоящего или будущего времени, как и употребление их в других значениях, также возможно, но встречается достаточно редко; например: [Скалозуб:] Но крепко набрался каких­то новых правил. Чин следовал ему: он службу вдруг оставил, В деревне книги стал читать. [Фамусов:] Вот молодость!... — читать!... а после хвать! (Гриб.); Сидит на речке с удочкой Да сам себя то по носу, То по лбу — бац да бац! (Некр.); Как вскочит! Прямо к барину — Хвamь карандаш из рук (Некр.); Знаешь, кто на тебя наскочит, — Степка Карнаушкин. Он тебе даст, ты — брык (А. Толстой); В этих низовьях ночи — восторг. Светлые зори. Пеной по отмели шорх­шорх Черное море (Пастерн.); Всю ночь он пишет глупости. Вздремнет — и скок с дивана (Пастерн.). В значении побудительного наклонения: Как быть? Сквитаться мы должны... Ударь!.. Я позволяю. Не так ли, друг? Скорее — хлоп И снова правы, святы... (Некр.).

Научная интерпретация слов типа хлоп, хвать неоднозначна. Существует традиция рассматривать их как особые глагольные формы, обозначающие «мгновенное», «ультрамгновенное» или «внезапно­мгновенное» действие в прошлом. Эта точка зрения опирается на факт регулярного употребления таких слов в функции сказуемого (см. примеры — выше), а также на предположение об их родстве с древнерусскими формами аориста, т. е. с такими формами, которые обозначали целостные — длительные или мгновенные — действия, полностью отнесенные в прошлое (А. А. Шахматов). Иногда слова типа хлоп характеризуются как усеченные формы глагола, омонимичные междометию, а процесс образования таких форм изображается в виде цепочки: хлоп! → хлопнуть → хлоп (С. О. Карцевский, А. А. Реформатский).

Согласно другой точке зрения (Е. Д. Поливанов), слова типа хлоп, хвать — это особые «звуковые жесты», не имеющие никаких специфических глагольных характеристик и показателей, а лишь заменяющие или изображающие то или иное действие, воспринимаемое акустически либо зрительно. «Звуковые жесты» не всегда соотносительны с глаголами (см. в приведенных примерах: трюх­трюх, шорх­шорх); некоторые из них могут функционировать не только как сказуемые, но и как обстоятельственные слова. Ранее позицию, в некотором отношении близкую к изложенной точке зрения, занимал А. А. Потебня, характеризовавший слова типа хлоп, хвать как глагольные частицы или сказуемые без форм времени, наклонения, числа и лица. Отмечая сходство их значений с одноактными («однократными») глаголами, А. А. Потебня подчеркивал, что в последних действие представляется более сознательным и поэтому — оформленным. Не отрицая глагольного происхождения таких «частиц», как толк, морг, прыг, скок, А. А. Потебня тем не менее выводил их из системы глагольных форм, указывая, что по употреблению они стоят в одном ряду со звукоподражательными междометиями. Взгляда на слова типа хлоп, хвать как на сказуемостные междометия и одновременно как на «звуковые жесты» придерживаются некоторые современные исследователи.

В ряде случаев можно говорить о функциональном взаимодействии меж-дометий и союзов, прежде всего противительных: но, ан, ан нет, ан глядь: Ты можешь поступать, как знаешь, но — имей в виду, что...; Тут бы обедать идти и спать завалиться, ан нет! — помни, что ты дачник (Чех.); Что занимаюсь философией да иной раз нет времени, так уж я и не отец? Ан вот нет же, отец! отец, черт их побери, отец! (Гоголь); Ай­ай! как изба настудилась! Торопится печь затопить, Ан глядь — ни полена дровишек (Некр).

Примечание. В литературном языке XIX в. междометной функцией регулярно осложнялись также союзы ин, лих, да лих, вышедшие из общего употребления: Я бы каждую неделю писал обозрение литературное — да лих терпения нет (Пушк.); Хотелось бы мне позвать их на новоселье, задать им пир горой: ин не бывать же этому! (Пушк.).

<< | >>
Источник: Н. Ю. ШВЕДОВА. РУССКАЯ ГРАММАТИКА. Том I. ФОНЕТИКА ФОНОЛОГИЯ УДАРЕНИЕ ИНТОНАЦИЯ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ МОРФОЛОГИЯ. ИЗДАТЕЛЬСТВО • НАУКА• Москва 1980. 1980

Еще по теме МЕЖДОМЕТИЯ:

  1. § 1. Вопрос о междометиях в современной грамматике
  2. § 2. Новые точки зрения на междометия в "Синтаксисе" А.А.Шахматова
  3. § 3. Семантико-грамматические разряды междометий
  4. Знаки препинания при обращениях, словах-предложениях, междометиях
  5. § 1. Вопрос о междометиях в современной грамматике
  6. § 2. Новые точки зрения на междометия в «Синтаксисе» А. А. Шахматова
  7. § 3. Семантико-грамматинеские разряды междометий
  8. § 1. Вопрос о междометиях в современной грамматике
  9. § 2. Новые точки зрения на междометия в "Синтаксисе" А.А.Шахматова
  10. § 3. Семантико-грамматические разряды междометий
  11. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ "МЕЖДОМЕТИЯ"
  12. § 212. Разряды междометий по значению.
  13. РАЗРЯДЫ МЕЖДОМЕТИЙ
  14. § 93. МЕЖДОМЕТИЯ И ДРУГИЕ СЛОВА ВНЕ ЧАСТЕЙ РЕЧИ
  15. Иван Златев МОТИВИРОВАННОСТЬ СЛОВ РАЗНЫХ ЧАСТЕЙ РЕЧИ МЕЖДОМЕТИЯМИ В РУССКОМ И В БОЛГАРСКОМ ЯЗЫКАХ
  16. МЕЖДОМЕТИЯ
  17. § 144. Границы междометия как части речи
  18. § 146. Типы междометий по структуре
  19. МЕЖДОМЕТИЕ