<<
>>

§ 127. Свойства истинной церкви Христовой

Истинная церковь Христова есть церковь единая, святая, соборная и апостольская. Этими названиями определяется в разных отношениях самое существо церкви со стороны ее свойств или признаков, отличающих истинную церковь как от всех человеческих обществ, так и от церквей неправославных.

Свойства эти называются существенными свойствами церкви, т. е. такими, без которых церковь не была бы церковью. О таком характере этих свойств свидетельствует уже самое нахождение их в символе веры, в котором во всех членах предлагается учение о самых существенных, самых важных и необходимых предметах.

I. Истинная церковь Христова есть церковь единая. И. Христос основал на земле только одну церковь, в которой предложено спасение всему роду человеческому: созижду церковь Мою — одну, а не многие, говорил Он (Мф 16, 15). Изображая церковь в притчах, Он также говорит об одном стаде под водительством единого Пастыря — Христа и об одном овчем дворе (Ин 10, 16), об одной виноградной лозе (Ин 15, 1-7), об одном царстве Божием на земле (Мф 13, 24, 47 и др.), об одном основном камне церкви (Мф 16, 18), повелел проповедовать одно учение (Мф 28, 19-20), установил одно крещение и одно причащение (1 Кор 10, 17; Еф 4, 5). Единство в Нем верующих составляло предмет его последней молитвы, известной под именем первосвященнической: да вси едино будут (Ин 17, 20-23). Апостолы точно также учат об одной только церкви: Христос возлюби церковь и Себе предаде за ню (Еф 5, 25 сн. 2, 21), о единении всех во Христе: вси бо вы едино есте о Христе Иисусе (Гал 3, 28; сн. 2, 14-15), об одном теле, которого члены истинно верующие во Христа, а глава — Сам Христос (1 Кор 12 гл.). Ап. Павел сильно осуждал разделения в Коринфской церкви (1 Кор 1, 10-13).

Можно и должно различать единство церкви внутреннее и внешнее. Глубочайшее основание внутреннего единства церкви есть единство главы церкви и единство одушевляющего церковь Духа Святаго.

Все верующие объединяются Духом Святым во Христе, как в своей невидимой главе. Это таинственное объединение всего осязательнее проявляется в евхаристии (1 Кор 10, 17). Объединяемые Духом Св. во Христе, верующие с своей стороны призываются иметь одну и ту же веру во Христа, пребывать в любви к Нему, а во имя Его — и к ближним, уподобляться Ему, жить одним и тем же Христом. Действиями Духа и единством веры и жизни во Христе верующие, мнози суще, действительно слагаются в единое, нераздельное, единомысленное и единодушное целое — суть едино тело о Христе (Рим 25, 5; сн. 1 Кор 12, 13; Кол 1, 19; 3, 15 и др.). Едино тело, един дух, якоже и звани бысте во едином уповании звания вашего. Един Господь, едина вера, едино крещение, един Бог и Отец всех (Еф 4, 5-6).

Объединяясь во Христе, как своей невидимой главе, все верующие необходимо объединяются и между собою и видимо составляют один союз, одну церковь. Это единство во вне проявляется в согласном исповедании веры (один символ веры), в единстве богослужения и таинств (одна молитва), единстве иерархического преемства (епископства), церковного устройства (единство церковных канонов). Символ, богослужение и церковные правила — вот та трехсоставная ограда, которой ограждается церковь. В этой ограде, сколько бы она ни расширялась, сколько бы ни образовывалось отдельных, независимых поместных церквей, с особыми обрядами и обычаями местными, не касающимися существа веры и церковного устройства, с особым богослужебным языком, — все верующие чувствуют свое единство: ибо все всегда пребывают в общении молитв и таинств, всех объединяет единство исповедания веры и главы церкви, — блюдут единение духа в союзе мира (Еф 3, 4).

Равно не теряет своего единства церковь и через то, что рядом с церковью существовали и могут существовать христианские общества, выделившиеся из союза Вселенской церкви, или не допущенные в него. Если церковь едина, то рядом с ней не может быть никакой другой церкви, ибо не может быть двух истин, двух царствий Божиих, взаимно себя исключающих и вместе с тем равно истинных, равно ценных.

Церковь не может разделиться на ся или распасться, — разве разделился Христос (1 Кор 1, 13)? церковь не только едина, но и единственна. Всякое христианское общество, не входящее в состав единой церкви, не есть церковь, а просто христианская община, построенная не на камени, который есть Христос, а на песке собственных измышлений (церковь лукавнующих). Вне истинной церкви эти общества, смотря по основаниям, по которым выделяются из союза Вселенской церкви, могут быть только или еретические, или раскольнические, или просто самочинные сборища (см. Василия Великого I прав.).

Единство церкви должно быть рассматриваемо и понимаемо не только как единство церкви Земной, воинствующей, но в совокупности с церковью Небесной, торжествующей, — не только за известное время своего существования, но и в последовательности времени, т. е. как единство историческое. Церковь едина всегда, за все время своего существования, от времен своего основания до наших дней, — и будет едина от наших дней до конца мира, ибо живет по неизменным началам, положенным в ее основу, имеет всегда одну главу — Христа, живет Его жизнью и одушевляется одним Духом. Все отшедшие праведники суть наши братья во Христе; они были подобострастными нам людьми, но спаслись тою же верой, какою спасаемся и мы, молились теми же молитвами, какими молимся и мы, при тех же богодарованных и спасительных средствах, какие имеются и у нас, и в тех же условиях, в каких спасаемся и мы.

II. Церковь, как великое тело ее главы — Богочеловека, одушевляемое Духом Святым, как невеста Христова, свята, т. е. чиста, непорочна, в учении — непогрешима.

Источник и основание святости церкви находится в ее главе — Святейшем Святых, и невидимом правителе — Духе Святом, от Которых святость и освящение таинственно и постоянно изливаются на все тело церкви. И. Христос для того и предал Себя на смерть, чтобы представить церковь, как невесту Себе, не имущу скверны или порока или нечто от таковых (Еф 5, 25-29), — избавить ны от всякаго беззакония, очистить Себе люди избранны, ревнители добрым делом (Тит 2, 14; сн.

Кол 1, 22). Дух Святый, всегда в ней пребывающий со всеми освящающими благодатными дарами, освящает ее через святое и святящее людей слово Божие (Ин 17, 17-19), через святые и освящающие нас таинства (Еф 5, 26 и др.) и действиями в сердцах побуждает к подвигам самоотречения и святости.

Но церковь, святая по своему основанию, обитанию в ней источника святости и освящения всех верующих, свята и по плодам своим. Аще ли начаток свят, то и примешение; и аще корень свят, то и ветви (Рим 11, 16). На краеугольном камне — Христе все здание, слагаясь стройно, растет в церковь святую о Господе, а верующие созидаются в жилище Божие (Еф 2, 21-22). Она состоит из членов, омытых банею водною и освященных (1 Кор 6, 11). Верующие во Христа суть народ Божий, избранный, народ святой, царственное священство ^єратєица — 1 Пет 2, 9-10), храмы Божии и храмы Духа Святаго (1 Кор 3, 16; 9, 19). История церкви Христовой удостоверяет, что в истинной церкви всегда были люди с высшей христианской чистотой и особенными дарами благодати — мученики, девственники, подвижники (аскеты), преподобные, святители, праведные, блаженные, как и проявления чрезвычайных дарований Св. Духа. Она имеет неисчислимый сонм отшедших праведников всех времен и народов, предстателей за церковь земную, засвидетельствованных многими знамениями и чудесами (Апок 7, 9). Она всегда противостояла нечестью и неправде.

Как имеющая основание своей святости в главе церкви в Духе Св., а не в самих членах церкви, и еще имеющая целью совершение святых, церковь признает своими членами не одних праведников, но и грешников (Посл. вост. патр. 11 чл.). Мнение (новациан, донатистов, кафаров, протестантов), будто церковь состоит из одних праведников и святых, должно быть отвергнуто, как противное прямому учению Христа Спасителя и Его апостолов. Так, Спаситель сравнивал церковь Свою с полем, на котором пшеница растет вместе с плевелами (Мф 13, 24 и сл.), с неводом, извлекающим всякого рода рыбы (ст. 47), с вечерию, в которой принимают участие и недостойные (22, 3, 13).

В церкви, учил Он, есть рабы добрые и худые (18, 23 и сл. 25, 14 и сл.), есть девы мудрые и юродивые (25, 1 и сл.), овцы и козлища (33 ст.). По словам ап. Павла, в церкви, как в велицем дому, не точию сосуды злати и сребряни суть, но и древяни и глиняни (2 Тим 2, 20). К церкви Апостольской принадлежали Анания и Сапфира (Деян 5 гл.), в церкви Коринфской был кровосмесник, наказанный отлучением, и другие грешники, от общения с которыми апостол убеждает удаляться (1 Кор 5 гл.). Святость всех членов церкви еще есть цель, которой достигать должна церковь данными ей средствами.

Но присутствие в церкви слабых и немощных членов не препятствует телу Христову оставаться чуждым скверны или порока, ибо каждый из членов ее в отдельности не составит церкви, равно и церковь не есть только численное множество, составленное из отдельных единиц, но возглавляемое Самим Господом и состоящее из верующих в Него тело Христово, в котором всегда пребывают Христос Спаситель и Дух Св. с полнотою освящающих сил и средств. Поэтому присутствие в церкви несовершенных членов не

препятствует ей процветать духовными совершенствами. Слабые, но не отпадающие от церкви, доколе они связаны с нею исповеданием веры во Христа и общением в таинствах, могут мало-помалу оживляться, очищаться благодатными средствами и делаться способнее к участию в жизни, разливаемой от корня или главы тела животворящей силою Духа Святаго. Но если грешники не принимают благодатной помощи и остаются нераскаянными, то они, «как мертвые члены, отсекаются от тела церкви или видимым действием церковной власти, или невидимым действием суда Божия» (Кат. 9 чл.). Снова возвратить их в церковь может лишь искреннее раскаяние, как был принят снова в церковь раскаявшийся коринфский грешник.

С свойством святости соединяется непогрешимость церкви в учении. Непогрешимость церкви покоится на ее святости; церковь непогрешима, потому что свята.

В откровении ясно выражена истина о непогрешимости церкви. Спаситель, дав обещание пребывать с церковью Своею до скончания века, наполнял и наполняет Собою церковь.

Если же церковь полна Христом, а Он есть сама истина (Ин 14, 6), то не может быть, чтобы Он допустил всю церковь Свою уклониться от истины и погрешить. Такое уклонение могло бы произойти или без Его ведома, или с Его ведома и согласия; но то и другое одинаково немыслимо. Дух истины также пребывает и пребудет с церковью до скончания мира, а, следовательно, неотступно от нее пребудет истина, как действие неотступного от нее Духа истины. Спаситель прямо говорил о Своей церкви: созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей (Мф 16, 18). Но если бы церковь уклонилась от истины в учении, то это повлекло бы за собою и уклонение в священнодействиях, в управлении и во всем прочем, а все это неоспоримо свидетельствовало бы, что врата адовы одолели церковь и что она уже не церковь Христова, чистая и святая.

Ап. Павел учит о церкви: да увеси, како подобает в дому Божию жити, иже есть церковь Бога жива, столп и утверждение истины (1 Тим 3, 15), т. е. Церковь есть жилище Бога и потому есть вместе столп и утверждение учения христианского, так что не только сама не отпадает от истины, но в состоянии поддержать истину в умах и сердцах людей. Той (т. е. И. Христос) дал есть овы убо апостолы, овы же пророки,. овы же пастыри и учители... в дело служения, в созидание тела Христова... да не бываем ктому младенцы, влающеся и скитающеся всяким ветром учения (Еф 4, 11-14). По этим словам, пастыри и учители даны Тем же, Кем даны апостолы, с тем, чтобы они, сохраняя точное учение Христово, решали сомнения о вере и спасали колеблющихся от падения, а важность дела, порученного учителям, показывает, что поставивший их на это дело не оставит их без Своей защиты.

Вопрос о том, что составляет предмет непогрешимости церкви, разрешается в православной церкви в самом тесном и строгом смысле, — собственно в смысле хранения истины Христовой от примеси какой либо лжи, или неверности, или односторонней исключительности. Истина эта дана нам в руководство ко спасению, «чтобы мы могли право и спасительно веровать в Бога и достойно чтить Его» (Катих. об откров.), дана всем людям и на все времена. Очевидно, всякая примесь лжи и неправды вследствие какого- нибудь искажения ее будет отражаться и на вере в Бога и на почитании Его. А посему эта истина должна быть сохраняема церковью в чистоте, неповрежденности и полноте, без убавлений от нее и прибавлений к ней. Отсюда, по православному пониманию, предмет непогрешимости церкви составляют только истинны божественного откровения. Иначе, — говоря, что учение церкви непогрешимо, мы не утверждаем ничего более, как именно то, что оно неизменно, — то же самое, какое было предано ей изначала, как учение Божие (Посл. вост. патр. 1848 г. § 12).

Хранение богопреданной истины в ее целости и чистоте принадлежит всему телу церкви, — «всем истинно верующим» (Катих. 9 чл.). Восточные патриархи об этом предмете выражаются: «у нас хранитель благочестия — самое тело церкви, т. е. самый народ» (Посл. 1848 г. § 17). Ясно, что в этом отношении не должно быть разделения церкви на две неравные половины — церковь учащую и церковь слушающую, — так, как будто учители церкви по обязанности и сознательно хранят непогрешительное учение церкви, а церковь слушающая (миряне) только своим безусловным послушанием участвует в хранении истины (как учит римский католицизм). Забота о хранении истины лежит на всех сынах церкви, — и на пастырях и на пасомых. Все верующие обязаны стремиться к непогрешимости в вере, как все обязаны достигать святости в жизни. Способами выражения церковью своей непогрешимости служат Вселенские Соборы. Эти Соборы, представляющие собою всю церковь Христову, не могли быть лишенными соприсутствия Самого Господа Иисуса со Св. Духом, когда Он Сам дал обетование: идеже еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их (Мф 18, 20). Дух наставит вы на всяку истину (Ин 16, 13). Соприсутствие на соборах Главы церкви и Духа Св. исповедывали и сами Соборы (см. напр. III Всел. Соб. 7 пр.; IV Вс. Соб. пр. 1; VII Вс. Соб. 1 пр. и др.).

III. Церковь Христова есть церковь кафолическая (кабоХгк^ 8ккХno^а), вселенская, или, по славянскому переводу символа, соборная. Такое свойство принадлежит церкви в том смысле и потому, что «она не ограничивается никаким местом, ни временем, ни народом, но заключает в себе истинно верующих всех мест, времен и народов» (Катих. 9 ч.).

Христова церковь не ограничивается никаким местом и народом, т. е. она объемлет небо и землю, ибо к ней принадлежат не одни находящиеся на земле человеки, а и «все скончавшиеся в истинной вере и святости». Следовательно, слова символа относятся не к одной церкви Земной, а вместе и к Небесной. Но и Земной церкви принадлежит свойство кафоличности, ибо и она объемлет всех и повсюду, кто бы они ни были, верующих во Христа, «из всех мест и народов». Она отверзает «райские двери» для всех ищущих спасения, без всякого различия народности, звания и состояния и всем одинаково предлагает сокровища истины и благодати. На такую всеобъемлемость церкви ясно указал Спаситель, когда заповедал апостолам идти с проповедью евангелия ко всем народам и даже до последних земли, т. е. к людям всякой страны, всякого цвета, всякого языка, всякого состояния. Для того апостолам дан был и дар языков, чтобы они могли возвещать о спасении всем народам. Апостолы, исполняя повеление Господа, исшедше, проповедаша всюду (Мк 16, 20); во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их (Рим 10, 18). Они учили, что в церкви Христовой несть еллин, ни иудей, обрезание и необрезание, варвар и скиф, раб и свободь (Кол 3, 11), несть мужеский пол, ни женский, — вси бо едино о Христе Иисусе (Гал 3, 28).

Всемирность церкви в указанном отношении еще не осуществилась в предназначенной мере. Однако Спаситель сказал о Своем благодатном царстве, что оно окончится не прежде, как проповестся (к^рихв^^єтаї — возвестится) Евангелие царствия по всей вселенней, во свидетельство всем языком, и тогда приидет кончина (Мф 24, 14). Для названия церкви Вселенскою и не требуется необходимо, чтобы она действительно обнимала весь мир и всех людей до единого. Церковь распространялась и распространяется постепенно. Она кафолическая по своему назначению, по изволению Божию о церкви, а не по количественному составу своих членов. Посему-то кафолическою называлась церковь еще во времена апостолов и вообще в три первые века, хотя она не была столь обширной, какой явилась в последующие века.

Церковь Христова есть церковь кафолическая и потому, что «не ограничивается временем», т. е. простирается в прошедшем к началу бытия разумно-свободных существ, ангелов и людей (Небесная церковь), а в будущем — в беспредельную вечность, как вечен Богочеловек и глава церкви, объединивший в Себе небо и землю. В частности, Земная или видимая церковь будет существовать до скончания века и до скончания же века будет приводить к вере во Христа людей всех мест и народов, пока не наступит царство славы. Возможны в будущем сокращение, напр., ее пределов, гонения от врагов, ненависть к ней, появление изменников церкви, всякие насилия над членами церкви, как и Сам Христос претерпел гонения, крестную смерть, имел предателя, но невозможно, чтобы настало когда-либо время, в которое она перестала бы существовать на земле, т. е. иссякла на ней благодать Божия, утратила она истинное учение, прервался в ней непрерывный ряд священноначалия, прекратились священнодействия для низведения даров благодати Божией. В этом смысле церковь называют неоскудеваемою, непреодолимою, т. е. вратами адовыми.

И. Христос говорил: созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей. Смысл этого образного изречения (образ взят от обычая древних держать совещания при воротах города) тот, что никакие злобные планы и усилия сатаны не в состоянии сокрушить кафолической церкви. Победить церковь значило бы победить Самого Христа, обещавшего пребывать с нею во вся дни, до скончания века, каковы бы ни были ее внешние судьбы, ниспославшего и Духа Утешителя для пребывания и действования в церкви Земной во век, т. е. до того времени, когда настанет царство славы и церковь Земная изменится в торжествующую, Небесную. Ап. Павел учит, что таинство причащения будет совершаться до пришествия Господня: елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, дондеже приидет (1 Кор 11, 26). Следовательно, до пришествия Господа будет пребывать и церковь, в которой совершается это таинство.

IV. Церковь Христова есть церковь апостольская. Такою церковь является уже как продолжательница совершенного Господом дела человеческого спасения через усвоение людям плодов искупления. Как посла Бог Сына Своего,... да подзаконные искупит (Гал 4, 4), так и Сам Он послал учеников, их же и апостолы нарече, на проповедь, так и церковь основана и послана в мир и от себя посылает своих апостолов, чтобы привести мир ко Христу.

Но для того, чтобы исполнять свое апостольское назначение, церковь по своему существу должна быть именно такою, каковою была при самих апостолах. И это понятно. Апостолы были особенными, чрезвычайными строителями церкви Христовой. Через апостолов насаждена и распространена в мире церковь на краеугольном камне Христе. Посему-то хотя церковь имеет краеугольным камнем Самого И. Христа, но она наздана и на основании апостол (Еф 2, 19-20), т. е. созидалась апостолами. Св. Иоанн в откровении о Иерусалиме небесном видел, что стена града имеяше оснований дванадесять, и на них имен дванадесять апостолов Агнчих (Апок 21, 14), т. е. тайнозритель видел, что Христова церковь основана двенадцатью апостолами. И сами апостолы говорили: аще мы или ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал 1, 8). Посему всякая церковь, которая не имеет в основании апостолов, не будет церковью Христовой. Отсюда, — только та церковь есть церковь апостольская, которая имеет от самих апостолов преемство даров Св. Духа через священное рукоположение, т. е. восходит к апостолам через непрерывное преемство от них богоучрежденной иерархии, частнее, — епископа, и которая верна апостольскому преданию — в учении, в

священнодействии и в основах церковного устройства. Если же в каком обществе христиан прервалось преемство даров Св. Духа, принятое рукоположением, и не сохранилось в полноте и чистоте предание, которому апостолы научили словом или посланием (2 Сол.2, 15), там нет церкви.

Такое преемство и такую верность апостольскому преданию вполне имеет православная Восточная церковь. Что действительно в ней сохранилось апостольское преемство через священное рукоположение, в этом никто никогда не сомневался. Осталась она верной и апостольскому преданию в учении, в молитве, в управлении. Все это так верно, что враги церкви Восточной не упрекают ее в каких-либо новшествах или отступлениях догматических, литургических и канонических. А потому она одна есть истинно апостольская церковь и лишь ей одной по праву принадлежит наименование церковью православной (орбобо^о^), как право ('рбю^) или неизменно сохраняющей учение (бо^а) и во всем пребывающей верной тем началам, какие определены ей ее Основателем И. Христом и Его апостолами, Поэтому же только ей одной, как истинно апостольской церкви, принадлежат и другие свойства церкви: единство, святость, кафоличность.

<< | >>
Источник: Протоиерей Николай Платонович Малиновский. Очерк православного догматического богословия ЧАСТЬ II 2010. 2010

Еще по теме § 127. Свойства истинной церкви Христовой:

  1. § 115. Учение откровения о благодати. Виды благодати. Односторонние понятия о благодати.
  2. § 127. Свойства истинной церкви Христовой
  3. Примечания
  4. Глава XV.ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
  5. Глава двадцать шестая. ПРОТИВОРЕЧИЕ В ТАИНСТВАХ.
  6. Глава XV ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
  7. ГЛАВА ВТОРАЯ ГУМАНИЗМ ПРОТИВ СХОЛАСТИКИ
  8. Глава II Паавали Юстен (ок.1516 - 1575)