<<
>>

  I БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ 

 

Петр Лаврович Лавров родился в Псковской губернии, Великолуцкого уезда, в селе Мелехове, 2-го (14-го) июня 1823 г. Воспитывался до 1837 г. дома. В 1837 г. поступил в Артиллерийское училище. Произведен в офицеры в 1842 г. и с июля 1844 г. по апрель 1866 г. преподавал математические науки сначала в Артиллерийском училище, потом в Артиллерийской академии, причем ему были переданы курсы высшей математики, прежде читанные академиком Остроградским. Кроме того, Лавров был приглашен преподавать высшие математические курсы и в специальном классе Кон- стантиновского военного училища при основании этого класса (1858); был там и постоянным наблюдателем по математическим наукам.

В 1865 и 1866 годах Лавров читал публичный (неоконченный) курс истории физико- математических наук в лаборатории Артиллерийской академии, а в 1865 г. прочел для офицеров гвардейской артиллерии три лекции о влиянии успехов точных наук на военное дело; они были напечатаны в «Артиллерийском журнале» и особой брошюрой. Свои математические курсы Лавров никогда не печатал, но согласно правилам, принятым на этот счет в заведении, где он преподавал, эти курсы литографировались много раз, подвергаясь постепенно изменениям. Летом 1855 г. (в промежутке между курсами) Лавров участвовал в обороне Нарвы против неприятеля и начальствовал временно там артиллерией, но ни в каких военных действиях ему участвовать не случилось.— Лавров был чле- ном Петербургской городской думы и Петербургского земства.

Деятельное участие в литературе Лавров стал принимать лишь в 1855 г. Писал он стихи с детства и при поступлении в Артиллерийское училище имел уже в своем прошедшем разные начатки драматических сцен и лирических произведений (конечно, весьма слабых); писал он немало и в училище. В 1840 или в 1841 году одно его стихотворение 1 было даже напечатано с его подписью в «Библиотеке для чтения», издававшейся Сенковским (бар. Брамбеусом). В 1852 г. Лавров был приглашен давать статьи по артиллерии и по разным наукам в «Военный энциклопедический словарь», издававшийся ген. Богдановичем, и помещал статьи в первых томах этого издания (до буквы М). Несколько позже он был около двух лет помощником редактора «Артиллерийского журнала» полковника Минута (года не помню, но между 1854 и 1860 гг.). Но все это были побочные занятия, не имевшие особого значения. Из стихотворений Лаврова некоторые им были посланы А. И. Герцену в 1856 г. при письме2, где выражалось еще слишком много надежд на начавшееся царствование Александра II. Как письмо, так и стихотворения «Пророчество» и «Русскому народу» были напечатаны А. И. Герценом в четвертой книжке «Голосов из России» без имени автора. Из последнего сделаны извлечения для характеристики положения прессы в России в книгах Wallace и Rambaud о России3. Еще некоторые стихотворения Лаврова были совершенно без его ведома напечатаны в разных заграничных сборниках, часто искаженные, но нигде ему не приписанные. Из позднейших стихотворений два, без подписи, были напечатаны в газете «Вперед», им редактировавшейся.

В постоянную литературную деятельность Лавров вступил лишь в начале нового царствования, в 1856 г., в малоизвестном журнале «Общезанимательный вестник» статьею о классификации наук; писал там и «Письма провинциала» о современных событиях. На него обратили внимание лишь при появлении в 1856 г. в «Библиотеке для чтения», издававшейся Дружининым, его большой статьи о «Гегелизме».

С тех пор до 1866 г. он помещал много статей в «Библиотеке для чтения» (под редакцией Дружинина, Писемского, Бо- борыкина), в «Отечественных записках» (под редакцией Краевского, при главном руководстве Дудыш- кина), в «Русском слове» (под редакцией Благосвет- лова) и в некоторых других изданиях4 с полной своей подписью и под начальными буквами его имени. Это были большею частью статьи философского содержания или обзоры иностранной литературы. Из этих статей напечатанные в «Отечественных записках» «Очерки вопросов практической философии: Личность» и посвященные «А. Г. и П. П.», т. е. Герцену и Прудону, были изданы в 1860 г. и особою брошюрою. В ноябре 1860 г. Лавров прочел в пользу Литературного фонда три лекции о современном значении философии, которые были первым публичным словом о философии, произнесенным светским лицом в России вне духовных заведений со времени закрытия кафедр философии Николаем I. Эти лекции, напечатанные в «Отечественных записках», были также изданы особой брошюрой в 1861 г. В 1862 г. Лавров искал кафедры философии в Петербургском университете, но условия, введенные новым уставом, положили конец этому делу, для которого Лавров представил уже программу предполагавшегося курса. Когда устроены были курсы в думе, студенты предложили Лаврову читать там курс философии, но это ему не было дозволено.— Из статей этого периода наиболее крупные и ценные кроме упомянутых выше следующие: в «Библиотеке для чтения» — «Несколько мыслей о системе общего умственного воспитания молодых людей» и «Лаокоон» Лессинга; в «Отечественных записках» — «Механическая теория мира» (о материализме); в «Русском слове» — «Современные германские теисты» и «Моим критикам» (ответ Антоновичу и Писареву).

При основании «Русского энциклопедического словаря» под редакцией Краевского, в 1861 г., Лаврову была поручена редакция философского отдела, а со второго тома частные редакторы выбрали его главным редактором «Словаря» взамен Краевского. В «Словаре» помещено много статей его, с подписью и без подписи, по разным предметам, но преимущественно по философским, историческим и историко-религиозным. Издание это вызвало многочисленные доносы архиереев и духовных журналов (особенно Аскоченского, требовавшего церковной анафемы и уголовного наказания каторгою) и должно было прекратиться на первых же буквах, встретив в либеральной литературе того времени прием довольно холодный, потому что Лавров стоял совершенно в стороне от руководителей тогдашней либеральной мысли в «Современнике», сблизившись несколько с Чернышевским лишь в последние месяцы деятельности последнего, перед его арестом, за которым последовала, как известно, каторга. Впрочем, М. Антонович, написавший в 1862 г. самую резкую статью в «Современнике» против Лаврова, сделался сотрудником «Словаря» под его редакцией в последнем томе, когда уже существование этого издания было вполне подорвано.— Из многочисленных статей Лаврова в «Энциклопедическом словаре» наиболее крупные: «Абеляр», «Августин», «Аверроэс», «Адам», «Ад», «Аламбер», «Анабаптисты», «Антропологическая точка зрения», «Арабская философия».

По прекращении «Словаря» Лавров редактировал (при официальной редакции Афанасьева-Чужбинско- го5) журнал переводных статей «Заграничный вестник», а также печатал в «Морском сборнике» и в «Артиллерийском журнале», на основании публичных лекций, о которых упомянуто выше, «Очерк истории физико- математических наук», первый выпуск которого (до Александрийского периода) был издан особо и который остановился вследствие ареста Лаврова на параграфе о Галене.

Последние параграфы о Диофанте и о конце древнего мира были уже в наборе, но никогда напечатаны не были: автор не сохранил ни корректуры, ни рукописи. В середине 60-х годов под редакцией Лаврова и с его примечаниями готовился к печати и перевод «Логики» Дж. Ст. Милля, перевод, который появился лишь после ареста Лаврова. Большую часть второго тома Лавров вовсе не видал.— Лавров был несколько лет казначеем и членом в Комитете Литературного фонда и старшиною недолго существовавшего (1861 —1862) литературного клуба, носившего название Шахматного. В 1864—1865 гг. Лавров принимал ревностное участие в учреждении Общества женского труда, в чем участвовали графиня Ростовцева и Анна Павловна Философова. Это общество разрушилось накануне первого общего собрания, и объяснения, к которым был вынужден Лавров при этом с только что упомянутыми лицами, вызвали немалое раздражение против него. В начале 60-х годов Лавров был приглашен в общество «Земли и Воли», но его участие в этом обществе было так ничтожно, что об этом и говорить не стоит.

После выстрела Каракозова (4(16) апреля 1866 г.), когда Муравьев получил почти диктаторскую власть в Петербурге, там были произведены многочисленные аресты и обыски. Между прочим, был произведен обыск и у Лаврова. Затем он был арестован 25 апреля (7 мая) 1866 г. и предан военному суду в августе того же года. Допрашивал его сенатор Вер; Лавров призван был к допросу всего три раза и не имел ни с кем очной ставки. Суд признал его виновным в сочинении четырех стихотворений, в которых «возбуждалось неуважение» к Николаю I и Александру II, в «сочувствии и близости к людям, известным правительству своим преступным направлением» (Чернышевский, Михайлов, Павлов), в проведении в печати «вредных идей» и в некоторых других, более мелких винах. Военно-судная комиссия приговорила его к аресту на некоторое время. Приговор этот был видоизменен генерал-аудиториатом (генерал-аудитором был тогда Философов, муж Анны Павловны) и конфирмован императором в такой форме: Лавров увольнялся от службы и отсылался на житье в одну из внутренних губерний под надзор полиции. Эта «внутренняя» губерния оказалась Вологодской. После девятимесячного ареста в петербургском ордонансгаузе Лавров был вывезен в Тотьму 15(27) февраля 1867 года. В 1868 г. переведен сначала в Вологду и немедленно затем в г. Кадников, где для наблюдения за ним, единственным политическим ссыльным в городе, назначено два жандарма.

После трех лет ссылки, 15(27) февраля 1870 г., Лавров при содействии преданного товарища, Г. А. Ло- патина, приехавшего для этого из Петербурга, бежал из Кадникова и 13(1) марта прибыл в Париж. Знавший об этом бегстве и ожидавший его в Париже А. И. Герцен (никогда не знакомый с ним лично) умер как раз незадолго перед тем.

С апреля 1866 г. Лавров не мог, конечно, помещать ничего в легальной русской прессе под своим именем (за исключением небольшой антропологической статьи6 в «Вологодских губернских ведомостях», помещенной с разрешения местного губернатора). Но он много печатал статей под разными псевдонимами, под инициалами или совсем без подписи. Из прекратившихся теперь журналов назовем, за три года вологодской ссылки Лаврова, «Женский вестник», «Библиограф», «Современное обозрение», «Отечественные записки» с 1868 г., «Неделя» (прежней редакции). Так как статьи Лаврова пересылались в это время большею частью через полицию, то и правительству, и публике было известно его сотрудничество в журналах за эти три года, и потому его наиболее обычный псевдоним П. Миртов, подписи II. Л. и П. М. были весьма прозрачной маской. Под псевдонимом П. Миртов печатались в 1868—69 годах в «Неделе» и «Исторические письма», появившиеся потом, в 1870 году, в переработанной форме, отдельным изданием и имевшие некоторое влияние на русскую молодежь. Со времени поселения Лаврова за границею до 1873 г., когда он выступил редактором «Вперед», помещение его статей в русских изданиях стало встречать уже более трудностей, и Лаврову пришлось еще чаще менять псевдонимы. Тем не менее почти все приписывали ему ряд статей в «Знании», которые появились в 1875 г., как «Опыт истории мысли», т. 1, вып. 1, а также там же помещенный другой ряд статей под общим названием «Очерки систематического знания». Псевдонимы Миртова и Кедрова были отчасти и прямо раскрыты в печати в статье М. А. Бакунина.— С половины 70-х годов, т. е. в последние 15 лет, если Лаврову и удавалось помещать в разных легальных русских журналах статьи, то лишь без ведома редакций, посылая их при посредстве лиц, которые и сами не всегда знали, кто писал статьи. Предметы, о которых он в это время писал, были тем разнообразнее, чем тщательнее приходилось скрывать, кто их автор. Так как в настоящее время ни один из журналов, где помещались эти статьи, не существует или находится под редакциею лиц совершенно иного направления, прежние же редакторы умерли, то устранена большая часть препятствий к перечислению этих статей (впрочем, неполному), насколько можно припомнить их, начиная с 1868 г. до конца первой половины 80-х годов. В «Женском вестнике» 1868—69 годов: «Герберт Спенсер» и его «Опыты», «Женщины во Франции в XVII и XVIII веках», о женщинах в Италии в средние века7. В «Библиографе» 1869 г. (единственный номер, насколько помню): «Письмо в редакцию», «Обзор иностранной антропологической литературы», о книге Геккеля, отчет о «Неделе» 1868—69 годов. В «Современном обозрении»: «Антропологические очерки», «Развитие учений о мифических верованиях», «Задачи позитивизма и их решение». В «Отечественных записках»: «До человека», «Антропологи в Европе», «Американские сектаторы», «Философия истории славян», «Историческое значение науки и книга Уэвеля», «Роль науки в эпоху Возрождения и Реформации», «Цивилизация и дикие народы», «Современные учения о нравственности и их развитие», «Канун великих переворотов», «Противники истории», о психологии Кавелина, «Формула прогресса г. Михайловского», «Хлопоты науки с низшими животными», «Записки старого чартиста», «Лирики тридцатых и сороковых годов», «Сент-Бэв как человек». В «Деле»: две статьи о Шопенгауэре, о Дизраэли («Продукт политики XIX века»), «Карл Эрнст Бэр», о П. Анненкове («Русский турист 40-х годов» и «Турист-эстетик»), о книге де-Роберти («Единственный русский социолог»), о трудах Кареева и Гольцева («История Франции под пером новых русских исследователей»), «Политические типы XVIII века». В «Знании» кроме упомянутых выше: возражение на критику «Исторических писем», «Научные основы истории цивилизации», «Новая наука», «Социологи-позитивисты». В «Слове»: «Теория и практика прогресса» (автор имел в виду дополнение к «Историческим письмам»).

В «Устоях»: «Теоретики 40-х годов в науке о верованиях». В газете «Северный вестник»: письма о философских предметах (помещено, кажется, лишь одно) 8, в другой газете9 статьи о только что умерших Томасе Карлейле и Лонгфелло, о социологических трудах Ле- турно и Фулье и т. д. В начале 80-х годов для Лаврова открылась внезапно как бы возможность осуществить издавна подготовленный им план истории мысли и он, рядом с другими работами, приготовил около 50 печатных листов этого труда для издания его в России. Но в декабре 1884 г. эти надежды оказались напрасными.

Живя в Париже в 1870—1873 гг., Лавров был избран членом парижского Антропологического общества, где, между прочим, читал в 1872 г. реферат «L'idee du progres dans l'anthropologie» (напечатанный и особой брошюрой в 1873 г.). При основании «Revue d'anthro- pologie» в 1872 г. Лавров был приглашен известным Брока 10 в состав редакции и участвовал в ней до выезда своего из Парижа. Еще в 1870 г. Лавров близко сошелся с Варленом, который и ввел его в Интернационал — в секцию Ternes 11 — осенью 1870 г. Лавров пробыл в Париже все время первой осады и почти все время Коммуны. В начале мая 1871 г. он поехал в Бельгию, сделал Федеральному бельгийскому совету Интернационала доклад о положении дел в Париже, призывал Совет к содействию Коммуне; с тою же целью поехал в Лондон, чтобы узнать, не может ли Генеральный совет, о силе которого существовало преувеличенное мнение, оказать помощь парижским инсургентам, но увидел невозможность того и другого. При этом он познакомился с Карлом Марксом и с Фр. Энгельсом, с которыми более сблизился в последующие годы. В июле 1871 г. он вернулся в Париж.

В 1872 г. Лавров получил из России предложение редактировать за границей социалистический журнал, для которого была обещана поддержка как социалистической русской молодежи, так и радикальных литераторов. Имея это в виду, Лавров немедленно написал проект программы «Вперед», обозначив в письме те литературные силы, к которым предполагалось обратиться. Этот первоначальный проект, отлитографированный, против желания автора, в России, многими принимался ошибочно за окончательную программу журнала. Последняя могла быть выработана лишь тогда, когда вполне определился состав сотрудников. Расчет на радикальные литературные силы в России оказался неверен; журнал должен был появиться как исключительный орган социально-революционной русской молодежи, что позволяло и программе его получить большую определенность. Эта программа и была помещена в первом томе периодического сборника «Вперед», появившегося летом 1873 г. При основании этого издания думали найти поддержку и в многочисленных приверженцах М. А. Бакунина, пользовавшегося тогда большим влиянием. Но по вопросу об организации журнала произо^ шло разногласие, которое окончилось разрывом, так что рядом с «Вперед» появились за границею издания группы бакунистов, прямо ему враждебные. Последние, сколько известно, встречали в русской молодежи 1873— 75 годов больше сочувствия и имели в России большее распространение во время того громадного движения «в народ», которое началось в 1874 году.

Чтобы издавать «Вперед» и завести русскую типографию, Лавров переселился в начале 1874 г. в Цюрих. Рядом с работой по редакции журнала, где печаталось много его статей и где он вел постоянное обозрение «Что делается на родине», Лавров читал в Цюрихе публичные лекции на русском языке о роли славян в истории мысли, об истории мысли вообще, о роли христианства в истории мысли и тому подобном. Отдельным листком напечатана была речь его «К цюрихским студентам», произнесенная по поводу распоряжения русского правительства об удалении их из Цюриха. В марте 1874 г. типография и редакция «Вперед» были перенесены в Лондон.

С 1873 по 1876 г. Лавров посвятил почти все свое время изданию «Вперед», который выходил до конца 1874 г. как непериодический сборник (I, 1873, Цюрих; II, 1874, Цюрих; III, 1874, Лондон), с начала же 1874г. до конца 1876 г.— в форме двухнедельной газеты в Лондоне, причем благодаря энергии и серьезному отношению к делу сотрудников Лаврова и товарищей его по типографии ии один из 48 номеров не опоздал выходом. В это же время, в 1874 г., вследствие нападения прежнего сотрудника и потом основателя «Набата», П. Н. Ткачева, Лавров вынужден был издать полемическую брошюру в свою защиту («Русской революционной молодежи»), что было вообще совершенно несогласно с его литературными привычками. В конце 1876 г., на съезде представителей русской группы, поддерживавшей «Вперед», решено было прекратить периодическое издание газеты и вернуться к прежней форме, и в то же время выражено было некоторое несогласие с наличным способом ведения издания. Лавров отказался от редакции. Появившийся в 1876 г. его труд «Государственный элемент в будущем обществе» составил первый (и единственный) выпуск тома IV непериодического «Вперед». По выходе Лаврова из редакции появился еще том V, в составлении которого он не участвовал и которым прекратилась деятельность группы «впередовцев», более не заявившей о своем существовании ни в России, ни за границею.

В мае 1877 г. Лавров опять переехал в Париж. В первые годы этого нового периода своей жизни он имел очень мало сношений с русскими действующими группами. Он завязал сношения с французскими социалистами, которые в 1877 же году создали свой орган «Egalite», принимал небольшое участие в этом органе и говорил раза два на банкетах, устроенных этими группами. Он сказал несколько слов и над могилою Бланки при похоронах последнего. С того же 1877 г. Лавров начал читать у себя на квартире, а потом в зале на rue Pascal для русской молодежи, живущей в Париже, лекции о разных вопросах теоретического социализма и истории мысли. В 1879 г. он произнес у себя на квартире по поводу Коммуны 1871 г. речь, которая в 1880 г. была напечатана в очень распространенной форме особой брошюрой, как первый том «Русской социально-революционной библиотеки». Во втором томе того же издания (1881 г.), заключающего перевод книги Шеффле о социализме, помещен ряд больших критических примечаний Лаврова к этой книге. В первом томе «Jahrbucher fur Sozialwissenschaft und Sozialpoli- tik» за 1879 г. помещен под инициалами P. L. обзор русского социально-революционного движения от 1876 по 1879 г. К этому периоду 1878—79 гг. относится и выработка небольшим кружком, образовавшимся около Лаврова, того плана тайной организации социально-революционных сил, о котором упомянула «Walka Klas» (№ 9), но который остался без всяких последствий.

В начале 1880 г. арест Гартмана и грозившая ему выдача принудили Лаврова к некоторой деятельности среди французских радикальных и социалистических кружков. Это сблизило его и с редакцией «Justice», с которой он с тех пор сохранил весьма, дружественные отношения. Французские радикалы особенно содействовали успешному исходу этой агитации, окончившейся призывом Лаврова к префекту полиции, который передал Гартмана Лаврову, говоря ему, что Гартман освобождается лишь потому, что личность его не доказана, но что ее могут доказать на другой день и что поэтому всего лучше его вывезти немедленно из Франции, оставив его на несколько часов, до отхода поезда, во избежание демонстраций, на квартире начальника муниципальной полиции Кобэ, лично знакомого Лаврову. Последний на все согласился — и через несколько часов Гартман уехал с одним приятелем в Лондон. Ни из одного слова г. Андриэ не мог тогда Лавров заключить, что Гартман высылается из Франции, как утверждал Андриэ в своих мемуарах. Декрет о высылке не был никогда и сообщен Гартману.

С этого времени начинают завязываться у Лаврова снова связи с группами, действующими в России. Он получил приглашение участвовать в подпольных изданиях, появившихся в России, послал туда несколько статей, но, по фатальной комбинации обстоятельств, почти все эти статьи не дошли по назначению, кроме одной, напечатанной в «Черном переделе» 12. В 1881 г. в России основалось общество «Красного креста Народной воли». Желая основать за границей отдел, оно избрало уполномоченными для этого Веру Ивановну Засулич и Лаврова. Публикации в иностранных журналах, приглашение к пожертвованию в пользу только что основанного общества послужили поводом к изгна- нию Лаврова из пределов Франции. Оно было объявлено ему 10 февраля 1882 г., и 13 февраля он выехал в Лондон. Вскоре после этого в газетах Появилось известие, что какая-то русская в Женеве выстрелила в одного немца, приняв его за Лаврова. Ее судили и признали помешанной. Лавров вовсе не знал ее. Высылка его из Франции обратила на него гораздо более внимания, чем он когда-либо мог достичь во Франции при скромной жизни, которую он там вел. Выражения сочувствия далеко превзошли все, что он мог ожидать от иностранцев.

В Лондоне Лавров получил от «Исполнительного комитета Народной воли» приглашение вступить вместе с другим лицом (Степняком) в редакцию органа партии, который последняя имела намерение основать за границей под названием «Вестник Народной воли». Он отвечал подробными письмами, указывая условия, при которых считает возможным для себя вести подобное дело, и в духе этих условий выработал вместе с предполагавшимся соредактором программу, которая в сущности осталась без изменения и при появлении впоследствии первого тома «Вестника Народной воли». Но к сожалению, вся эта переписка опять-таки не дошла по назначению. В это же время Лавров, по желанию автора, печатающегося под именем Степняка, написал предисловие к его книге «Подпольная Россия». Через три месяца после приезда в Лондон, в мае 1882 г., для Лаврова оказалось возможным возвращение в Париж, хотя декрет об его изгнании из Франции отменен не был. Дело об издании «Вестника Народной воли» тянулось более года, когда прибытие за границу Л. А. Тихомирова и назначение его редактором вместо отказавшегося позволило приступить к изданию. Первый том появился в ноябре 1883 г., последний (V) — в декабре 1886 г. В этом издании помещено за подписью Лаврова немало статей. Вне статей, содержание которых обусловливалось самою задачею издания, там находится воспоминания П. Л. об Ив. Серг. Тургеневе и критика учения гр. Л. Н. Толстого под заглавием «Старые вопросы». Еще ранее появления «Вестника» Лавров сотрудничал в «Календаре Народной воли» за 1883 г., поместив там, за своей подписью, статью «Взгляд на прошедшее и настоящее русского социализма». С декабря 1883 г. до июня 1884 г. Лавров читал в частной квартире для небольшой аудитории, большей частью легальной, курс «Обзора основных вопросов философии», из которого он успел прочесть только теоретическую часть. В том же 1883 г., после отпевания И. С. Тургенева (на отпевании которого он присутствовал одновременно с кн. Орловым), Лавров напечатал в «Justice» заметку, обнаруживавшую факт, что И. С. Тургенев участвовал материальными средствами в поддержке «Вперед». Эта заметка вызвала против Лаврова очень резкие нападки во всей легальной либеральной прессе России, причем в «Русской мысли» неизвестный автор (по некоторым предположениям эмигрант-социалист и личный знакомый Лаврова) высказался скептически о достоверности слов Лаврова, а г. Стасюлевич высказал даже прямо мнение, что Лавров подкуплен Катковым 13.

14-го (2) июня 1885 г., совершенно не ожидая этого, Лавров был почтен празднованием группою русских его дня рождения, причем участие лиц разных партий и многих вполне легальных русских, речи, произнесен^ ные как русскими, так и поляками-социалистами, многочисленные письма и телеграммы из разных местностей (между прочим, одно письмо — от политических заключенных в одной русской тюрьме и другое — от группы ссыльных в Сибири) глубоко тронули Лаврова, оценивающего гораздо более умеренно свою деятельность и свою общественную роль, чем угодно было это сделать участникам празднества. Некоторые из писавших полагали, что это — двадцатипятилетие литературной деятельности Лаврова, но она началась ранее.

К предыдущим заметкам, относящимся к 1885 г., можно для последних четырех лет прибавить следующее. Лавров продолжал жить в Париже безвыездно. От времени до времени он читал рефераты в «Рабочем обществе», в собраниях, устраиваемых кассою русских парижских студентов, в «Обществе русской молодежи», в собраниях, устроенных польскими социалистами. Из них напечатаны за границей: «Национальность и социализм», «Роль и формы социалистической пропаганды», «Через восемь лет» (1871—1879—1887); изданы, насколько известно, в России речь о роли евреев в социалистической пропаганде и «Наука и жизнь». Кроме того, при приезде Фрея в Париж Лавров прочел два реферата в возражение его проповеди о позитивной религии человечества. Некоторое время он читал очень небольшому кружку товарищей лекции о социологии для социалистических пропагандистов и готовил более или менее обширные труды из своих прежних статей о «Людях сороковых годов» и новые статьи о науке религии; но все это прерывалось ранее окончания или осуществления. В марте 1886 г. Лавров решился осуществить свой план труда по истории мысли, отказавшись уже от надежды напечатать этот труд в России при существующих там условиях для прессы. Он начал писать его, не имея даже вовсе в виду средств для его издания. Нашелся издатель, обещавший дать деньги на издание первого тома, и на эти средства с декабря 1887 г. начали появляться в Женеве выпуски «Опыта истории мысли нового времени», в которых автор резюмирует все свои предыдущие работы. В то время как пишутся эти строки (октябрь 1889 г.), появилось уже пять выпусков.— Переход JI. А. Тихомирова от революционного социализма к поддержке русского самодержавия вынудил Лаврова напечатать брошюру «Письмо товарищам в Россию» (1888 г.).— Лавров сотрудничает в последнее время в «Социалисте», издаваемом в Женеве, и в «Знамени», издаваемом в Нью-Йорке. Восемь социалистических русских и армянских групп (из которых одна — петербургская) послали в 1889 г. Лаврова делегатом на конгресс социалистов, имевший место 14—21 июля в Париже, на улице Рошшуар. На этом конгрессе Лавров был избран в состав бюро и прочел перед конгрессом реферат о положении социализма в России. Этот реферат был напечатан по-французски в «Societe Nouvelle» и в «Revue Socialiste». Оттиски вышли и отдельной брошюрой, в небольшом числе экземпляров. В 1889 г. Лавров был избран председателем на собрании русских 25-го (13) мая в Cafe Voltaire в память М. Е. Салтыкова и произнес там по этому поводу речь.

В продолжение пребывания Лаврова в Париже ему пришлось несколько раз произносить прощальные речи над могилами русских эмигрантов, между прочим, и над могилою П. Н. Ткачева 6 января 1886 г. (25 декабря 1885 г.). 30-го (18) октября 1889 г. он созвал через газеты и через частные приглашения русских, находящихся в Париже, чтобы почтить память Л. М. Когана-Бернштейна, повешенного в Якутске 19-го (7) августа того же года.

<< | >>
Источник: И. С. КНИЖНИК-ВЕТРОВ. П. Л. ЛАВРОВ. ФИЛОСОФИЯ И СОЦИОЛОГИЯ. ИЗБРАННЫ Е ПРОИЗВЕДЕНИЯ В двух ТОМАХ. Том 2. Издательство социально - экономической литературы. «Мысль» Москва-1965. 1965

Еще по теме   I БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ :

  1. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  2. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  3. 3. Моление Даниила Заточника
  4. Биографический комментарии.
  5. Анализ и интерпретация полученных данных
  6. Биографические справки[9] Игорь Чиннов
  7.   I БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ 
  8. Глава 1. Судьба Н. Я. Данилевского (школа жизни, наук и общений)
  9. Преломление идейных основ учения Мастера Экхарта в философской школе немецкой мистики
  10. Владимир Эммануилович Грабарь (1865-1956)Биографический очерк
  11. Николай Петрович Боголепов (1846-1901) Биографический очерк
  12. B книгу не вошли:
  13. 3.3. ДАННЫЕ О СЛОЖЕНИИ ЛИТЕРАТУР СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ
  14. Имея собранный банк данных, можно выделить тех, кто обследовался в период нахождения Земли на одной линии с планетами- гигантами и каким-то третьим космическим телом (планетой, Солнцем).
  15. БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
  16. Глава 5. ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПО ВОПРОСАМ ВЫДВИЖЕНИЯ И РЕГИСТРАЦИИ КАНДИДАТОВ