<<
>>

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ "МЕСТОИМЕНИЯ"


1. См.: Шахматов А.А.Синтаксис русского языка. Л., 1927, вып.2, с.89 [498].
2. Чернышев В.И.Правильность и чистота русской речи. Опыт русской стилистической грамматики. Пг., 1915, вып.2, с.215.

3. Истрина E. С., Бубрих Д. В. [Рец. на кн.:] Мещанинов И.И.Члены предложения и части речи.— Вестник Академии наук СССР, 1946, №4, с.103.
4. См.: Добиаш А.В.Синтаксис Аполлония Дискола. Киев. 1882, с.80.
5. Павский Г.П.Филологические наблюдения над составом русского языка. Рассуждение второе. Спб., 1850, с.249— 250.
6. Давыдов И.И.Опыт общесравнительной грамматики русского языка. Спб., 1852, с.207.
7. Аксаков К.С.О грамматике вообще.— Полн. собр. соч. М., 1875, т.2, ч.1: Сочинения филологические, с.9; Ср.: Павский Г.П.Филологические наблюдения над составом русского языка. Рассуждение второе, с.266; ср.: Wundt W. Volkerpsychologie. Leipzig, 1904, Bd. l, S. 164.
8. См.: Мещанинов И.И.Члены предложения и части речи. М.— Л., 1945, с.224 и след.
9. Аксаков К.С.О грамматике вообще, с.7; ср. его же: Критический разбор "Опыта исторической грамматики русского языка" Ф.И.Буслаева.— Полн. собр. соч. М., 1875, т.2, ч.1: Сочинения филологические, с.541.
10. Греч H. И. Практическая русская грамматика. Спб., 1834, с.23, 105.
11. Аксаков К.С.О грамматике вообще, с.9. Ср.: Кацнельсон С.Д.К генезису номинативного предложения. М.— Л., 1936, с.22.
12. Аксаков К.С.Опыт русской грамматики.— Полн. собр. соч. М., 1880, т.3, ч.2: Сочинения филологические, с.22.
13. Маркс К., Энгельс Ф. Соч.2-е изд., т.23, с.62.
14. См.: Jespersen О. Die Sprache, ihre Natur, Entwicklung und Entstehung. Heidelberg, 1925. S. 102; ср. также: Cassirer E. Philosophie der symbolischen Formen. Berlin, 1923, Bd. l. Die Sprache, S. 224— 228.
15. См.: Fick A. Vergleichendes Worterbuch der indogermanischen Sprachen. Gottingen, 1868, S. 934.
16. Потебня А.А.Из записок по русской грамматике. Харьков, 1888, вып.1— 2, с.82 [89].
17. Там же, с.26, 83— 84 [36, 90— 91, 100].
18. Пешковский А.М.Русский синтаксис в научном освещении. М., 1938, с.164 [155].
19. Там же, с.158.
20. Jespersen О. Die Sprache, ihre Natur, Entwicklung und Entstehung, S. 101— 103.
21. Классовский В. Нерешенные вопросы в грамматике. Спб.— М., 1870, с.63.
22. Зарецкий А.И.О местоимении.— Русский язык в школе. 1940, №6, с.17.
23. Пешковский А.М.Наш язык. М.— Л., 1927, ч.3, с.81.
24. Грунский H. К. Очерки по истории разработки синтаксиса славянских языков. Юрьев, 1911, т.2, с.179.
25. Ленин В.И.Полн. собр. соч., т.29, с.249.
26. См.: Шахматов А.А.Синтаксис русского языка. Л., 1925, вып.1, с.18 [36]; ср. вып.2, с.40 [458].
27. Зарецкий А.И.О местоимении, с.21.
28. См.: Hjelmslev L. Principes de grammaire generale. 1928, p. 331— 339; ср.: De la Grasserie R. De la veritable nature de pronom. Louvain, 1888; его же: De la conjugaison pronominale notamment du predicatif et du possessif. P., 1900.
29. Шахматов А.А.Синтаксис русского языка, вып.2, с.3 [422].
30. Пешковский А.М.Русский синтаксис в научном освещении, с.163.
31. Павский Г.П.Филологические наблюдения над составом русского языка.
Рассуждение второе, с.265.
32. См.: Шахматов А.А.Синтаксис русского языка, вып.2, с.86 [496].
33. Аксаков К. С. Критический разбор "Опыта исторической грамматики русского языка" Ф. И. Буслаева, с.541.
34. Аксаков К.С.Конспект последних двух отделов первой части Русской Грамматики.— Полн. собр. соч. М., 1880, т.3, ч.2: Сочинения филологические, с.76.
35. Ср.: Sechehaye A. Essai sur la structure logique de la phrase. P., 1926, p. 185.
36. Шахматов А.А.Синтаксис русского языка, вып.2, с.87 [496].
37. Там же. с.85— 86 [495].
38. Ср.: Ворр Fr. Vergleichende Grammatik des Sanskrit, Zend, Armenischen, Griechischen, Lateinischen, Litauischen, Altslavischen, Gothischen und Deutschen. Berlin, 1833— 1842, Bd. 1— 3, S. 472. Ср. также: Ueber einige Demonstrativistamme, 1830; Grimm J. Kleinere Schriften. Berlin. 1866, Bd. 3, S. 240.
39. Буслаев Ф.И.О преподавании отечественного языка. М., 1844, ч.2, с.80. Ср.: Шахматов А.А.Синтаксис русского языка, вып.2, с.48, 86 [465, 495].
40. Каратыгин П.А.Записки. Л., 1929, т.1, с.3.
41. См.: Кацнельсон С.Д.К генезису номинативного предложения, гл. 1: Супплетивность падежей личных местоимений в германских языках.
42. Пешковский А.М.Наш язык. М., 1923, вып.2, с.173.
43. Ср.: Шахматов А.А.Синтаксис русского языка, вып.1, с.296 [301— 302].
44. Тургенев и Савина. Пг., 1918, с.19.
45. Щерба Л.В.Восточнолужицкое наречие. Пг., 1915, с.83; ср. его же: О частях речи в русском языке.— Русская речь. Л., 1928, вып.2, с.63— 84.
46. Ср.: Лысков С.П.О частях речи. Опыт характеристики их природы морфологической, синтаксической и семасиологической. М., 1926, с.11.
47. См.: Пешковский А.М.Русский синтаксис в научном освещении, с.167 [159].
48. См.: Кошутиh P. Граматика руског jезика. Београд, 1914, т.2, с.55.
49. Ср.: Востоков А. X. Русская грамматика. Спб., 1851, ч.2, §136, с.241— 242; §139, с.259; см. также: Чернышев В.И.Правильность и чистота русской речи, с.177.
1 Любопытно, что еще И.Ф.Калайдович в своей "Грамматике языка русского" (М., 1834, ч.1: Познание слов), относя местоименные прилагательные к категории имен прилагательных, выделяет предметно-личные местоимения в особый класс "названий" лиц.
2 Некоторые лингвисты (например, проф. Л.В.Щерба в статье "О частях речи") [68] сближают с этой группой местоимений субстантивированные формы местоименных прилагательных, обнаруживающие с нею кое-какую общность морфологических особенностей и синтаксических свойств: все (мн.ч.): "Все ахнули" (Пушкин); все (ср.р.) и архаическое выражение всё и вся: "Это заговор, в котором принимают участие не одна литература, а все и вся" (Салтыков-Щедрин); "Все мгновенно, все пройдет" (Пушкин); всякий (арх. всяк): "Всякий мешается, всякому хочется показать, что он тоже умный человек" (Гоголь); "И всяк зевает да живет— и всех вас гроб, зевая, ждет" (Пушкин); каждый: "каждому— свое"; это, то: "Германн не обратил на то никакого внимания" (Пушкин); тот: "Тот хотел арбуза, а тот— соленых огурцов" (Державин). Действительно, эти слова в субстантивном употреблении обнаруживают все признаки переходного состояния. Однако они не сливаются с классом предметно-личных местоимений. Всякая субстантивация местоименных слов (например: все мое— твое, твердить свое, поставить на своем и т.п.) ведет к образованию промежуточных форм. Нет оснований обособлять их от других субстантивированных прилагательных, вроде "Сейте разумное, доброе, вечное" (Некрасов) и т.п. Так, прилагательные тот, этот, субстантивируясь, сохраняют почти все черты субстантивированных прилагательных. Любопытно, что слово этот в прямом указательном значении не может быть подлежащим при сказуемых, выраженных существительными. Ср.: это— мой брат, та— моя сестра. Точно так же прилагательное сам, субстантивируясь, не переходит в местоимение. Прав акад. А.А.Шахматов, который в случаях, как сам знаю, сами знаем, видит только пропуск или невыраженность личного местоимения, вызванные наличностью данной глагольной формы(1). Для социальной истории слова сам— в значении хозяин— представляет интерес такой разговор действующих лиц в пьесе А.Н.Островского "Сердце не камень":
"Аполлинария Панфиловна: Что это вы, Вера Филипповна, точно русачка из Тележной улицы, мужа-то "сам" называете!
Ольга: Тетенька всегда так.
Вера Филипповна: Мы... люди не модные, немножко старинки придерживаемся. Да не все ли равно? Как его ни называй: муж, хозяин, сам,— все он большой в доме.
Аполлинария Панфиловна: Ну, нет, разница. "Хозяин"— уж это совсем низко: у нас кучерова жена своего мужа хозяином зовет; а и "сам" тоже разве уж которые еще в платочках ходят".
3 Впрочем, в книжном языке иногда наблюдаются случаи употребления косвенных падежей местоименного прилагательного некий в функции косвенных падежей местоимения некто. Ср. у Л.Андреева: "Видит как бы впервые нежный лик некоего в сером" ("Искупитель века"). "Вследствие такого сближения местоимений,— пишет В.И.Чернышев,— при некий получаем родительный некого, известный в старом и современном языке"(2).
4 Моя точка зрения на русские местоимения целиком принята проф. Д.Б.Бубрихом: "Местоименные слова— это в основном семантический разряд слов, отнюдь не грамматический... Они могут тянуть и к существительным, и к прилагательным, и к наречиям, и к счетно-измерительным словам (которые сами тянут к разным частям речи), и вообще к чему угодно. Исключительное их семантическое своеобразие приводит к появлению исключительных синтаксических и морфологических особенностей. Особенно ярко это сказывается у тех личных местоименных слов, которые тянут к существительным (я, ты...). По отношению к языкам типа индоевропейских, финно-угорских и т.п. не приходится колебаться в выделении их в особую часть речи. Вот здесь-то и годится термин "местоимение". Довольно ярко то же сказывается у некоторых других местоименных слов именного склада, чаще всего у тех, которые отвечают на вопросы кто или что"(3).
5 Ср. заявление К.С.Аксакова: "Если хотите, он (а, о) есть единственное местоимение, только в этом случае нисколько не составляющее особой части речи"(7). Ср. употребление среднего рода оно как заместительного указания на то у Жуковского в переводе "Эммы" Шиллера:

То, что нас одушевляло,
Эмма, как то пережить?
Эмма, то, что миновало,

Как тому любовью быть?
Небом в сердце зажжено,
Умирает ли оно?

Ср. указательное значение местоимения оно в конструкциях такого типа: "Старайся жить, оно не так легко, как кажется" (Тургенев, "Фауст"); "Меньше иллюзии будет... Оно полезнее" (Боборыкин, "Обречена"). Понятно, что местоимение он может употребляться в качестве указания не только на предыдущее, но и на последующее. Например, у Пушкина в "Евгении Онегине":

Татьяна (русская душою,
Сама не зная почему)

С ее холодною красою
Любила русскую зиму.

Тут ее относится к зиме. В этом случае местоимение служит средством живого представления того, что еще не высказано, что еще не названо.
В сущности, ярче всего в этом смысле "местоименное" значение обнаруживается в словах то-то и то-то, такой-то. Ср. в письме А.А.Блока к матери передачу его разговора со школьным учителем словесности Суровцевым:
"Суровцев: Что вы делали летом по русскому языку?
Я: Читал Достоевского.
Суровцев: Что именно?
Я: То-то и то-то".
(Письма Ал. Блока к родным)
Ср. стихотворение Пушкина "В альбом Павлу Вяземскому":

Душа моя Павел,
Держись моих правил:
Люби то-то, то-то.

Не делай того-то,
Кажись, это ясно,
Прощай, мой прекрасный.

Ср. об указательной функции местоимения 3-го лица в разных языках у И.И.Мещанинова(8).
6 Любопытно, что Н.И.Греч еще признавал местоимение особой "частью и частицей речи": "Местоимение есть часть речи, заменяющая имя предмета или качества и в то же время означающая отношение сего предмета или качества к бытию"(10).
7 К.Маркс в "Капитале" так иронизировал по поводу этой фихтеанской философии: "В некоторых отношениях человек напоминает товар. Так как он родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: "Я есмь я", то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода "человек"(13). Иронизируя над живучестью этой субъективно-идеалистической концепции местоимений как основной и первичной формы самосознания, Есперсен вспоминал Фихте старшего, который, по рассказам, выделял как праздник не день рождения своего сына, а тот день, в который тот впервые назвал самого себя "я"(14).
Гумбольдт полагал, что первым актом в развитии языка является осознание личности говорящего, выражаемое местоименными словами. Исходя из этого априорного положения Гумбольдта, идеалистические учения о языке доказывали, что личные местоимения во всех языках принадлежат к древнейшему и наиболее устойчивому слою речи.
8 А.А.Потебня возражал Фику(15), который писал о местоимениях: "С большим основанием можно видеть в них настоящие древние имена, так что, наоборот, позднейшие имена можно бы назвать заместителями местоимений, усиленными прибавкою глагольного значения (Verbalbegriff), а местоимения— чистыми именами, без глагольной примеси"(16).
9 "Затруднение остается в решении вопроса: к прилагательным ли (как это делается) или к местоимениям (по аналогии с этот, тот, мой, твой, всякий) разумнее отнести слова здешний, тамошний, близкий, дальний, собственный, чужой, общий и т.д. Последнее едва ли не лучше"(21).
10 Ср. замечание проф. Н.К.Грунского: "Местоимения отличаются от существительных и прилагательных тем, что определяют предмет, не выдвигая какое-либо качество или свойство, а указывая на предмет"(24).
11 Шахматов сравнивает это употребление слова люди с переходом лат. homo, нем. Mann в местоимения: ср. фр. оп, нем. man. Ср. статью: Mazon A. L'emploi indefini du nom de l'homme en slave.— Annales Academiae Scientiarum Fennicae, 1932, t. 27. Melanges de philologie offerts a M. J. J. Mikkola.
12 Слово момент в этом газетном значении, по-видимому, вышло из сферы военного языка, в котором оно укрепилось во второй половине XIXв. Так, Н.С.Лесков писал в "Печерских антиках": "Слово "момент", впоследствии основательно истасканное нашими военными ораторами, кажется, впервые было пущено Берлинским и с его легкой руки сделалось необходимым подспорьем русского военного красноречия". В философско-публицистических стилях 30— 50-х годов это слово было тесно связано с терминологией гегельянства. Ср. в "Рудине" Тургенева: "Эти господа [Рудин и подобные ему] все развиваются: другие, например, просто спят или едят— а они находятся в моменте развития спанья или еды" (слова Пигасова, гл.XII).
13 Проф. А.И.Зарецкий находит в русском языке и "суррогат глагольного местоимения": "описательное глагольное местоимение что делать? Что это, действительно, представляет одно целое местоимение, видно из того, что в ответе на этот вопрос слово делать не повторяется и не подразумевается, например: Что ты делаешь?— Читаю, а не "делаю чтение" или "делаю читать"(27).
14 A. Sechehaye в книге "Essai sur la structure logique de la phrase" (P., 1926) заявляет, что "местоимение— это вид существительного", что "логически и психологически— это субстантив", но тут же признается, что "грамматически оно более или менее отличается от существительного" (с.48). Попытка L.Hjelmslev'a отстоять принадлежность всех местоимений, кроме наречных, к особой грамматической категории (на основании своеобразия их отношений к члену) совершенно несостоятельна(28).
15 Ср. замечание Г.Павского: местоимение себя "не имеет именительного падежа, потому что оно не самостоятельно, а только указывает отношения всех трех лиц к самим себе"(31).
16 Ср. у К.С.Аксакова: "Так называемое третье лицо: он, она, оно— есть обыкновенное местоимение и обозначает вообще предмет, следовательно, здесь нет вопроса.об одушевленности, о сознательности: это не личное местоимение! Зато так называемое третье лицо— это местоимение в собственном смысле, ибо оно одно только в настоящем смысле употребляется вместо имени"(33). Мысль о необходимости обособить местоимения 1-го и 2-го лица ("личные") от местоимений 3-го лица ("третье-личных или безлично-родовых") высказывалась очень давно проф. И.А.Бодуэном де Куртенэ). См., например, его статью "Несколько случаев психически-морфологического уподобления или уодноображения в терско-славянских говорах северо-восточной Италии" (Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук, 1905, т.10, кн.3).
17 Характерно постановление революционного комитета департамента Тары от 24 брюмера 2-го года (1793) в эпоху буржуазной Французской революции:
1. Слово vous— вы при обращении в единственном числе считается изгнанным из языка свободных французов, и место его заступает tu и toi. 2. Во всех официальных и частных документах tu и toi будет ставиться впредь вместо vous в единственном числе.
Для социальной истории форм обращения на вы и на ты небезынтересен диалог между помощником режиссера Нароковым и мещанкой (вдовой оркестранта) Домной Пантелеймоновной в пьесе А.Н.Островского "Таланты и поклонники":
Домна Пантелеймоновна: Неужто всякому "вы" говорить?
Нароков: Да, в простонародье все на "ты".
Домна Пантелеймоновна: В простонародье! Скажите, пожалуйста. А ты что за барин?
18 Но ср. при противопоставлении: "Это мнение не одного меня, но всех, которые слушали эту комедию, а их было человек десять,— между прочим, Дружинин, которого я знакомил с Анненковым" (письмо Н.А.Некрасова И.С.Тургеневу от 12сентября 1848г.).
19 О других намечающихся отличиях местоимения 3-го лица ср. также замечания С.Кацнельсона в работе "К генезису номинативного предложения", с.19 и 25, примечание.
<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1972. 1972

Еще по теме ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ "МЕСТОИМЕНИЯ":

  1. § 12. Противоречивое положение местоимений в грамматической систем
  2. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ «МЕСТОИМЕНИЯ»
  3. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ "ИМЯ ЧИСЛИТЕЛЬНОЕ"
  4. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ "МЕСТОИМЕНИЯ"
  5. ПРОБЛЕМА АВТОРСТВА И ПРАВИЛЬНОСТИ ТЕКСТА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  6. ЯЗЫК «БОРИСА ГОДУНОВА»*
  7. ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ УДАРЕНИИ
  8. СТРУКТУРНЫЕ СХЕМЫ (ТИПЫ) ПРОСТЫХ НЕВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ; ФОРМАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО И СЕМАНТИКА
  9. ГИПАТИЯ, ИЛИ РАСТЕРЗАННАЯ МУЗА. К 1600-ЛЕТИЮ КАЗНИ ОТ РУК ФАНАТИКОВ-ХРИСТИАН
  10. ПЕРЕПИСКА
  11. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин»
  12. § 37. Слитное и раздельное написание частиц не и ни сразными частями речи
  13. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ:
  14. § 45. Частицы не и ни
  15. ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА
  16. ПРИМЕЧАНИЯ
  17. ПРИМЕЧАНИЯ