<<
>>

Проблема сознания в историко-философской традиции.

  • Отражение и его эволюция. Психика и сознание.
  • Структуры психики и структуры сознания.
  • Общественное и индивидуальное сознание, их взаимосвязь.
  • Формы общественного сознания.
  • Ключевые понятия

    Душа — внутренний мир человека, состояние его сущностных сил.

    Знание — адекватное отражение бытия в мире в форме представлений, понятий, суждений, гипотез, теорий.

    Идеальное — бытие в мире, отраженное в психике или сознании. Это субъективный образ объективного мира.

    Идеология — система деятельности по освоению мира в интересах господствующих сил данного общества.

    Информация — сообщение о характере взаимодействующих объектов бытия в мире.

    Норма — образец поведения, матрица регламента взаимосвязи и взаимодействия в системе «природа-общество-человек»

    Общественная психология — непосредственное отражение бытия в сознании людей на уровне эмоций и чувств.

    Общественное сознание — целостное образование, обладающее внутренней структурой, которая включает уровни теоретического и обыденного сознания, идеологии и общественной психологии, а

    также формы политического, правового, эстетического, нравственного, религиозного, научного и философского сознания.

    Сознание — высшая форма психической активности человека как социального существа; отражение реальности в форме образа и проектирование (творчество) на этой основе новой реальности.

    Сущностные силы человека - совокупность интеллекта, чувств человека и его воли.

    Творчество — сознательная деятельность человека, проектирующая и создающая нечто качественное новое в соответствии с потребностями человека и с учетом объективных законов развития мира.

    Ценностный ориентир — ось сознания, обеспечивающая определенную направленность человека на мир своего бытия и регулирующая мотив его деятельности.

    Назначение главы XII заключается в том, чтобы раскрыть природу и сущность сознания; исследовать его историко-философский генезис; рассмотреть эволюцию отражения до психики; выявить качественное отличие психики человека и животного; раскрыть структуры психики и сознания, выявив их взаимосвязь; рассмотреть взаимосвязь общественного и индивидуального сознания, установив их специфику.

    Проблема сознания находится в центре внимания профессионалов и любителей различных областей знания, но несмотря на их усилия продолжает хранить свою тайну. Современный человек владеет информацией о макромире, силой мысли проник в микромир, осваивает мегамир, но все еще плохо знает свое сознание.

    Остается открытым вопрос об истоках сознания. Одни рассуждают о случайности сознания. Другие рассматривают сознание в качестве атрибута космоса. Третьи космос рассматривают как атрибут сознания. Четвертые утверждают, что сознание есть творение Бога. Пятые обосновывают концепцию сознания как результата эволюции Вселенной.

    Приемлемого ответа пока нет, ибо сознание проходит по реестру метафизических проблем и относится к разряду т. н. «вечных» философских вопросов, решение которых находится в зависимости от потребностей и возможностей своей исторической эпохи.

    Сознание нельзя представить в качестве устойчивого объекта исследования. Стало быть о нем приходится говорить или рассуждать, используя косвенный язык описания и ориентируясь на меру осторожности в вопросах формулировки тезисов и их обоснования.

    Поскольку сознание работает с материалом, из которого складываются наши понятия о бытии мира и бытии в мире, и тем самым оно косвенно свидетельствует о своей онтологической укорененности, постольку вполне оправданно обратиться к проблеме сознания, после рассмотрения проблемы бытия мира и бытия в мире.

    1. Проблема сознания в историко-философской

    традиции

    Проблема сознания сложилась в условиях античности. Первоначально мысль о сознании была облечена в форму размышления о состоянии души.

    Душа рассматривалась то как воздух, то как огонь, то как движение мельчайших атомов. По Гераклиту душа (психея) органически связана с огнем всемирного Разума (логоса), выступающего в качестве первоосновы мира.

    Идея связи психеи с огнем всемирного Разума найдет свое развитие в философии Платона, где душа отдельно взятого человека предстает как отраженный свет мировой души.

    Вслед за Сократом Платон противопоставляет идеальное материальному. Изменчивому миру вещей ученик Сократа не только противопоставляет неизменный мир идей, как подлинный мир «истинного бытия», но и обосновывает приоритет идеального начала над материальным, души над телом, утверждая господство общего, существующего вне единичного и над единичным.

    Исходя из примата идеального над материальным, ставя под сомнение ценность как чувственность мира, так и чувственного уровня его познания, Платон рассматривает сознание как самосознание. Сущность мира идей открывается в акте рефлексивного сосредоточения. Предельная сосредоточенность обеспечивает субъекту рефлексии информационный материал, из которого возникают наши понятия о мире, оформляется его идеальный образ.

    В учение о сознании внес свой вклад и Аристотель. В своем трактате «О душе» он анализирует накопленный опыт познания духовной деятельности людей. Эта деятельность основывается на ощущениях и представлениях, знаниях и памяти, желаниях и воле. По Аристотелю, душа и тело связаны друг с другом так же как форма и содержание. Душа выступает организующим началом, определяет содержание человеческой жизни. От уровня развития души зависит образ жизни человека. Последний проявляется в форме растительного, животного или разумного существования и осуществления.

    В условиях Средневековья разрабатывается идея спонтанной активности души. Если в античности человек определяется как «двуногое животное с мягкой мочкой, но без перьев»; как общественное, но, все-таки, животное, то Средневековье определяет человека как существо духовное. Августин Аврелий, продолжая линию Платона, учит о самодостоверности человеческого сознания.

    Эту позицию разделяет и Фома Аквинский, в философии которого все процессы человеческой деятельности проходили по реестру сознания. В этот период язык философии обогащается новым понятием «интенция». Интенция обозначает особую направленность сознания на мир бытия, которая обеспечивается волей. Последняя выступает связующим звеном между Богом и человеком.

    На разработку проблемы сознания существенное влияние оказали и мыслители Нового времени. Если античность подарила рефлексию сознания как способности к предельной сосредоточенности и ориентиру на осуществление формулы «Познай самого себя» (изречение Фалеса или Хилона, увековеченное над входом в храм Аполлона в Дельфах), то Новое время не только реабилитировало эту абстракцию сознания, но и дополнило ее новой. Суть второй абстракции заключалась в способности сознания обеспечивать опытное знание. Отныне сознание рассматривается в качестве инструмента освоения мира.

    Фрэнсис Бэкон Веруламский обращает внимание не только на операциональность сознания, но и указывает на «ахиллесову пяту» сознания, поднимая проблему его «идолов». Идолы (призраки) отчасти присущи самой природе человеческого рода, отчасти возникли в процессе становления и развития человеческого познания, отчасти являются издержками индивидуальности человека. Призраки сознания создают ложное представление о мире, искажают подлинный лик природы, стоят на пути к истине[77]. Воспринимая конкретную действительность через призму призраков, сознание может возноситься к самым широким, квазиобоснованным обобщениям. Мыслитель не располагает средствами избавления от призраков сознания, но рекомендует держаться ближе к фактам, отдавая предпочтение эмпирическому опыту.

    Свое отношение к сознанию выразил и Р. Декарт, о чем свидетельствуют его сочинения: «Правила для руководства ума» и «Рассуждения о методе». Отбросив предрассудки и похоронив необоснованные авторитеты, сознание осваивает мир. По Декарту, все должно пройти проверку разумом, все должно быть обосновано, даже то, чему мы привычно доверяем[78].

    В философии французского Просвещения сознание уже рассматривается как функция мозга, как высшая форма отражения мира, как активный фактор жизнедеятельности человека. Но в целом сознание определяется бытием и зависит от бытия.

    Родоначальник немецкой классической философии сделал попытку, преодолеть упрощенное понимание сущности сознания. По Канту, сознание и бытие соприкасаются, но не пересекаются. Сознание автономно. Эта суверенность сознания и есть то условие, которое обеспечивает эвристический потенциал сознания, его способность познать и объяснить мир. Сознание самоорганизуется с помощью априорных форм, которые являются неотъемлемыми атрибутами субъекта познания.

    Идею активности сознания развивает И. Фихте. У него активность сознания перерастает в способность к творчеству. Свой вклад в обоснование уже не эвристического, а творческого потенциала вносят Ф. Шеллинг и особенно Г. Гегель. По Гегелю, сознание есть состояние духа, который проходит свое становление и развитие в диапазоне от нулевой отметки до абсолютного самовыражения и самосознания.

    Соединив рефлексию сознания Платона, интенциональность Средневековья и операциональность сознания Ф. Бэкона и Р. Декарта, немецкий мыслитель подготовил следующую абстракцию сознания, обосновав положение о способности сознания не только отражать мир, но и творить новый мир в формах инобытия Абсолютной идеи.

    Гегелевские категории становления и отчуждения Абсолютной идеи стали для Карла Маркса своеобразным «фонарем Диогена». Через призму становления и отчуждения Маркс увидел еще одну существенную характеристику сознания. К абстракциям «рефлексии», «интенциональности» «операциональности», «эвристично- сти» и «творчества» К. Маркс добавляет «практику» сознания, его способность к проективной деятельности.

    Практика выявила социально-историческую природу сознания, высветила целый ансамбль взаимосвязанного и структурно организованного бытия человека. И тем не менее сознание продолжает хранить свою тайну.

    Проблемность сложившейся ситуации в том, что человек в рамках бытия в мире вступает в систему как материальных, так и нематериальных отношений. Одни складываются и существуют независимо от его сознания. Другие становятся особой, субъективной реальностью бытия, складываясь на основе материальных отношений, но обретают свое специфическое содержание, проходя через призму сознания. Поэтому ни бытие человека в целом, ни отдельные его компоненты не поддаются рациональному воспроизводству на уровне рефлексии, перечеркивают возможность классического отождествления бытия и сознания, а стало быть, и определение сознания через бытие. Не говоря о том, что бытие мира сохраняет свою неопределенность в качестве трансцедентной бытийной реальности. Попытка объяснить одну неопределенность через другую только усиливает загадку сознания, приумножает его тайну.

    И все же хотелось бы завершить этот параграф главы на оптимистической ноте, напомнив, что сознание приоткрывает свои тайны. И залогом тому являются открытие и обоснование абстракции сознания.

    Рефлексия, интенциональность, операциональность, эвристическая и творческая активность, а также практика сознания позволяют сделать вывод о том, что сознание способно отражать и преобразовать мир с учетом потребностей и интересов человека как человека разумного.

    Усилия представителей философии и естествознания, психологии и социологии обеспечили предварительный вывод о том, что сознание отражает бытие в мире, является атрибутом жизнедеятельности человека. Оно возникло, функционирует и развивается в процессе взаимосвязи и взаимодействия человека с реальностью его бытия на основе его деятельности, на базе общественно-исторической, социокультурной практики. Движение к окончательному выводу обеспечат последующие поколения мыслителей. Рефлексия, интенциональность, операциональность, эвристическая и творческая активность, практика сознания — это открытый ряд, который ждет своих исследователей.

    << | >>
    Источник: Кальной И. И.. Философия.              Учебное пособие.              - Симферополь: Бизнес-Информ, 2002. - 448 с.. 2002

    Еще по теме Проблема сознания в историко-философской традиции.:

    1. Список литературы,использованной при написании работы и не бесполезной для дальнейшего осмысления проблемы
    2. 1. Множественность чисто философских систематизаций мира как историко-философский факт
    3. ИЗ ИСТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ РИТОРИКИ СО ВРЕМЕН ЕЕ ЗАРОЖДЕНИЯ. ФИЛОСОФСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ОПЫТА РИТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 
    4. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В ТРУДАХ Г. В. ЛЕЙБНИЦА, И. КАНТА, Ф. В. ШЕЛЛИНГА И Г. ФРЕГЕ 
    5.   3. Проблема человека в теологии и религиозно-философской антропологии  
    6.   2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  
    7. 4.14. Философские проблемы специальных наук 4.14.1. Философские и методологические проблемы филологических дисциплин  
    8. Ницшеанское отрицание теодицеи и смысла дихотомии «добра» и «зла» в религиозно-философской традиции
    9. Проблема сознания в историко-философской традиции.
    10. 13 1 ПРОБЛЕМА СОЗНАНИЯ И ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ЕЕ ФИЛОСОФСКОМУ АНАЛИЗУ