<<
>>

§§324-328. Наследственное право

§324. В 4-м периоде перемены в наследственном праве заключаются частью в теоретической обработке старого материала, частью в создании новых материальных правил. Первая часть перемен была исполнена юристами.

В этом отношении мы остановимся на разработке понятия о наследстве и о hereditas jacens. Перемены второго рода были произведены новыми источниками права, преимущественно сенатусконсультами. Одни из них имели в виду восполнить важный пробел в наследовании по закону, именно признать и определить наследственное право матери относительно ее детей, и наоборот (Sctm Tertullianum и Orphitianum). Другие признали юридическую силу за одним видом завещательных распоряжений, который прежде имел только нравственное значение (фидеикоммисс).

§325. Теоретическая разработка (конструкция) понятия о наследстве и о hereditas jacens*(1105). Мы видели (§147), что уже во 2-м периоде наследник не только получал наследственные вещи, но также обязательственные права и наследственные долги. Однако даже еще в 3-м периоде в сознании юристов, иначе в теории, не существует понятие о наследстве как о чем-то целом, независимом от отдельных наследственных предметов. Напротив, сознательно, теоретически, юристы времен республики понимали наследство как сумму отдельных вещей; долги же они возлагали на наследников не потому, чтобы этого требовало последовательное применение понятия о наследстве, а потому, что этого требовало чувство справедливости, aequitas. Потому-то usucapio hereditatis и состояла в завладении отдельными наследственными вещами, и interdictum quorum bonorum давал право требовать от посторонних лиц в свое владение опять-таки отдельные наследственные вещи.

По-видимому, уже в начале империи совершается переворот во взгляде на наследство, и можно думать, что переворот этот был сделан Лабеоном. Этот юрист высказывает взгляд, что наследство (т.е. и hereditas, и bonorum possessio, и цивильное и преторское) не зависит от своего состава, что оно есть право, нечто бестелесное, и потому может состоять из одних прав, т.е.

вещей бестелесных. "Hereditas autem bonoramve possessio, ut Labeo scribit, non uti rerum possessio accipienda est: est enim juris magis, quam corporis, possessio. Denique etsi nihil corporale est in hereditate, attamen recte ejus bonorum possessionem agnitam Labeo ait"*(1106). А у позднейшего классического юриста, Ульпиана, мы находим еще более развитое определение о наследстве, определение, в котором наследство признается существующим даже тогда, когда оно состоит из отрицательной величины, из долгов: "bona... ita accipienda sunt, universitatis cujusque successionem, qua succeditur in jus demortui suscipiturque ejus rei commodum et incommodum; nam sive solvendo sunt bona, sive non sunt (т.е. состоит из долгов), sive damnum habent, sive lucrum, sive in corporibus, sive in actionibus: in hoc loco proprie bona appellabuntur"*(1107).

Это понятие о наследственном имуществе как об идеальном целом, независимом от его отдельных составных частей, выработанное в наследственном праве, затем было перенесено на приданое и пекулиум (§318 и 319).

Но и в области самого наследственного права это понятие послужило исходным пунктом для выработки другого нового понятия - о hereditas jacens. Потребность, давшая толчок к выработке этого понятия, заключалась в следующем. После смерти наследодателя наследники иногда медлили со вступлением в наследство, так что между смертью (открытием наследства) и принятием наследства могло пройти иногда довольно продолжительное время. В наследственном имуществе, которое лежало (jacebat) в ожидании наследника, могли произойти в этот промежуток разные перемены; например, наследственные рабы, продолжая управлять промышленным заведением (как institores), могли приобретать вещи и обязательственные права, делать долги, могли получить наследство и т.п. Рождался вопрос: на кого же падали все эти перемены, на кого переходили права и долги, возникшие в промежуток? Интерес будущих наследников и кредиторов умершего и вообще интерес порядка требовал, чтобы все эти перемены не пропали бесследно. Если они переходили на наследника, то как объяснить этот переход, когда непрерывность преемства между наследником и наследодателем была нарушена продолжительным промежутком времени? Римские юристы должны были дать ответ на этот вопрос и, так сказать, оправдать его теоретически.

При решении этой задачи юристы исходили из того, что наследство умершего есть нечто целое. Это понятие дало им мысль, что за наследством должно сохранять эту цельность и в промежуточный период, который они называли hereditas jacens. Но чтобы объяснить теоретически (конструировать) это положение наследства, они выставили предположение, что лежачее наследство само есть лицо, или, выражаясь нашим термином, что hereditas jacens есть юридическое лицо*(1108).

Но затем возникал вопрос: чье же лицо представляет наследство: лицо наследника или наследодателя? По-видимому, об этом шел спор еще во 2-м в. империи*(1109). Возводить наследство к лицу наследника было неудобно, потому что в промежуточный период наследник не был известен. При Ульпиане вопрос был решен окончательно в том смысле, что hereditas jacens представляет лицо умершего наследодателя: hereditas enim non heredis personam, sed defuncti sustinet*(1110). Сообразно с этой конструкцией лежачего наследства все перемены в наследственном имуществе, т.е. все вновь возникающие права и обязанности, возводятся к лицу умершего и обсуждаются по его правоспособности. Например, если в период hereditas jacens раб, находившийся в наследственном имуществе (servus hereditarius), был назначен кем-либо наследником, то вопрос о том, имеет ли силу это назначение, обсуждался по правоспособности его умершего господина: если этот последний в момент смерти имел testamentifactio, именно право быть назначенным наследником, то и раб считается наследником, и назначенное ему наследство может быть приобретено вместе с другим имуществом его будущему господину, хотя бы это последний сам не имел testamentifactio*(1111).

§326. Senatusconsultum Tertullianum и Orphitianum. Преторское наследственное право (bonorum possessio) не подверглось существенным изменениям в настоящем периоде, кроме только того, что оно в глазах общества и юристов все более сближалось с цивильной hereditas. Но принципы, положенные в основу bonorum possessionis, не ограничились сферой преторского эдикта. Они стали проникать и в постановления других органов права. Так, один из важнейших преторских принципов, признание кровного родства, когнатства, за основание претензий на наследственные права, вызвал к жизни два постановления сената, состоявшиеся во 2-м веке. До этого времени мать, если она не состояла у своего мужа inmanu, не имела никаких прав на имущество, оставшееся после ее детей, умиравших без завещания. Точно так же и наоборот, дети не имели никаких прав на наследство после матери, умиравшей без завещания. Этот именно важный пробел и пополнили сенатские постановления. Senatusconsultum Tertullianum, изданный при Адриане, постановил, что мать, имеющая jus liberorum (trium vel quattuor; см. §294 N 5), может наследовать ahintestate своему сыну или дочери преимущественно перед всеми агнатами и когнатами умершего, если даже дети были рождены ею вне брака (vulgo quaesiti). Однако прежде нее могли наследовать, в качестве heredes или bonoram possessores, sui и другие дети (liberi) умершего, его отец и родные и единокровные братья (fratres consanguinei). Если же этих лиц в числе наследников не было, а были родные и единокровные сестры умершего (sorores consanguineae), то мать наследовала вместе с ними и получала одинаковую часть*(1112).

Несколько позже, при императоре Марке Аврелии, Senatusconsultum Orphitianum постановил, что сын и дочь имеют преимущественно перед всеми агнатами и когнатами матери право наследовать этой последней ab intestato, без различия, будут ли они законными или естественными детьми*(1113).

<< | >>
Источник: Боголепов Н.П.. Учебник истории римского права (под редакцией и с предисловием Томсинова В.А.). - "Зерцало", 2004 г.. 2004

Еще по теме §§324-328. Наследственное право:

  1. Библиографический указатель
  2. Примечания
  3. СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ. КОСМИЗМ И АНТРОПОЛОГИЗМ (продолжение) 
  4. § 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений
  5. § 1. Понятие и значение элементов механизма осуществления права и исполнения обязанности
  6. Содержание
  7. §§324-328. Наследственное право
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. Понятие poploe и куриатные комиции
  10. РАЗДЕЛ III. ПРАВОВЫЕ АКТЫ И ДОКУМЕНТЫ 1822-1892 гг.
  11. Комментарии
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -