<<
>>

                                 Структура правовой нормы

    Правовая норма представляет собой специфическую систему, которая состоит из нескольких элементов, между которыми имеются различные связи. Совокупность элементов, рассмотренная под углом единства существующих между ними связей, называется структурой.

Норма права позволяет вычленить различные структуры, определяющие ее правовое бытие. Так, в любой правовой норме присутствует логическое содержание и ценностное значение. Отсутствие какого-либо из этих элементов структуры разрушает бытие правовой нормы.

   Логический элемент правовой нормы, в свою очередь является подсистемой и имеет свою структуру, свой состав элементов. Совокупность таких элементов образует логический смысл правовой нормы. Смысл правовой нормы задается языковой формулировкой образующих ее элементов.

   Основным элементом, без которого правовая норма немыслима (не имеет смысла), является само правило поведения. Оно именуется диспозицией нормы. (Например, «родители обязаны воспитывать своих детей»).

   Правовые диспозиции могут быть разными. В частности, можно выделить: по форме выражения – абстрактные и конкретные диспозиции; по способу изложения – альтернативные и безальтернативные; по сложности – простые и сложные.

  Наконец, по признаку связи с другими элементами нормы выделяют условные и безусловные диспозиции, а также диспозиции защищенные и незащищенные.

   Абстрактные диспозиции характеризуются отвлеченно-общим (обобщающим) характером формулируемого правила поведения. (Обязанность родителей воспитывать детей).

Конкретные диспозиции – представляют собой правила поведения, сформулированные при помощи конкретных, индивидуализированных признаков. (Выдача преступника другому государству не допускается, если: а) лицо, выдача которого требуется, является гражданином того государства, к которому обращено требование; б) преступление совершено на территории государства, к которому обращено требование о выдаче и т.д.).

   Альтернативные диспозиции (сложные) определяют несколько возможных вариантов поведения (покупатель некачественного товара может или обменять его или, возвратив продавцу, получить деньги);

безальтернативные (простые) – лишь один вариант поведения.

  Условные диспозиции имеют в качестве своего основания определенные жизненные условия (обстоятельства), которые отражаются в другом элементе нормы – гипотезе.

Безусловные диспозиции таких жизненных обстоятельств не предусматривают.

   Защищенные диспозиции связаны с элементом, определяющим негативные последствия для субъекта, нарушившего диспозицию (санкция).

Незащищенные диспозиции санкций не имеют.

  Из вышеизложенного следует, что, с точки зрения логической структуры правовой нормы, последняя не может не иметь диспозиции, все же остальные элементы структуры нормы (именно как самостоятельные элементы) являются для нее акциденциями, т.е. такими элементами, наличие или отсутствие которых зависит от привходящих (внешних) обстоятельств.

   Так, правовая конституционная норма, закрепляющая право каждого на жизнь, не имеет гипотезы. (Нельзя установить гипотезу путем логического анализа того содержания, которое уже закреплено в диспозиции. Поэтому не является определением условия действия нормы рассуждение типа «если ты человек, то имеешь право на жизнь…» Иначе гипотеза не будет самостоятельным элементом нормы). А, например, норма, в соответствии с которой Президент РФ осуществляет помилование осужденных за уголовные преступления не имеет санкции.

   Как уже было отмечено, сформулированные в норме условия действия диспозиции называются гипотезой. Например, «Если родители имеют несовершеннолетних детей» (гипотеза), «они обязаны их воспитывать» (диспозиция).

    Гипотезы также могут быть разных видов. Например, можно выделить простые, альтернативные и сложные гипотезы; абстрактные и конкретные.

   Простая гипотеза определяет одно условие, при наличии которого диспозицией нормы может (должен) руководствоваться субъект.

   Альтернативная гипотеза определяет несколько обстоятельств, и при наличии хотя бы одного из них диспозицией нормы может (должен) руководствоваться субъект.

   Сложная гипотеза также определяет несколько жизненных обстоятельств (условий), но субъект может (должен) следовать диспозиции лишь при наличии всех обстоятельств, перечисленных в гипотезе нормы.

   Абстрактные и конкретные гипотезы определяются по тем же правилам, что и абстрактные и конкретные диспозиции.

   Понятие санкции. Закрепленные в норме негативные последствия нарушения ее диспозиции, выступающие в форме принудительных мер воздействия на правонарушителя со стороны государства, именуются санкцией.[217] (Например, «Родители, не исполняющие свои обязанности, могут быть лишены родительских прав»). Применение санкции является одним из способов обеспечения общеобязательности правовой нормы.

   Санкции также можно классифицировать по видам. В частности, можно выделить правовосстановительные и карательные (штрафные) санкции.

   Правовостановительные санкции направлены на восстановление нарушенного права субъекта. (Например, возмещение причиненного вреда, изъятие собственности из чужого незаконного владения).

   Карательные (штрафные) санкции направлены на причинение правонарушителю такого правового урона, который заключается в новых для него обременениях (правоограничениях, специальных обязанностях).[218]

   Карательные санкции могут быть абсолютно-определенными (например, смертная казнь), относительно-определенными (например, лишение свободы на срок от двух до пяти лет) и альтернативными (например, лишение свободы на срок от двух до пяти лет или исправительные работы на тот же срок).

   В современной правовой теории существуют разные представления о структуре правовой нормы. Большинство ученых отстаивает обязательную трехэлементную структуру правовой нормы. С этой точки зрения в любой норме логически необходимо наличие, как диспозиции, так и гипотезы с санкцией.

Как заметил в свое время один автор: «Без диспозиции норма немыслима, без гипотезы – бессмысленна, без санкции – бессильна».[219] Однако такой подход к структуре правовой нормы как будто бы не подтверждается структурой законодательства. Действительно, анализируя статьи существующих нормативно-правовых актов, в них практически невозможно найти такие, в которых одновременно присутствовали бы и диспозиция, и гипотеза, и санкция. В статье нормативно-правового акта присутствуют или гипотеза и диспозиция, или диспозиция (гипотеза) и санкция. Иногда имеет место лишь одна диспозиция. Сторонники трехэлементной структуры нормы полагают, что конкретную статью нормативно-правового акта не следует путать с логической структурой правовой нормы. Последняя выявляется не путем обращения к одной какой-либо статье, а логическим ее конструированием из других статей этого же или каких-либо других правовых актов. Таким путем восполняются отсутствующие в конкретной статье элементы правовой нормы. (Так, из ряда примеров, приведенных выше, можно логически составить трехэлементную норму: «Если родители имеют несовершеннолетних детей, то они обязаны их воспитывать, иначе они могут быть лишены родительских прав».)

    Другая группа ученых (Черданцев А.Ф. и др.) полагает, что правовая норма является не трехэлементной, а двухэлементной. В зависимости от того, какую функцию выполняет норма, она может иметь гипотезу и диспозицию (так называемые регулятивные нормы, или установительные, по терминологии, используемой в данном курсе), или же гипотезу (по другому мнению, диспозицию) и санкцию (охранительные нормы).

   Представляется, что в определенном контексте имеет значение и та, и другая точка зрения. Дело в том, что правовые нормы, действительно, могут быть и трехэлементными, и двухэлементными. Но они могут, при определенных условиях, содержать и один элемент (диспозицию). Количество элементов правовой нормы зависит от ее конкретного функционального и ценностного значения и действия в механизме права.

     Правовая норма всегда представляет собой определенный текст, выраженный в языковой форме.

Если это норма обычного права, то такой текст выступает неким единством, своего рода монолитом, не зафиксированным в каких-либо письменных источниках, но отраженный в правосознании членов данного общества. Когда же мы имеем дело с письменным законодательством, то правовые нормы, призванные руководить поступками субъектов, подчас искусственно расчленяются по статьям и пунктам правовых актов. В силу этого, далеко не всегда диспозиция какой-либо нормы целиком укладывается в рамки одной статьи какого-нибудь акта. Так, правила поведения при заключении договора купли-продажи определяются рядом статей ГК РФ. Например, ст. 454 устанавливает, что «по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену)». В то же время ст. 456 уточняет, что «если иное не предусмотрено договором купли-продажи, продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней документы…». А ст. 457 определяет, что «срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю определяется договором купли-продажи, а если договор не позволяет определить этот срок, в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 314 настоящего Кодекса». Из этого следует, что диспозиция, определяющая поведение продавца при заключении договора купли-продажи, содержится не в одной, а в нескольких статьях ГК РФ. То же самое может иметь место и относительно гипотезы нормы – она также может содержаться в нескольких статьях. Но возможен ли такой подход к санкции нормы? Представляется, что нет.

   Для того, чтобы пояснить эту мысль, необходимо еще раз обратиться к понятию санкции. Оно имеет достаточно много значений. Но в качестве самостоятельного элемента правовой нормы санкция имеет смысл только как средство, обеспечивающее исполнение установленного правила поведения. В таком случае норма получает трехэлементную структуру: гипотеза, диспозиция и санкция.

Если бы обеспечение исполнения нормы зависело от наличия санкции, то ее отсутствие, действительно, делало бы норму бессильной, неспособной к реализации, т.е. не действующей. Между тем, именно такую функцию санкция выполнять не может. Она просто не в состоянии полностью воспрепятствовать нарушению нормы (фактическая возможность нарушения нормы вытекает из ее природы), но может стимулировать ее выполнение. Такое стимулирование возможно  в виде наступления позитивных последствий при соблюдении нормы субъектом и негативных – при ее нарушении. Именно последний вариант, связанный с определением меры государственного принуждения за нарушение установленного правила поведения, и понимается чаще всего под санкцией. Предполагается, что в этом случае каждый субъект, желая избежать возможных для себя негативных последствий, будет стремиться не нарушать установленных правил поведения. Для того, чтобы реализовать эту идею до конца, следовало бы  за любые правонарушающие действия определять максимально устрашающие санкции. То, что ни один законодатель на это не идет, свидетельствует о том, что санкция выполняет не только и не столько функцию устрашения, сколько функцию справедливого воздаяния за содеянное. Осуществляя такое воздаяние, карая и восстанавливая  нарушенное право другого субъекта, государство применяет принудительные меры помимо воли и желания правонарушителя.

   Но всегда ли нарушение нормы права требует карательных и правовосстановительных действий со стороны государства? Обратимся еще раз к норме, определяющей обязанности продавца при заключении договора купли-продажи. Какие последствия предусмотрел законодатель при нарушении продавцом диспозиции этой нормы, т.е. при неисполнении им своих обязанностей? Ст. 463 ГК РФ гласит: «Если продавец отказывается передать покупателю проданный товар, покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи». Как видим, государственное принуждение здесь не предусмотрено. Более того, последствия нарушения этой нормы предстают в виде права другого субъекта, которым он может и не воспользоваться. Следовательно, рассматриваемая норма вообще не имеет санкции как меры государственного принуждения, вытекающей из факта нарушения нормы. Но это не тождественно понятию санкции как негативных последствий, наступающих для субъекта правонарушающих действий. Такого рода последствия могут быть и не предусмотрены самой нормой права. Например, немотивированный отказ продавца передать покупателю проданный товар может вызвать такие негативные последствия как потеря деловой репутации, моральной осуждение, отказ от запланированных ранее сделок и т.д.

   Но как обстоит дело с нормами, нарушение которых требует принудительного вмешательства государства?  Имеют ли такие нормы принудительные санкции? Действительно, некоторые нормы подобного рода имеют санкции наряду с диспозицией и гипотезой. Например,  п.1 ст. 63 Семейного кодекса РФ определяет, что «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей…». Право и обязанность родителей по воспитанию и развитию своих детей образуют диспозицию нормы. Причем эта диспозиция первоначально закреплена в ч.2 ст. 38 Конституции РФ – «Забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей».  Гипотеза этой нормы содержится в п.2 ст. 61 Семейного кодекса гласящем, что «Родительские права, предусмотренные настоящей главой, прекращаются по достижении детьми возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак и в других установленных законом случаях приобретения детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия». Санкция данной нормы определена в ч.2 п.1 ст.63 того же кодекса, которая устанавливает, что « Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей» и конкретизирована в ст.69 Семейного кодекса, которая гласит, что «Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей…». Данная санкция неразрывно связана с диспозицией нормы, выраженной в ст. 63 Семейного кодекса и в п. 2 ст.38 Конституции, и не может иметь правового значения в отрыве от них (если не определены сами обязанности).

    В УК РФ имеется ст. 156, которая устанавливает санкцию за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним.  Здесь мы имеем дело уже с другой нормой, диспозиция которой устанавливает запрет на жестокое обращение с несовершеннолетним, связанное с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей по его воспитанию родителями, а санкция устанавливается в виде наказания штрафом, либо ограничения или лишения свободы. Гипотезы эта норма не имеет. Самостоятельный характер этой нормы определяется тем, что в Семейном кодексе отсутствует диспозиция, сформулированная в статье УК, и сама эта норма подлежит применению независимо от существования ст. 63 Семейного кодекса РФ. Иными словами, структура правовой нормы (ее внутренняя форма)  связана со структурой системы норм права в целом.

   Но правовая норма может и не иметь нормативной санкции. Например, ст. 57 Семейного кодекса РФ устанавливает право ребенка выражать свое мнение. Это право, в частности, предполагает возможность выражения ребенком своего мнения «при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы». Но нарушение этого права и, следовательно, этой нормы, не связано ни с какой установленной государством санкцией.

   Таким образом, санкция (как и государственное принуждение) является возможным, а подчас и необходимым следствием нарушения правовой нормы, но не абсолютно необходимым для функционирования права.

<< | >>
Источник: А.В. ПОЛЯКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ОБЩУЮ ТЕОРИЮ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА. КУРС ЛЕКЦИЙ. 2000. 2000

Еще по теме                                  Структура правовой нормы:

  1. 26. Понятие и признаки правовой нормы. Правовая норма и статья закона.
  2. 66. Структура правовой нормы.
  3. Вопрос № 5. Структура правовой нормы
  4. 1. Понятие административно-правовой нормы и ее структура
  5. Тема 11. НОРМЫ ПРАВА
  6.                                  Структура правовой нормы
  7. СТРУКТУРА ПРАВОВЫХ НОРМ
  8. Тема 2. СТРУКТУРА ПРАВОВОЙ НОРМЫ
  9. § 2. Логическая структура правовой нормы
  10. Глава 16. Структура правовой нормы
  11. ПРИЛОЖЕНИЯПриложение 1Структура классического университетского учебника МГУ по теории государства и права под редакцией проф. М.Н. Марченко
  12. 5.2.2. Структура правовой нормы 5.2.2.1.Понятие структуры правовой нормы
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -