<<
>>

Есть ли граница у свободы?

Понятие свободы - это одно из основных понятий религии, философии, общественной и государственной жизни, имеющее, как и множество других понятий, два аспекта: негативный (“свобода от” - независимость от кого-то или чего-то) и позитивный (“свобода для” - способность и возможность для самостоятельной деятельности).

В религии свобода, причем абсолютная, ничем не ограниченная, признается только за богом. Он волен делать все, что ему угодно. Однажды он захотел сотворить “из ничего” мир (землю) - и сотворил его. В другой раз задумал сделать земных тварей - и сделал их (с тех пор люди “мучаются” на земле и славят “своего творца”, умоляя забрать их души поближе к себе, на тот свет, желательно в небесный рай). Человек же в религии - “раб божий” и должен подчиняться “божественной воле”, хотя на деле почему-то постоянно своеволит, нарушая “божественные заповеди” (конечно, как учит религия, из-за своей “врожденной греховности” и козней дьявола,

сатаны, шайтана: мол, “бес попутал” - очень удобное оправдание человеческих бесчинств).

Наука же говорит о Природе, о Вселенной, которая была вечно (как и Бог “вечен” в религии), но, непрерывно изменяясь и развиваясь, постоянно становилась по своим видам и формам другою, иной. В процессе собственной эволюции Природа создала звезды, планеты, включая Землю, а на последней - микроорганизмы, растения и животные, высшей ступенью развития которых стал человек. Подобные живые объекты, скорее всего, существуют и в бесчисленных звездных мирах, удаленных от нас на громадные космические расстояния, что предстоит выяснить науке будущего. Природа эволюционировала не случайным образом, не “абы как”, а по законам, которые связаны с глубинными свойствами движущейся материи, из которой создаются все природные объекты, включая человека. Поэтому с самого начала свобода человека (как и всех других живых существ) не абсолютна, как у выдуманного бога, а относительна и ограничена законами природы.

С

формированием первобытного общества стали появляться неписанные общественные законы, которые регулировали и ограничивали личные свободы членов рода и племени (подобные законы и сегодня действуют в стадных иерархических сообществах млекопитающих - крыс, волков, слонов, обезьян, жестко ограничивая индивидуальное поведение их членов). С появлением первой, рабовладельческой цивилизации, законы общества перешли постепенно в письменную форму, зафиксированную на камне, глине, папирусе, бумаге и других материальных носителях. Сегодня свободы человека, также как и много веков назад, относительны и ограничены законами природы и общества, но поскольку в разных государствах законы различны, то различна и степень свобод их граждан.

Главная духовная ценность человека и главное качество, отличающее его от остальной живой и неживой природы, это мышление. Всего, чего человечество достигло за тысячелетия своего существования, обязано главным образом мыслительной деятельности человека. Человек создает в своем мозгу разнообразные комбинации мыслительных элементов (знаков, символов, образов), а потом пытается их внедрить в жизнь. Мышление человека прошло длительный путь от создания первобытных каменных орудий труда до современных космических станций. Мысль человека имеет свой материальный носитель, но ничем не ограничена по своему содержанию. Она создает небывалые комбинации бывалых элементов, которые, с одной стороны, могут быть пустыми фантазиями, иллюзиями, химерами, а, с другой стороны, могут являться высочайшими достижениями разума, способными создать для человека новую искусственную реальность и новое понимание мира. Пытаться ограничить содержание мыслей человека общественными запретами и законами - это тягчайшее преступление перед человеческим обществом и будущим человеческой цивилизации. Такое преступление уже много тысячелетий подряд совершают все религии мира и, прежде всего, тоталитарные - христианство и ислам. Они уже задержали умственное и нравственное развитие человечества более чем на тысячу лет, и, возможно, эта задержка приведет к фатальной нехватке времени для решения людьми задачи выживания в условиях грозящих миру глобальных общественных и природных катастроф.

Таким образом, свобода мысли не имеет и не должна иметь общественных границ, но ограничивается лишь законами природы и способностями людей. Любые попытки контролировать и ограничивать мысли людей (с помощью религии, других тоталитарных идеологий, психотропных средств, вредоносных излучений) неизбежно приведут к деградации и вымиранию человечества как биологического вида.

За свободой мысли идет свобода устного и письменного слова (печати). Свобода слова определяется в словарях как “право сообщать информацию, идеи и мнения, основываясь на собственных суждениях, независимых от государственных или общественных установлений и ограничений”. Если свобода мысли почти абсолютна и не терпит общественных ограничений, то свобода слова относительна и должна иметь общественные ограничения. Почему и какие? Потому, что личная свобода человека в обществе кончается там, где начинается личная свобода другого человека и затрагиваются вопросы существования общества как единого целого. Государство защищает не только права каждого отдельного гражданина, но права своего гражданского общества в целом. То, что объективно угрожает существованию и благополучию общества и государства, должно быть законодательно запрещено, в том числе и в области свободы слова. В мирное время это касается всех призывов к личному и общественному насилию, убийству и войне, причем призывов по любым основаниям: идеологическим, этническим, национальным, расовым, религиозным, территориальным или экономическим. Общественные ограничения свободы слова определяются конституцией и законами государств. В теократических государствах атеизм запрещен, а потому там не может и речи быть о свободе слова (причем, не только о свободе атеизма, но и любых учений, противоречащих тоталитарным доктринам государства). О подлинной свободе слова можно говорить только в рамках свободных, нетоталитарных, демократических государств, хотя и в них она относительна и ограничена. Степень ограничения свободы слова может быть предметом общественных дискуссий и предлагаемых изменений в законодательство по свободам граждан, но она не должна препятствовать развитию в обществе науки и светского образования.

Остановимся подробнее на ограничении свободы слова по основанию пресловутого тезиса “о разжигании межрелигиозной розни и ненависти”. Что такое ненависть и чем она может быть вызвана? Об этом молчат все законы, а потому данное понятие остается совершенно размытым, неопределенным, что позволяет трактовать его каждому по собственному разумению и намерению. Ненависть - это чувство, и оно может быть вызвано, как и любое другое чувство, множеством причин. Чувства относительны и носят исключительно субъективный характер: то, что может вызвать ненависть у одного человека, для другого может стать, наоборот, радостью (например, гибель одних - радостью для других). Если какое-то чувство пытаются превратить в правовую категорию, то оно должно быть четко, без двусмысленностей определено. Нельзя судить человека за его чувства (например, ненависти к существующему строю, другому человеку, к чужой идеологии), за его мысли (в том числе и антиобщественного или антиличностного характера) и даже за его внутренние преступные намерения (например, совершить кражу или разбой), если они не реализовались в виде преступления, или материальных следов подготовки к нему. В противном случае это будет прямым нарушением прав и свобод личности: каждая личность вправе думать и чувствовать все, что ей заблагорассудится (тем более, что “нехорошие мысли и чувства”, могут быть следствием всего лишь творческой и профессиональной фантазии человека, например, писателя, философа, режиссера или актера). Судить надо не за мысли или чувства и их правомерное общественное выражение, а за конкретные призывы к насилию, приготовление к нему и само насилие, т.е. за реальные антиобщественные действия, прямо угрожающие безопасности личности, общества и нарушающие законы государства. Все иное является отрыжкой тоталитарного права, которое до сих пор еще не вычищено из законов многих демократических государств.

Следует различать факт оскорбления одного конкретного человека другим (в прошлом за личное оскорбление люди устраивали дуэли, а ныне за публичное оскорбление и клевету личность имеет право обратиться в суд с заявлением о защите своей чести и достоинства), и факт критики или насмешки над какой-либо идеологией и ее атрибутами.

В свободном и демократическом обществе одновременно существуют и действуют различные, противостоящие друг другу идеологии и соответствующие им идеологические структуры: капиталистические, социалистические, коммунистические, националистические, либеральные, христианские, мусульманские, атеистические и т.д. Все они доказывают обществу свое преимущество друг над другом, подвергая подчас уничтожающей словесной и изобразительной критике взгляды и ценности друг друга. И это многообразие взглядов и мнений является нормальным явлением для свободного общества. Только почему-то из этого многоголосого и шумного мира особые привилегии для себя постоянно ищут религиозные идеологии и их лидеры. Они, под флагом “оскорбления чувств верующих”, требуют запретить всякую критику и насмешку над своими вероисповеданиями и их “святынями”, хотя, по существу, религиозные идеологии ничем не лучше всех иных идеологий, включая атеизм.

Свои “святыни” имеются у каждой идеологии, и они постоянно подвергаются критике и осмеянию со стороны конкурирующих учений. Но, почему-то, ни господа капиталисты, ни товарищи коммунисты или социалисты, ни граждане националисты, ни даже зловредные атеисты, не кричат об оскорблении их чувств, хотя, несомненно, их чувства страдают от нападок оппонентов на их идеологии. Идеологию, т.е. систему идей и взглядов, невозможно оскорбить. Она не есть человек. Но адепты той или иной идеологии могут оскорбляться нападками на их учения. Ну, что же, пора научиться сдерживать себя, как это делают представители всех других идеологий Если у кого-то критика, дебаты, сатира, смех рождают ненависть, то им следует учиться управлять своими чувствами, а не распускать их, призывая к массовому насилию и убийству инакомыслящих. Жрецы религии за свое многовековое господство привыкли к монополии на истину и к методам достижения своих целей путем не сдерживания, а наоборот всяческого разжигания религиозных страстей верующих, используя для этого ложь, клевету, подлог и другие позорные средства.

Направить обезумевшую толпу фанатиков в нужном направлении для них было всегда, также как и теперь, главным способом укрепления собственной власти. Ярчайшим историческим примером тому является кровавая расправа в 415 г. в Александрии (по наущению архиепископа Кирилла) над женщиной-ученым, математиком, астрономом и философом Гипатией, с которой разъяренная толпа христианских монахов- фанатиков острыми морскими раковинами содрала заживо кожу. Если вернуться к французским сатирическим рисункам на пророка Мухаммеда, то возникает простой вопрос: какое дело до этих рисунков мусульманам далеких стран, которые в жизни не держали в руках журнал “Шарли Эбдо” и не видели самих этих карикатур. Ответ прост: имамы и муллы в мечетях по всему свету растрезвонили об этом простым верующим, чтобы в очередной раз подогреть их остывающие чувства и направить религиозную ярость на демократический мир. Так кто же на самом деле кого провоцирует? Любому здравомыслящему человеку ясно, что если бы не было данного повода, то исламисты раньше или позже нашли бы какой-нибудь иной.

Нетерпимость мусульман к малейшей критике исламской идеологии демонстрирует пример их отношения к выступлению 12 сентября 2006 г. перед научным сообществом в Баварии, в Регенсбургском университете, 79-летнего папы Бенедикта XVI.

В своей лекции об историко-философских различиях между христианством и исламом, понтифик неосторожно использовал цитату византийского кесаря Мануила II Палеолога (1350-1425) о насилии и жестокости в исламе: “покажите мне, что нового принес Мухаммед миру, и вам сразу станет ясно, что это только зло и бесчеловечность и, в первую очередь, указание распространять ислам силой оружия”, а потом дополнил ее собственным мнением: “Насилие не совместимо с природой Господа и души”, оговорив дополнительно, что сам не разделяет вывод Мануила. Тем не менее, выступление папы в мусульманском мире было воспринято как оскорбление и попытка продемонстрировать “христианскую католическую исключительность”, т.е. убеждение, что католицизм превосходит все другие религии. Сразу же несколько исламских экстремистских групп заявили о намерении убить папу, призывы к этому появились в интернете и были поддержаны иракским крылом “Аль-Каиды”. В Сомали, в Могадишо, после призыва местного муллы силой ответить на выступление папы, у стен детской больницы экстремисты расстреляли ни в чем не виновную итальянскую католическую монахиню Леонеллу Згарбати. Понтифик был вынужден в течение нескольких недель неоднократно публично извиняться за то, что привел в своей речи неугодную исламистам цитату, ратовал за дружбу с мусульманами, а также восславил монахиню, убитую после его речи.

Свобода совести и вероисповеданий в демократическом обществе в равной мере должна гарантировать как свободу религии, так и свободу атеизма. Свобода религии кончается там, где начинается свобода атеизма. Религия и атеизм - извечные идеологические, мировоззренческие враги друг другу. Так было, так есть и так будет! Историческая роль религии заключается в ее угасании по мере развития цивилизации, а атеизма - наоборот, в его расширении и укреплении, помощи людям в освобождении их духа от религиозных оков и религиозного рабства. Слово атеиста вызывает ненависть у жрецов религии и мгновенное желание сжечь на костре своего опасного идеологического противника. Слово же жреца, которое он возвеличивает как “божье слово”, не вызывает у атеиста ничего, кроме смеха и сострадания. Их противостояние в обществе будет до полного освобождения сознания людей от религиозных заблуждений и предрассудков. Это нормальный конфликт (как и конфликты любых других идеологий), который свободное и демократическое государство должно ограничивать в рамках своих законов, предупреждая призывы сторон к насилию и само насилие. Запрещать же конфликты идеологий на том основании, что какая-то идеология якобы “провоцирует” другую, значит оправдывать само насилие и ублажать агрессора, который пытается подавить сопротивление другой стороны и целиком поработить сознание общества собственной тоталитарной идеологией.

Время варварства кануло в лету. Всем необходимо научиться властвовать над своими дикими чувствами и достойно отвечать на те словесные или изобразительные выпады, которые наносит идеологический оппонент. Он рассказывает анекдоты о вас? А вы расскажите о нем! Он смеется над Вами? Посмейтесь над ним! Ведь ваш оппонент не приходит в ваши храмы, не разбрасывает там свои листовки или газеты, не смеется вам в лицо. Он выступает на своих собственных площадках: в интернете, средствах массовой информации и в гражданском обществе. Не нравятся вам его выступления - не смотрите и не распространяйте, отвечайте ему своими выступлениями в собственных изданиях, на своих площадках или на общественных диспутах. Не пытайтесь разжигать религиозный фанатизм среди своих верующих, ибо их безумство однажды может обратиться против вас самих.

<< | >>
Источник: Гуртовцев А.Л.. Думать или верить? Ода человеческой ослиности. Философия реального мира, или новые философские очерки о многовековых общечеловеческих заблуждениях, глупостях и преступлениях против разума и жизни. Минск 2015. 2015

Еще по теме Есть ли граница у свободы?:

  1. «ОЧЕРКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ (ПО МИЛЛЮ)»
  2. КНИГА ПЕРВАЯ Титул I. О правосудии и праве (De iustitia et iure)
  3. 1.2. Пенализация и депенализация. Уровень пенализации
  4. 2.2. Внешние свойства уголовного наказания
  5. 1. Ретроспективный анализ отечественного законодательства об ответственности за торговлю несовершеннолетними
  6. Лекция 5
  7. II.12.5.Экзистенциализм
  8. 1.2. Учет и реквизиции продовольствия в годы Гражданской войны
  9. § 1. Проблемы применения норм уголовного закона при назначении наказания за множественность преступлений
  10. § 4. Особенности применения законодательства о множественности преступлений при досрочном освобождении от отбывания наказания
  11. § 4. Проблемы совершенствования уголовного и уголовно­исполнительного законодательства в области противодействия множественности преступлений
  12. § 1. Правовой порядок властеотношений. Государственный правопорядок