<<
>>

  § 7. Основные вопросы онтологии  

Онтология — раздел философии, изучающий фундаментальные принципы бытия. Онтология и метафизика чаще всего рассматриваются как синонимы, однако это не всеобщее правило. Ряд философов не отождествляют данные термины и рассматривают их соотношение, обусловливающее различие подходов в проблеме бытия.
Одним из таких философов является немецкий мыслитель первой половины XX столетия Н. Гартман.
Николай Гартман известен своей «критической онтологией» («К основам онтологии», «Новые пути онтологии»), в которой метафизика и онтология представлены как учения, имеющие особые предметы и способы осмысления. Общее в онтологическом и метафизическом подходах к бытию, по Гартману, состоит в том, что и тот, и другой имеют дело с бытием, существующим само по себе, независимо от человека. А различие определяется признанием или непризнанием познаваемости этой реальности. То, что познано или возможно познать, изучает онтология; то, что принципиально непознаваемо, является предметом метафизики. Что касается характера проблем и способа познания, то различие онтологии и метафизики выражается в различении рацио-
32
кального и иррационального, хотя они взаимосвязаны и иррациональное может проявляться в рациональных вопросах 0 методах их решения.
К онтологии, по Гартману, относятся вопросы о структуре бытия и способах его существования, о сферах, их классификации, отношении реальной сферы и идеальной. Они взаимосвязаны, их решение должно привести к обоснованию «единства мира». Философия— это прежде всего онтология, а онтология — это прежде всего поиски целостности мира.
Онтология и метафизика в их историческом развитии то совпадали по содержанию, то различались, иногда вовсе исчезая в качестве особой проблемы. Их различие обусловлено характером вопросов о бытии; временем их постановки; акцентированием определенных аспектов бытия; подходами и методами исследования. Множество вопросов было поставлено уже в раннегреческой натурфилософии. Каковы первоначало и первопричина мира? Можно ли считать его единым? Какова основа мира (субстанция)? Из чего она состоит? Одна ли субстанция или их несколько? Является ли она вечной? Бесконечной? Это все вопросы о бытии, однако бытие здесь еще не выделено в качестве понятия.
Как мы знаем, первым, кто рассматривал проблему бытия как особую, был Парменид, когда философия уже стала выступать как форма самоопределения, как «мета»физика. Он отверг формулу «мир был, есть и будет», свойственную большинству натурфилософов, и сказал: «Бытие есть». И стал его определять.
Несмотря на то что бытие было определено как сверхчувственная реальность, как понятие, оно стало как бы ближе к человеку, потому что акцентирована проблема, что такое быть. Быть — это значит быть в настоящем, это значит жить, существовать. Не случайно историки отмечают, что У Парменида две философии и одна из них, которая создана сообразно мнению, выражает чувственную реальность. Не Дело чувств заниматься поиском сущности, — человеку дана Удивительная возможность жить в мире и чувствовать его °кРУжение. «Быть или вовсе не быть — вот здесь разреше- Нье в°проса», — говорит Парменид. Но это рассуждение не для обыденного сознания, оно относится к другой философии — умозрительной.
Центрирование всего поля философствования понятием бытия выкинуло носителя обыденного сознания на периферию миропонимания, ограничив его способности в поисках центра жизни, а стало быть, ее смысла.
Люди здесь разделились на обывателей, которых занимает текущая жизнь, вопросы ее движения, рождения и смерти; и мыслителей, которые могут позволить себе заниматься метафизическими вопросами бытия как такового. Вопросы бытия, поставленные Парменидом, уже получили освещение. Напомним, что решение их сводится исключительно к выдвижению и описанию бытия как основного метафизического понятия. Бытие здесь и основа мира, и ее центр, определяемые при помощи разума.
В период античной классики (IV-HI вв. до н. э.) проблему бытия решает Платон. По Платону, бытие субстанционально. И оно носит идеальный характер. Это целый мир идеального, содержанием которого является весь вещественный мир. Идеи прочны, устойчивы и неуничтожимы. Они организованы в определенную структуру (пирамиду), которую возглавляет «безначальное начало бытия» — идея блага. Идеи связаны между собой особой субординацией (по степени общности) и с вещами, сущностью которых они являются, сопричастны им и выступают своеобразным стимулом развития в форме идеала — образца. Платон в своем философском учении сделал попытку разрешить противоречия во взглядах на бытие — между «чистым бытием» Парменида и выдвинутыми в основу мироздания качественно особыми началами бытия — «корнями» Эмпедокла, «атомами» Демокрита; между делимостью и сплошностью, единым и многим, идеальным и материальным.
Аристотель, будучи учеником Платона, внес в учение о бытии качественные изменения. Предметом этого учения является «сущее как таковое». Философ подходит к сущему (бытию) в аспекте его четырех причин: материи, формы, начала движения и цели. Перечисленные начала осмысливаются Аристотелем в системе категорий — возможного и действительного, абстрактного и конкретного. Материя
начало движения толкуются как возможность, а форма и ИеЛЬ _ как действительность. Материя и цель выступают как абстрактно-всеобщее, а форма и начало движения как
конкретное.
Являясь учеником Платона и следуя его мысли, что проблема бытия является центральной для философии, Аристотель вносит в ее решение существенные коррективы. Он критикует платоновскую теорию идей и этим отрицает трактовку бытия как высшего родового понятия. Он понимает бытие как субстанциальную сущность единичной вещи. Бытие, по Аристотелю, представляет собой совокупность разнообразных его проявлений, где каждая отдельная вещь причастна к нему своей существенной стороной. Учение о бытии занимает в философии Аристотеля центральное место. Вопросы этого учения относятся к «первой философии», которая получила название «метафизика».
Учение о бытии особенно акцентировалось в средневековой философии, предметом которой являлось соотношение Бога и бытия, размышление, которое опиралось на самоопределение Бога: «Я есть сущий» (Исход 3: 7). Следует отметить, что в период Средневековья стал интенсивно развиваться поиск методологического обоснования теоретических представлений о бытии. Основным принципом такого обоснования является идея тождества мышления и бытия. Согласно данному принципу необходимость существования чего-либо выводится из мысли о нем. Таким аргументом пользовался еще Парменид. (Впоследствии он получил название онтологического аргумента). Фома Аквинский на основе данного принципа выстроил целую систему доказательств бытия Бога. Кроме того, он ввел метод «аналогии сущего» как способа связи Абсолютного бытия и его конечных проявлений, при помощи которого было переработано Умение Аристотеля и создан томизм как новая метафизика, ставшая традицией религиозного рационализма и существующая до наших дней.
Термин «онтология» стал употребляться немецким философом-рационалистом XVII в. X. Вольфом. В его классификации философского знания онтология относится к «рациональным теоретическим наукам», наряду с космологи- ей, рациональной психологией, естественной теологией. Она занимается вопросами субстанции мира, материи и движения, формами их существования. В решении этих вопросов X. Вольф выступал последователем известных философов, создавших онтологические учения. В определении материи он следовал Р. Декарту и определял ее как «телесную протяженность» , в понимании движения поддерживал трактовку Аристотелем «формы» как активного начала Вселенной. Онтологически он подходил к проблемам морали и права, считая их принципы и нормы естественным следствием структуры бытия и объективными по природе.
В Новое время онтология используется для обозначения теоретической конструкции бытия и в качестве онтологического аргумента, то есть способа мышления, метода. В XVII веке — веке научной революции — естественно актуализировались вопросы научного познания, метода и методологии. Проблема бытия рассматривается в аспекте связи с человеком, субъектом. «Я мыслю, следовательно, существую» , — говорит Р. Декарт. Но мысль, по Декарту, должна отвечать истине. Человека интересует прежде всего «раскрываемость» бытия. Онтологический аргумент здесь выступает как способ обоснования истины. «Истинная дедукция» Декарта означает не просто логическую операцию доказательства, но теоретико-познавательную, методологическую разработку пути к признанию очевидности действительного бытия.
Следует отметить важный исторический момент превращения метафизики как философской теории бытия в метафизику метода. Р. Декарт, разрабатывая научный (наподобие математики) способ отношения человека к бытию, включает этот способ в мир философского самосознания человека, который, с одной стороны, питается интеллектуальной связью с Богом (признание идеальной субстанции), а с другой — сознает себя как «единство» (также «научно» обоснованное) духовного и телесного начал. Как мы знаем из истории философии, онтологический аргумент (метод) Р. Декарта был односторонним, дедуктивно-рационалистическим и впоследствии получил название метафизического.
В XVIII в. онтология механистического материализма представляет собой часть философской системы, где бытие
осматривается как субстанция, вещественная, объективная неуничтожимая основа всего существующего. Главными теоретическими вопросами, относящимися к философскому осмыслению природы, являлись определение субстанции, ее состава и необходимых свойств, вопрос о единстве мира» о законах, обосновывающих это единство, о сущности сознания.
Д. Дидро, П. Гольбах, К. Гельвеций, Ж. Ламетри (французские энциклопедисты) разработали субстанциальный подход к миру, где отстаивали принцип первичности материальной реальности, взгляд на человека как на совокупность «естественно-природных» отношений, идею разумности как естественной силы природы. Эти идеи продолжали традицию античного материализма (Демокрит, Эпикур, Лукреций) и выполняли функцию мировоззренческой гипотезы, которая доказывалась при помощи средств научного познания, разработанных в данный исторический период. Их система природы является, по сути, физической картиной мира, объясняющей, раскрывающей человека как природное существо, показывающей, как силы природы функционируют в человеке, детерминируют его поведение. Поскольку лидирующей наукой выступала механика, то и природа в целом выступала как сложнейшая машина. «Человек-машина» — так называется одно из произведений Ж. Ламетри, и это был модельный образ, характерный для данного типа философствования.
Философия энциклопедистов развивала идею монизма. Ее представители неотступно критикуют явный и скрытый дуализм. Известна критика Р. Декарта со стороны Б. Спинозы и Дж. Локка; критика И. Канта — И. Фихте и Г. Гегелем; Гегеля — Л. Фейербахом. Монизм выступает как потребность, стремление и долженствующая норма исследования, является всеобщей формой, необходимым моментом Философского самосознания, мировоззрения, соответству- юЩего науке своего времени. Учение французских материалистов XVIII в. можно назвать метафизикой прежде всего из-за их метода, который был односторонен (не охватыва- Лась соДиальная реальность, не рассматривалась активная сторона субъекта, не раскрывался источник движения и пр.)
Метафизический способ мышления делает односторонней и онтологическую картину бытия. Поэтому для построения новой теоретической метафизики был необходим иной, не метафизический метод.
В немецкой классической философии начиная с И. Канта идет критика учения о бытии как учения о субстанции. Благодаря обращению к «онтологическому аргументу» в философии И. Фихте, Ф. Шеллинга и особенно Г. Гегеля происходит возврат к старому, классическому понятию абсолютного бытия. Однако особой заслугой немецкой философской классики является разработка диалектического метода, который позволил избежать трактовки абсолютного бытия как абстрактной, пустой всеобщности и соединить его с реальным конкретным бытием. Диалектический метод — этот тот самый метод, о котором говорил Кант и который позволил бы создать настоящую метафизику бытия, охватывающую и мир, и отношение человека к миру, соединяющую необходимость объективного бытия и свободу мыслящего и действующего человека.
Философия XIX в. отрицает онтологизм, считая его возвратом к средневековой схоластике. Это связано со многими причинами. Развитие науки обусловливает вытеснение самой философии. Наука считает лишним философское понятие бытия и намерена справиться своими инструментальными силами с конструированием единой картины мира. Функции философии сужаются до простых обобщений результатов конкретно-научного знания. Иррационалисты (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше) критикуют онтологию вместе с ее рационалистическим методом, превращая бытие в ничто, ликвидируя их субстратность и превращая действительный мир в мир кажущихся явлений.
С конца XIX в. и в течение всего XX философия представляет собой довольно пеструю картину с точки зрения отношения к онтологической проблематике. Позитивистская традиция, особенно в варианте логического позитивизма (М. Шлик, В. Карнап, О. Нейрат) категорически не признает классических онтологических концепций. Здесь абсолют, бытие, субстанция — псевдопонятия. Мировоззренческая функция философии ликвидируется. Предмет фило-

л жхл — анализ естественнонаучного знания с целью уточ-
софии              „
ения основных понятии с помощью аппарата логики. Главной целью логического языка науки является не допустить внедрения метафизики (как теории о мире в целом). «Ми- овоззрением» логических позитивистов выступает сциен- 1азм (от лат. «знание, наука»), согласно которому научное знание представляет собой высшую культурную ценность. Наука о природе — абсолютный эталон всей культуры. Социальные и гуманитарные науки должны строиться по типу, образцу естествознания. Логика науки, по Карнапу, есть анализ синтетических связей языка, но не природы явлений.
К отрицательной оценке классического онтологизма примыкает и аналитическая философия, в частности в ее лингвистическом варианте. (Л. Витгенштейн, Дж. Остин, Г. Райл). Главное отличие данной формы позитивистской философии от логического позитивизма выражается в том, что ее предметом является не язык науки, а естественный язык. Но поскольку естественный «язык всегда определенным образом организован, а значит, собственная функция я.імка состоит в осуществлении понимания ... мнимые философские проблемы возникают на самом деле не в силу порочности языка, а из-за гипостазирования метафизикой используемых ею слов».8
Как видим, оба варианта неопозитивизма подчеркивают порочность использования метафизики в делах науки и в них нет и намека на традиционную онтологию. Хотя логически чрезвычайно трудно обойтись без синтетической деятельности философии, без ее глобальных обобщений, что впоследствии в постпозитивизме (К. Поппер, Т. Кун, И. Ла- катос) выразилось в обращении мыслителей к некоторым традиционным философским вопросам, допускающим онтологические проблемы и в определенном смысле возрождающим метафизику.
Но прежде следует сказать, что в самом начале XX столетия возникло философское направление, которое, в отли- Чие от логического эмпиризма позитивистов, осуществило онтологический подход к анализу теоретического уровня ручного познания. Этим направлением стала феноменолога гия, а основателем — немецкий философ-рационалист Э. Гуссерль. Исходя из особенности теоретического научного познания он делает вывод, что «в основе объективности научного знания лежит логическая связь идей, образующая единство истин науки как единство значений... Истина как идеальное единство значений, усматриваемое в фактах, не исчезает вместе с фактами. Совокупность значений (смыслов) неисчерпаема, это «царство истин», в котором может быть зафиксирована любая определенность вещей, любое предметное единство. При этом истины не изобретаются, но открываются, и систематика науки коренится в систематике вещей. Задача «чистой логики» — выявить условия, при которых связи значений образуют теорию как единство объяснения определенной предметной области, т.е. выявить условия теории как таковой».9
Условно говоря, Э. Гуссерль сосредоточил внимание на определении идеальной формы бытия, которой и должна, по его мнению, заниматься философия как строгая наука. Мыслитель критикует натурализм философии и науки. Логика, по Гуссерлю, имеет иной источник и характер. Ее принципы и законы идеальны, ибо представляют нормы идеальных феноменов, в отличие от законов естествознания, управляющих вещами. Истина логики — вневременная, она не возникает и не уничтожается. Логика Гуссерля — не чистая «логика истории», не «логическая структура деятельности» — она представляет собой структурные формы воспроизведения всеобщего. Речь идет о функционировании истинного теоретического всеобщего готового знания в психической деятельности человека.
Из современных философов, критикующих как традиционную, так и нетрадиционную онтологию или метафизику бытия, наиболее крупной фигурой является М. Хайдег- гер. Он считает, что практически вся западноевропейская философия занималась подменой истинного бытия той или иной его рационализованной формой: либо это было вещественное бытие, либо идеальное по содержанию объективное бытие. На самом деле бытие, по Хайдеггеру, не является теоретическим событием. Это условия, позволяющие человеку в созерцании или действии пробиться к бытию» установить свою укорененность в нем. М. Хайдеггер высту-
за создание новой фундаментальной онтологии, кото- п восстановила бы единство человека и мира, определила его действительное место в истории.
Взгляды раннего Хайдеггера совмещают в себе феноменологический анализ, герменевтику и экзистенциализм. Предметом его исследования была онтологическая герменевтика (теория и практика истолкования, понимания). Человеческое бытие, по Хайдеггеру, изначально герменев- тично, основано на понимании. Он считает что «положен- ность» и «понимание» являются основными условиями человеческого существования. Человек сначала «положен», то есть он есть в этом мире, находит себя в нем, а затем уже мыслит, занимается истолкованием бытия, поиском смысла своей жизни.
М. Хайдеггер вводит термин Dasein («вот-бытие», «здесь-бытие», «присутствие»), который обозначает не объективное бытие, а собственное отношение человека к бытию. Человек не только есть, но соотносится с собой, миром и миром других людей. Онтология Хайдеггера, таким образом, «бытие-в-мире», и его основные атрибуты (неотъемлемые свойства предмета, без которых предмет немыслим) — расположение, понимание и речь.
Перечисленные характеристики не следует воспринимать в их обыденном значении. Это фундаментальные, онтологические характеристики, означающие открытость миру, который всегда так или иначе воздействует на человека, затрагивает его интересы, психику; возможность быть, то есть проникновение в свои возможности, усмотрение сущности своего бытия, его созерцание, мышление, самоконтролирование на выбранном пути — все это предполагает понимание, истолкование мира. Речь же составляет онтологический фундамент языка, свойство, внешне оформляющее понимание. Основные характеристики бытия-в-мире составляют единство, которое обусловливается временностью. Временность— это феномен «бывшее-настоящее», Указывающий на процесс бытия, на озабоченность, чтобы человек не затерялся в настоящем, а благодаря онтологическим характеристикам бытия осуществил себя как осмыс- Ленный проект подлинной человеческой жизни.
Специфическую онтологию создал один из главных представителей философской герменевтики Г. Г. Гадамер. Он призывал философов перейти с позиций познания на позиции понимания. Основы его учения можно изложить следующим образом. Человек в течение своей жизни накапливает опыт, большая часть которого ему передана предшествующими поколениями. Таким образом, опыт отдельного человека одновременно выступает как «опыт мира». Передача «опыта мира» осуществляется через книги — тексты^ язык. В связи с этим толкование языка текстов должно стать одним из ведущих направлений в философии.
Феномен понимания пронизывает все связи человека с миром, он имеет самостоятельное значение в науке, искусстве, сближается с опытом самой истории. Поэтому герменевтика стремится показать этот феномен в его целостном значении. «Речь идет о том, чтобы признать в нем такой опыт истины, который не только должен быть философски обоснован, но который сам является способом философствования. Герменевтика, следовательно, не является некоей методологией наук о духе, но представляет собой попытку договориться наконец о том, чем же поистине предстают науки о духе, помимо своего методологического самосознания, а также о том, что связывает их с целостностью нашего опыта о мире» w Философ критикует идеалистический подход к сознанию и самосознанию, согласно которому истина является формой знания и достигается путем применения в познании определенных методов. Согласно Гадаме- ру, истина есть не форма знания, а форма бытия человека в мире. Главной онтологической характеристикой человеческого бытия и мышления выступает историчность. Человек определен местом и временем, а следовательно, исторической ситуацией. Преодоление этой ограниченности осуществляется через текст. Понимание текста предстает не как его толкование или интерпретация, а как событие внутренней жизни, в котором представлена связь с культурой прошлого и на основе которого происходит самоосмысление человека в качестве социального существа. Онтологическим условием понимания и глубинным его источником выступает традиция, выражающая повторяемость, преемственность истории, устойчивую связь исторических ситуаций, в которых осуществляется бытие как объекта, так и субъекта.
<< | >>
Источник: Звездкина Э. Ф. и др.. Теория философии/Э. Ф. Звездкина й др. — М.: Филол. о-во «СЛОВО»; Изд-во Эксмо,2004. — 448 с.. 2004

Еще по теме   § 7. Основные вопросы онтологии  :

  1. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ ОТНОШЕНИЕ И КАРДИНАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ 
  2.   § 7. Основные вопросы онтологии  
  3. Взаимоотношение философии и науки: основные концепции
  4. 1. ОНТОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ, ИЛИ «БЫТИЕ-ДЛЯ-СЕБЯ»
  5. Вопрос 1. Философия как разновидность мировоззрения
  6. Природа философских проблем. Предмет философии и основные направления его исторической динамики
  7. ОНТОЛОГИЯ И ЕЕ ПРЕДМЕТ. БЫТИЕ И НЕБЫТИЕ КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ КАТЕГОРИИ ОНТОЛОГИИ
  8. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ: ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ И ОСНОВНЫЕ МОДЕЛИ
  9. Проблемы онтологии Субстанция и бытие
  10. 9.2. Вопрос Хайдеггера.
  11. К истории вопроса СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВЫЕ КОРНИ «ПЛЮРАЛИЗАЦИИ МАРКСИЗМА»
  12. Формирование основных политико-философских идей и теорий