<<
>>

ГИППИЙ МЕНЬШИЙ

  Диалог «Гиппий меньший», так же как и помещенный в первом томе сочинений Платона «Гиппий больший» (они отличаются соответственно по своим размерам), назван по имени софиста Гиппия из Элиды (см. ниже прим.
3). В настоящем диалоге участвует также Евдик, сын Апеманта, один из поклонников Гиппия (он упоминается и в «Гиппии большем» 286 Ь). Разговор между собеседниками происходит то ли в гимнасии, то ли в палестре, то ли в одном из портиков, а может быть, как в «Гиппии большем» (286 Ь), и в школе грамматиста
Фидострата, где Гиппий также произносил речь на гомеровскую тему (см. ниже прим. 2). Как видно из начала настоящего диалога, Гиппий только что выступил, блистая перед собравшейся публикой своим красноречием. Теперь же Сократ предлагает ему сравнить Ахилла и Одиссея, показать, кто из них лучше, причем собеседники заранее устанавливают абсурдную посылку, что сознательный лжец лучше лжеца поневоле.
Собственно говоря, Сократ провоцирует Гиппия на опровержение парадокса, весьма любимого софистами, которые часто сравнивали гомеровских героев. Он сам надевает маску ловкого софиста, заставляя Гиппия стать в позицию защищающегося ученика. Сократу вполне удается обескуражить Гиппия хитросплетениями мысли, и тот, хотя и чувствует, что с точки зрения здравого смысла вывод невероятен, вынужден тем не меиее с ним согласиться, как это обычно приходилось делать тем, кто пытался спорить с софистами.
Таким образом, Платон, меняя ролями Сократа и Гиппия, показывает бессмысленность софистического спора, исходящего из ложного основания. Сам-то Сократ прекрасно знает, где истина, для него знание и сознание неотделимы от добродетели, но он умышленно ведет Гиппия по заведомо ложному пуги. В конце диалога Сократ заявляет, что на этот раз он сам с собою не согласен. Иными словами, Сократ полагает, что превосходно сыграл роль лжеца и, запутав противника ложными аргументами, оказался лучшим спорщиком и наглядно продемонстрировал вред софистики.
            1. Первый стих «Илиады» — «Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Нелесва сына» (пер. Н. И. Гнедича) — сразу указывает на основную тему «Илиады». «Одиссея» же начинается словами: «Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который долго скитался;..» (пер. В. В. Вересаева), вводя слушателя в тему одиссеевых странствий. — 158.
            2. Гомеровские поэмы и вообще мотивы Троянского цикла давали в древности обильную пищу для риторических речей и упражнений. Спорили о том, какая из поэм лучше — «Илиада» или «Одиссея»; кем лучше быть — Ахиллесом или Одиссеем; кто доблестнее — Аякс или Одиссей; кто хитрее — Одиссей или Наламед; виновна или не виновна прекрасная Елена и т. п. В «Гиипии большем» (286 Ь) Гиппий выступает с речью: «Когда взята была Троя, Нептолем спросил Нестора, какие занятия приносят юноше наилучшую славу». Известны речи Горгия Леонтинекого «Похвала Елене» и «Защита Паламеда». — 158.
            3. Гиппий был известен своим многознайством (за что получил прозвище Полигистор), а также хвастовством и богатством, которое он обрел, взимая большую плату за свои уроки (см. прим. 4 к с. 67). Как и другие софисты, он выступал, состязаясь в красноречии на общегреческих Олимпийских играх (заметим, что Олимпия находится в Элиде, родине Гиппия).
              Филострат сообщает, что Гиппий «прельщал Грецию в Олимпии своими хитросплетениями и хорошо обдуманными речами» (Жизнеописание софистов 1 11,1 сл.— Flavii Phi lost rati opera auctiora, ed. C. L. Kayser, Bd II. Lipsiae, 1871). Кстати сказать, Гиппий издал список «Победители на Олимпийских играх» (86 В 3 Diels). См. также ниже прим. 8 и 11.— 158.
            4. Нестор из Пилоса, один из героев гомеровских поэм, мудрейший и красноречивейший старец, к мнению которого прислушивались все ахейцы. — 159.
            5. Софисты брали за обучение немалые деньги (см. прим. 4 к с. 67), Сократ же, по словам Ксенофонта, «ни с кого не требовал платы за свои беседы»; «кто берет плату за свои беседы, тех ои презрительно называл продавцами сами себя в рабство...» (Воспоминания... I 2, 60; 6). — 159.

b Илиада IX 308—314, пер. Вл. Соловьева с уточнением первой строки С. Я. Шейнман-Топштейн. Древние комментаторы дали наименование каждой песне гомеровских поэм, исходя из их содержания. В IX песне изображается приход ахейских послов (Аякса, Одиссея и Феникса) к Ахиллу с мольбой, чтобы он перестал гневаться и возобновил военные действия. — 160.
              1. Гиппий был известен также как математик (см. ниже прим. 8). - 161.
              2. В комментариях Прокла на Евклида говорится: «Гиппий Элей- ский сообщает, что он приобрел славу благодаря, занятиям геометрией» (86 В 12 Diels). Он, в частности, занимался проблемой квадратуры круга и даже считал возможным ее разрешение с помощью изобретенной им кривой. О его занятиях геометрией, астрономией и теорией музыки см. 86 А 2 Diels. — 163.
              3. Меняльные лавки, или столы менял, где происходил обмен денег, принятых в других полисах,— одно из самых оживленных мест в Афинах, где среди разноязычной толпы бывали и софисты, и Сократ (Апология Сократа 17 d). — 164.
              4. Флакончик для масла — лекиф греки носили на поясе. Маслом натирались в палестрах перед гимнастическими занятиями или после омовения; оно впитывало пот, что было немаловажным во время жары. С помощью особых скребков очищали перед омовением кожу.
              5. О превосходной памяти Гиппия сохранились свидетельства: он, «прослушав 50 слов сразу, воспроизводил их в том порядке, в каком они были сказаны» (86 А 2 Diels). — 164.
              6. По мнению Аристотеля, «вводит в заблуждение ...рассуждение в «Гиппии» относительно того, что один и тот же человек лжив и правдив» (Метафизика V, 29, 1025 а 7-9). - 165.
              7. Илиада IX 312-313, пер. Вл. Соловьева. - 166.
              8. Там же IX 357-363, пер. В. В. Вересаева. — 166.
              9. Там же I 169—171, пер. В. В. Вересаева. — 166.
              10. Там же IX 650— 655, пер. В. В. Вересаева. Сократ умышленно изображает Ахилла лжецом, в зависимости от обстановки говорящим то одно то другое. В действительности Ахилл не лжет, говоря Одиссею, что готов отплыть на родину после тяжкого оскорбления, а Аяксу — что вступит в бой не раньше, чем Гектор дойдет до ахейских кораблей. Оскорбленный Агамемноном, забравшим его пленницу, Ахилл уклоняется от военных действий, и ахейцы несут потери от осмелевших троянцев. В своем решении не вступать в бой и даже покинуть Трою Ахилл непреклонен. Всем читателям Гомера, в том числе и Сократу, хорошо известна просьба Ахилла к своей матери богине Фетиде, чтобы та умолила Зевса «подать свою помощь троянцам» и тем самым заставить Агамемнона раскаяться (I 408 — 412). Герой даже готов убить Агамемнона. Страшный гнев настолько ослепляет Ахилла, что он не может владеть собой и уже вытаскивает меч из ножен, но Афина укрощает его властным словом (I 188—211).

Таким образом, в IX песне Ахилл ничуть не лжет, хотя и колеблется «меж двух решений» (I 189). Он отвергает дары Агамемнона и, как и раньше, готов уехать во Фтию, но помнит уговор матери с Зевсом и знает, что богами уже предрешено, что он вступит в битву, когда Гектор дойдет до ахейских кораблей.
Сократ упрощает ситуацию, останавливаясь на отдельных, не связанных между собой фактах, т. е. он поступает так, как поступали в своих спорах софисты, и преподносит Гиппию наглядный урок в излюбленной софистами манере. Весь этот пассаж является также пародией на дотошные и скрупулезные комментарии Гомера разных -авторов, состязавшихся в оригинальности толкования древнего эпика. Подобный же пример встречается в «Протагоре», где детально рассматриваются стихи Симонида Кеосского (343 с — 347 а). — 167.
              1. Мать Ахилла Фетида была нереидой, т. е. морской богиней, и супругой героя Пелея. Хирон, сын Кроноса и нимфы Филиры, мудрый кентавр, был воспитателем героев Ахилла, Ясона, Тесея, Диоскуров и обучил врачеванию Асклепия. — 167.
              2. Эти рассуждения Сократа об умышленной и неумышленной лжи и о том, что правдивый и лжец ничем не отличаются друг от друга, напоминают беседу Сократа и юноши Евтидема (о нем см.: Пир 222 Ь), которую передает в «Воспоминаниях о Сократе» Ксенофонт (IV 2, 14—17). В этой беседе Сократ склоняется к мнению, что наносящий обиду сознательно лучше и справедливее того, кто делает это без умысла. Он признает также, что те, кто не знает прекрасного и доброго,— рабские натуры (см. там же 19—22). В настоящем же диалоге Сократ до конца выдерживает взятую на себя роль простака, пребывающего в неведении, и позиция его здесь остается неопределенной. — 168.
              3. Ср. рассуждения Аристотеля о добродетели: она не является ни только чистым знанием (episterae), ни только чистой потенцией духа (dynarnis), но внутренним сознанием человека, его достоянием (hexis) (Никомахова Этика I 13, 1103 а 9-10; II 4, 1106 а И, 12; V 1, 1129 а 11-13).- 173.
<< | >>
Источник: А. Ф. ЛОСЕВ. ПЛАТОН. Диалоги. «Мысль » Москва —1986. 1986

Еще по теме ГИППИЙ МЕНЬШИЙ:

  1. § 3. Необходимая предпосылка всякого логического мышления (предельная общность как принцип конструирования относящихся к ней частностей)
  2. § 4. Развитие основной предпосылки логического мышления (предельная общность как принцип структуры относящихся к ней частностей)
  3. ГИППИЙ МЕНЬШИЙ
  4. ГИППИЙ МЕНЬШИЙ
  5. ХАРМИД
  6. АЛЬБИН
  7. 6. СОЧИНЕНИЯ ПЛАТОНА
  8. Сократ, Критон
  9. Сократ, Гиппий
  10. АПОЛОГИЯ СОКРАТА
  11. ЕВТИДЕМ
  12. ГИППИЙ МЕНЬШИЙ
  13. АЛКИВИАД I
  14. ХАРМИД
  15. § 2. Необходимая предпосылка всякого логического мышления (предельная общность как принцип конструирования относящихся к ней частностей)
  16. ГИППИЙ БОЛЬШИЙ
  17. КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ДИАЛОГУ
  18. ллкипоа
  19. VII. ГИППИЙ МЕНЬШИЙ