<<
>>

103. Краткая история вопроса

Вопрос о сложноподчиненном предложении в его истории практически сводился к классификации придаточных частей, или, как они условно назывались, «придаточных предложений», что тесно связано прежде всего с самим понятием придаточного предложения как структурной части сложноподчиненного предложения.

Впервые термин «придаточное предложение» встречается у грамматистов первой половины XIX в. - А.X. Востокова в «Русской грамматике» и Н.И. Греча в «Практической русской грамматике».

В названной работе А.X. Востоков писал: «Вместо одного определительного или дополнительного слова может присовокуплено быть к подлежащему или к сказуемому целое предложение придаточное». Тем самым было положено начало пониманию роли придаточного предложения как развернутого члена простого предложения.

Этой же точки зрения придерживался и Н.И. Греч, считавший, что придаточными предложениями могут быть заменены в главном существительное, прилагательное и наречие, и различавший поэтому следующие три типа придаточных предложений: 1) существительные (например, предложение что дом сгорел заменяет существительное о сгорании); 2) прилагательные (например, предложение которого вы знаете заменяет слово знаемый); 3) обстоятельственные (например, предложение возвратившись из города заменяет сочетание по возвращении). Это была первая попытка описания типов придаточного предложения, хотя такая классификация в настоящее время признана несовершенной (смешение морфологического и синтаксического принципов, приравнивание деепричастной конструкции к придаточному в соответствии с тогдашним учением о «сокращенных» придаточных предложениях).

Предложенная Н.И. Гречем классификация была уточнена и детализирована И.И. Давыдовым, который различал три основных типа придаточных предложений: дополнительные, определительные и обстоятельственные, причем последние подразделял по видам обстоятельств. В основу классификации И.И. Давыдова были положены также грамматические средства подчинения придаточных предложений - союзы и союзные слова, используемые для каждого типа придаточных предложений.

Дальнейшее свое развитие учение о придаточных предложениях получило у Ф.И. Буслаева. Буслаевская классификация включает придаточные предложения подлежащные, дополнительные, определительные и обстоятельственные места, времени, образа действия, меры и счета, причины, основания, повода, цели, условные, уступительные, сравнительные. Созданная Ф.И. Буслаевым система типов придаточных предложений в основном ее виде просуществовала очень долго и стала традиционной (она подвергалась лишь уточнениям и дополнениям).

Ф.И. Буслаев, как и его предшественники А.X. Востоков, Н.И. Греч и И.И. Давыдов, различал придаточные предложения полные и сокращенные (под последними понимались конструкции причастные, деепричастные и инфинитивные). Эту теорию «сокращения» придаточных предложений подверг критике А.А. Потебня, который доказал, что, например, причастный оборот не мог возникнуть из определительного придаточного предложения, так как придаточные предложения со словом который появились позднее, чем причастия, и «исторической преемственности между теми и другими не было».

У грамматистов последующего периода классификация придаточных предложений стала строиться по формально-грамматическому признаку.

Так, Д.Н. Овсянико-Куликовский подразделял придаточные предложения на две группы: 1) «придаточные подлежащего», «придаточные сказуемого», «придаточные дополнения», «придаточные приложения» (по тому слову в главном предложении, которое поясняется придаточным предложением); 2) «придаточные обстоятельственные», начинающиеся союзным словом, выраженным местоименным наречием (т.е. классификация дается по тому слову в придаточных предложениях, которым они связываются с главным).

У Е.Ф. Будде выделяются только два вида придаточных предложений: придаточные определительные (относятся к подлежащему главного предложения и сочетаются с ним преимущественно по способу согласования) и придаточные дополнительные (относятся к сказуемому главного предложения и сочетаются с ним преимущественно по способу управления).

В.А. Богородицкий отказался от взгляда на придаточные предложения как на развернутые члены простого предложения. Он писал: «...я говорю - к чему относится придаточное предложение, а не что заменяет. При исследовании придаточных предложений нужно иметь в виду: 1) к чему относится, 2) какие формальные слова применяются (также и другие средства - интонация и т.п.) и 3) какие смысловые оттенки в каждом случае принадлежат самим придаточным предложениям (а не тому или другому члену главного предложения)». Так был сформулирован принцип изучения сложноподчиненного предложения, учитывающий и семантику и структуру. На основе перечисленных признаков В.А. Богородицкий создал развернутую классификацию придаточных предложений. В его системе преобладает семантический подход.

Другой подход к вопросу о типологии придаточных предложений находим у А.М. Пешковского. Вместо классификации придаточных предложений им дается подробный анализ значения подчинительных союзов и союзных слов. Союзы, употребляющиеся при подчинении предложений, А.М. Пешковский подразделяет на причинные, целевые, следственные, изъяснительные, пояснительные, условные, уступительные, сравнительные и временные. Некоторые союзы в силу их многозначности попадают одновременно в несколько разрядов. Хотя наблюдения А.М. Пешковского над значениями союзов заслуживают внимания и в наши дни, однако классификация их не может заменить собой классификации придаточных частей сложноподчиненного предложения.

Анализ значения союзов дают также Л.А. Булаховский и А.Б. Шапиро. В другой своей работе А.Б. Шапиро делит придаточные предложения на две группы в зависимости от наличия или отсутствия в главном предложении местоимения (соотносительного слова), конкретное содержание которого раскрывается в придаточном предложении. Эта общая классификация сопровождается подробной классификацией придаточных предложений по значениям. Особняком стоят придаточные, относящиеся ко всему главному предложению, типа ...Обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи (П.). Такие придаточные автор называет относительными.

Общие принципы классификации придаточных предлагает И.Г. Чередниченко. Он делит придаточные предложения на три основных типа: 1) придаточные, восполняющие какой-либо член главного предложения, отсутствующий в нем, и выступающие в роли развернутого члена предложения; 2) придаточные, относящиеся к местоименному слову в главном предложении и служащие для раскрытия реального значения этого слова; 3) придаточные, распространяющие главное предложение в целом, а не отдельные его члены. Дальше следует классификация придаточных предложений по значениям.

Н.С. Поспелов выделяет прежде всего два общих типа на основе установления структурно-смысловых отношений между главной и придаточной частями. Один тип образует сложноподчиненные предложения, в которых придаточная часть менее тесно связана с главной, соотносится с ней в целом, - это двучленные структуры. В другой тип входят сложноподчиненные предложения с меньшей расчлененностью в обеих частей (придаточная часть прикрепляется к какому-либо члену главной части, которая как бы вбирает в свой состав первую) - структуры одночленные. В первом типе выделяются конструкции, выражающие причинно-следственные, временные, условные и уступительные отношения. Во втором случае выделяются типы: присубстантивно-определительный (придаточная часть служит для определения какого-либо имени существительного в главной части), местоименно-соотносительный (в главной части имеется указательное местоимение, в придаточной - относительное местоимение) и присказуемостно-изъяснительный (придаточная часть своим содержанием дополняет сказуемое главной части).

С.Е. Крючков и Л.Ю. Максимов в основу классификации кладут структурно-семантический принцип, при котором учитывается структура обеих частей сложноподчиненного предложения, синтаксические средства связи между ними, смысловое значение придаточных частей. В соответствии с этим принципом Л.Ю. Максимов детально описывает один из структурных типов сложноподчиненного предложения. Детально разработана классификация и в трудах В.А. Белошапковой.

Структурно-семантическая классификация сложноподчиненных предложений получает все более широкое распространение. Такой подход к описанию сложноподчиненных предложений свойствен не только научным исследованиям, он находит отражение и в учебной литературе (см.: Бабайцева В.В., Максимов Л.Ю. Современный русский язык: Синтаксис. Пунктуация. - М., 1987; Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский язык. - М., 1987; Современный русский язык / Под ред. Д.Э. Розенталя. - М., 1984; Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. - М., 1997; и др.).

Как показывает изложенная выше краткая история вопроса, разработка теории сложноподчиненных предложений и, в частности, придаточных, не может быть построена на каком-либо одном принципе их классификации. Нельзя ограничиться традиционным делением придаточных на отдельные их виды по соотношению с членами простого предложения, так как во многих случаях смысловые отношения, выражаемые придаточными частями, значительно разнообразнее и сложнее отношений, выражаемых членами предложения. Кроме того, полного параллелизма здесь нет и потому, что некоторые виды придаточных (придаточные следствия, придаточные присоединительные) не имеют соответствия среди членов простого предложения.

Нельзя также считать удачной классификацию придаточных, построенную на анализе значений союзов и союзных слов, служащих для связи придаточных частей с главными, так как при этом учитывается только то, с помощью чего присоединяется придаточная часть к главной, но не учитывается, к чему (главной части в целом, знаменательному или местоименному соотносительному слову в ней) присоединяется придаточная часть.

При изучении структуры сложноподчиненного предложения прежде всего следует исходить из того, что оно представляет собой единое целое с взаимосвязанностью входящих в его состав частей. Это и является принципиальной посылкой структурно-семантической классификации.

С целью акцентирования внимания именно на этой мысли и для более точной передачи грамматической природы сложноподчиненного предложения вполне оправдано и введение терминов «главная часть» и «придаточная часть» вместо «главное предложение» и «придаточное предложение», употребляющихся хотя и условно, однако подчеркивающих некоторую самостоятельность частей сложного целого.

Структурно-семантическая классификация сложноподчиненных предложений имеет преимущества перед традиционной, функционально-семантической, прежде всего в том, что она опирается на структурные признаки явления, т.е. такие признаки, которые являются предметом рассмотрения в синтаксисе. Кроме того, такая классификация дает наиболее полную и всестороннюю характеристику сложноподчиненного предложения, поскольку учитывает и к чему присоединяется придаточная часть, и как присоединяется (при помощи каких формально-грамматических средств), и в каких смысловых отношениях находятся главная и придаточная части. Однако при ясности исходных, общих положений структурно-семантического анализа классификация сложноподчиненных предложений по такому принципу нуждается еще в конкретизации, в систематизации языкового материала, в выявлении основных структурных типов и их всесторонней характеристике. В настоящее время существует уже несколько вариантов классификаций, построенных по такому принципу. Однако в одних большее внимание уделяется структурным характеристикам, а в других - семантическим. В зависимости от этого общий принцип классификации может быть определен либо как структурно-семантический, либо как семантико-структурный. В данном случае избирается семантико-структурный принцип в описании сложноподчиненных предложений.

<< | >>
Источник: Валгина Н.С.. В15Синтаксис современного русского языка: Учебник М.: Агар,2000 416 с.. 2000

Еще по теме 103. Краткая история вопроса:

  1. В истории уголовного права зксплоататорских государств, в особенности в истории буржуазного уголовного права, можно отметить два основных взгляда на основание ответственности за преступление:
  2. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  3. ГЛАВА 2. «РУССКИЙ ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ НЕКРОПОЛЬ»: ИСТОРИЯ, МЕТОДИКА И ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ. НАЧАЛО РАБОТЫ ПО ОПИСАНИЮ ЗАГРАНИЧНЫХ КЛАДБИЩ
  4. ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛИ БИБЛИОГРАФИЯ ПРИМЕЧАНИЯ [†††††††††††††††††††††††††††††††††] Пьер Бейль. К истории философии и человечества
  5. К ИСТОРИИ НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО ПИСЬМЕННОГО ЯЗЫКА В КОНЦЕ XVIII ВЕКА* (СЛОВАРЬ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ, 1788-1794)
  6. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  7. § 1. Краткая история уголовного права Германии
  8. ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА
  9. ОБСУЖДЕНИЕ ВОПРОСА О ЗАПРЕЩЕНИИ ПРОДАЖИ КРЕПОСТНЫХ БЕЗ ЗЕМЛИ В ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕТЕ 6 И 16 МАЯ 1801 г.
  10. Глава 5. Цивилизация и культура в истории
  11. Новая имперская история и вызовы империи Империя: эффект остранения
  12. Оглавление
  13. 103. Краткая история вопроса