<<
>>

  § 41. Относительная самостоятельность логического познания по отношению к чувственному отражению  

В генетическом плане логическое познание представляет собой отрицание чувственного отражения. По справедливому замечанию Гегеля: «...Мышление есть по существу своему отрицание непосредственно данного».50 В этом «отрицании» одновременно скрывается его зависимость от чувственного отражения.
Зависимость логического познания от чувственного отражения прослеживается в двух основных Планах: во-пер- вых, в плане генетическом (логическое познание является
311
результатом совершенствования отражательной деятельности человека), во-вторых, в гносеологическом плане (чувственное отражение является источником непосредственной связи познающего мышления с реальной действительностью). Опосредованность логического познания чувственным отражением создает предпосылку для тех особенностей, которыми оно располагает. Гегель следующим образом характеризует различие рассудка и чувства: «Так как рассудок действует по отношению к своим предметам разделяющим и абстрагирующим образом, то он, следовательно, представляет собою противоположность непосредственному созерцанию и чувству, которые, как таковые, всецело имеют дело с конкретным и остаются при нем».51 Гегель, подчеркивая отличие логического познания от чувственного отражения, выраженное в отвлечении от целого (мысленном делении целого, «отлете» от него), одновременно настаивает на единстве логического и чувственного. То есть речь идет не о полной самостоятельности данных сторон познавательного процесса, а об относительной.
Относительную самостоятельность логического познания от чувственного отражения не следует понимать как самостоятельность познающего мышления от чувственности вообще. Любая мыслительная деятельность сопровождается различными процессами чувственной активности. Речь идет лишь о способности логического мышления получать новый познавательный результат без непосредственной опоры на чувственный образ исследуемых объектов.
Относительная самостоятельность логического познания по отношению к чувственному отражению проявляется в способности логических форм отделяться от чувственных образов. По выражению Гегеля, «понятия как такового нельзя ощупать руками, и мы должны вообще оставить слух и зрение, когда дело идет о понятии».52 Это положение справедливо лишь постольку, поскольку речь идет о содержании понятия, которое функционирует, однако, в материализованной форме, что делает его чувственно воспринимаемым. Благодаря этой отделенности логических форм от чувственных образов они могут вступать во взаимодействие без обязательного обращения к чувственным данным в каж- дом случае логических связей. Свойством форм логического познания функционировать относительно самостоятельно обусловлено обратное воздействие логического мышления на процессы чувственного отражения.
Второй формой проявления относительной самостоятельности логического познания в названном отношении является свойство саморазвития логического знания, выражающееся в саморазвитии научно-теоретического познания из соответствующего первоначального научного знания без обращения к чувственным данным, характеризующим исследуемый объект. Саморазвитие научно-теоретического знания базируется на способности логического мышления получать новое знание путем логической переработки имеющейся научной информации. Таким путем получены, по существу, все обобщающие научные теории. Именно так была получена и периодическая система элементов Д. И. Менделеева, и общая теория относительности А. Эйнштейна. При построении периодической системы элементов Д.
И. Менделеев пользовался готовыми данными, характеризующими основные свойства химических элементов, и эти данные были зафиксированы на понятийном уровне. Такого рода процессы в специальных областях квантовой механики отмечает М. Э. Омельяновский: «То, что наглядные модели не имели решающего значения в создании волновой механики, особенно рельефно выступает в дальнейшем ее развитии, приведшем (наряду с развитием матричной механики) к современной квантовой механике, в которой понятие «волн материи» в его буквальном смысле не сохраняется. Тогда как понятие волновой функции в вероятностной интерпретации является одним из основных понятий. В еще более чистом виде выявилась громадная эвристическая роль метода математической гипотезы в открытии «на кончике пера» Дираком позитрона. Это открытие не только не регулировалось никакими наглядными моделями, а было сделано скорее вопреки им» .53 Громадная роль метода математической гипотезы в получении нового научного результата отмечается многими учеными. Сам по себе этот метод является частным случаем логического познания.
В теоретическом мышлении происходит экстраполяция (распространение) теоретических принципов, понятий, систем исчислений и т.п. из одной сферы научного познания на другую. Без процесса экстраполяции не создается ни одна новая научная теория. Экстраполяция является одним из проявлений относительной самостоятельности логического познания. Она позволяет выдвинуть новые гипотезы, создать новые теории без обязательного обращения к чувственному опыту. Это свойство особенно ценно, когда обращение к чувственному опыту затруднено особенностями изучаемого объекта. При экстраполяции применяются анализ и синтез, абстрактизация и конкретизация, моделирование и аналогия и другие методы логического познания.
Относительная самостоятельность логического познания связана с использованием прежнего познавательного опыта и результатов предшествующей познавательной дея- тельности.Знания, накопленные в прошлом другими исследователями, переносятся в новые условия, используются на новом уровне развития науки. Данная преемственность научного познания также обусловлена относительной самостоятельностью логического познания и является его проявлением.
В развитии теоретического познания наблюдается процесс «цепной реакции», когда глубокие изменения в какой- либо частной области научного знания распространяются затем на смежные области и далее на все другие. Например, новые результаты, полученные ядерной физикой, приводят к глубоким сдвигам в астрофизике, геологии и других научных дисциплинах и завершаются новыми философскими обобщениями. Накопленные новые данные, обнаруженные новые закономерности приводят в движение всю цепь логически связанных теорий.
Экстраполяция, преемственность в развитии выводного знания позволяют создавать новые научные теории не обязательно в связи с новыми экспериментальными данными. Способность разума давать новые идеи не является «чистой», врожденной. Эта сила разума является результатом использования прошлого познавательного опыта, навыков связи элементов знания, навыков комбинирования элементов, прошедших практическую проверку и закрепление.
Развитие познания приводит к такому количественному нарастанию содержательного знания, что становится объективной необходимостью выработка средств информационно эффективного и емкого оформления этого знания, что предполагает усиление соответствующей логической деятельности. Эта задача выполняется путем логически стройного и строгого построения знания как системы понятий, приведения его в особую теоретическую систему. Стройность и строгость теоретического знания достигается посредством четкого, «заданного» определения каждого вводимого понятия, благодаря чему каждый его элемент приобретает однозначность. Ценность такого рода построений в том, что они позволяют получать новые знания, не обращаясь каждый раз к экспериментальной практике, то есть делают возможными определенного рода предсказания.
Успехи науки таят в себе опасность преувеличения самостоятельности логического познания по сравнению с чувственным. Так, А. Эйнштейн пишет: «Пригодные математические понятия могут быть подсказаны опытом, но ни в коем случае не могут быть выведены из него. Опыт остается, естественно, единственным критерием пригодности некоторого математического построения для физики. Но собственно творческое начало относится к математике. Таким образом, я, в известном смысле, считаю оправданной мечту древних об овладении истиной путем чистого логического мышления».54
Но при всей важности чувственного отражения в познавательной деятельности человека оно не являетсй достаточным для его практической ориентации. Это связано с ограниченностью чувственного познания. Свойством обобщенного отражения обладает как ощущение, так и логический образ, однако мышление, логическое познание дает обобщение иного уровня. И в этом процессе образования обобщенных образов более высокого уровня чувственное отражение не только обеспечивает связь теоретического мышления с действительностью, но и определенным образом сковывает логическое мышление. Например, чувственный образ объекта исследования, получаемый его наглядным моделированием, не только способствует логическому анализу данного объекта, но и создает определенные затруднения, направляя логику мышления в соответствии с характером и особенностями отражаемой модели, а не объекта как такового. В результате с появлением новых данных появляется противоречие имеющегося знания с чувственной моделью изучаемого объекта. В частности, при исследовании микромира строятся чувственно-наглядные модели в масштабах макротел, что навязывает соответствующую логику мышления. Требуется специальная работа по преодолению соответствующего противоречия.
Ограниченность чувственного познания обнаруживается и в процессе непосредственного изучения объекта. Являясь важнейшей стороной опытного познания, чувственное отражение само по себе не может выполнить функцию обоснования истинности научного знания. В частности, физический опыт, по словам С. И. Вавилова, «никогда не может служить абсолютным утверждением справедливости теории. Всегда могут существовать не уточненные обстоятельства опыта, которые заставляют дать ему совсем иное толкование...».amp;5 Отражение действительности в масштабах субъекта накладывает специфический момент на познавательный образ чувственного познания. Хотя эта субъективность и не устраняет достоинства чувственного образа — быть верным отражением действительности, обладать сходством, совпадением с ней. Поэтому глубоко не прав Б. Рассел, когда утверждает, что «наши непосредственные зрительные данные в силу.их субъективности почти наверняка представляют собой не то, что имеется в физических объектах, о которых говорят, что мы их видим».66 Это преувеличение субъективности чувственного отражения, доведенное до крайности.
Отход от непосредственной связи с предметом в чувственном опыте является необходимым условием образования абстракций логического мышления, в которых и находит выражение закономерная связь, представляющая существенное в предмете. Без этого процесса наука бессильна дать объективную картину исследуемой области. По словам К. А. Тимирязева, «те отрасли эмпирического знания, которые ограничивались одними свидетельствами чувств, не доискивались до их объективного механического субстрата — ощущения вкусовые и обонятельные не. только не создали соответствующих отделов физики, но и не сделали первого шага на пути всякого научного знания, — не создали сколько-нибудь удовлетворительной классификации относящихся к области явлений».57
Развитие опосредованных форм отражения, большая их мобильность и эффективность влекут за собой потерю важности тонкого чувственного восприятия предмета, явления. Развитие общественных форм отношения человека к природе имеет своим следствием потерю жизненной необходимости остроты органов чувств. Но если в обществе появляется потребность в особо тонком чувственном восприятии в какой-либо практической деятельности, то у профессионально выделенных индивидов соответствующие органы чувств становятся в десятки раз острее в результате специализированной тренированности по сравнению с другими людьми, то есть происходит мобилизация естественных возможностей организма. Однако такого рода острота органов чувств не имеет принципиально научно-познавательного значения. Логическое познание дает знание принципиально иного уровня. Этим обусловлен скачкообразный переход от чувственного отражения к логическому познанию, что, в свою очередь, приводит к определенной противоречивости познавательного процесса.
Относительная самостоятельность логического познания по отношению к чувственному отражению имеет определенные объективные основания. Первым из них является ограниченность органов чувств и вообще чувственного отражения. Но для человеческой практики необходимо знание и тех связей и отношений, которые непосредственно не даны в чувственном отражении. Отсюда естественная потребность выхода за пределы непосредственного чувственного отражения.
Вторым объективным основанием этой самостоятельности является невозможность вычленения определенных объективных связей из индивидуальных материальных объектов, отражаемых в чувственном восприятии. Отсюда необходимость образования абстракций, идеализирован- ных систем. Касаясь экономических категорий, К. Маркс писал, что «при анализе экономических форм... нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции».58 Обобщаемые в понятии предметы становятся недоступными восприятию, а представителями предметов выступают слова, термины языка в силу их связи с определенными предметами. Знание связи слова, термина, языка с предметными реальностями дается практикой.
Относительная самостоятельность логического познания имеет свою социальную основу. Способность субъекта выходить в процессе познания за пределы чувственно данного обусловлена концентрацией в формах и законах логического познания предшествующего познавательного опыта. Общественный характер практической деятельности человека определил общественный характер его познания. Опыт, знания, понятия, являясь достоянием общества, посредством речи в процессе коммуникации передаются от поколения к ¦поколению, от одних людей к другим. Они как бы отдаляются от того практического опыта, на котором сформировались, и приобретают некоторую самостоятельность.
В логическом познании более отчетливо по сравнению с чувственным проявляется общественный характер познавательного процесса. Благодаря определенной отвлеченности от чувственных данных и выходу за пределы непосредственной чувственной связи с предметом логическое познание сразу дает знание общее для всех людей, передаваемое от одного человека к другому. Этим не обладают результаты чувственного познания. Для их передачи необходимы процесс трансформации в соответствующие понятийное формы и последующая чувственная интерпретация.
Констатируя возрастание роли логического познания, нельзя преуменьшать принципиальное значение чувственного отражения. В конечном счете, через посредство последнего осуществляется связь нашего сознания с объективной реальностью. Без этой связи невозможно никакое логическое познание. В недооценке роли чувственного отражения в общем процессе познания заключается главная ограниченность рационализма.
Абстракции теоретического мышления, выработанные на основе опытного знания при посредстве чувственного отражения, в дальнейшем сами определяют направление опытного исследования. Абстрактно-теоретическое мышление направляет чувственно-практическую деятельность, ставит перед ней цели и задачи. Через эту самостоятельность логического познания открывается перспектива для активности субъекта в познании и практике.
Опосредованность чувственного отражения логическим мышлением обнаруживается и в том случае, когда в познавательной практике применяется прибор. Прибор сам по себе есть не что иное, как воплощенный в материал результат научно-теоретического познания, логического мышления. Это объективированное и материализованное мышление. Поэтому применение прибора для получения новых чувственных данных есть процесс опосредования чувственного отражения воплощенным в материал результатом логического познания. Сам процесс применения прибора, включения его в исследовательскую цепь также есть опосредование чувственного отражения логическим мышлением, ибо представляет собой, по существу, процесс логического мышления.
<< | >>
Источник: Звездкина Э. Ф. и др.. Теория философии/Э. Ф. Звездкина й др. — М.: Филол. о-во «СЛОВО»; Изд-во Эксмо,2004. — 448 с.. 2004
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме   § 41. Относительная самостоятельность логического познания по отношению к чувственному отражению  :

  1. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ ОТНОШЕНИЕ И КАРДИНАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ 
  2.   § 31. Эволюция представлений о сознании 
  3.   § 33. Структура сознания и формы его проявления Информационная и оценочная стороны сознания.  
  4.   § 34. Сознание как самосознание  
  5.   § 39. Субъект и объект познания  
  6.   § 40. Чувственное и логическое познание  
  7.   § 41. Относительная самостоятельность логического познания по отношению к чувственному отражению  
  8.   § 43. Практика — определяющий фактор логического познания. Природа понятий  
  9.   § 48. Философские основания эпистемологии  
  10.   Статья вторая  
  11.   «И ЦЗИН» И «ЧХАНДОГЬЯ» УПАНИШАДА: ДУХОВНО-ТЕЛЕСНОЕ ТОЖДЕСТВО МАКРОКОСМА И МИКРОКОСМА
  12. § 3. Мышление как объект логики
  13. Опыт экспериментального исследования мышления
  14. з. психологияПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ
  15. XI
  16. Г.-В.-Ф ГЕГЕЛЬ