<<
>>

ГЕНЕЗИС И МЕЛИОРАЦИЯ СЛИТЫХ ПОЧВ

Слитые почвы в связи с их особыми условиями генезиса приурочены не только к тропической зоне. Эта обширная группа почв широко представле­на и в других зонах Земли, например в степной и субтропической.

Однако слитые почвы наиболее широко распространены в тропической зоне. Эти почвы неоднородны по свойствам, их генезис до настоящего времени иссле­дован весьма неполно, а проблемы мелиорации нуждаются в дальнейшей разработке. Попытаемся систематизировать современные представления об этой своеобразной группе, оценить роль переувлажнения в их формирова­нии и особенности мелиорации.

С.А. Яковлев (1914), по-видимому, был первым, кто описал и изучил «слитые черноземы» Закубанской приподнятой равнины Северо-Западного Кавказа. Вскоре появились весьма подробные сведения о существовании слитых почв в других регионах умеренно-теплого пояса Русской платформы, Северного Кавказа и Закавказья, в Молдавии [Волобуев, 1948; Болышев, 1948; Зони, 1950; Грати, 1962; Герасимов, 1979]. Их наличие было установ­лено как на речных террасах и склонах, так и в поймах рек [Корнблюм, Козловский, 1965]. Наличие слитых почв обнаружено в странах Централь­ной и Восточной Европы [Стебут, 1946; Богатырев, 1958], а также на терри­тории других континентов — в Индии [регуры — Simonson, 1954; Roy а. Barde, 1962; Scheffer et al., 1960], Африке [тирс — Oakes a. Thorp, 1950], Азии [маргалитовые почвы — Dames, 1955] и др. В целом существует огромное число слитых почв, которые по предложению Н. Oakes и J. Thorp и были объединены в группу грумосолей. По подсчетам Р. Дюдаля [Dudal, 1963], черные почвы тропиков и субтропиков занимают не менее 2,5 млн км2. Аме­риканской Soil Taxonomy (1970) эти почвы отнесены к вертисолям.

В последние годы появились обобщающие работы по генезису, геогра­фии, использованию черных слитых почв мира. Особый интерес представ­ляют те из них, которые раскрывают общие черты генезиса этих своеобраз­ных почв [Быстрицкая, Тюрюканов, 1971; Корнблюм, Любимова, 1972; Уваров, 1986; Самойлова и др., 1990; Хитров, 2003 и др.].

Э.А. Корнблюм и И.Н. Любимова (1972) относят к слитым любые по­чвы, «имеющие в своем профиле по меныией мере один слитой» генетический горизонт». Авторы предлагают оценивать принадлежность горизонтов к классу «слитых» по морфологическим свойствам. «Слитыми называют очень плот­ные (макропоры отсутствуют) горизонты, которые в сухом состоянии обла­дают высокой твердостью, а во влажном — низкой твердостью и высокой пластичностью. Особенностью слитых горизонтов является их склонность к растрескиванию при высыхании» (с. 138).

Привлекает внимание экологическая оценка почв со слитыми горизон­тами, данная этими авторами. По их мнению, «-экологическая амплитуда слитых почв чрезвычайно широка. Однако общей особенностью условий об­разования слитых почв является наличие в годовом почвенно-климатиче­ском цикле по меньшей мере одного влажного сезона, сменяющегося сухим. Для становления всех слитых почв необходимо временное переувлажнение за счет атмосферных осадков, делювиального стока или половодий» (с. 139).

Из изложенного следует, в частности, что к слитым относится весьма разнородная в генетическом отношении группа почв, которой свойственна слитость иллювиальных горизонтов.

Кроме трех основных признаков, упомянутых Э.А. Корнблюмом и Ф.И. Козловским (высокая твердость и трещиноватость в сухом состоянии и высокая пластичность — во влажном), есть еще и другие важные особенности, которые определяют их свойства. Они проявляются в следующем. Слитые почвы:

1) встречаются преимущественно на тяжелых монтмориллонитовых по­родах;

2) обладают темной или черной окраской иллювиальных горизонтов;

3) обладают четкими признаками рецентного гидроморфизма. Последние проявляются в виде характерной холодной окраски оглеения, скопления аморфной гидроокиси железа в порах и наличия значительной массы железомарганцевых конкреционных новообразований. Появление таких конкреций, по Брюеру [Brewer, 1964], указывает на активно идущий в почве процесс глееобразования;

4) глинистая масса слитых почв в значительной мере освобождена от неси­ликатных соединений: легководорастворимых солей, карбонатов, соеди­нений свободного железа. В конечном итоге, как отмечают Э.А. Корнб- люм и Ф.И. Козловский, свойства слитой почвы «являются собственными свойствами глинистой массы, насыщенной кальцием и магнием, содер­жащей минимальное количество органического вещества. Отсутствие каких-либо цементов, легкая гидратируемость глинистой массы обеспе­чивают ее деформируемость под действием внутреннего давления, раз­вивающегося в почве при увлажнении».

Следует подчеркнуть, что для формирования слитых почв необходимы условия контрастного увлажнения, при которых влажные периоды регуляр­но сменяются сухими. Существенно и то, что высокое содержание монтмо­риллонита в слитых почвах унаследовано от почвообразующих пород, обога­щенных смектитами (рис. 126).

В генетическом отношении важны причины появления темной окраски (буро-черной, темно-серой и др.) иллювиального горизонта. Она обусловле­на двумя факторами. Во-первых, высоким содержанием двухвалентного же­леза в растворе тяжелых почв, обусловленным интенсивным глееобразова- нием. В таких условиях можно ожидать проявления нонтронизации и вторичного образования железистой разновидности монтмориллонита — нон- тронита. Последний окрашен в темный цвет. При невысоком содержании гумуса профиль почвы может приобретать характерную темную окраску. Кроме того, такая тональность может быть связана и с образованием аморф­ного или крупноокристаллизованного гизингерита — водного силиката оки­си железа.

Гизингерит (/«ROnFe2O3-pSiO2-xH2O) — феррикремниевый гель. Его производные имеют характерный смолистый или стеклянный блеск, рако­вистый излом [Чухров, 1955]. К.П. Богатырев (1958) обнаружил высокое со­держание нонтронита и гизингерита в смолницах Албании, образованных в районе, сложенном серпентинитами или серпентинизированными пироксе- нами. Одновременно им обнаружены в образцах из этих почв образования, представляющие собой агрегаты разных железистых оксидов, в том числе и магнетит (FeO • Fe2O3). Магнетит обладает черным цветом с синей побежа­лостью. Смолницы Албании, развитые на породах, богатых железом, пред­ставляют экстремальный вариант высокой концентрации этого элемента в почвах. По данным К.П. Богатырева, в мелкоземе смолниц этой страны со­держится 17-25% Fe2O3, а в илистой фракции — 30-35% Fe2O3. Поэтому трансформация монтмориллонита, накопление нонтронита, гизингерита и магнетита здесь проявляются особенно резко.

Вторая причина темной окраски нижней части профиля слитых почв связана с тем, что эта зона может рассматриваться как геохимический барьер при миграции подвижных гумусовых кислот, которые при глееоб­разовании активно продуцируются в поверхностных систематически пе­реувлажняемых горизонтах. Именно здесь формируются фульватный и гу- матно-фульватный гумус.

Роль переувлажнения пресными водами Э.А. Корнблюм и И.Н. Люби­мова видят еще и в том, что в эту фазу обводнения в исходном материале под действием давления набухания и собственной массы вышележащих слоев возникает состояние, при котором сумма этих сил превосходит силу связи почвенных частиц. «Происходит разрыв межчастичных связей. Почвенные частицы смещаются в направлении градиента давления, заполняют пустоты, происходит уплотнение почвы, ее консолидация. В результате уплотнения при набухании и последующем сжатии увеличивается площадь контактов. Силы сцепления слабы, когда горизонты влажные, и очень прочны в сухих слитых горизонтах. Межагрегатные связи в слитых горизонтах особенно проч­ны при низкой влажности, благодаря чему подсыхающая масса слитого го­ризонта не разделяется самопроизвольно на отдельности средних структур­ных уровней, как это происходит в неслитых почвах, а разбивается редкими и широкими трещинами на тумбы, состоящие из плотно прижатых друг к другу и прочно соединенных структурных отдельностей более низких уров­ней» (с. 146).

Отметим, однако, следующее. Для того чтобы эти условия оказались реализованными и возникли признаки слитости, прежде всего необходимо разрушить почвенную макроструктуру. Добиться этого простым переувлаж­нением чернозема невозможно, так как само по себе оно не вызовет осво­бождения элементарных частиц из доменов, микро- и макроагрегатов. Для этого необходимо «растворение» «клеев» структурных отдельностей. Необ­ходимо включение иного, дополнительного (кроме обводнения) механиз­ма, способного растворить металлоорганические, оксидные и другие при­родные цементы структурных отдельностей. В естественных условиях на незасоленных почвах таким механизмом может быть только глееобра- зование. В пользу этого свидетельствуют рассмотренные выше резуль­таты изучения глееобразования на черноземных почвах в модельных усло­виях (см. 14.1).

Как следует из этих наблюдений, при периодическом застойно-про­мывном режиме происходит вынос всех основных веществ, цементирую­щих агрегаты (железа, кальция, алюминия), повышается подвижность орга­нических соединений. Резко (на одну-две единицы) падают значения pH, происходит обезыливание поверхностных горизонтов, уменьшается содер­жание ©кристаллизованного железа. Одновременно возрастают влагоемкость и набухание почв. Потеря пленок окислов железа, покрывающих силикат­ные частицы, ведет к увеличению удельной поверхности почв [Зайдельман, Болатбекова, 1985]. Почвы, испытывающие систематическое переувлажне­ние и оглеение, отличаются увеличением набухания и водоудерживающей способности, снижением фильтрации. Кратковременное переувлажнение и оглеение на фоне застойно-промывного водного режима являются причи­ной возникновения в черноземе отчетливых вторичных признаков слитиза­ции. Это заключение подтверждают и наши прямые визуальные микромор- фологические исследования. Так, на шлифах из образцов варианта «полив до ППВ» (без оглеения) модельного опыта были установлены хорошо развет­вленная сеть мелких пор, «впадающих» в более крупные, наличие оформ­ленных отдельных агрегатов, а также отсутствие признаков перераспределе­ния органоминеральной плазмы.

Иной оказалась микроморфология образцов чернозема, подвергавшихся кратковременному переувлажнению (5 ч) и оглеению. В этом случае в поле зрения возникали отчетливо выраженные участки сплошной слитой массы, неоднородно окрашенные гумус-железистой плазмой, а также осветленные места элювиирования и инкрустация пор оксидами железа. Сохранившиеся агрегаты редки, а разветвленная сеть соединяющихся крупных и мелких пор отсутствует.

Близкие результаты в модельном эксперименте получены В.Ф. Валько­вым и О.Т. Уманской (1982).

Таким образом, можно признать, что глееобразование является универ­сальным механизмом растворения веществ, цементирующих почвенный об­разец как в естественных условиях, так и при антропогенном воздействии на почву. С таким явлением можно столкнуться при переполиве чернозема, рисосеянии, подтоплении в условиях крупного гидротехнического строи­тельства, при эксплуатации водохранилищ, лиманном орошении и в других случаях, приводящих к вторичному изменению гидрологической обстановки в результате производственной деятельности человека.

Именно это обстоятельство в первую очередь определяет возможность широкого развития слитизации при антропогенном воздействии на почвы.

Следует обратить внимание и еще на один случай широкого распростра­нения явления антропогенной слитизации почв, который стоит как бы особ­няком и не позволяет объяснить слитогенез богарного чернозема с позиций переувлажнения и глееобразования. В последние годы в степной зоне страны стали обычными резкое ухудшение структурного состояния поверхностных горизонтов чернозема и появление в их профиле отчетливых (часто — опас­ных) признаков слитизации. Эти признаки имеют, несомненно, современный вторичный генезис и связаны с интенсивной обработкой почв.

Богарный чернозем в этих условиях эволюционирует в слитую черно­земную почву, которая отличается кислой реакцией, пониженным содержа­нием щелочно-земельных металлов, выносом подвижных форм железа, алю­миния, гумуса. Такое ухудшение состояния почв и разрушение ее структуры являются прямым следствием многократных проходов тяжелых машин. В ре­зультате идет не только непрерывный процесс распыления пахотного го­ризонта, но и интенсивное уплотнение подпахотных слоев. Происходит рез­кое падение водопроницаемости поверхностных слоев, подпахотный горизонт приобретает свойства водоупора. Это воздействие техники обусловливает неблагоприятную трансформацию водного режима уплотненного чернозе­ма. Во время оттепелей зимой, а также при выпадении ливневых дождей на вторичном водоупоре происходит застой влаги. В таких условиях можно ожидать закономерно повторяющихся вспышек анаэробиоза и оглеения. Поэтому следует признать изложенную концепцию о роли глееобразования в формировании слитых почв справедливой и в отношении богарных вто­ричных слитых черноземов, возникающих в процессе интенсивного сель­скохозяйственного использования почв.

По данным Ф.И. Козловского (2003), процесс формирования вторично­го слитозема протекает достаточно быстро и завершается через 20—55 лет.

С точки зрения оценки гидрологических условий формирования слитых горизонтов и почв особый интерес представляют наблюдения В.И. Уварова (1986). Автор подчеркивает, что слитые почвы формируются на тяжелых породах, приурочены к наклонным плоскостям, оказываются последними по склону, образуются под воздействием переувлажнения, а в их становлении заметную роль играют верховодка и боковой внутрипочвенный сток.

Важнейшим генетическим фактором, определяющим условия образова­ния слитых почв, по мнению В.И. Уварова, являются плохо проницаемые смектитовые породы (на Северо-Западном Кавказе — майкопские глины) и длительный влажный период. «В почве происходят процессы оглеения, со­провождаемые диспергацией..., восстановлением ряда веществ и переводом их в подвижное состояние, образованием органоминеральных комплексов» (с. 121).

Таким образом, по В.И. Уварову (1970, 1973), слитогенез и слитые по­чвы генетически связаны прежде всего с глееообразованием.

В целом слитой горизонт — зона глееобразования в условиях преимуще­ственно застойного водного режима. Глееобразование на фоне такого режи­ма приводит к утяжелению гранулометрического состава, увеличению со­держания поглощенного магния, обезжелезнению минеральной массы горизонта.

Под влиянием глееобразования в условиях застойно-промывного режи­ма формируются светлые кислые элювиальные (т.е. подзолистые) горизон­ты. Вместе с тем в условиях застойного водного режима слитого горизонта можно ожидать появления нонтронита и формирования темной окраски профиля слитых почв.

Определяющую роль глееобразования в формировании слитых почв под­тверждает их морфогенез (Уваров, 1980].

О связи слитого горизонта с глееобразованием свидетельствует и тот факт, что он всегда отсутствует в профиле бурых почв. Однако как только возникают морфохроматические признаки оглеения в виде осветленных (опод­золенных) горизонтов или оглеенных слоев, так синхронно с ними появля­ется слитой горизонт.

В.И. Уваров считает необходимым особо подчеркнуть определяющее зна­чение периодического переувлажнения и глееобразования в механизме сли- тогенеза. Глееобразование, освобождая агрегат от склеивающих его соедине­ний (органических, органоминеральных и оксидных), создает необходимые предпосылки для капиллярного стягивания элементарных минеральных ча­стиц и их консолидации в крупные глыбы при иссушении.

Модельными исследованиями установлено, что глееобразование резко повышает содержание подвижного кремнезема, извлекаемого вытяжкой Тамма из кислых и карбонатных пород. В первом случае на кислом лессовидном суглинке в условиях застойного и застойно-промывного режимов содержа­ние SiO2 возросло соответственно в 6 и 3 раза, на карбонатном суглинке — в 1,5 и 2 раза.

Рассмотренные данные показывают, что при глееобразовании возрастают подвижность, гидратированность и гидрофильность органического вещества.

Таким образом, на основе изложенных данных слитизацию почв следует рас­сматривать как результат взаимодействия двух обязательных факторов — их глинистого монтмориллонитового минералогического состава и глееобразо­вания в условиях застойно-промывного или застойного водного режима.

Рис. 17.2. Распределение почв на базальтовом склоне в условиях тропической зоны [Дюшофур, 1968]

Положение вертисолей среди почв тропической зоны отражает рис. 17.2 [Дюшофур, 1968]. На рисунке показаны топографическое положение верти­солей, их гидрологические и минералогические особенности.

Их диагностика основана в настоящее время на оценке главным обра­зом трех основных признаков:

1) приуроченности почв к своеобразному микрозападинному рельефу — гильгай;

2) присутствия в их профиле сликенсайдов — крупных наклонных тре­щин, ограниченных глинистыми плоскостями скольжения;

3) наличия угловатой структуры слитых горизонтов, угловатых педов.

Эти признаки, однако, нельзя признать стабильными, поскольку трещи­ны и угловатые педы проявляются только в сухие периоды и исчезают во влажные, а рельеф поверхности часто нивелирует обработка.

Естественно, слитогенез в отличие от других процессов почвообразова­ния (например, солонцеобразования) в «чистом» виде должен развиваться под влиянием поверхностных неминерализованных вод. В этом случае на наклонных поверхностях формируются почвы с элювиальными и слитыми горизонтами (роды слитых почв, например серые и темно-серые слитые), а на плакорах и в западинах — собственно слитые почвы, в которых признаки слитизации присутствуют во всех горизонтах профиля.

Вместе с тем явления слитизации могут быть связаны с солонцеватостью почв. Результаты модельных исследований переувлажнения черноземов суль­фатно-натриевыми водами показывают, что сочетание оглеения и осолонце­вания вызывает особо интенсивный эффект слитизации и набухания, наи­более глубокую деградацию почв [Зайдельман, Давыдова, 1990]. Этот вывод следует также из исследований И.Н. Гоголева (1986), Н.А. Крейды (1986), N. Hardy et al. (1983).

Вместе с тем очевидно, что степень, признаки слитизации и приемы мелиорации слитых несолонцовых или незасоленных почв и их солонцева- то-солончаковатых аналогов существенно отличны. Е.М. Самойлова и др. (1989) отметили необходимость четкой дифференциации собственно сли­тых почв (вертисоли) на типовом уровне в тех случаях, когда все горизонты профиля обладают перечисленными выше признаками слитизации. Если почва сохраняет признаки иного типа, но обладает одним (или нескольки­ми) слитыми горизонтами, то ее слитость отражается на родовом класси­фикационном уровне. Таким образом, фиксируется весьма разнообразная генетическая общность почв. Е.М. Самойлова (1989), Т.П. Быстрицкая и А.Н. Тюрюканов (1971) предлагают использовать термин «слитозем» как синоним слова «вертисоль» (термин Гай Смита). Слитозем или вертисоль — термин группы типов. Под этим термином объединены типы слитых почв с разнообразными признаками (выщелоченные и карбонатные, кислые и ще­лочные И Т.Д.).

Рассмотренные особенности генезиса слитых почв определяют систему мероприятий по улучшению их физических свойств и водного режима. Не­благоприятные свойства слитых почв определяются близким залеганием к дневной поверхности верхней водоупорной кровли плохопроницаемого ил­лювиального горизонта, длительным существованием верховодки в элюви­альной толще, высокой плотностью и низкой водопроницаемостью. В этих условиях особое значение приобретают агромелиоративные мероприятия по ускорению внутрипочвенного стока.

В.И. Уваров и А.И. Иотов (1983) исследовали эффективность следую­щих мероприятий для улучшения водного режима слитого чернозема: крото­вания; глубокого безотвального рыхления на глубину 50 см; щелевания; глу­бокого безотвального рыхления на глубину 70 см; плантажной пахоты на глубину 50—55 см.

Авторы приходят к выводу, что все виды щелевания, кротования и план­тажа не оказали заметного положительного влияния на физические свойства почв и урожай. Наиболее эффективным способом агромелиорации оказа­лось глубокое мелиоративное безотвальное рыхление. Целесообразность ис­пользования именно этого приема объясняется генетическим строением по­чвенного профиля слитого чернозема. Мощность толщи активного водообмена составляет около 50 см. Рыхление на 70 см (и глубже) позволило улучшить физические свойства верхних слоев глеевого (слитого) горизонта, увеличить мощность водоносного пласта, снизить уровень верховодки. Последнее воз­можно только при комплексном (агромелиоративном и гидротехническом) воздействии на водный режим слитых почв. Задача заключается не только в рыхлении почв, но и в быстром отводе воды, стекающей в понижения ПОЛЯ по подошве рыхления.

Такой отвод может быть выполнен с помощью неглубоких канав (70— 90 см) или выборочных закрытых материальных (пластмассовых, керамиче­ских и др.) дрен.

По наблюдениям В.И. Уварова и А.И. Иотова, последействие глубокого безотвального рыхления на глубину 70 см на слитых почвах продолжается 5 лет. Оно оказало положительное влияние на урожаи озимой пшеницы, та­бака, кукурузы и многолетних трав (прибавка по зерновым — 21%, по та­баку —13%, по травам — 11—16%).

Однако ускорение внутрипочвенного стока с помощью глубокого рых­ления возможно в весьма узком диапазоне влажности, поскольку почва на­ходится в набухшем состоянии уже при влажности, равной ППВ. В этом случае рыхление вызывает не оптимальное крошение, а образование круп­ных каверн в зоне прохода лемеха рыхлителя. Вместе с тем в сухом состоя­нии глубокое рыхление слитых почв оказывается энергоемким и дорогим мероприятием, приводящим к образованию глыбистой структуры.

В ареалах слитых почв может оказаться целесообразным применение агромелиоративных мероприятий, направленных на ускорение поверхност­ного стока. Их использование должно сочетаться с системой отводных не­глубоких каналов (или закрытых дрен). Эффективность таких мелиоратив­ных систем на слитых почвах Индии была показана Д.С. Канваром и др. [Kanwar, Kampen, Vizmani, 1982].

Независимо от применения тех или иных агромелиоративных и гидро­технических мероприятий по ускорению поверхностного или внутрипочвен­ного стока на слитых почвах всегда целесообразны травопольные севооборо­ты с участием многолетних трав (люцерны, донника, клеверов и др.).

Рис. 63. Формирование аласа в Анадырской тундре. Чукотка

Рис. 64. Алас Александра. Чукотка. На переднем плане уступ с тундровыми почвами, далее понижение на 3—4 м и выход на территорию аласа

Рис. 65. Торфянисто-глеевые мерзлотные почвы тундры. В августе мерзлота на 30 см

Рис. 66. Дерновая слоистая тяжелосуглинистая слабооглеенная почва. Алас Александра. Чукотка. Мерзлота в августе на 60—70 см

Рис. 67. Осушительный канал на территории аласа Александра

Рис. 68. Естественные луга арктофилы рыжеватой на дерновых слоистых тяжелосуглинистых слабооглеенных почвах аласа Александра

Рис. 69. Уборка сена на территории распространения дерновых слоистых тяжел осу гл и н истых с лабоогл еен н ых почв

Рис. 70. Тиксотропия почвогрунтов по трассе осушительного канала

Рис. 71. Пушициевый малопродуктивный луг на мерзлотной глеевой песчаной почве апаса Александра Рис. 72. Торфяное болото в Воркутинской тундре на постоянной мерзлоте

Рис. 73. Распаханная, но не используемая из-за близкой мерзлоты торфяная почва. Дно разреза — мерзлота

Рис. 74. Воркутинская тундра. Растительный покров — карликовая береза и карликовая ива на поверхностно-глеевых подзолистых почвах на лессовидных суглинках. Целина. Начало августа

Рис. 75. Профиль поверхностно-глеевой подзолистой суглинистой почвы после дискования и окультуривания. Воркутинская тундра

Рис. 76. Посев овса на зеленый корм на мерзлотной освоенной и окультуренной поверхностно-глеевой подзолистой суглинистой почве

Рис. 77. Посев мятлика лугового на сено на мерзлотной освоенной и окультуренной поверхностно-глеевой подзолистой суглинистой почве. Воркутинская тундра

Рис. 78. Камчатка. Каменная береза на андосолях (охристых почвах)

Рис. 79. Профиль охристой почвы на вулканическом пепле

Рис. 80. Пойма р. Камчатки, сформированная мощной торфяной залежью

Рис. 81. Профиль осушенной торфяной почвы в районе вулкана Овал. На снимке видны частые минеральные прослои вулканического пепла. Камчатка

Рис. 82. Влияние минерального азота (правая часть снимка) на продуктивность многолетних трав (левая часть снимка — травы без внесения азота). Долина р. Камчатки

Рис. 83. Естественное нерестилище лососевых на галечниковом мелководье. Пойма р. Великая. Камчатка

Рис. 84. Долина р. Сусунай. Долины рек Сусунай, Поронай и Тымь — основные сельскохозяйственные территории о. Сахалин

Рис. 85. Торфяная почва, заболоченная напорными водами, в межгорных котловинах рек о. Сахалин

Рис. 86. Заболоченные «прерии» Дальнего Востока в долине р. Амур

Рис. 87. Профиль тяжелой луговой глеевой почвы с оструктуренным хорошо водопроницаемым иллювиальным горизонтом (луговые глеевые оструктуренные почвы). Хабаровский край

Рис. 88. Фрагмент иллювиального оструктуренного горизонта в профиле луговой глеевой оструктуренной почвы

Рис. 89. Река Селенга. В ее дельте на торфяных почвах Кабанских болот расположена одна из наиболее крупных осушительных систем Сибири

Рис. 90. Массив осушенных торфяных почв Кабанских болот

Рис. 91. Магистральный канал осушительной системы «Кабанские болота»

Рис. 92. Отложения галечникового аллювия в долине р. Инна

Рис. 93. Каштановые почвы, подстилаемые галечниково­валунным аллювием. Первая надпойменная терраса р. Инна. Бурятия

Рис. 94. Орошение люцерны дождеванием на маломощных каменистых почвах. Полив дождевальной машиной «Фрегат». Бурятия

Рис- 95. Северная лесостепь. Кукуруза на хорошо дренированном черноземе выщелоченном. Рязанская область

Рис. 96. Профиль чернозема выщелоченного. Рязанский почвенно­мелиоративный стационар

Рис. 97. Мелководное озеро в западине после снегового паводка. Весна. Вода затапливает поверхность почв 3—4 недели и более

Рис. 98. Вымочка на пашне в западине северной лесостепи. Частичная или полная потеря урожая

Рис. 99. Почва на периферии западины в северной лесостепи — черноземовидная подзолистая тяжелосуглинистая глубокооглеенная почва

Рис. 100. Почва в центре западины, гидроцентр вымочки — черноземовидная подзолистая тяжелосуглинистая глееватая почва

Рис. 101. Агроландшафт в подзоне обыкновенных черноземов. Ставропольский край. С. Балахоново

Рис. 102. Профиль чернозема обыкновенного

Рис. 103. Вторичный агроландшафт в ареале переувлажненных и уплотненных черноземов.

Мочар, возникший в результате заболачивания почв поверхностными водами. Почти полное выпадение кукурузы. Ставропольский край

Рис. 104. Затопление чернозема обыкновенного весной грунтовыми водами. Мочар, возникший в результате подъема и заболачивания почв грунтовыми водами. Мелководное озеро в результате выхода на поверхность пресных или минерализованных грунтовых вод

Рис. 105. Засоление чернозема обыкновенного после высыхания летом мелководного озера.

На переднем плане — профессор В. И. Тюльпанов

Рис. 106. Открытый дренаж засоленного и заболоченного чернозема обыкновенного. Балахоновский почвенно­гидрологический стационар. Ставропольский край

Рис. 107. Полив по бороздам — основной вид орошения хлопчатника в Центрально-Азиатском регионе. Таджикистан

Рис. 108. Поверхностное орошение позволяет производить в пустынно-степной зоне на сероземах урожаи сырой массы кукурузы 800—1000 ц/га

Рис. 109. Полив дождеванием насадками на гидрантах многолетних плодовых культур на почвах адыров. Таджикистан

Рис. 110. Лессовые аккумуляции — адыры у подножия Гиссарского хребта и других горных систем альпийского орогенеза. На переднем плане — профессор П. Меннинг (Германия, Ростокский университет)

Рис. 111. Основные фитомелиоранты, позволяющие закреплять и останавливать подвижные пески пустынь: 1 — белый саксаул; 2 — черный саксаул

Рис. 112. Плантации винограда на мелиорированных по методу Г. П. Петросяна (на фотографии) и других сотрудников Армянского института почвоведения содовых солончаках. Сухие субтропики. Долина р. Араке Рис. 113. Многолетние плодовые культуры на террасированных склонах Абхазии

Рис. 114. Профиль коричневой почвы Алазанской долины. Сухие субтропики Восточной Грузии

Рис. 115. Угнетенное состояние чайного куста на оглеенных подзолистых почвах влажных субтропиков. Западная Грузия

Рис. 116. Терра росса (terra rossa) средиземноморских влажных субтропиков на известковых и меловых породах. Хорватия

Рис. 117. Хорошее развитие чайного куста на красноземах Чаквы

Рис. 118. Освоение каменистых почв Армянского нагорья. Ручная уборка камня с поверхности пастбищ Рис. 119. Профиль ферраллитной коры выветривания. Вьетнам

Рис. 120. Практически бесплодная белесая поверхность «рисовых» подзолов, занимающих в странах Юго-Восточной Азии многие сотни тысяч гектаров

Рис. 121. Профиль «рисового» подзола на древней рисовой оросительной системе

Рис. 122. Дискуссия на тему: можно ли использовать сильнооглеенные тяжелые почвы для посева риса? Северный Вьетнам

Рис. 123. К дельтам рек и побережьям стран Юго-Восточной Азии приурочены сульфидные почвы. Вьетнам, близ дельты р. Красная

Рис. 124. Профиль сильнооглеенной тяжелой почвы на рисовой оросительной системе.

Для эффективного использования необходим дренаж

Рис. 125. Профиль сульфидной почвы в дельте р. Меконг. Верхние окисленные горизонты обладают экстракислой реакцией (pH 2,8—3,5). Ниже — золотистый слой ярозита. Темноокрашенный горизонт — мощная толща мелкозема, обогащенная пиритом

Рис. 126. Профиль вертисоли. Румыния

Рис. 127. Восстановление эродированного ландшафта с помощью террасирования, агро- и лесомелио­рации: 1 — устройство террас; 2 — закрепление водораздела посадками сосны. Вьетнам

<< | >>
Источник: Зайдельман Ф.Р.. Генезис и экологические основы мелиорации почв и ландшафтов: учебник. — М.: КДУ,2009. — 720 с.. 2009

Еще по теме ГЕНЕЗИС И МЕЛИОРАЦИЯ СЛИТЫХ ПОЧВ:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ПОЧВЫ МОЧАРНЫХ ЛАНДШАФТОВ - ГЕНЕЗИС, АГРОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И МЕЛИОРАЦИЯ
  4. ГЕНЕЗИС И МЕЛИОРАЦИЯ СЛИТЫХ ПОЧВ
  5. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОЦЕНКИ ОГЛЕЕННЫХ ПОЧВ
  6. гидрологический фактор QA АНТРОПОГЕННОЙ ДЕГРАДАЦИИ ПОЧВ 4-U. И МЕРЫ ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
  7. ЛИТЕРАТУРА
  8. лИТеРаТУРа