<<
>>

3. Исполнение, обеспечение обязательств, их прекращение и защита обязательств


Исполнение и обеспечение обязательств.
Исполнением обязательственных отношений считалось само совершение должником ожидаемых от него действий в пользу кредитора. При этом должны были соблюдаться следующие условия:
Исполнение должен осуществлять сам должник; если же обязательство за должника исполняет другое лицо, то это допускается только в тех случаях, когда ценность и качество исполнения не зависит от личности должника.
Так, мастер, которому заказано художественное изделие, не может поручить исполнение кому-то другому, а вот занятая сумма денег вполне может быть возвращена кредитору по просьбе должника (и даже без его ведома) другим лицом, причем, кредитора не касается, какие отношения связывают это лицо с должником. Если предметом обязательства является вещь или деньги, то лицо, исполнившее обязательство, будь то сам должник или кто-то другой, должно иметь право распоряжаться своим имуществом.
Принять исполнение (получить вещь, деньги, принять работу) должен либо сам кредитор, либо его полномочный представитель. Уплата долга какому-либо другому лицу не прекращала обязательства.
Обязательство должно быть исполнено целиком, а не по частям в соответствии со своим содержанием.
Обязательство должно быть исполнено в надлежащем месте, которое либо указано прямо, либо подразумевалось при заключении сделки. Если место исполнения не было указано, то обязательство следовало исполнить по месту жительства должника или кредитора, или по желанию одной из сторон. Если необходимо было установить рыночную стоимость предмета обязательства, то она определялась путем спроса и предложений и с учетом цен, существовавших на месте исполнения.
Обязательство следовало исполнить в срок, указанный при заключении сделки. [71] Если срок не был определен, то по общему правилу, обязательство надо было исполнить по первому требованию кредитора (Дигест. Кн.50. Тит. XVII, 14), но с учетом самой обстановки (места исполнения, возраста, пола, состояния здоровья самого должника, время года и т.д.)
Если исполнение обязательства в физическом и юридическом смысле невозможно, общее правило Римского права гласило: impossibilium nulla obligatio est, т.е. невозможное не может вменяться в обязанность. Иными словами, обязательство с невозможным предметом ничтожно. Это положение о невозможности исполнения обязательства является объективным.
Субъективный характер невозможности обязательства предполагает такую ситуацию, когда исполнение, возможное для других, становится невозможным для данного лица.
В случае родовых обязательств, то, как уже отмечалось, наступление невозможности их исполнения было исключено. Что касается невозможности исполнения обязательства, то необходимо различать была ли изначальная невозможность или она вытекала из каких-либо предшествующих действий. Изначальная невозможность предполагает, что исполнение обязательства становилось невозможным уже во время заключения контракта.
В этом случае impossibilium применяется, как общее правило и обязательство по этому правилу связано с negatoria bonae fidei, т.е. правовым актом, основанным на доброй совести, если должник сознавал невозможность исполнения обязательства; в таком случае он действовал вопреки доброй совести и был ответственен за издержки.
Последующая или вытекающая из каких-либо действий и событий невозможность исполнения предполагает, что во время заключения контракта исполнение обязательства было возможно, но затем оно оказалось невозможным из-за последовавших событий. В этом случае создавалось действительное обязательство, но прежде чем оно могло быть выполнено, оказывалось, что его исполнение становилось совершенно невозможным. В этой ситуации Римский правовой принцип impossibilium nulla obligatio est iura также был применим.
Из этого следует, что должник освобождался от обязанности исполнения обязательства и риск за последующую невозможность его исполнения всецело брал на себя кредитор. Однако это может привести к несправедливым последствиям vis a vis с кредитором, так как исполнение могло быть невозможным по следующим причинам:
должник умышленно мог создать условия невозможности исполнения обязательства;
невозможность исполнения могла быть результатом небрежности должника;
исполнение могло стать невозможным из-за casus fortuitus, т.е. события независимого от воли должника (например, несчастный случай);
невозможность исполнения могла быть обусловлена природной высшей непреодолимой силой.
Было бы несправедливо освобождать должника от обязанности исполнения обязательства во всех этих случаях. Поэтому Римское право выделило число исключений из общего правила impossibilium. В связи с этим установлены случаи, когда невозможность исполнения обязательства не освобождала должника от выполнения своих обязанностей, но в этом случае кредитор мог установить свой личный иск, происходивший из его контракта с должником. По этому иску он мог требовать возможного исполнения обязательства либо компенсации издержек, основываясь на роде контракта. При этих обстоятельствах должник был лицом обязанным.
Ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства подразумевает наличие вины (culpa) с его стороны. Под виной подразумевается не только злой умысел (dolus), т.е. сознательные действия или бездействия, заведомо направленные в ущерб кредитору, но и неумышленная небрежность, неосторожность, легкомысленность. "Нет вины, если все сделано, как следовало сделать достаточно осмотрительному человеку (Дигест. Кн.9. Тит. II,30); стало быть, вина налицо, если должник не проявил элементарной заботливости и осмотрительности, хотя и не желал причинить кредитору ущерб. [72]
Среди степеней вины римские юристы выделяли легкую вину или небрежность (culpa levis) или culpa levissima, т.е. простейшая небрежность. Речь идет о таком поведении должника, которое не допустил бы заботливый хозяин. Ответственность за злой умысел и грубую неосторожность должник нес всегда. За легкую небрежность он мог не отвечать в том случае, если обязательство вытекало из договора, который не приносил самому должнику никакой выгоды и не предоставлял для него интереса. Примером такой сделки может служить договор хранения: по Римскому праву лицо, принявшее вещь на хранение, не должно требовать вознаграждения так, что данный договор заключается исключительно в интересах кредитора.
Своеобразным видом легкой вины римские юристы признавали легкую вину в конкретных условиях (culpa levis in concreto). В этом случае должник обязан проявлять ту же степень заботы, какую он обнаруживает в отношении своих собственных дел.
Вина должника, которая во всех его практических намерениях могла быть приравнена к dolus, называется culpa lata. Dolus - злой умысел, обман, крючкотворство или хитрость, используемые для того, чтобы обмануть, одурачить другое лицо. Согласно древнему гражданскому Римскому праву (ius civile), факт, что лицо было вынуждено заключить контракт, был вполне действительным. К концу республиканского правления претор (praetor) осуществил изменение, гарантируя exceptio doli стороне, которая была вынуждена заключить контракт, вытекающий из ius civile, посредством обмана. Эдикт в защиту стороны, потерпевшей ущерб от обмана, был издан претором в I в. до Р. Х.; соответствующий иск предоставлялся в течение года. Удовлетворение иска влекло за собой либо возмещение ущерба, либо восстановление первоначального положения. Помимо того уличенный подвергался бесчестию.
С этого времени dolus стало обозначать всякое действие, противоречащее гражданской порядочности и честности (bona fides). В спорах этого рода (iudicia bona fidei) судья должен был непосредственно обращать внимание на возможный dolus. Так как dolus при совершении договора создавал прямую обязанность возмещения вреда. Под категорию dolus попадало всякое коварное действие с целью обмануть другого или повредить ему, особенно при заключении какого-либо обязательства. По определению Лабеона, хитрость, обман, уловка использовались для того, чтобы обойти, обмануть, "уловить" другого (Дигест. Кн.4. Тит. III,1, § 2). Помимо обмана под dolus понималась и недобросовестность.
Итак, после принятия претором эдикта в защиту стороны, потерпевшей ущерб от обмана, лицо, ставшее жертвой, могло воспользоваться exceptio doli как защитной мерой против иска, возникающего из контракта. Наиболее важным и типичным контрактом Римского права был контракт в форме stipulatio, происходивший из ius civile. Если контракт, заключенный вследствие обмана, был основан на bona fides, exceptio doli была бы излишней; в этом случае от сторон требовалось исполнять условия контракта в соответствии с доброй совестью, а добрая совесть не требовала исполнения обязательства, проистекавшего из контракта, заключенного в результате обмана. Однако контракт был действительным потому, что лицо, ставшее жертвой обмана, могло возбудить иск против обманщика о возмещении убытков, понесенных от контракта, заключенного посредством обмана.
Exceptio doli имеет второе применение, которое может быть обнаружено в формуле иска кредитора после intentio перед condemnatio. Эксцепция звучала (Гай 4.10): “… si in ea re nihil dolo malo Auli Ageri factum sit neque fiat", т.е. "... если по этому делу ничего не было совершено и не совершается по злому умыслу Авла Агирия (истца)". Это свидетельствует о том, что возбуждение иска могло быть аннулировано, если истец допустил обман против ответчика в прошлом, т.е. в момент заключения контракта, или в настоящем, т.е. в момент возбуждения иска.
Так как временные рамки exceptio doli были достаточно широкими (factum sit neque fiat, т.е. не было совершено и не совершается), то следует проводить различие между exceptio doli specialis seu prateriti (особая эксценция об умысле или предшествующем умысле), т.е. защита против обмана, случившегося в момент заключения контракта и exceptio doli generalis seu presentis (общая эксцепция об умысле или об умысле в настоящий момент), т.е. защита против обмана в момент возбуждения иска.
При отсутствии других средств защиты давался штрафной иск (actio doli или actio de dolo malo) и против обманщика после оценки обстоятельства дела (causa cognita). Даже в течение года претор мог дать actio in factum с присуждением до величины обогащения. Actio doli ввел в практику претор Аквилий Галл в 66 г. до Р.Х. Цицерон назвал этот иск "бичом всех вероломств". В целях восстановления в первоначальном состоянии претор использовал в качестве чрезвычайного средства иск restitutio in integrum. Это средство применялось против мошенничества (restitutio in integrum propter ob dolum), особенно во вред кредиторам (restitutio in integrum propter ob fraudem).
Ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства сводилась к полному возмещению убытков, нанесенных кредитору. Под убытками римские юристы понимали следующее:
прямой ущерб (damnum emergens), т.е. рыночная стоимость имущества, которое кредитор имел, но утратил по вине должника (невозвращенная вещь или сумма денег, плата за невыполненную услугу и т.д.);
упущенная выгода (lucrum cessans), т.е. разница между предположительным состоянием имущества кредитора, которое было бы, если бы должник вовремя и надлежащим образом выполнил бы обязательство, и тем состоянием, которое имеется налицо.
При оценке упущенной выгоды учитывается не любое следствие исполнения обязательства, а лишь ближайший, прямо связанный с делом убыток. Если продавец вовремя не доставил господину хлеб и рабы умерли от голода, то взысканию подлежит лишь стоимость пшеницы, а не смерть рабов, ибо их гибель была следствием бездеятельности хозяина (который не потрудился найти другой еды), чем опоздание продавца.
В целях уменьшения риска невыполнения должником своих обязательств кредиторы прибегали к различным средствам обеспечения выполнения обязательств:
задаток (arra) представлял собой некую денежную сумму или ценность, которая при заключении сделки вручалась одной из сторон (покупателем, нанимателем, заказчиком подрядных работ) другой стороне. Первоначально задаток был просто наглядным доказательством того, что договор состоялся. Стоимость задатка затем вычиталась из той суммы, которую должен был получить по договору продавец, подрядчик или наймодатель. При Юстиниане была установлена штрафная функция задатка: при купле-продаже покупатель, отказавшийся исполнить договор, терял задаток, а продавец, не поставивший товар, возвращал задаток в достойном размере.
неустойка (stipulatio poenae) [73] - это дополнительное обязательство должника совершить известное действие (чаще всего уплатить известную сумму в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения главного обязательства). Выгоды неустойки в том, что она побуждает должника к исправности и главное - освобождает кредитора от необходимости доказывать размер убытков. При договоре о неустойке кредитор вместе с тем имеет два риска - и из этого договора и из главного, но должен выбрать один их них:
если неустойка назначена на случай неисполнения главного договора, то кредитор вправе требовать или исполнение договора или компенсации понесенных от неисполнения убытков, или уплату неустойки;
если же неустойка назначена на случай ненадлежащего исполнения, то кредитор вправе требовать исполнения и сверх того компенсацию убытков или неустойку.
Обязанность платить штраф возникает как следствие нарушения частных прав. Эта обязанность основывается или на договоре, или на законе. В первом случае одно лицо добровольно соглашается уплатить штраф другому, в случае неисполнения определенного действия; при этом штраф может:
дополнить обязательство, так что должник должен сверх обязательства уплатить еще штраф;
или совершенно заменяет обязательство;
или же выбор между обязательством и штрафом предоставляется должнику.
Штраф основывается на законе в случаях частных проступков (delicta privata) - оскорбление словом, действием, грабеж и т.д. Следствием таких проступков является штрафной иск (actiones poenales).
Уплата процентов. [74] Процентами называется взнос, который кредитор периодически исправно получает от должника как доход на свой оборотный капитал. Известны два вида процентов: а) договорные проценты, если обязанность уплачивать их возникает из договора (usurae ex obligatione); б) законные проценты (usurae ex lege) - когда судья принуждает должника уплачивать проценты, хотя он не был к этому прямо обязан. Сюда относятся следующие случаи:
лицо, без законного основания владевшее чужим капиталом, обязано возвратить кроме капитала и полученные на нем проценты, а иногда и проценты неполученные, но которые можно было получить (опекун);
издержавший в чужую пользу свой капитал вправе требовать те проценты, которые он мог бы получить, употребив капитал в свою пользу;
при требовании капитала, еще не принадлежавшего требующему, последний имеет право на процент только в случае просрочки должника или предъявления к нему иска.
Размер процентов в конечном итоге был установлен при Юстиниане на основании закона. Норма была установлена в 6%, при этом банкиры и купцы платили 8%, крестьяне и ремесленники - 4%; опекуны и купцы, перевозившие деньги за море - 12%.
Еще одним средством, обеспечивавшим выявление обязательства было поручительство (adpromissio). Оно имело у римлян несколько форм: sponsio, fidepromissio и fideiussio.
Во времена Юстиниана все эти три формы получили одно название fideiussio, а лицо, выступающее в качестве поручителя - fideiussor. [75] Обязательство поручителя не должно было быть большим по объему, чем обязательство основного должника. Если основной должник не исполнял обязательство в срок, кредитор имел право предъявить претензии либо к нему, либо сразу к поручителю. В этом случае поручитель, исполнив обязательство за должника, требовал от должника возмещения затраченных средств. Поручитель мог взыскать с должника уплаченную за него сумму в двойном размере.
Прекращение обязательств.
Обязательство могло быть прекращено и помимо исполнения, для чего существовали следующие возможности:
прощение долга, т.е. прекращение обязательства и согласие кредитора (acceptilatio). [76] Имеется в виду, то с согласия кредитора должник записывает в свою кассовую книгу и в счет кредитора должную сумму, как если бы она уже была уплачена. Прощение долга как особый способ прекращения обязательства в Римском праве существовал в двух формах: pactum de non petendo, т.е. неформальное соглашение, в том числе и совершенное молча, о том, что кредитор не будет добиваться через суд уплаты долга или какого-либо другого исполнения от должника; transactio, т.е. внесудебное неформальное соглашение, в котором стороны путем взаимных уступок прекращают спор или правовую неопределенность.
новация (novatio) [77], т.е. прекращение обязательства путем замены его другим обязательством при "обновлении" договора. Поскольку новое обязательство непременно должно было чем-то отличаться от предыдущего, например, менялась личность должника, кредитора, срок уплаты и т.д., то действие старого обязательства тем самым прекращалось.
зачет (compensatio),[78] т.е. погашение взаимных требований сторон, которые одновременно являются по отношению друг к другу и должниками, и кредиторами. При Юстиниане установлено, чтобы "зачет производился при всех исках в силу самого права" (Код. Юстин.4.31.14). Обязательными условиями зачета была ликвидность требований, т.е. ясность, наглядность расчетов, не запутанных сложными деталями, а также истечение срока принятых к зачету обстоятельств.
замена исполнения (datio in solutum), т.е. предложение другой вещи взамен той, которая представляла собой предмет, например, земельного участка вместо наличных денег и если кредитор ее принимает. То долг прекращается.
слияние (confusio), т.е. прекращение обязательства, когда кредитор и должник сливаются в одном лице, чаще всего через наследство.
Просрочка исполнения. Неисполнение обязательства в срок по вине должника означало, что наступила просрочка (mora) [79], время, на которое исполнение обязательства задерживается по вине должника или кредитора. Предпосылка просрочки должника заключается в том, что он сознательно и без надлежащим образом оправданной причины не исполняет срочное обязательство, имеющее исковую силу.
Условием просрочки кредитора является, с одной стороны, активно выраженная готовность должника к исполнению обязательства, с другой стороны препятствие исполнению в лице кредитора.
Защита обязательств посредством исков, actio и obligatio у римлян.
Обязательство получает полную силу, если оно защищается иском кредитора против должника. С помощью иска защищались только гражданские обязательства. С появлением в Риме общенародного права ius gentium возникли т. н. естественные обязательства. Эти обязательства не дают кредитору иска, но они имеют некоторое практическое значение: так, например, должник, уплативший долг, не мог требовать его обратно, как недолжное; естественное обязательство может наравне с гражданским служить основанием для некоторых юридических актов, для поручительства, залога, неформального признания уплаты собственного или чужого долга; неформального зачета долга по естественному обязательству за другой долг.
Естественные обязательства могли возникнуть из обязательств рабов, так как жизнь требовала, чтобы обязательства рабов получили практическое значение; защита их исками была недопустима, так как это бы противоречило понятию раба.
Обязательства, защищенные исками, делились на обязательства строгого права (obligatio stricti iuris) и обязательства доброй совести (bonae fidei). В первых требование и обязанность определялись буквальным смыслом сделки, и судья решал спор строго по букве договора, не считаясь с действительной волей контрагента. В древнем Римском праве преобладали этого рода обязательства. При обязательствах bonae fidei требование и обязанность определяются не буквой договора, а юридическим обычаями частных людей, например, продавец мог получить от покупателя проценты, хотя бы это не было упомянуто в договоре.
4. Договор в Римском праве[80]
Из четырех видов источников обязательств, о которых речь шла выше, наиболее важным и распространенным источником обязательства является договор. Договором (pactio, conventio, pactum) римляне называли согласованное объявление воли двумя или многими лицами, согласно которому должно произойти между ними известное обязательство. Заключение договора слагается из двух необходимых актов предложения и принятия его. Предложение должно быть определенным и обращено к конкретному лицу. Предложение до принятия его никого ни к чему не обязывало. Договор считается заключенным после принятия предложения. Форма договора - есть внешнее выражение (словами, письмом или действиями воли контрагентов). Без этого договор не имеет юридической силы. Однако договор сам по себе - одно только согласие контрагентов -не производит обязательства, защищенного иском. Для этого договор еще должен иметь гражданское основание обязательства или причину обязательства (causa obligationis), цель его.
Таким образом, гражданским основанием являются:
1) verba - слова, когда одно произнесение слов производит исковое обязательство: такой договор называется stipulatio - он заключался в форме устного вопроса и ответа;
2) litterae - письменная форма, когда обязательство возникает, благодаря записи в приходорасходные книги (codices accepti et expensi);
3) res, когда передача вещи создает обязательство (возвратить ту же вещь, или такого же качества);
4) consensus, когда обязательство возникает благодаря одному только согласию контрагентов.
Итак, Римское право признавало четыре рода договоров[81]:
устные - stipulatio,
письменные - litterae,
оба эти договора называются формальными;
реальные - res, сюда относятся ссуда - commodatum; поклажа - depositum, залог; заем - mutuum, сюда же относятся безымянные контракты,
консенсуальные - consensus: купля-продажа - emtio-venditio, наем - locatio, поручение - mandatum, товарищество - societas.
Все другие договоры исков не давали, но некоторые из них пользовались судебной защитой. К ним относятся: pacta adjiecta - прибавочные договоры; иск по главному контракту защищал и прибавочный договор; pacta praetoria - защищаемые на суде претором; pacta legitima - договоры, получившие иски по императорским указам. В праве Юстиниана является новая форма договоров внесения их в судебные книги.
Содержание договора - это цель, с которой заключается договор. Договор может быть заключен с целью сделать дарение, или обязать другое лицо к известному действию, или принять на себя обязанность за действия другого лица и т.п. Если содержание договора клонится в пользу только одного контрагента, то такой договор называется люкративным, если же к обоюдной пользе, то онерозным. Договор называется рискованным договором счастья, если содержание его таково, что потеря или обогащение одного из контрагентов вполне зависит от случая. Предмет такого договора называется - alea. Это бывает:
1) при неизвестности предмета, за который один из контрагентов платит деньги, например, при покупке будущей вещи; при игре или пари; выигрыш при пари давал иск, при игре не давал.
Действие договора заключается в том, что он производит обязательство между контрагентами, которое не может быть уничтожено по воле одного лица. На третьих лиц действие договоры не распространяются. Чтобы действие договора распространялось на третье лицо, оно обязано выставить свои требования и дать поручение одному из контрагентов.
Договор складывается из нескольких элементов, причем некоторые из них являются существенными, т.е. такими, без которых договор не мог бы существовать вообще, другие - естественными, т.е. обычно содержащимися в данной категории договоров, третьи - случайными, т.е. такими, которые могут включаться в договор по желанию сторон. К числу существенных элементов договора принадлежат:
правомочные (право - и дееспособные договоры);
согласованная воля сторон;
предмет обязательства (то, что стороны обязуются "дать", "сделать", "представить", например, в договоре купли-продажи предметами являются товар и цена;
предписанная правом форма выражения воли субъектов (например, для реальных контрактов - передача вещи, без чего такой договор не возникнет).
Перечень естественных элементов договора зависит от того, к какой категории принадлежит данный контракт. Эти элементы могут быть включены в договор самими сторонами, но могут и молчаливо подразумеваться, если стороны не оговаривали специально, что отступают от общепринятых правил. Так, в договоре купли-продажи могла содержаться оговорка относительно того, что случайная гибель товара до передачи его покупателю повлечет за собой возврат уплаченной за него цены. Если же такого положения в договоре не было, то действовало общее правило: "Риск случайной гибели лежит не покупателе, и уплаченные продавцу деньги возврату не подлежали". Таким образом, естественные элементы договора считались необходимыми, но стороны могли обходить то или иное положение молчанием, и тогда основой для разрешения правовых споров становились общие, разработанные юристами правила.
В отличие от естественных, случайные элементы договора обязательными не являлись. Их присутствие или отсутствие в договоре определялось желанием сторон, причем в случае отсутствия такого элемента никакие общие правила не подразумевались. Наиболее распространенные случайные элементы - условие и срок. Условие (condicio) представляло собой упоминание о некоем событии в будущем, которое может произойти, а может и не произойти; в зависимости от того, наступит ли это событие, находятся юридические последствия договора. Среди условий выделяют отлагательные и отменительные. Отлагательное условие предусматривает, что с наступлением указанного события, договор начнет действовать, если же данное событие не наступит, он потеряет силу. Отменительное условие, напротив, означало, что договор вступает в силу с самого начала, но наступление указанного события прекратит его действие. В Дигестах (Кн.18. Тит. III,2) приводится такой пример отменительного условия в договоре купли-продажи: "если деньги не будут уплачены в означенный срок, то земельный участок будет считаться непроданным". Это означает, что договор о продаже участка заключен и вступает в силу, но неуплата цены в срок лишит контракт каких-либо юридических последствий. Отлагательное условие в таком же договоре могло бы выглядеть так: "земельный участок будет считаться проданным, если продавец переедет на жительство в город". В данном случае хозяин участка, договорившись с покупателем о цене, все же откладывает продажу до того момента, когда он приобретет себе новое жилище в городе и сможет покинуть село. Если ему не удается это сделать, то договор так и не вступит в силу, и нескольких претензий продавцу покупатель предъявить не сможет. Если продавец переедет в горд, а покупатель вдруг откажется от приобретения участка, то у продавца появятся все основания для судебного иска, поскольку контракт уже начал действовать.
Другим случайным элементом договора является срок (?ies). Как и условие, срок представляет собой упоминание о некоем событии в будущем, с наступлением которого связаны юридические последствия сделки. Отличие срока от условия заключается в том, что событие, к которому привязан срок, должно наступить непременно. Сроком могла служить календарная дата (1 января), неизбежное периодически происходящее событие (начало навигации после сезона зимних бурь), неизбежное однократное событие (смерть того или иного лица). Если срок был обозначен определенным количеством дней, месяцев или лет, то действовали следующие правила: первым по счету считался день заключения договора, срок наступал в полночь предпоследнего по счету дня (если речь шла об утрате права) или в полночь последнего дня (если речь шла о приобретении права); за месяц принимался период в 30 дней, за год - период в 365 дней. Подобно условию срок мог быть отменительным (с наступлением события договор вступает в силу) или отлагательным (с наступлением события договор прекращает свое действие). При этом отлагательный срок отличался от отлагательного условия тем, что исполнение какого-либо обязательства до наступления срока считалось правомерным последствием сделки. Так, уплаченная досрочно сумма денег не могла быть затребована обратно на том основании, что договор еще не вступил в силу, как это произошло бы в случае с отлагательным условием.
Условия действительности договора.
Действительным, т.е. способным иметь юридические последствия, создающие обязательства, договор считался при наличии следующих условий:
Согласная воля сторон, выраженная вовне. Обоюдно желание сторон прийти к соглашению должно быть выражено таким образом, чтобы их согласие приобрело характер юридического факта. При этом одна из сторон делает предложение, другая сторона это предложение принимает. Как правило, волеизъявление требовало личного участия стороны; лишь гораздо позднее, уже в классический период, было разрешено заключать некоторые контракты, например, договор займа через представителя. Формы выражения воли зависели от вида контракта. Для вербальных, литеральных и реальных контрактов была предписана определенная форма. Например, при договоре ссуды, который относился к реальным контрактам, никакое словесное или даже письменное соглашение не создавало обязательства до тех пор, пока стороны не выражали свою волю путем передачи и принятия вещи.
При заключении консенсуальных контрактов подобной определенной формы не требовалось, и согласие сторон выражалось разными способами - словесным, письменным, даже утвердительным жестом (кивком головы). В известных случаях о наличии принятия предложения (acceptum) можно судить по тому, какие действия предприняты в ответ на предложение (оферта от глагола oferre). Например, один торговец предлагает другому вступить в товарищество и вложить деньги в выгодное предприятие. Тот не дает определенного ответа, но через некоторое время передает с посыльным требуемую сумму. Сам этот факт свидетельствует о согласии лучше вербальных слов. Подобные действия назывались конклюдентными (от глагола conclude - заключать). Без совершения таких действий простое молчание в ответ на оферту не считалось знаком согласия. Лишь в некоторых случаях отсутствие возражений означало юридически значимое выражение воли. В частности, если срок найма квартиры истек, а хозяин не требует, чтобы квартиросъемщик вывозил свои вещи, тем самым выражено молчаливое согласие сторон продлить контракт.
Законность содержания договора. Недействительным будет считаться договор, нарушающий нормы права (например, о продаже вещей, изъятых из оборота), или противоречащий общепринятой морали (например, договор о сводничестве или о разделе наследства еще живого человека).
Определенность содержания и возможность исполнения обязательства. С одной стороны, договор должен содержать определенное указание на то, что следует "дать, сделать, представить". Независимо от характера обязательства совершенно неопределенное содержание договора делало его недействительным. Римские юристы говорили “impossibilium nulla est obligatio”, т.е. не существует обязательства, предмет которого невозможен. Если же действие, составляющее предмет обязательства, становилось невозможным уже после заключения договора, то последствия определялись тем, имелась ли в этом вина должника. Отсутствие вины вело к освобождению должника от обязательства, но в тех случаях, когда он нес ответственность за то, что погибла или пропала вещь, передача которой была предметом обязательства, или за то, что стало невозможным какое-то действие, старое обязательство заменялось новым: возместить кредитору ущерб.
Недействительным признавался договор, заключенный вследствие заблуждения или обмана. Под заблуждением (error) подразумевается ошибочное представление одной из сторон (или обеих сторон) о каком-либо факте, существенном для заключения сделки. Ошибка могла касаться самой сущности договора (error in negotio), например: одна сторона полагает, что вещь передана в дар, другая считает, что в ссуду, тем самым договор не может состояться из-за недоразумения. При заключении некоторых договоров существенное значение имело представление о личных качествах контрагента. Ошибка в личности (error in persona) являлось достаточным основанием для того, чтобы оспорить, например, договор найма услуг или подряда, если оказывалось, что контрагент не обладает необходимыми для исполнения контракта качествами. Наконец, заблуждение могло относиться к предмету договора (error in re или error in corpore). [82] Правда, среди классических юристов не было единого мнения относительно того, следует ли считать ошибкой в предмете неверное представление сторон о свойствах вещи. [83]
Во всех перечисленных случаях речь шла о добросовестном невольном заблуждении, в котором нет вины ни той, ни другой стороны. Однако сделка, заключенная вследствие того, что одна сторона сознательно, намеренно ввела в заблуждение другую, хотя и считалась состоявшейся, но могла быть лишена юридической силы по решению суда.
Начиная с I в. до Р.Х., преторы стали предоставлять потерпевшему от таких действий т. н. иск об обмане (actio de dolo). Условия, позволявшие использовать этот иск, были следующими:
1) с момента совершения сделки должно пройти не более года;
2) данный договор нельзя оспорить ни на каком другом основании;
3) в действиях ответчика усматривается умышленный обман (dolus malus). Если истец доказывал свою правоту, то ответчику предоставлялся выбор: либо добровольно восстановить первоначальное положение, т.е. до заключения сделки, например, вернуть деньги или вещь истцу либо полностью возместить понесенный истцом ущерб. Неизбежным следствием такого решения суда являлось признание ответчика лицом нечестным (infamia), что влекло за собой не только позор, но и определенные ограничения в правах. Обман мог исходить не только от ответчика, но и от истца. Для ответчика на этот счет существовала специальная оговорка - exceptio doli, которую претор включал в исковую формулу. Если возражение ответчика подтверждалось доказательствами в суде, требования истца отвергались.
Договор должен быть заключен добровольно, без влияния, насилия или угрозы. Насилие (vis) представляло собой противоправное физическое воздействие на контрагента с целью принудить его к совершению сделки, на которую тот иначе не согласился бы. Заключенный таким путем договор не считался действительным, а сам факт насилия должен был повлечь за собой деликтную ответственность.
От прямого насилия отличалась угроза, запугивание (metus). Лицо, согласившееся на сделку под угрозой, было вправе оспорить договор, но для этого необходимо было доказать, что действие, совершением которого ему угрожали, являлось:
1) противоправным;
2) представляющим собой большое зло для потерпевшего или членов его семьи;
3) реально осуществимым. Сделка, совершенная под воздействием угроз, соответствующих перечисленным признакам, могла быть лишена юридической силы либо распоряжением претора к первоначальному положению (restitutio in integrum), либо положительным решением суда по "иску об угрозе" (actio quod metus causa), либо, напротив, отказом в удовлетворении иска, если истец настаивал на исполнении договора. А ответчик выдвигал "возражение со ссылкой на угрозу" (exceptio metus). В любом случае сделка признавалась недействительной. Выигрыш в судебной тяжбе по "иску об угрозе" обязывал ответчика возместить ущерб, понесенный истцом в четырехкратном размере.
<< | >>
Источник: Потолов В.А.. Римское право. Учебное пособие. 2010. 2010
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 3. Исполнение, обеспечение обязательств, их прекращение и защита обязательств:

  1. 3. Соотношение применения общих гражданско-правовыхмер защиты прав (интересов) кредиторов акционерных обществ в обязательственных отношениях и специальных способов защиты
  2. 5. Прекращение отдельных видов обязательств
  3. Отдельные виды обязательств. Обязательства по передаче имущества в собственность
  4. Статья 413. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице
  5. § 2. Защита субъективных гражданских прав: понятие и особенности
  6. § 2. Механизм защиты субъективных гражданских прав: аспекты функционирования lt;1gt;
  7. § 1. Способы защиты гражданских прав
  8. § 2. Правовые способы, средства и формы защиты корпоративных прав
  9. САНКЦИЯ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ
  10. 5. СТРУКТУРА ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  11. 5.  ВОЗНИКНОВЕНИЕ   ОБЯЗАТЕЛЬСТВ,   НЕПОСРЕДСТВЕННО   НАПРАВЛЕННЫХ НА ЗАЩИТУ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ И  ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  12. § 3. Приобретение и прекращение права собственности
  13. Деятельность органов ВЧК — ОГПУ по борьбе с коррупцией при защите экономических интересов государства в концессионной политике
  14. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  15. 3. Исполнение, обеспечение обязательств, их прекращение и защита обязательств
  16. Обязательство: понятие, исполнение. Способы обеспечения исполнения обязательств. Прекращение обязательств
  17. 2.3.3. Защита прав третьих лиц в случаеретроспективного действия нового договорного статута
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -