<<
>>

СУФФИКСЫ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ.

Остановимся из большого числа суффиксов лишь на некоторых, главным образом на тех, которые заслуживают внимания со стороны стилистической[122].

1. Суффиксы, служащие преимущественно для образования названий живых существ.

Мужской род.

-ач: ткач, трубач, скрипач, бородач, лихач, усач, силач.

В русском языке этому суффиксу, вернее—целым словам, в состав которых он входит, чаще принадлежит оттенок неуважительного отношения к чему-то грубо-размашистому. Ср. разговорно-аффективные новообразования: ловкач, рвач. Из новообразований первой половины XIX века характерно, напр.: «...И седому хрычу, Лысачу-усачу Молви: доброго дня!» (В язем с к., «Поруче- ниє в Ревель», 1833). «Насилу-то, римфач я безрассудный, Отделался от сей октавы трудной» (Пушк., «Домик в Коломне»).

В словах вроде ткач, скрипач, трубач, обозначающих профессию или род деятельности, этого оттенка, однако, уже давно нет.

Продуктивность суффикса -ач значительно меньше, чем, напр., в украинском.

Сродни ему по значению суффиксы -(а)ла, -и(ла), преимущественно в именах— названиях мужчин: запевала, обирала, кутила; -ина: молодчина, дурачина, купчина, казачина (ср. у Лермонтова — «казачина гребенской»). К продуктивности первого ср.: «...с жестами ярмарочного зазывалы («Изв.», 10/Ш 1936); -ака: рубака, писака и под.

-яй: слюняй, негодяй, кисляй.

Сродни этому суффиксу -тяй: лентяй, слюнтяй (ср. укр. гуль- тяй).

Оба суффикса обозначают человека презираемого, внушающего отвращение. Их продуктивность очень невелика.

-яга (-ага) подчёркивает фамильярно-эмоциональное восприятие понятия, но характер эмоции определяется значением корня: бедняга, молодчага, плутяга, бродяга, простяга.

Любопытно, что слово сутяга, где -яг- относится к корню и где суффикса нет, заметно входит по созвучию в сферу эмоционального влияния данной группы.

-ыга: окрашен сильной эмоцией презрительности, но малопроизводителен и в ряде образований не отделяется от корня: торопыга, прощелыга, забулдыга. Сродни и пьян-д-ыга.

-ун: обычно относится у названий лиц к отрицательным понятиям: шалун, болтун, лгун. Отступают опекун и устар. и нар. пёстун (іпестун) «дядька, воспитатель»; ср.: «Отечески пенаты, О пестуны мои!» (Батюшк.). «...И музы ветреной л^оей Наперсник, пестун и хранитель» (Пушк.). Не имеет отрицательной окраски, а наоборот, приобрело положительную скакун (о коне). Изредка этот суффикс без эмоциональной окраски распространяется на названия вещей: колун «дровосечный топор».

-ак, -як обычно вносит значение пренебрежительности или фамильярности: чудак, простак, добряк, остряк. Сродни ему -чак: весельчак, смельчак.

Свою окраску он утрачивает в названиях профессий: рыбак, моряк, в словах обозначающих жителей тех или иных местностей и под.: сибиряк, туляк, в названиях животных: гусак, червяк. Впрочем, некоторый эмоциональный налёт просторечности и за такими словами остаётся.

Непроизводителен и слабо выделяется из целого слова, но резко окрашен презрительной эмоцией суффикс -уй: холуй, оболдуй (обалдуй), буржуй (адаптация французского буржуа). Для специфической его окраски характерно, что фактически в литературном языке не выжило из-за сходства с ним встречавшееся раньше образование индивидуй вместо нынешнего индивидуум.

Чехов использует это «индивидуй» как смешное слово, приписывая его своим комическим персонажам.

-ень, род. п. -ня. Этот суффикс малопроизводителен. У названий существ он сопровождает отрицательные понятия: дурень, увалень, прихвостень, баловень. В последнем слове при поэтическом употреблении отрицательная окраска может исчезнуть: «баловень счастья», «...Россини, Европы баловень — Орфей» (Пушк.).

Иной тип эмоциональности вызывается суффиксом -ыш. Исходное его значение—малые живые существа: малыш, глупыш, крепыш, несмышлёныш, заморыш, зародыш, подкидыш, приёмыш. С малыш, глупыш, крепыш, несмышлёныш связана эмоция снисходительной ласковости; заморыш — некоторого отвращения; подкидыш, приёмыш сопровождаются скверной окраской фарисейской морали.

Ответвление значения с эмоцией пренебрежительности имеем в таких словах, как голыш, поганыш, последыш (ср. у Некрасова, «Кому на Руси жить хорошо») в значении «последний убеждённый крепостник». «Победа рыбной промышленности и ловецких колхозов Сев. Каспия — сокрушительный удар по антимеханизаторам и кулацким последышам» («Правда»). В сочетании с -ён- суффикс -ыш обозначает молодых животных, вызывающих обыкновенно чувство гадливости: гадёныш, змеёныш; менее эмоционально зверёныш и свободно от такой окраски — детёныш.

Суффикс (сложный), обозначающий молодых животных, не вызывающих чувства отвращения, ёнок (укр. «-еня»): козлёнок,

львёнок, тигрёнок, поросёнок.

Во множественном числе выступает иное образование------------- ят(а):

козлята, львята, тигрята и под. У Маяковского с установкой на неожиданность — от слова «любовь»: «... И миллион миллионов маленьких грязных любят».

Щенок имеет -ен- коренное и потому образует множественное число щенки. Щенята, существующее параллельно,—продукт влияния образований на -ёнок.

Известную эмоциональность имеет и относительно редкий суффикс -ок (род. п. -ока): он вносит оттенок интенсивности свойства, такой степени его, которая бросается в глаза: знаток, игрок, ходок (спортсмен); менее эмоционально окрашены едок и седок.

С суфиксом -ан(-ян), обособленным или адаптированным (выделенным по сходству из заимствованного слова), связывается ощущение грубости или значение большой величины: губан, брюхан, буян, горлан, мужлан (грубый мужчина; ср. области, мужло — «неотёса»), великан, грубиян (через пол.), болван (из тюрк.); слабее эмоциональность в заимствованном политикан (из фр.). Сродни суффиксу -ян — смутьян. К вышедшему из употребления «старикан» восходит .старикашка.

Упомянем ещё несколько особняком стоящих образований с чёткой эмоциональной окрашенностью: вр-аль, дур-ал-ей, торг-аш, кудр-яш.

Из эмоционально неокрашенных суффиксов для русского литературного языка характерен заимствованный из церковнославянского суффикс -тель. Он вполне обычен, хотя нередко ощущается как книжный: родитель, учитель, свидетель, деятель, владетель, благодетель, устроитель, предсказатель. Ср: «„.вас, конструкторы небывалых машин, строители Днепрогэса и Магнитогорска, осушители болот, озеленители пустынь размером в пол-Европы, суровое племя мечтателей и воинов...» (Леонов). Лишь с относительно недавнего времени появляются образования с этим суффиксом в значении предметов неодушевлённых: предохранитель, выключатель; ср. и математические термины — делитель, числитель.

Распространён, далее, суффикс -чик со значением профессии, занятия и под.: переплётчик, резчик, доносчик, подрядчик и родственный ему -щик: каменщик, прогульщик, выдумщик. Его не следует смешивать с -чик из ец+ик: пальчик, стульчик, мальчик, чемоданчик, имеющим ласкательное значение, -щик входит в состав ещё таких продуктивных сложных суффиксов с родственными значениями, как -оіщик, -алыцшк, -ельщик, -ильщик: гробовщик, кладовщик' (от имён существительных); рисовальщик, болельщик, точильщик Ч

-ец с предыдущим е характеризует образования от слов на -ия; красноармеец, гвардеец, индеец (Красная Армия, гвардия, Индия)[123] [124], но австриец (Австрия), партиец (партия). По аналогии с первыми установилось неправильно образованное путеец.

Суффикс -арь (род. пад. -аря) обозначает обыкновенно лиц: лекарь, писарь, пахарь, косарь, главарь. Встречается он часто в словах заимствованных (пекарь, аптекарь, напр., из польского).

Относительно редко можно встретить -арь при названиях предметов: сухарь, букварь, словарь.

Книжен и малопродуктивен суффикс -тай: глашатай, ходатай, завсегдатай, соглж)атай.

Известную продуктивность получил и на русской почве греческий, перешедший через западноевропейское посредство суффикс -ист; ср. современные образования: активист, очеркист; -ант, -янт (фр.): квартирант, курсант, фабрикант-, отчасти -ёр (фр., англ.), осмысливаемый благодаря отношениям вроде режиссёр-, режиссировать : режиссура; ср.: боксёр, визитёр, монтёр, шахтёр; пулы, ухазісёр, театр, шумёр «ведающий постановкой шумовых эффектов»; с нем. корнем—гастролёр (ср. гастроль).

В качестве суффикса относительно недавно выделился -енец (род. -енца); ср. переселенец (переселение); под его влиянием — беженец; после Великой Социалистической революции —выдвиженец и др. К старославянскому восходят младенец, первенец, имеющие -ен- другого происхождения; ср. укр. -ен-я.

Большое распространение после Великой Социалистической революции получил сложный суффикс -овец; ср. образования от аббревиатурных корней: рабфаковец, курупровец (работающий в курортном управлении).

Как суффиксы, обозначающие, откуда кто родом или где проживает, употребляются -ец, -овец, -ич, -як, -анин, -янин, -чанин: ленинградец, тамбовец, орловец, москвич, костромич, сибиряк, туляк, киевлянин, парижанин, курянин (к Курск), сумчанин (к Сумы).

Ср. и такие своеобразные формы, как читинец (к Чита), пензенец (к Пенза).

Ещё менее выдержаны образования от иностранных наименований, сохраняющие зачастую особенности языков-источников: генуэзец (ср. Генуя), неаполитанец (ср. Неаполь) и под.

Особняком стоит одессит с суффиксом греческого происхождения.

Употребление того или другого суффикса зависит от многих, часто довольно случайных условий: -ич, напр., употребляется от названий мест женского рода на -а (но ср., с одной стороны, такие особенности, как теперь уже вышедшее из употребления вятич, а не «вятчич», от Вятка, с другой — туляк и полтавец; -овец—от тех, прилагательные к которым имеют -овский: орловский, волковский; -як — от существительных женского склонения с родительным падежом на -и: сибиряк, пермяк; -ец — от оканчивающихся на согласный (муж. рода): новгородец, воронежец[125] [126].

Существительными в настоящее время являются отчества на -ич. Этот суффикс в чистом виде имеют только имена на -а(-я): Илья — Ильич, Савва — Саввич, Никита — Никитич, Лука — Лукич.

В других выступают -ович, -евич: Михайлович, Иванович, Данилович, Арсеньевич2.

Женский род.

Суффикс -тель в словах женского рода сопровождается суффиксом -ниц(а): руководительница, учительница, свидетельница.

К словам мужского рода на -ун присоединяется -ья: плясунья, хохотунья8. Изредка только это -ья имеем при несуффиксальных: гостья (ср. гость), игуменья (ср. игумен), сватья (ср. сват). Попадья к поп представляет необычное образование, так как в таком виде отдельно заимствовано из греческого.

Иностранные слова и особенно фамилии с мужскими окончаниями во многих случаях употребляются без специальных суффиксов женского рода (доктор Иванова, музыкант Васильева и под.). Не образуется женский род также от слова товарищ (укр. товаришка); товарка имеет значение «подруга, приятельница» и не соотносительно со словом товарищ в его общественном смысле.

При суффиксе -ист употребление -ка не ограничено: модистка, артистка, пианистка, дантистка.

Суффикс -ша обозначает, чаще всего при названиях заимствованных из иностранных языков профессий, жену профессионала: докторша, инженерша, профессорша. Продуктивность его невелика, и употребителен он главным образом в разговорной речи. После Великой Социалистической революции суффикс этот начинает распространяться на названия представительниц профессий с иностранными корнями: секретарша, кондукторша, аккомпаниаторша. Впрочем, уже у Тургенева и его современников встречаем музыкантша («Она не была музыкантшей»). С установкой на смешное у Маяковского — «калеки и калекши».

Отчества имеют в именах женского рода суффиксы -овна, -евна, в соответствии мужским на -ович, -евич: Даниловна, Ивановна, Висильевна, Арсеньевна и т. д. В соответствиях мужским на -ич Нет последовательности: Саввична, Никитична, но Ильинична, Кузьминична, Фоминична, т. е. -ична и -инична. Последний суффикс представляет ясное слияние -ин(а) и -ичн(а).

Из эмоционально окрашенных суффиксов отметим ещё возможный в значении обоих родов -са: крикса, плакса, рюмса.

По происхождению суффикс женского рода -уша, употребляющийся для обоих родов: кликуша, втируша («человек, втирающийся в доверие» и под.), копуша, чинуша («чиновник и только чиновник, мелкий чиновник»). Ср.: «Он [Маяковский] ненавидел бюрократов, подлиз, пролаз, приспособленцев, чинушъ («Комсом. правда»). Раньше в литературном языке употреблялось (напр., Боборыкиным) и чинуш, подвергшееся потом, очевидно, влиянию других образований на -уша Ч Слов с -уша очень немного [127] [128].

Уединённы в системе архаичные по типу образования: пряха и сваха с суффиксом-ха, непосредственно присоединяемым к корню, оканчивающемуся на взрывной зубной (выпадающий) — пряд-, сват-. Вероятно, подобного происхождения и неряха (к корню ряд-).

2. Суффиксы, употребительные главным образом при названиях предметов.

Суффикс -ика образует названия ягод и растений: ежевика, черника, гвоздика. Редко, наряду с -ика, выступает и -ица: метлика — метлица.

Сложный суффикс -инка, реже простой -ина, характерен для многих сингулятивов (образований со значением единичности) от собирательных и материальных: песок—песчинка, сор — соринка;' горох — горошина, жемчуг — жемчужина.

3. Суффиксы со значениями увеличительно с т и, уменьшительности, ласки и пренебрежения.

Суффиксы увеличительности в словах, где они выступают, имеют более или менее резкую эмоциональную окраску — оттенки удивления, отвращения и под. Для названий и существ и неодушевлённых предметов может употребляться суффикс -ищ- с различием флексии в зависимости от рода имён существительных: парнище, человечище, лесище, чудище, болотище (мужск., среди, р.), рыбища, дурища, жарища, ручища (женск. р.). Кроме фамильярного и ласкового дружище все подобные образования мужского рода для названий существ малоупотребительны. Для характеристики иронического употребления см., напр., у Некрасова в обращении к ребёнку: «Здорово, парнище!..»

Книжн. детище значит переносно — «любимый, дорогой плод своего труда».

Исключительную употребительность эти формы получают в поэзии Маяковского: «Об пол с потолка звондчище хлопал. И снова, Звенящий мячище точно, Взлетал к потолку, ударившись об пол...» «А сердце глубже уходит в рогатину! Течёт Ручьище красной меди». «Шерстищу с лапищ и с мордищи выбрил. Гляделся в льдину».

Довольно сильна тенденция слова на -ища переводить в группу -ище: «ручище», «бабище»; в письме, однако, эта тенденция не узаконена.

Суффиксы уменьшительности обычно вместе с тем обозначают иласковое отношение. Ср.: «Снежинка лёгкою пушинкою Порхает на ветру, И ёлка слабенькой вершинкою Мотает на юру» (Блок).

Суффиксы ласкательные, одинаково при названиях предметов одушевлённых и неодушевлённых, вообще, были и остались одною из очень продуктивных словообразовательных категорий русского языка. Наиболее употребительные из них не требующие особых замечаний :-ик, -ичек,-ок (род. пад. ед. ч. -ка), -очек (род. пад. ед. ч. -очка), -енька (-онька), -ица, -ичка, -ушка, -це, -ышко, -ечко.

Область очень широкого применения ласкательных суффиксов — народная поэзия и стилизации под неё, представленные в русской художественной литературе длинным рядом образцов лирики и эпоса. Из многого можно указать хотя бы лермонтовскую «Песню про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Вне подобных стилизаций, в слоге, напр., бытовом, обилие ласкательных суффиксов, типичное для мещанской речи, могло вызывать просто-таки чувство раздражения.

После Октября сильно изменился характер применения в русском языке этих образований: последние несравненно чаще, чем в дореволюционное время (ср., напр., уже у Белинского: «Время рифмованных побрякушек прошло безвозвратно, ощуще- ныіца и чувствованьица ставятся ни во что: на месте того и другого требуются глубокие чувства и идеи, выраженные в художественной форме, с рифмами или без рифм — всё равно» или в полных сарказма .речах Чацкого в «Горе от ума». «А сверстничек, а старичок Иной, глядя на тот скачок И разрушаясь в ветхой коже, Чай, приговаривал...»), используются, особенно в языке пролетарской публицистики, с прямо противоположной эмоцией, т. е. как средство иронии. Характерен в этом отношении стиль Ленина, создавшего уже задолго до Великой Социалистической революции образцы пролетарского полемического слога с саркастическими «дюжина пластырей — оговорочек», «идеалистические системны» и под. Из новейшей публицистики ср., напр. («Правда», 19/III 1932): «В яичке [пасхальном] заботливо напиханы кризисные декретики, гитлеровские пулемётики, сииженьице заработной платы и другие детские игрушки».

Некоторые из ласкательных суффиксов употребляются в определённых словах (в контекстах) со значением прямой презрительности; ср. напр., фразы, где сочетаются иронически употреблённые ласкательные слова с презрительными: «Да, нынче нравятся «Записки», «Дневники»: Жизнишки глупые, их мелкие грешки Ползут на свет и требуют признанья» (Случ.). «Талантики случайных содержаний, Людишки, трепетно вертящие хвосты...» (С л уч.).

Родственна група ласкательных суффиксов: -ышек (род. пад. -ышка): колышек, пупырышки; -ешек, -ешок (род. пад. -ешка) у слов, отбрасывающих омертвевшее семантически -ен(ь): камешек (камень), корешок (корень), черешок (ср. черенок); ласкатель- ность не чувствуется уже в гребешок (гребень), ремешок (ремень); -ышко: стёклышко, солнышко; без -н —опіко: окошко, лукошко; -ушка: погодушка, колодушка (ср. и названия живых существ); -ышка: кубышка, катышка. В последней группе ласкательность слабее, чем в предыдущих.

Значение большей илименьшей пренебрежител ьн ости, иногда резкой, чаще — снисходительной, или же фамильярности вносит при названиях почти исключительно имён мужского рода одушевлённых продуктивный суффикс -ишка: воришка, мальчишка, плутишка, братишка. При названиях неживых предметов мужского рода он обыкновенно выступает в виде -ишко: сюртучишко, дворишко, домишко.

Значение презрительности или снисходительной ласковости вносит в слова женского рода суффикс -ёнка (-онка): коровёнка, девчонка, старушонка, клячонка, душонка, бумажонка, лавчонка.

Художественную заострённость уменьшительные суффиксы .приобретают, напр., у Маяковского: «Любовь цыплячья! Люб- оишка наседок!».

О других эмоциональных суффиксах — более или менее определённо связанных со значениями одушевлённости или неодушевлённости— см. выше.

4. Суффиксы со значением собирательности.

Суффикс -ня: дворня, родня, сотня.

Суффикс -ва сравнительно с украинским значительно менее продуктивен. В слове братва он ощущается как фамильярный. Собирательное значение без эмоциональной окраски имеем в плотва (много плотиц), листва, арх. паства.

Эмоционально окрашены адаптирующиеся детвора, мошкара (-ора, -ара).

Суффиксом -няк обыкновенно образуются названия групп деревьев, молодых лесов и под.: дубняк, ивняк; отсюда переносно — молодняк. Редко—индивидуальные названия растений: просвирняк, проскурняк. Ср. и названия минералов — известняк, плитняк.

С известной отрицательной эмоциональностью воспринимается в собирательном значении суффикс -ьё: вороны, гнилы, тряпьё. Ср. у Маяковского стилистически заострённые: «Когда Такая махина ахала — Не глядя, Пылью, Грязью, Сугробом, Дамьё От меня Ракетой шарахалось...» «Гостьё идёт по лестнице...» У Леонова («Барсуки»): «В землянках оставались лишь старичьё да болящая команда».

Явление нового времени представляет выделяемый в иностранных словах суффикс -атсо значением коллектива: деканат, секретариат; ср. и русское старостат1.

5. Суффиксы со значением абстрактности

(качеств и действий).

Подавляющее большинство русских суффиксов со значением абстрактности — заимствования из церковнославянского. Таковы -ость, -ство, -ствие, -ние (-нье), -тие (-тье), -изна, -знь.

Суффикс -ость, после шипящих -есть, в ряде образований вносит определённую окраску книжности: естественность, прогрессивность, напряжённость, кипучесть и под.

Для характера образований важно заметить: близость (ср. близкий), низость (ср. низкий), гадость (ср. гадкий) и под., но меткость (ср. меткий), лёгкость (ср. лёгкий), резкость (ср. резкий), дальность (ср. дальний).

0 значении суффикса -ство2 (-ствие) следует по существу сказать то же самое, что и об -ость: тождество, количество, родство, ударничество, отечество, художество, бедствие, шествие и под. [129] [130]

Как бы ни смотреть на происхождение -нье сравнительно с -ние — признать ли первое исконно русским или только сильно русифицированным,— между ними теперь чёткая эмоциональная' разница: -ние характерно для слов книжных, сухих и торжественных, -нье —для разговорных или вульгарных: желание, искание, лечение (ср. более простые желанье, исканье, леченье), но враньё, жраньё. Те же отношения повторяются при -тие, -тьё: бытие, житие и бытьё, житьё.

Характерную особенность этого вида образований, среди других, представляет игнорирование в производных от глаголов возвратных (оканчивающихся на -ся) ц& аффикса: сражение (сражаться), колебание (колебаться), стремление (стремиться). Впрочем так и в большинстве славянских языков (иначе — в польском, где элемент si$ сохраняется).

Формы на -ье очень легко получают конкретные значения (собирательные): шитьё (то, что шьётся), варенье, печенье.

Нормальны для русского языка образования при помощи -к(а): варка, читка, стирка, колка, стройка, увязка и под.

Суффикс -изна имеет в русском языке известную производительность, причём далеко не все образованные при его помощи слова создают особенно книжное впечатление. К таким резко-книжным, принадлежащим к высокому слогу, следует отнести укоризна и получившее конкретное значение отчизна. Другие, вроде дороговизна, дешевизна, употребляются в языке даже неграмотных людей, третьи, вроде левизна, правизна, желтизна, белизна, книжны, но без всякого налёта приподнятости.

Двум последним группам соответствуют непродуктивные образования с суффиксом -знь: болезнь, жизнь, боязнь.

Для образования абстрактных понятий довольно свободно употребляются наряду с данными суффиксами, перенятыми из церковно- славянского, унаследованные суффиксы -ота и -ина: высота, пустота, глухота, вышина, глубина, производные от корней со значением качества. Более конкретны рвота, икота и др., обозначающие действия, главным образом болезненные. Собирательное значение получило слово пехота.

Другие русские суффиксы для названия действий--------------- ба (борь

ба, ходьба), -ёж (делёж, грабёж, кутёж). Последний обыкновенно окрашен несколько аффективно.

Значение по преимуществу суетливых действий имеют -ня, -отня: возня, резня, беготня, суетня, трескотня.

Для обозначения главным образом движений, оценивавшихся представителями господствовавших классов как отрицательные, издавна в ходу были образования на -щина, -овщина: пугачовщина, разинщина, хлыстовщина. Классовая борьба нашей эпохи дала широкое применение этим суффиксальным образованиям, направив их против враждебных классов, и уже к эпохе Великой Социалистической революции относятся, напр.: керенщина, деникинщина, махновщина.

Есть, однако, относительно немного слов с этими суффиксами, не обозначающих социально-политического направления и под.: тарабарщина (собственно суффикс -ина от слова «тарабарск-ий»), сдельщина и др.

Отметим ещё суффикс -ица, сообщающий словам, имеющим отвлечённое значение, бытовую окраску, обыкновенно отрицательную, которой нет у многих других суффиксов этой группы: неурядица, несуразица, сумятица, разноголосица, бессонница, безработица. Соответствующие слова обыкновенно представляют образования префиксальные или сложные; но ср. путаница.

Характерен специальный оттенок смысла, который вносится ласкательным -ушка в эмоциональных словах с абстрактным значением: кручинушка, заботушка, уморушка. Такие слова в стилях, связанных с народной словесностью, значат обыкновенно «большая кручина», «большая забота» и под.

Восходящий к греческому языку суффикс -изм из многочисленных иностранных слов греческого, латинского и иного корня, в которых он усвоен, успел абстрагироваться и сделаться продуктивным в значении идеологического направления и под.; ср.: ленинизм, большевизм и под.

В ряде иностранных слов выделяется суффикс -ура со значением профессии, должности и под.: ассистентура, аспирантура. У многих слов с этим суффиксом идёт параллельно такому значению и значение собирательное; ср.: получить доцентуру и доцентура нашего института, думать об аспирантуре и аспирантура исследовательской кафедры. От слова профессор — подобное образование с опущенным -ор-. В совсем недавнее время так образовалась и автура. Ср. и режиссура.

Из дореволюционного школьного арго проник в шутливое просторечие «латинский» суффикс -енция: поведенция, корпуленция «телосложение»; под его влиянием презрительное («старуха») — старушенция.

Ф >

Об уменшительных собственных именах.

Особую группу среди форм словообразования занимают уменьшительные имена собственные. Наиболее употребительные и установившиеся из них подчиняются в своём образовании следующим принципам или, вернее, тенденциям:

К первому слогу, оканчивающемуся на гласный, присоединяется суффиксальное-ш(а): Мария—Маша, Дарья—Даша, Глафира — Глаша, Яков — Яша, Тихон — Тиша, Прохор — Проша, Трофим — Троша, Лукерья (Гликерия)—Луша, Михаил—Миша, Степанида — Стёша, Григорий — Гриша.

В подобных же условиях может выступать суффиксальное -н(я): Софья — Соня, Татьяна — Таня, Марья — Маня, Даниил — Даня, Леонид — Лёня, Павел — Паня (при Паша).

В именах, имеющих после начального слога -н, вариант с -ша обычно не употребляется (ср. Таня, Даня, Лёня и под.). Отступает Саша, при Саня (от «Александр»); см. ниже.

От имён, выступающих только с закрытым слогом (напр., Пётр, Лев), или таких, где на границе возможного слогораздела в начале слова приходится согласный (Варвара, Ольга, Анна), имеем уменьшительные образования типа: Петя, Лёва, Оля, Аня (при Анюта).

В ряде имён с начальными гласными эти гласные опускаются: Иван — Ваня, Анастасия — Настя.

Группа -ст-обычно сохраняется: Константин Костя, Анастасия — Настя (от Анастасия, Настасья), Устинья (Юстиния) — Устя.

Имена четырёхсложные, вроде [131]Антонина, Екатерина, Елизавета, Анатолий, выделяют для уменьшительного один из срединных слогов с согласным последующего: Тоня, Катя, Лиза, Толя.

При образовании соответственных уменьшительных заметна тенденция избегать омонимов как по отношению к обычным словам, так и по отношению к именам: Екатерина не сокращается в «Каша», Анатолий — в «Наша», Василий — в «Ваша» и под. (но возможны «поэтичные» Груша1, Липа).

До известной меры различаются даже в некоторых случаях имена мужские и женские: для мужчин не употребляется Стеша (от «Степан»), так как последнее служит уменьшительным к «Степанида»; от «Федосья (Феодосия)» уменьшительное — Феня, от «Фёдор» — Федя. Уменьшительные, которые могли бы оказаться омонимами, и другие почему-либо не получившие окончаний -ша и -ня попадают большею частью в тип: Вася, Надя, Рома, Боря и под.

Имена, производящие впечатление уже сокращённых, нс образуют особых уменьшительных форм бессуффиксных: Вера, Зоя.

Имена Александр (Александра) и Алексей, нормальное сокращение которых дало бы скорее всего «Лёша» или «Лёка», пошли особым путём: первое в духе четырёхсложных дало Саша, Саня и далее из Сашура — Шура, второе — Алёша.

От имени Николай можно было бы ожидать сокращения «Ниша». Его нет, повидимому, по следующим причинам і в диалектах известно только Миколай (характерное для нескольких других славянских языков); а сокращение «Миша» существовало уже по отношению к имени Михаил; естественно было поэтому выбор остановить на следующем слоге. В духе подобных сокращений получилось Коля.

Волвёя восходит не к современному Владимир, а к старинному Володимир.

Параша — не к нынешнему Прасковья, а к старому Парасковья (Параскева). [132]

Прихотливая ласковость создаёт, однако, иногда много своеобразного; ср., напр., в «Детстве, отрочестве и юности» Л. Н. Толстого (слова Натальи Саввишны): «Да, мой батюшка, давно ли, кажется, я её ещё нянчила, пеленала и она меня Нашей называла». В одной семье девочка с именем Елизавета называлась Веточкой, в другой Елена — Ёлочкой и под.

От Евгений, Евгения уменьшительное — Женя, отражающее французское произношение имени (Eugfene, Е^ёпіе).

Цредконечный согласный не умягчается в ряде образований, Где выделенная часть имела прямое соответствие в полном имени: Зина (Зинаида), Наша (при более частом Наташа) от «Наталья», Лиза от «Елизавета».

В народной речи распространены образования типа Иванушка, Алёнушка, Митрофанушка, Кирюша (Кирилл), Гаврюша (Гавриил), Антоша (Антон). Широкое употребление и вне его имеет особенно Андрюша (Андрей).

Отметим ещё одну фонетическую особенность сокращённых имён —лё- даже перед мягким слогом: Лёля, Лёня (вероятно, из «Леоня»— Леонид) К

5.

<< | >>
Источник: Л. А. БУЛАХОВСКИЙ. КУРС РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА. ТОМ I. КИЕВ - 1952. 1952

Еще по теме СУФФИКСЫ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ.:

  1. Особенности написания отдельных суффиксов
  2. 1. 3. Уникальные суффиксы в составе производных основ
  3. 1.5.2. Уникальные суффиксы полимодельных имён существительных, образованных от адъективных основ
  4. 1.5.3. Уникальные суффиксы полимодельных имён существительных, образованных от субстантивных основ
  5. 3.1. Уникальные аффиксы имен существительных со значением лица
  6. 3.2. Уникальные суффиксы неличных имен существительных
  7. 3.3. Уникальные аффиксы имен существительных с отвлеченным значением
  8. 3.4.6. Уникальные суффиксы имен существительных с оценочным значением
  9. СКЛОНЕНИЕ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  10. Особенности написания отдельных суффиксов
  11. СУФФИКСЫ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ.
  12. УДАРЕНИЕ СУФФИКСАЛЬНЫХ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ.
  13. СУФФИКСЫ ИМЁН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ.
  14. СКЛОНЕНИЕ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ.