Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРЫ, СУБОРДИНАЦИИ И СИСТЕМЫ КАТЕГОРИЙ ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА



(...) Рассматривая проблему структуры, субординации и системы категорий исторического материализма, встречаешься с затруднением, вызванным уже (...) самой природой науки исторического материализма в отличие от диалектического материализма.
В самом деле. Диалектический материализм есть не только онтодогия, но и гносеология и диалектическая логика. Истмат же:. (...) не является логикой, он не решает проблемы форм и законов мышления. Между тем проблема структуры, субординации и системы категорий есть задача логическая. Очевидно, что данная проблема в историческом материализме, в отличие от диалектического материализма, стоит несколько иначе, а именно: разработка структуры и системы категорий в истмате означает не разработку диалектической логики как науки о мышлении, а лишь разработку внутренней логики самой науки истмата. Значение последней задачи не вызывает сомнений. Внутренняя логика присуща каждой науке, и каждая из них в той или иной мере данным вопросом занимается. Эта задача особенно важна в науках обобщающих и теоретических, к каким относится исторический материализм по преимуществу.
Истмат пользуется не историческим, а логическим методом изучения общественных явлений. Справедливо указывается, что истмат есть логика исторического процесса. Для него характерно не столько изучение отдельных общественных явлений, сколько связь и соотношение всех сторон общественной жизни в их статике и динамике. Выработка целостного, логически стройного понимания общественной жизни и ее закономерного развития — такова задача исторического материализма. Разработка проблемы субординации, структуры и системы категорий исторического материализма и служит этой задаче. Исторический процесс не есть наука логики, но он имеет свою внутреннюю объективную логику и свою объективную структуру. Общество — это объективная система связи общественных явлений. Марксизм всегда выступал против концепции не связанных между собой факторов общественной жизни. Марксистская критика «теории факторов» предполагает как раз дальнейшую положительную разработку роли этих различных факторов в обществе и их единую связь. Маркистское учение об обществе и сильно прежде всего этим цельным представлением об общественной жизни. Работа над системой категорий истмата должна (...) укреплять и обогащать этот единственно научный подход, выработанный классиками марксизма-ленинизма.
Надо различать понятия структуры, субординации и системы категорий. Понятием структуры обозначается общая внутренняя «архитектура», внутреннее строение объекта (в данном случае — совокупности категорий); субординация категорий есть их смысловое подчинение и соподчинение; система категорий— это их цельность, единство, синтез, преодолевающие структурные и субординационные различия.
Остановимся сначала на проблеме структуры категорий истмата. Она определяется объективной структурой общественной жизни. В основе объективной структуры всех явлений .действительности, раскрываемой диалектическим материализмом, лежит деление объектов на совокупность предметов, свойств и отношений. Каждый предімет (вещь, тело, вещество, частица) резко отличается от остальных. Он имеет материальное, отдельное, индивидуальное существование.
Свойство есть свойство тела, предмета, оно не существует отдельно от последнего, принадлежит ему. Отношения, например, «выше» или «ниже», «больше» или «меньше» предполагают наличие по крайней мере двух предметов или свойств и существуют лишь в зависимости от них. Таким образом, свойства субординированы предметам, телам, а отношения субординированы предметам и их свойствам. Предметы (вещи, тела) не могут существовать без свойств и отношений, поэтому абсурдно было бы думать, что «скачала» возникли предметы, а «потом» свойства и отношения. Однако предметы обладают реальным и логическим первенством сравнительно со свойствами и отношениями, ибо они являются их носителями, в свою очередь, свойства предметов имеют первенство по отношению к связям (отношениям), так как последние существуют не самостоятельно, а предполагают наличие предметов и их свойств.
Категории диалектического материализма соответственно указанному делению распадаются на три основные группы: на группу категорий, отражающих всеобщие явления действительности (природа, бытие, материя, явлеиие), на группу категорий, отражающих наиболее общие свойства природы (движение — изменение — развитие, пространство — время, объективное— субъективное, сознание — мышление), и на обширную группу категорий, выражающих связи, отношения между явлениями и их свойствами (такие, как необходимость — случайность, содержание — форма, причинность — целесообраз-lt; ность, возможность — действительность, общее — особенное — единичное и т. д.).
Можно ли применить данную общую структуру к общественной жизни, положить это деление в основу структуры категорий истмата? Не вполне. Общественная жизнь имеет и в этом отношении свои особенности. Материальные предметы, тела природы, разумеется, участвуют в круговороте общественной жизни. Люди, как организмы, суть тела природы. Люди, как существа, обладающие мускульной силой, трудовыми навыками и умственными способностями, являются непременными и обязательными элементами производства, производительными силами. Машины, здания, материалы — также необходимые элементы производства. Даже духовная деятельность людей требует наличия материальных средств, предметов и веществ, в которых воплощаются результаты духовной деятельности людей. Однако материальные тела и вещества не могут рассматриваться как основа общественной жизни. Они вместе со своими натуральными свойствами относятся все же к природе, а не к обществу; они и изучаются не общественными, а естественными науками.
Так, те или иные синтетические вещества для изготовления одежды, обуви, бумаги, вещей домашнего обихода, горючего и т. д. изучаются химией и изготовляются посредством техники и технологии. Электричество, радиоволны как источники энергии, связи и т. д. исследуются физикой и применяются в технике и в технологии. Предметы, тела и вещества природы— это, повторяем, необходимая составная часть общественной жизни, так как люди суть материальные существа,, связаны этим со всей остальной природой и нуждаются в определенных свойствах материальных тел для удовлетворения своих телесных и духовных потребностей.
Однако тела природы и их свойства не могут являться определяющим элементом структуры общественной жизни., «Общественных вещей», «общественных тел», «общественных веществ» не существует. Общество есть не совокупность тел, а совокупность общественных явлений. В чем его природа» и чем эта природа отличается от телесной, вещественной?
В диалектическом материализме, как и в специальных науках, понятие явления употребляется в тех случаях, когда, необходимо обозначить не индивидуальный предмет, а совокупное действие множества однородных элементов, некий «ансамбль» элементов, взятых как целое в их совокупной связи, например: «электрические явления», «атмосферные явления» и т. п. Явление, хотя оно и отлично от предмета, от' тела, но обладает некоторыми признаками предметности, а именно: цельность, структурность и отдельное бытие. Оно имеет свои свойства, как и тело, как предмет. Этим явления отличаются от свойств, которые всегда присущи предметам и не существуют отдельно от последних. Этим они отличны, и от отношений, которые всегда возникают между различны-; ми явлениями и их свойствами.
Данные черты присущи и общественным явлениям. Общество существует благодаря совокупным действиям людей. Эти действия бывают длительные, устойчивые и кратковременные или, во всяком случае, ограниченные определенным легко обозримым временем. Первые мы называем общественными явлениями, а вторые — событиями. Убийство — это событие, а преступность — явление. Парламентский кризис есть событие, а парламентаризм — явление. (...) Экономика, политика, духовная жизнь общества — все это суть различные1 области общественной деятельности людей. На основе данной деятельности возникают различные отношения людей между собой. Отношения между людьми, например отношения эксплуатации или сотрудничества, господства и подчинения, суть также общественные явления.. Однако среди общественных, явлений мы предлагаем различать социальные структуры н социальные отношения. Остановимся вначале на первых.
Социальные структуры аналогичны тому, что мы в общем (диаматовском) смысле называем явлениями. Это — устойчивые и компактные социальные образования, являющиеся носителями определенной совокупности своих свойств и вызывающие возникновение вокруг них «поля» отношений. Социальные структуры, таким образом, — это, так сказать, узлы,, центры, средоточие ряда свойств и определенных групп отношений, с ними связанных и от них зависящих. Они образуют структурную основу для возникающих между ними связей,, отношений. Социальные структуры суть своеобразные общественные единицы, «предметы».
Примером таких социальных структур являются общественные классы. Они обладают определенными свойствами, признаками, сформулированными В. И. Лениным в статье «Великий почин». Между классами в связи с присущими им признаками возникают также всем известные соотношения. Социальные структуры делятся, в свою очередь, на коллективы и системы. В качестве примера социальных структур- коллективов можно привести общественные классы, партии,, союзы, нации, семью и т. д. Примерами социальных структур- систем являются: феодализм, капитализм, социализм. Структуры-коллективы, в свою очередь, делятся на состояния и организации. К первым относятся классы, сословия, нации, ко вторым — партии, государство, союзы. Коллективы-состояния возникают в истории стихийно, а коллективы-организации являются плодом сознательной деятельности людей. Коллективы-состояния обладают лишь объективно существующими устойчивыми связями («класс в себе»), а коллективы-организации— также и установленными или идейными связями («класс для себя»).
Остановимся теперь па социальных отношениях. Роль их в обществе огромна. В конечном счете вся область общественной жизни есть область общественных отношений. Экономика, политика, духовная жизнь людей суть (...) разные формы отношений людей. В основе этих отношений лежит отношение человека к природе; производство и отношения между людьми в процессе производства — производственные отношения. Но это — лишь в конечном счете. Все общественные явления включают в себя момент общественного отношения, т.е. связей между людьми, но не все из них сводятся к отношениям. Указанные социальные структуры — это не только отношения, но и нечто большее. Они являются носителями свойств и отношений, имея в этом смысле, некоторые черты* своеобразной социальной предметности.
Отношения эксплуатации одного класса другим требуют, по крайней мере логически, предварительного наличия классов с их признаками и особенностями. Отношения господства и подчинения обусловливают наличие «высших» и «низших» классов. Отношения товарищеского сотрудничества и социа- .мистической взаимопомощи возникают на основе общественной, социалистической собственности как свойства социалистической системы хозяйства. Таким образом, в обществе можно обнаружить объективную тройственную структуру общественных явлений: социальные структуры — их свойства — отношения между ними, подобную структурным отношениям между предметами, свойствами и отношениями в природе. Иначе и не могло быть. Ведь общество есть часть объективного материального мира, и его структура не может быть принципиально отличной от общей структуры всей действительности.
Однако мы видим и своеобразные структуры общественной жизни, сравнительно с общей структурой природы. Во-первых, в этой структуре отсутствуют тела, предметы, вещи в собственном смысле слова. Их место занимают те общественные явления, которые мы назвали социальными структурами. Во- вторых, здесь особую роль занимают отношения. Ведь все явления общественной жизни суть не натуральные вещества или натуральные свойства, а отношения между людьми. Общество в конечном счете есть система людских отношений. Ведь и социальные структуры с их свойствами — это некие исторически устойчивые и качественно-определенные узлы или центры общественных отношений. Поэтому в общественной жизни нет такого резкого и явного различия между элементами его тройственной структуры, как в природе. Однако, как мы пытались показать, эти различия существуют. Данная структура общественной жизни является одновременно и общей основой субординации категорий истмата.
Явления общественной жизни имеют определенные свойства, благодаря которым и в соответствии с которыми возникают и разнообразные отношения между явлениями этой жизни. Так, необходимым атрибутом (свойством) общественного производства является соединение человеческого труда со средствами производства. Вследствие этой особенности производства возникают определенные отношения между людьми и средствами труда, выражающимися в различных формах обладания последними, в том числе и различными формами собственности на них, и далее отношения между группами людей, олицетворяющих труд (производителями), и людьми, олицетворяющими средства производства (их собственниками).
Одним из существенных свойств такого общественного явления, как государство в антагонистических обществах, является то, что оно стоит по видимости над обществом, над классами, что оно имеет по видимости общенародный характер, хотя по существу всегда имеет характер классовый. Из первого, хотя бы и формального свойства государства возникают определенные отношения между государством и гражданами этого государства, выражающиеся в различных формах участия граждан в конструировании и деятельности государства, например в выборах органов государственной власти, в парламентаризме и т. п. Другим свойством и задачей государства является применение им морального и физического принуждения. Из этого свойства вытекают взаимоотношения государства с нарушителями законов и с преступниками, выражающиеся в судах, системе наказаний и т. д.
Таким образом, общественные взаимоотношения субординированы социальным структурам, т. е. своеобразным обще^ ственным «предметам» с их свойствами, которые (свойства) „ в свою очередь, проявляются во взаимных отношениях между этими «предметами». Но субординация имеет место и между общественными отношениями. Маркс показал, что товар есть не просто натуральный предмет, а общественное отношение. Но с товаром связана и от него зависит стоимость, которая тоже есть общественное отношение. Стоимость логически субординирована товару, так как стоимость имеет именно товар и ничто иное. Стоимость не может существовать без товара. Прибавочная стоимость есть общественное отношение, но она зависит от наличия наемного труда, который также есть общественное отношение. Наемный труд обладает свойством производить прибавочную стоимость. Это отношение необратимо.
Можно указать и другие формы субординации общественных явлений и соответственно категорий общественной жизни. Социалистическое общественное хозяйство обладает определенными свойствами: оно основано на общественной собственности, которой распоряжаются либо социалистическое государство, либо трудовые коллективы (артели), оно имеет плановый характер и т. д. Вследствие этого возникают новые отношения между государством и производителями, между членами артели и т. д. Таким образом, и здесь общественные отношения в собственном, более узком смысле слова подчинены условиям социализма как общественного строя, общественного порядка, цельной общественной организации или общественно-экономической системы. Но артель есть тоже социалистическая организация. Таким образом, мы видим здесь, уже особый вид субординации общественных явлений, субординации между общим и частным. (...)
Субординация категорий исторического материализма этим далеко не исчерпывается. В указанных видах субординации уже проявилось свойство категорий общественной жизни группироваться в определенные локальные, частные системы, или «гнезда». Это «гнездование» категорий происходит по ряду направлений. (...) Ясно выделяются прежде всего соотношения полярности^ противоположности между некоторыми категориями истмата, а именно между философскими категориями: общественного бытия — общественного сознания, материальных отношений — идеологических отношений, базиса — над- стройки. Социологические категории этими полярными соотношениями не отличаются. Так, экономика и политика от-* шодь не являются полярными противоположностями. При этом полярность, или противоположность, указанных «пар» философских категорий не может пониматься как взаимоисключение обязательно в том смысле, что всякое общественное явление относится целиком, полностью к бытию, либо к сознанию, либо к материальным отношениям, либо к идеологи-1 ческим, либо к базису, либо к надстройке, т. е. что каждое такое деление исключает «средостение», «нейтральную зону». Так, между материальными и идеологическими отношениями лежит обширная зона общественных явлений, не относящихся ни к материальным, ни к идеологическим.
Далее в обществе есть явления, так сказать, синтетические, объединяющие обе противоположности. Так, политическая деятельность, взятая как целое, относится и. к общественному бытию, и к общественному сознанию, так как она представляет собой единство практики и идей. Практика же относится к бытию, а идеи — к сознанию. Кроме того, имеются общественные явления, не относящиеся ни к базису, ни к надстройке (язык, производство).
Зта полярность, или противоположность, имеет разные логические основания для каждой из указанных пар. Для пары: «общественное бытие — общественное сознание» логической основой их различия и их противоположности является отношение рефлективности; общественное бытие отражается в общественном сознании. Для пары: «материальные отношения — идеологические отношения» логической -основой их противоположности выступает природа тех благ, на производство которых направлены эти различные виды человеческой деятельности: в результате материальной деятельности возникают блага, необходимые для удовлетворения естественных потребностей людей, в результате идеологических отношений возникают блага, удовлетворяющие культурные и идейные потребности. Для пары «базис — надстройка» логическим основанием их противоположности является отношение основы и обоснованного. Отношения между членами этих пар суть не только отношения координации, но и субординации: вторые члены каждой пары субординированы первым членам этой пары.
Если для внутренних соотношений каждой пары философских категорий характерны отношения противоположности, то соотношения между этими тремя парами характеризуются основами различия, вытекающими из различия их логических оснований, и отношениями частичного совпадения. Так, базисом общественной жизни является экономика. Она же относится и к области общественного бытия. Однако в последнюю входит не только экономика, но и классовая, национальная, семейная и политическая жизнь общества. Духовная жизнь есть одновременно и надстройка. Но к надстройке относится не только духовная, но и политическая деятельность. (...) Такое несовпадение категорий проистекает из различного направления «разрезов» общественной жизни, даваемой каждой из указанных пар категорий.
Для социологических категорий характерно прежде всего соотношение общего и частного и соответствующая этим отношениям субординация. Таковы, например, соотношения между категориями способа производства и входящих в него сторон: производительных сил и производственных отношений; соотношения экономики и ее сторон: производства, распределения, обмена и потребления; соотношения государства и его частных исторических выражений: рабовладельческого, феодального, буржуазного и социалистического государст- веншых форм; соотношение духовной жизни общества и ее форм: науки, искусства, религии и т. д. К этим соотношениям исчерпывающим образом относятся классические формулировки Ленина касательно соотношений общего и отдельного. Кроме субординации по линии «общее — отдельное», характерной для всех социологических категорий истмата (и отсутствующей в отношениях его философских категорий), имеется субординация социологических категорий и по другим, более частным линиям, характеризуемым отношениями формы и содержания, сущности и проявления и даже случайности и необходимости. Так, политика есть форма экономики, частная собственность выступает одной из форм производственных отношений, искусство— это одна из форм духовной жизни общества. Сущностью политики является вопрос о власти, сущностью социальной революции — смена одного господствующего класса другим и т. д.
Кроме этих, более или менее общих взаимоотношений между социологическими категориями, улавливаемых отдельными логическими связями (категориями диамата) между социологическими категориями, имеют место совершенно специфические, различные для каждого «гнезда» категорий взаимоотношения. Примером таких соотношений являются взаимоотношения масс, партий и вождей, народных масс и личностей. Эти взаимоотношения настолько сложны и диалектичны, что для характеристики своих особенностей привлекают* целый ряд релятивных категорий диалектического материализма. Разбор частных и отдельных взаимоотношений категорий обычно дается в общих курсах исторического материализма и выходит за рамки общей теории соотношений категорий исторического материализма, которой посвящена данная работа.
Теперь перейдем к вопросу о системе категорий истмата, В предыдущем изложении уже несколько раз был затронут вопрос о наличии в историческом материализме двух струк- турпых систем категорий, названных нами философскими п социологическими. Это различение, по нашему мнению, имеет кардинальное значение для движения в вопросе о системе категорий исторического материализма. Поэтому остановимся на этом вопросе подробнее. Структурная система социологических категорий истмата отражает основные области или виды общественной деятельности: экономику, социальную жизнь в узком смысле слова, политическую и духовную жизнь общества. Каждая из двух областей, кроме указанных четырех общих категорий, охватывающих всю эту область, заключает в себе целую группу более частных категорий. Так, область экономики включает в себя производство, -распределение, обмен и потребление, отраженные в соответственных категориях. В область социальных отношений входят классы, сословия, нации, народности, профессии, семья и (...) различные взаимоотношения между этими людскими коллективами. Область политики охватывает государство, партии и другие общественные институты, борющиеся за власть или защищающие существующую власть. Область духовной жизни общества содержит в себе науку, искусство, философию, религию, мораль с огромным числом содержащихся в них категорий.
Это — огромная, богатая совокупность категорий, облада- щая своей внутренней, логически стройной и законченной структурой и определенной цельностью, системностью. (...) Наличие такой структурной системы составляет величайшее достижение общественной науки. Эта первая структурная система, система социологических категорий, в основном унаследована была марксизмом от домарксистской социологии. Это означает, во-первых, что почти все категории, входящие в данную систему, употреблялись в социологии и до марксизма и, во-вторых, что еще до марксизма существовало деление общественных явлений на указанные области общественной жизни и деятельности. Однако марксизм не просто заимствовал данную систему из старой социологии, но критически переработал ее, усовершенствовал классификацию категорий и, что самое главное, раскрыл научное диалектико-материалистиче- ское соотношение между ними. Так, например, марксизм доказал определяющее значение экономики для политики и духовной жизни общества, показал, что политика есть концент-і рированное выражение, обобщение и завершение экономики, правильно определил сущность политики как борьбы за власть в обществе и т. д.
Однако марксизм, включив эту структурную систему в ее переработанном виде в исторический материализм, не мог ограничиться ею. Эта система была и остается важной и необходимой, ибо выражает как раз специфические особенности общественной формы движения с ее закономерностями, вместе с тем она недостаточна вследствие своей эмпиричности.
Основанием деления явлений общественной жизни в этой структурной системе является эмпирическое различение отдельных сторон общественной жизни. Экономическая, политическая и духовная жизнь общества суть различные формы общественной жизни, поэтому такое деление могло бы быть (если бы можно было не бояться новой терминологии) названо экзистенциальным (лат. existentia — существование). Экзистенциальный принцип классификации и структуры общественных явлений и отношений имеет то важное достоинство, что он близок к непосредственным явлениям, но еще недостаточно глубок. Это, так сказать, совокупность исторических обобщений первого порядка.
Марксизм углубляет понимание структуры общественной жизни до обобщений второго порядка, что достигается введением в исторический материализм второй структурной системы категорий — системы философских категорий. Это — категории общественного бытия и общественного сознания, материальных и идеологических отношений, базиса и надстройки. Данная немногочисленная по количеству категорий система, характерная именно для марксистского взгляда на общество, и явилась дальнейшим мощным развитием науки об обществе. Вторая структурная система категорий истмата — система еще более обобщенных категорий, близкая к философии и частично совпадающая с диаматовской терминологией. Особенность категорий, входящих в данную систему, — их соотносительность, расположение по парным группам: общественное бытие — общественное сознание; материальные отношения — идеологические отношения; базис — надстройка. Это — более глубокий разрез явлений общественной жизни, в основе которого лежат понятия, связанные уже не с существованием, а с сущностью. Поэтому рассматриваемую систему категории можно было бы назвать сущностной, эссенциальной (лат. essentia — сущность).
Эта система, хотя и небольшая по числу категорий, представляет собой именно структурную систему, ибо охватывает с более высшей или более общей точки зрения весь исторический материализм в его целом. Исторически данная структурная система была введена основоположниками марксизма с целью углубления материалистического понимания истории. В этой системе идея материализма в истории общества действительно достигает своего высшего выражения. Конечно, материалистический и одновременно диалектический подход к общественным явлениям проявляется и в первой структурной системе социологических категорий истмата. Однако там этот подход касается соотношения отдельных сторон общественной жизни, например отношения экономики и политики, и потому требует философского обобщения, данного во второй структурной системе, с наибольшей глубиной выражающей распространение на общественную жизнь принципов диалек- шческого материализма.
Обобщенный характер категорий второй структурной системы сравнительно с первой проявляется в том, что несколько наиболее общих категорий первой структурной системы объединяются во второй структурной системе в одну, их охватывающую. Так, например, категории экономики, социальных отношений (в узком смысле) и политики объединяются одной категорией общественного бытия; категории социальных процессов (в узком смысле), политики и духовной жизни — категорией надстройки. (...)
Каждая из указанных трех групп философских категорий обобщает общественную жизнь в разных отношениях, разрезает ее, если можно так выразиться, в разных направлениях. Поэтому эти три группы категорий не идентичны по своему содержанию и смыслу, поэтому одни и те же общественные явления и отношения получают разные характеристики в каждой из этих групп. Так, например, политика хотя и относится к области общественного бытия, в то же время является целиком надстройкой, а не базисом. Значит, понятия общественного бытия и базиса совпадают не полностью, а лишь частично и в разных отношениях. Так же не совпадают вполне категории общественного сознания и надстройки, так как; в надстройку кроме форм общественного сознания входят все явления общественной жизни, определяемые базисом. Не совпадают также, как будет показано ниже, категории общественного сознания и идеологии и т. д. Понимание этого — важнейшее средство преодоления примитивизма, выражающегося часто в попытках отождествления данных категорий.
Нашей дальнейшей задачей будет более конкретное раскрытие соотношения между тремя группами философской структурной системы категорий и соотношения между категориями, входящими в состав каждой из этих групп. (...) Относительно социологических категорий мы поступили так, как нам кажется наиболее интересным и важным: рассматривая философские категории, мы будем постоянно выяснять их соотношения с социологическими. Этим мы сделаем попытку выяснить соотношения всех основных категорий истмата с обобщенной точки зрения. Мы оставляем в стороне отдельный специальный разбор соотношений категорий социологической структурной системы между собой, эти соотношения довольно подробно рассматриваются в общих курсах истмата. С философскими же категориями и с их отношением к социологическим дело обстоит иначе. Здесь накопился ряд спор- ных^вопросов, по которым хотелось бы высказать свое мнение.
Таким образом, перед нами стоит троякая задача: выяснить соотношение членов каждой пары философских категорий истмата между собой «по горизонтали»; показать соотноше- ниє всех философских категорий истмата между собой «по вертикали»; рассмотреть соотношения философских и социологических категорий истмата по всем трем группам философских категорий истмата, т. е. так сказать, «пропустить» основные социологические категории через пару философских категорий.
 
<< | >>
Источник: Тугаринов В. П.. Избранные философские труды. — Л.: Издательство Ленинградского университета.1988.—344 с.. 1988

Еще по теме ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРЫ, СУБОРДИНАЦИИ И СИСТЕМЫ КАТЕГОРИЙ ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА:

  1.   § 7. Основные вопросы онтологии  
  2.   3. ИРИНЕЙ И ИППОЛИТ  
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. РЕЛЯТИВНЫЕ КАТЕГОРИИ
  5. ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРЫ, СУБОРДИНАЦИИ И СИСТЕМЫ КАТЕГОРИЙ ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА
  6. БАЗИС И НАДСТРОЙКА
  7. I. ТЕОРИЯ СОЗНАНИЯ В СВЕТЕ ЛЕНИНСКИХ ИДЕЙ[112]
  8. Античная философия
  9. Проблемы онтологии Субстанция и бытие
  10. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Плюралистические извращения диалектики исторического процесса.
  11. ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
  12. 1. ПРИНЦИП ПРЕДМЕТНОСТИ В РАЗРАБОТКЕ КАТЕГОРИИ КУЛЬТУРЫ
  13. ИЗУЧЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И АБСТРАКТНАЯ МОДЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  14. ВВЕДЕНИЕ