Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

ЮРИИ ИВАНОВИЧ ЖИЛЬЦОВ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Руфина Жильцова, Евгений Типикин

Это не очерк. И даже не полный рассказ. Это, действительно, не более чем штрихи к портрету. Может быть, зарисовки.

То немногое, чем можно почтить память человека.

И даже не в том дело, кто чего заслуживает. Памяти заслуживает любой.

Но когда человек за свою жизнь сделал действительно много, причем - для страны, то и память о нем становится чем-то большим, чем воспоминания близких людей. И нужной эта память становится всем нам живущим и тем, кто будет после нас.

Один из авторов этих строк - человек, проживший с Юрием Ивановичем всю жизнь. Другой - знал его последние десять с небольшим лет в основном по работе в РАО «ЕЭС России», пришедший в эту компанию благодаря Юрию Ивановичу безо всякой протекции после обстоятельного разговора «по душам» в самом хорошем смысле.

Многое, видимо, осталось недосказанным хотя бы потому, что всего иной раз и не вспомнишь.

Весной 1990 года Первый съезд народных депутатов России проходил в Большом зале Белого дома. Сейчас этого зала нет - восстановили изначальное архитектурное решение. Но многие из бывших депутатов, правда, отнеслись к этому решению иначе: они посчитали, что тем самым под благовидным предлогом была стерта память о парламенте РСФСР последнего созыва.

Тем парламентом одним из кандидатов на пост Председателя Верховного Совета РСФСР вместе с Б.Н. Ельциным и И.К. Полозковым был выдвинут Ю.И. Жильцов. Вот как он гораздо позднее написал (>бо всем этом в своей книге Урочный час».

«... Вечер и ночь в гостинице «Россия», где я жил, прошли в раздумьях и подготовке к выступлению. Звонили земляки, подбадривали; звонили работники ЦК - требовали. Текста у меня никакого не было. Вспомнил я о том, что обещал своим избирателям, именно па этом решил построить свое выступление. В конце дня отыскали меня корреспонденты газеты - Советская Россия» и других, фотографировали задумчивого или кисло улыбающегося. Утром газеты вышли с этими фотографиями - еще один партийный чиновник собрался мешать Ельцину и Полозкову в их борьбе за будущее России».

Почему человек начинает писать? Книги, стихи - неважно. Кажется, точнее всего об этом сказал Б. Окуджава:

У поэта соперников нету - Ни на улице и не в судьбе,

II когда он кричит всему свету,

Это он не о вас - о себе.

Юрий Иванович Жильцов, когда нагрузка на работе стала гораздо меньше и в связи с этим образовалось чуть больше свободного времени, стал писать книги. И стихи, и прозу. Казалось, что он очень хочет донести до нас что-то очень важное, чтобы что-то минувшее не забылось, не кануло в Лету вместе с днем вчерашним и чтобы мы не начали думать, что все началось с 1991 года, а раньше были только мрак и застой. Вспомнить было что.

Может, не все получалось равноценно с точки зрения литературных достоинств. Но эти книги остались документами бурной эпохи, свидетельствами человека, не просто все это видевшего, но во многих событиях участвовавшего.

Депутатство еще аукнется Юрию Ивановичу. Его, учитывая опыт, многие начали было приглашать на работу, предлагая даже высокие посты, когда не стало Верховного Совета.

Но «вдруг» всплывали данные голосования по важнейшим вопросам - а голосовал он часто против Б. Ельцина и предлагаемых им реформ - и вопрос как-то сам собой «закрывался».

Взял его на работу президент РАО «ЕЭС России» А.Ф. Дьяков. Должность была невелика по сравнению с предыдущими. Но Юрий Иванович согласился быстро. Без работы он себя не представлял. И он вернулся к тому, с чего начинался его трудовой путь: в энергетику. Просто на ином уровне.

А начиналось все зимой 1942 г., когда две солдатские вдовы (мама и бабушка) с ребенком в теплушке воинского эшелона добрались до текстильного городка города Бийска (родины отца Ю.И. Жильцова - Ивана Алексеевича Жильцова). Потом Томский политех. Затем Барнаул - работа в энергосистеме края. От мастера ТЭЦ до управляющего «Алтайэнерго» и председателя крайисполкома.

Он был не из тех людей, кто много рассказывает о своей работе. Только в последние годы попытался что-то из пережитого доверить бумаге. Правда, о себе непосредственно в его книгах все равно не так уж много.

Поэтому доверимся тем, кто с ним работал.

Вспоминает первый проректор Алтайской академии экономики и права, профессор В.П. Колесова.

«Первая беседа состоялась в кабинете Юрия Ивановича во второй половине дня. Время для страны было очень тяжелое (апрель 1989 г.), поэтому он мне показался очень усталым и озабоченным. Однако это не помешало нам очень обстоятельно поговорить о проблемах края, о тех задачах, которые он возлагает на сектор научных консультантов, созданный для правового регулирования экономических и политических отношений в крае, который мне предложено было возглавить. Мне особо запомнилась манера ведения беседы руководителя такого высокого ранга. Он не навязывал своего мнения, умея выслушать собеседника, задавал вопросы, которые и определяли направления работы. Беседа длилась более часа, и я окончательно убедилась в том, что передо мной не только эрудированный, неравнодушный человек, хорошо знающий проблемы края и страны, но и очень понимающий других людей, располагающий к себе доброжелательным отношением. Мы всем сектором встречались по вопросам правового регулирования тех или иных общественных отношений в Алтайском крае, проблемам финансового дефицита, развития политической системы и политических партий. Всегда Юрий Иванович умел внимательно выслушать собеседников, глубоко вникая в поставленные проблемы. Это был исключительно разносторонний развитый руководитель. Для него не существовало проблем, в которых он бы не мог разобраться, понять человека, помочь ему. Человеческие качества настолько отмечали Юрия Ивановича, что я никогда больше на таком высоком государственном посту не встречала такого человека».

Говорит В. Ларионов, заслуженный энергетик РФ, генеральный директор ООО «Алтайская конденсационная электрическая станция».

«С ним очень хорошо работалось. Всегда, когда надо было решить какой-то вопрос, он помогал: письмом, телефонным звонком, советом. Два раза ему один и тот же вопрос не задавался. А это: строительство воздушных линий электропередачи 500-220- 110 киловольт в крае, развитие теплоэнергетики: Барнаульских ТЭЦ-2 и 3,Бийской ТЭЦ-1, Рубцовской ТЭЦ, Катунской ГЭС, жилищно-коммунального хозяйства и всего другого...»

Вспоминает Иванов Н.А., кандидат экономических наук, в прошлом - первый заместитель председателя Горно-Алтайского облисполкома, выпускник Российско-германской высшей школы управления при Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, в настоящее время заместитель председателя Алтайского отделения Госбанка РФ.

«С Юрием Ивановичем Жильцовым я знаком еще с семидесятых. Но наиболее тесное сотрудничество с ним происходило во время моей работы в Горно-Алтайской автономной области. Он, по сути, открыл мне дверь в мир большой энергетики. В то время он работал заместителем председателя Алтайского крайисполкома, вел вопросы энергетики. Я же по долгу службы курировал электрификацию Горного Алтая. Это были как крупные проекты по строительству высоковольтных линий Онгу- дай - Иня - Акташ, Горно-Алтайск - Чоя - Кебезень - Артыбаш, так и электролинии низкого напряжения. Все это требовало постоянного взаимодействия с Министерством энергетики и электрификации СССР, Госпланом РСФСР, отделом энергетики Госплана СССР. Юрий Иванович провел меня по этим высоким кабинетам и, с его легкой руки, впоследствии решал многие вопросы я уже сам.

Не скрою, Юрий Иванович своим примером преподавал мне уроки масштабного подхода к решению проблем. Учитывая, что генерирующие мощности электростанции Алтая позволяют удовлетворить только половину потребности в электроэнергии, Юрий Иванович поддержал строительство Катунской ГЭС. При проектировании базы строительства проявился государственный его подход. Мощности завода крупнопанельного домостроения были рассчитаны на строительство только города гидростроителей. Он поддержал предложение руководства области - удвоить мощность завода с тем, чтобы прирост мощности направить на строительство жилых домов в г. Горно-Алтайске и райцентрах области, т.е. практически удвоить ежегодный ввод жилья и довести его до 100-120 тыс. м2 в год. Правда, для достижения этой цели пришлось побывать во многих министерствах, чьи предприятия располагались в Горно-Алтайской автономной области, собирая долю средств на завод КПД. Однако цель была достигнута - мощность запроектированного завода удвоена.

C помощью Ю.И. Жильцова было принято решение и начаты подготовительные работы к строительству Катунской ГЭС. В Горный Алтай прибыл из Саяногорска пионерный отряд гидроэнергостроителей во главе с начальником «КрасноярскГЭС- строя» Станиславом Ивановичем Садовским. Под руководством Усачева Юрия Кирилловича, первого начальника «КатунГЭС- строя» закипели работы в селе Майма. Был построен первый поселок на берегу Катуни, начато строительство автобазы на 250 автомобилей, заводов железобетонных изделий и крупнопанельного домостроения. Начались работы непосредственно на створе плотины самой Катунской ГЭС неподалеку от села

Еланда. В урочище Толгуек начато строительство города гидростроителей...

Трагична судьба Катунской ГЭС. Спроектированное в узком каньоне реки Катунь водохранилище протяженностью около 60 км с малой лесопокрытой площадью затопления позволяло с минимальными потерями поставить на службу человеку мощный поток - 6 тыс.м3/сек. катунской воды.

Наличие в составе проекта Катунской ГЭС контррегулирую- щей плотины высотой 20 м позволяло в случае повышенной сработки верхнего водохранилища по указанию энергосистемы не допускать резкого повышения уровня реки в нижнем бьефе KOH- тррегулирующей ГЭС. Т.е. влияние на затопление пойменных лугов Оби колебаний сброса существенно минимизировалось или сглаживалось.

Основное назначение Катунской (Еландинской) и Чемаль- ской ЕЭС - выработка ежегодно 6,7 миллиарда киловатт-часов электроэнергии, сезонное регулирование стока, выравнивание суточных расходов воды. Электроэнергию предполагалось использовать в основном на Алтае. Ввод в строй Катунского водохранилища расширил бы возможности и Новосибирского - в обеспечении водой города Новосибирска, обводнении уникального озера Чаны. В сочетании с мероприятиями по экономии воды, увеличению ее оборота, повторного использования и регулирования стока верхней Оби Новосибирским и Катунским водохранилищами обеспечивалось бы нормальное функционирование всего Сибирского региона в длительной перспективе.

На основе специальных исследований была оценена сейсмичность района строительства. В исследовании принимали участие ученые Сибирского отделения Академии наук СССР. C начала семидесятых годов изучались карстовые явления специалистами, имевшими значительный опыт работы с карстами Средней Азии и Урала. Они пришли к выводу, что активизации карста нельзя будет заметить, поскольку эти процессы протекают в известняках и доломитах чрезвычайно медленно (десятки тысяч лет).

Было оценено качество воды в водохранилище. Этим занимались специалисты АН Украины, имевшие опыт таких прогнозных оценок на водохранилищах Дона и Днепра. Убедительно было доказано, что качество воды в водохранилище при выполнении предусмотренных проектом мероприятий будет не хуже, чем в реке Катуни в настоящее время. Концентрация ртути и меди не увеличится.

Пользующиеся популярностью у туристов и отдыхающих места водохранилищами не затапливаются. Не изменится ни синева неба, ни очарование катунских зорь, не сократится количество озона в воздухе. Девяносто процентов территории водохранилищ летом выжжены солнцем и лишь частично покрыты снегом зимой. Здесь нет ни одного объекта отдыха. Опыт говорит, что, как правило, водохранилища, созданные в горных условиях, украшают ландшафт и привлекают массу туристов. Швейцария и Австрия, каждая из которых гораздо меньше Горного Алтая, а населена в несколько раз плотнее, построили уже много ГЭС, и не страдают от этого, а процветают.

Однако большинство оппонентов не ознакомились не только с проектом, но даже с основными выводами по охране окружающей среды.

C удовольствием вспоминаю нашу с Юрием Ивановичем встречу в Горном Алтае с замечательным писателем Валентином Григорьевичем Распутиным. Его привез Юрий Иванович показать место, где строится Катунская ГЭС. Два дня мы провели в поездке, посмотрели створ будущей ГЭС, урочище Толгу- ек, где был заложен город гидроэнергетиков. Два дня были посвящены жарким спорам о необходимости и целесообразности сооружения этой ГЭС. Свою непримиримую позицию Валентин Распутин очень горячо отстаивал. Собственно, это можно было предугадать, прочитав его «Прощание с Матерой». Юрий Иванович - очень аргументированно отстаивал свою позицию - о необходимости преодоления энергетического кризиса и о существенно более высокой, по сравнению с атомными станциями, экологической безопасностью гидростанций. К единому мнению не пришли. Это, правда, не помешало нам отведать ухи из хариуса на берегу Телецкого озера - жемчужины Горного Алтая. Кстати, название этого озера, Алтын-Коль, переводится с алтайского языка как «золотое озеро». Оно появилось несколько миллионов лет назад в результате тектонического сдвига пород, перегородивших русло реки Бия. Получился красивейший естественный водоем длиной около 70 км. Река Челушман несет свои воды в озеро, прорезая толщу скал с включениями окиси ртути, и никакой экологической катастрофы за это время не произошло. В озере водится рыба, звери ходят на водопой. Правый берег озера - заповедный - хранит девственную чистоту горной природы.

Что бы изменилось, если бы человеческими руками была возведена плотина на реке Катунь и появилось второе Телецкое озеро? Кому от этого стало бы плохо?

Катунская ГЭС - неосуществленная мечта Юрия Ивановича и не его одного».

Может, все дело в том, что власти «не оценили» рвения регионального руководителя, апеллирующего к государственным интересам. Дескать, знай свой шесток. Досадно, если так.

А вот тут нужны пояснения. Ю.И. Жильцов много занимался электрификацией края. И не только как профессиональный энергетик. Это была объективная необходимость развития.

Особую сложность для электрификаторов представляла Горно-Алтайская автономная область, где на 90 тыс. кв. км приходилось всего 180 тыс. населения. Своих электростанций, кроме дизельных, в области нет и до сих пор.

По заданию руководства Алтайского края Московский институт «Гидропроект» им. Жука выполнил технико-экономическое обоснование энергетического освоения реки Катунь в Горном Алтае. В нем предусматривалось строительство ряда ГЭС: Че- мальской, Еландинской, Урсульской, Шебалинской, Ининской, Аргутской. Общая мощность каскада - около шести миллионов киловатт. Тем самым могли быть закрыты не только потребности края в электроэнергии (своими ТЭЦ край не покрывал половины необходимого), но это было бы серьезное подспорье и для объединенной энергосистемы Сибири: мощность каскада ГЭС на Катуни была бы равна мощности Красноярской ГЭС.

Но многие проблемы края решить получалось.

Например, Чарышский групповой водопровод в Алтайском крае протянуть удалось.

О проблеме питьевой воды во многих районах Алтайского края, где был даже введён повышающий «безводный» коэффициент к заработной плате, было известно давно. Но вот браться за кардинальное решение этого вопроса много охотников не находилось. Не одну пару обуви пришлось истоптать Ю.И. Жильцову, чтобы было принято решение союзного правительства о строительстве Чарышского водопровода, чтобы подать в степь воду из реки Чарыш. Основным заказчиком выступил Минводхоз СССР.

Значение этого водопровода было вот в чем. Жители многих степных районных центров и сёл использовали воду, отличавшуюся большим содержанием солей: пить её было опасно. Но одновременно со строительством Чарышского водопровода решался и вопрос бесперебойной работы электроэнергетического хозяйства.

Для решения этих задач нужно было объединить усилия многих ведомств, найти специалистов, занимающихся делом, может быть, не столь престижным, но людям необходимым.

Будут ли жители Алтайского края через какое-то время вспоминать Юрия Ивановича за вечерним чаепитием - сказать трудно. Он сам называл массу людей, благодаря которым водопровод «состоялся». Но себя оставлял в стороне.

Еще об одной проблеме, которая в перестроечные годы возникла «неожиданно», хочется сказать особо. Это проблема Семипалатинского полигона.

Жители юго-западных районов края жили в 100-150-километровой зоне от Семипалатинского полигона, на котором испытания ядерных устройств долгие годы проводились в атмосфере. А ветры в этих местах почти круглый год дуют в сторону

Алтая.

На Первом съезде народных депутатов РСФСР Ю.И. Жильцов впервые сказал об этом в открытую с трибуны.

В конце концов Алтайские депутаты добились, чтобы Алтаю для ликвидации последствий ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне были выделены средства, на которые построен краевой больничный комплекс, выплачиваются компенсации, тысячам жителей Алтая оказывается квалифицированная медицинская помощь...

В «лихие девяностые» страна искала выход из экономической разрухи после распада СССР. Заботясь о людях Алтайского края и их благосостоянии, Ю.И. Жильцов, став к тому времени кандидатом экономических наук, добился в Совете Министров РСФСР права создания на территории края свободной экономической зоны (СЭЗ «Алтай») с целью подъема его экономики, развития производительных сил и улучшения жизни населения.

Такие зоны уже были созданы в приморских городах России - г. Калининграде и г. Находке.

А.А. Глумов, заместитель управляющего СЭЗ «Алтай», писал об этом так:

«Необычность предложения Ю.И. Жильцова заключалась в том, что Зона предлагалась к реализации не в отдельных городах (анклавах), а на территории всего края, обладающего многообразными промышленными и сельскохозяйственными продуктами, а также объектами культуры, здравоохранения и туризма».

Первым управляющим такой Зоны краевым Советом народных депутатов был утвержден Ю.И. Жильцов.

Предпосылки для привлечения иностранных инвестиций, повышения качества продукции и ее конкуренции на международном рынке имелись в краевом центре, г. Бийске, г. Горняке, г. Заринске и ряде других населенных пунктах края. Алтайские прессы, кокс, продукция оборонных заводов, полиметаллы, лекарства, мед, научные разработки нынешнего Наукограда в г. Бийске, хлеб и его производные были совершенно реальной продукцией, способной конкурировать с производителями Европы, Азии и Америки.

Несмотря на то, что Алтай больше известен как крупный многоотраслевой сельскохозяйственный регион, в его недрах находится много полезных ископаемых с уже разведанными и прогнозными запасами. Основная ценность связывается с месторождениями полиметаллических руд северо-западной части Рудного Алтая, расположенной на юге Алтайского края. Эта рудная провинция является основным поставщиком свинца и цинка, а также значительного количества меди, кадмия, благородных металлов, серы и других 15 химических элементов.

Часть Рудного Алтая осталась теперь в Казахстане, но и российская его доля обладает большими, пока недостаточно разведанными запасами полиметаллических руд. Этот прогноз блестяще подтвердился в последние десятилетия, когда геологи открыли и подготовили к промышленному освоению большую группу месторождений, запасы которых утверждены Государственной комиссией по запасам и поставлены на Государственный баланс. Эти месторождения позволяют обеспечить сырьем не только действующие предприятия, но и развивать новые. Разведанные руды отличаются богатым содержанием и многоком- понентностью, позволяют производить обогащение, находятся в обжитой южной части Алтайского края.

Кроме полиметаллических, в Алтайском крае разведаны большие запасы железных руд. Речь идет в первую очередь о Белорецком и Инском месторождениях, находящихся в Змеиногорском и Чарышском районах. Это все говорит о том, что Алтай уже в обозримом будущем мог бы стать крупным поставщиком ценных для промышленности России металлов, а также для поставки руд на экспорт.

Одним из основных направлений работы администрации СЭЗ «Алтай» было обеспечение изучения социально-экономического потенциала края иностранными инвесторами, деловыми кругами стран Западной Европы и США, Юго-Восточной Азии и тихоокеанского побережья. Администрацией СЭЗ «Алтай» создан банк данных по сырьевым ресурсам с предложениями иностранным партнерам по сотрудничеству. В частности, такие предложения были доведены до деловых кругов Италии во время международного симпозиума в городе Ареццо в октябре 1991 года, до финансовых кругов Германии во время консультаций с правительством, прошедших в Бонне в январе-феврале 1992 года, до предпринимателей Финляндии. А заместителями - до деловых кругов Тайваня, Испании, Объединенных Арабских Эмиратов, Великобритании, Южной Кореи, США, Японии, Бельгии, Швейцарии.

В 1992 году совместно с краевым Советом и администрацией края в соответствии с программой развития свободной экономической зоны была закончена подготовка концепции развития минерально-сырьевой базы Алтая по основным отраслям. Это полиметаллические и железосодержащие руды, каменный уголь, строительные материалы, минеральные воды, россыпное золото. Для реализации программы с согласия краевого Совета и администрации края были привлечены внебюджетные средства - инвестиции российских предпринимателей «Уралин- вест», «Импульс», «Яшма»; создано акционерное общество «Ал- тайинвестполиметалл».

C целью увеличения инвестиций в освоение природных богатств края администрацией СЭЗ разработана программа соз-

Дания субзоны по освоению минерально-сырьевых ресурсов в пределах юго-востока Алтая с предоставлением ряда льгот. Были подготовлены и направлены материалы Президенту России как по проблемам извлечения золота и серебра из месторождений полиметаллических руд, так и по их промышленному освоению.

Для создания страхового залогового фонда под привлекаемый иностранный капитал был подготовлен перечень объектов, которые могли бы являться предметом залога под соответствующие кредиты. Подготовлены документы под концессионные разработки минерально-сырьевых ресурсов, начата реализация проекта создания международного аэропорта и субзоны на его территории, построен грузовой терминал для обработки грузов в аэропорту, приступили к созданию открытых таможенных складов, на самолетах ИЛ-76ТД начали выполняться международные чартерные рейсы.

Наибольшая инвестиционная активность наблюдалась со стороны германского капитала. Германия стремилась привлечь немецкий капитал не только в Немецкий национальный район (в том, что такой район был воссоздан, тоже заслуга Юрия Ивановича) , но и на Алтай в целом. Пакет предложений администрация СЭЗ совместно с комитетом по экономике администрации края направила в комиссию Европейского Сообщества на привлечение инвестиций по программе конверсии оборонного комплекса края и переработки сельскохозяйственной продукции.

Не вина организаторов СЭЗ «Алтай», что она не дала ожидаемого эффекта в силу общего недоверия в то время к российским производителям, к нестабильности его политического уклада и международных взаимоотношений.

Особые слова - об электроэнергетике. На Алтае Ю.И. Жильцов прошел путь от дежурного электромонтера до управляющего энергосистемой; именно при нем, при его непосредственном участии и руководстве шла сплошная электрификация края, получила становление и развитие вся большая энергетика современного Алтайского края и республики Алтай. Это слова Семена Раппопорта, старейшего энергетика Алтайского края, с которым Ю.И. Жильцов протянул тысячи километров ЛЭП.

Электроэнергия от государственных сетей означала не только нормально работающий телевизор и свет в доме. Значение этого события было много весомее. Ваше село, если в нем есть электричество от государственной электросети, не запишут в неперспективные, не закроют школу или больницу, не придется уезжать из него в поисках лучшей доли.

Что же такое неперспективные села? А вот что: в пятидесятые годы было на Алтае более 2300 сел, после освоения целины число их даже добавилось. Пришло время электрификации, телефонизации и решения других проблем инфраструктуры алтайского села, и тогда встала серьезная проблема. При плотности населения около 10 человек на один квадратный километр распределено оно неравномерно. Менее одного человека приходилось на эту удельную площадь в восточных и предгорных районах, да и в ряде степных районов народу не густо.

Расходы на инженерное обустройство сел в этих местах предстояли особенно большие, а денег выделялось в обрез. Вот и решили властные головы, не спросив людей, провести сселение отдаленных и малонаселенных пунктов, а проще говоря, перевезти людей со скарбом на центральные усадьбы колхозов и совхозов. Причем сразу после решения о неперспективности стали закрывать в этих поселках школы, медицинские пункты, магазины. Арифметика этого решения, возможно, и верна, но вот с высшей математикой людских привычек, традиций и просто желания жить там, где жили предки, не получилось. Так и возникли несколько сотен поселений в крае, где все обустройство не отличалось от того, что было в период заселения края русскими в восемнадцатом веке.

Встал вопрос: их электрифицировать, или пусть так живут и давайте строить новые села, современные? Крайисполком старался включить эти поселки в планы электрификации, но не всегда получалось, поскольку большинство из них по всем бумагам были ликвидированы. Приходилось искать какие-то особые, как сейчас говорят, неформальные решения.

Электрификация Алтая - эта огромная работа, растянулась для Ю.И. Жильцова на четверть века. Ему в эту работу предстояло не только включиться, но и стать в ней одним из идеологов и организаторов. Заказчиками по строительству объектов сельской электрификации выступали к тому времени энергетические управления Минэнерго по всей стране. На Алтае - это «Барнау- лэнерго», а заместитель управляющего по сельской электрификации - главный заказчик по проектированию строительству, а в дальнейшем - организатор эксплуатации всех построенных объектов.

Сейчас стали легендой ЛЭП-500 Экибастуз - Барнаул - Ша- рыпово (Катэк), ЛЭП-500 киловольт Челябинск - Кокчетав- Экибастуз - Рубцовск - Барнаул - Новосибирск.

Строительство шло ежегодно по 2500 километров распределительных сетей 0,4 - 10 киловольт с трансформаторными пунктами и до 1000 километров ЛЭП напряжением 35 киловольт и выше. Да еще соответствующее количество подстанций! Именно тогда была заложена основа того, на чем держится электроснабжение Алтайского края в целом, и алтайского села в частности.

Мы слышали в последние годы от нынешних руководителей энергетики, что в энергетику 20 лет не вкладывалось серьезных инвестиций. Возможно, они просто далеко не все знали.

В последнее время Ю.И. Жильцов начал писать о той реформе электроэнергетики, которая была проведена, и дал ей весьма нелицеприятные оценки уже с учетом тех событий, которые произошли после завершения реформы. Но опубликовать он свои заметки не успел.

Ю.И. Жильцов знал Алтай прежде всего по ЛЭП, от опоры до опоры, ко многим из которых его руки прикасались.

Летом 1975 года началось строительство Барнаульской ТЭЦ-3. Юрию Ивановичу нужно было найти толкового, увлеченного делом директора этой стройки-3.Он нашел его в Красноярске. Это Распопов В. И. Ныне заслуженный энергетик РФ, председатель совета ветеранов Барнаульских ТЭЦ-1 ,ТЭЦ-2 ,ТЭЦ-3 и БТЦ.

Вот как он вспоминает то время.

«Барнаульская ТЭЦ-3 - это в буквальном смысле детище Юрия Ивановича Жильцова, т.к. он совместно с городскими и краевыми властями добился решения Правительства СССР о строительстве ТЭЦ-3 в г. Барнауле. Затем организовал проектирование и производство строительно-монтажных работ объектов ТЭЦ, подготовку эксплуатационных кадров: инженерно- технических работников и рабочих. И вот 31.12.1981 г. первый энергоблок Барнаульской ТЭЦ-3 в составе парового котла БКЗ - 420 и турбоагрегата ПБ - 80/100 был пущен на комплексное опробование и включен в параллельную работу с Единой энергетической системой страны.

И хотя Юрий Иванович с марта 1981 г. уже работал заместителем председателя Алтайского крайисполкома, первым, кому я докладывал о ходе строительно-монтажных и пуско-наладочных работ, - был он.

Юрия Ивановича отличала высокая порядочность, трудолюбие, знание дела и патриотизм. Очень жаль, что он не знал меры - работал на износ».

Позднее в одной из своих книг Юрий Иванович очень коротко напишет обо всем этом: «Мне был дан небольшой кусок времени, когда я мог реально влиять на жизнь Алтая. Работал «без страховки», открыто, не подстилал солому, поверив в демократию, как в прекрасную форму управления обществом равных возможностей для всех людей».

Бывало, близкие могли «укорить» его за неумение и нежелание приспосабливаться, обращаться к «нужным» людям... А он, посмеиваясь, говорил: «Мыла не напасешься, чтобы отмыть руки от их рукопожатий».

Название первой книги «Я люблю тебя, Алтай» лейтмотивом проходит через все творчество Ю.И. Жильцова. Так было и в его делах. Он признавался: «Далеко не все из задуманного удалось сделать. Но я свято верю в народную мудрость, родивніую слова «лиха беда - начало». Добрые дела убить нельзя, их можно отодвинуть в сторону, дать им другое имя, бросить в них ком грязи... Но это временно. На том и стоим, дорогие земляки...»

Вместо послесловия

Юрий Иванович Жильцов родился в Костроме на Волге в 1940 году. Вырос на Алтае. В 1962 окончил Томский политехнический институт по специальности инженер-электрик. В 1962- 1973 гг. работал в «Барнаулэнерго» (позднее «Алтайэнерго»), где прошел путь от дежурного электромонтёра до управляющего. C 1968 по 1971 год принимал участие в создании Монгольской энергосистемы.

Около 10 лет отдал партийной работе в качестве секретаря крайкома КПСС по промышленности и первого секретаря Барнаульского ГК КПСС. Избирался председателем Алтайского краевого Совета народных депутатов, был Генеральным управляющим Администрации Свободной Экономической Зоны Алтайского края, дважды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР.

Кандидат экономических наук.

За большой вклад в развитие электроэнергетики Ю.И. Жильцов награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалями СССР и МНР. Являлся членом Союза писателей России и членом Союза журналистов России. За книги «Знак уходящего лета», «Яблочный спас», «Исповедь», «Рассудит жизнь», «Заветное слово» стал лауреатом премии им. А.С. Грибоедова «За верное служение отечественной литературе», награждён почётным дипломом «Золотое перо Московии».

Об авторах

Жильцова Руфина Михайловна родилась в городе Бийске Алтайского края в 1939 г. В 1962 году закончила Ленинградский Государственый институт культуры им. Н.К. Крупской и была направлена на освоение целинных и залежных земель. C 1962 по 1968 работала библиографом Алтайской краевой научной библиотеки. В 70-е годы работала в Монгольском государственном университете по созданию каталога ’Монголика ” в рамках задания ЮНЕСКО.

В 1978 году стала лауреатом премии Ленинского комсомола Amman в области литературы, искусства и журналистики. В 1980 году ей присвоено почётное звание “Заслуженный работник культуры РСФСР”. Была организатором Алтайской краевой юношеской библиотеки и краевых курсов повышения квалификации советских работников.

Типикин Евгений Владимирович родился и вырос в селе Перемышль (районный центр Калужской области). Окончил Перемышлыкую среднюю школу и историко-филологический факультет Университета дружбы народов им. П. Лумумбы (ныне Российский Университет дружбы народов). Работал в газетах

«Известия», «Неделя», «Московские новости», пресс-службе РАО «ЕЭС России», руководил пресс-службой Администрации города Королева Московской области. Печатался в газетах «Комсомольская правда», «Век», «Независимая газета», «Российская газета», «Вечерняя Москва», журналах «Посев» и «Наука в России». В настоящее время - PR-эксперт. Член Союзов журналистов Москвы и России, лауреат премии фонда Сороса.


<< | >>
Источник: Б.Ф. Шубин. Томские политехники - на благо России: Книга пятая. M.: Водолей,2011. - 440 с.. 2011

Еще по теме ЮРИИ ИВАНОВИЧ ЖИЛЬЦОВ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ:

  1. ЮРИИ ИВАНОВИЧ ЖИЛЬЦОВ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ
  2. СОДЕРЖАНИЕ