<<
>>

Тема 9 РИМСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА

В данной части пособия, естественно, невозможно дать более или менее полный обзор римской экономики, и задачей является попытка установления, в каком плане и до какой степени римское государство вмешивалось в экономический процесс и принадлежало ли оно к обществам с полной огосударств'ленностью экономики, или же это регулирование было не столь значительным.

Наша цель — определить, до каких пределов доходило регулирование государством экономических отношений.

Ведущими отраслями хозяйства большинства населения Апеннинского полуострова были земледелие и скотоводство, а главное достояние римлян составляли земельные угодья, постройки, инвентарь и стада скота. В ранние времена можно говорить о господстве родового строя и общественной собственности на землю, а под влиянием этрусков и греков начинается разложение общинной собственности и появляется значительная частная собственность на землю.

С ранних времен в Риме доминировали два типа земельной собственности: государственная земля (ager publicus) и родовые, семейные и частные владения, причем владения родовые и общинные в значительной степени были ближе к собственности государственной. До появления Сервиевых триб римская земля принадлежала в значительной степени гентильным подразделениям, а Варрон, характеризуя ager с точки зрения его назначения и принадлежности, сообщает, что ager Romanus делился вначале на три части, откуда и появилось собственно понятие tribus. В тексте Дионисия Галикарнасского обращает на себя внимание то обстоятельство, что участки курий названы равными клерами[80]. Вместе с тем уже с ранних времен в Риме существовала и частная собственность на землю, например, римляне наделялись двухюгеровыми участками. По мнению И. J1. Маяк, наделы bina iugera существовали внутри родового землевладения и применялись в качестве надельной нормы на родовой земле[81].

Bina iugera не обязательно были пахотной землей, но могли представлять собой сад или огород, а также хозяйство сметанного типа[82].

Возникает и такой фактор, как наследственная аренда, а практика распределения земли по гентильным подразделениям была повсеместной, хотя, как правило, знала исключения (Dion Hal., II, 67; Plut., Romulus, 27), причем речь шла не о чуждых родовым организациям людях, а о гражданах, воинах и контингенте, подлежащем власти родовладык[83]. Таким образом, государственная земля была опосредована частной собственностью на землю. В царский же период в Риме появляются соседские общины. Земля, как правило, раздается равными клерами, что стало традицией и для распределения земли в последующее время как на ager publicus, так и в колониях. Способом распределения наделов между членами общины была жеребьевка. Позже наделы могли быть увеличены до 7 югеров, а затем и до 20 или 30. Уже Законы XII таблиц показывают широкое распространение частной собственности и активную защиту ее законом, как, впрочем, и защиту собственности государства.

Значительное расширение ager publicus произошло в результате покорения Римом Италии в середине III в. до н. э., когда около трети Италии было занято римскими колониями. Ядром римского ager publicus были Лациум, юг Этрурии, область сабинов и ряд областей кампанских городов. Принципиальные перемены обозначились в ходе борьбы патрициев и плебеев, когда последние в широких масштабах получили доступ к ager publicus, став полноправными арендаторами. Аграрное законодательство времен борьбы патрициев и плебеев было явлением весьма распространенным: так, уже в 509 г. до н. э. в собственность народа был обращен царский домен (ager Tarquiniorum), который был переименован в Марсово поле и посвящен богам (Liv., 11,5). В 486 г. до н. э. был принят закон Спу- рия Кассия, по которому у герников были отняты 2/3 территории и распределены наполовину между римскими, наполовину между латинскими колонистами (Ibid., II, 41).

Требования распределения земель в соответствии с аграрным законом часто предъявлялись в первой половине V в. до н. э. (в 484 г.— Liv., II, 42; в 479 г.

(имел место раздел земель) — Liv., II, 48; в 474 г. до н. э. — II, 54; в 470 г. до н. э. — Ibid. II, 6; в 469- 467 гг. до н. э. — Ibid. II, 64-65; в 461-468 гг. до н. э. — Ibid. III, 15-29). В 456 г. до н. э. по закону Ицилия произошел раздел земель на Авентине (Ibid., III, 32). Новые разделы земли постоянно предлагались трибунами в 438 г. до н. э. (Ibid., IV, 25), в 417- 416 гг. до н. э. (Ibid., IV, 48), в 412 г. до н. э. (Ibid., IV, 52), в 402 г. до н. э. (Ibid., V, 10—12). Крупное разделение земли произошло во время колонизации вейентской земли, когда колонисты начали получать по 7 югеров на ager Veientium. Еще один крупный раздел италийских земель произошел в 340 г. до н. э. (Ibid., VIII, 11). Другим способом стало предоставление римлянам земли при выводе колоний. Так, имел место вывод колоний в Велитры в 494 г. до н. э. (Ibid., II, 31), а затем в Норбу (Ibid., II, 34), в Ардею в 442 г. до н. э. (Ibid., IV, 11), в Фидены в 438 г. до н. э. (Ibid., IV, 17) и 428 г. до н. э (Ibid., IV, 30), в Лабик в 418 г. до н. э. (Ibid., IV, 47), образовались четыре трибы в Южной Этрурии (Ibid., VI, 5) и произошел вывод колоний в Сутрий и Непете (Liv.,VI,36) и в Сатрик (Liv., VI, 16), образование Помптинской и Публилиевой триб (Liv., VII, 15), оккупация ager Latinum и ager Falernum, вывод колонии в Калы и др. Сходным образом произошел вывод колоний (как римских, так и латинских) и в период с 379 по 241 г. до н. э. (всего 23 колонии), в том числе в Сору, Аримин, Беневент, Брундизий. Довольно часто римляне практиковали назначение новых колонистов в старые колонии. Огромные земельные резервы обеспечили массы римских плебеев и смогли успокоить аграрный голод. Выведение колоний сопровождалось подавлением местного населения и его грабежом, однако в ряде случаев в число колонистов принимались и местные жители, получавшие римское гражданство, а .также местное население, которое гражданства не получало.

Государственное регулирование аграрной политики затрагивало многие важнейшие экономические факторы: государство принимало политическое решение о превращении той или иной земли в ager publicus, оно, в лице своих представителей, проводило разделение наделов, контроль за выводом колоний, отбор колонистов, выделение денежных средств на колонизацию, сбор налогов.

Государство оказывалось и верховным собственником земли, имея возможность осуществить земельный передел, хотя и старалось этого не делать. Земли в Италии были, в общем, главным богатством римского государства, по крайней мере, до великих завоеваний, а доходы, получаемые в виде налогов, становились, по-видимому, главной статьей доходов.

Для обозначения налога римляне использовали слова tributum. и vectigalia, причем термин vectigalia связывался с veho и vehic- ula — повозкой, нагруженной урожаем. Первоначально vectigal был натуральной податью, однако несколько позже обозначал уже косвенный налог, а основной налог с земли стал называться tributum. Принадлежность к римскому гражданству включала в себя необходимость вносить tributum в казну, а, кроме того, система цензорского учета была в значительной степени вызвана необходимостью финансового контроля. И. JI. Маяк определяет tributum как разновидность государственного займа0. По мнению Я. Ю. Заборовского, tributum был введен в 406 г. до н. э. с введением жалования армии и определялся в соответствии с имуществом граждан[84]. Сумма tributum собиралась по трибам так называемыми эрарными трибунами в размере 0,1-0,3% цензируемого имущества[85]. В принципе tributum был как бы государственным займом, который возвращался римлянам в тяжелые для государства годы, которые случались довольно часто.

Успешные войны II в. до н. э. принесли отмену этого налога в 187 г. до н. э., когда все его остатки были возвращены римским гражданам (Polyb., 34, 9), а в 167 г. до н. э. после III Македонской войны (Cic., De off., II, 22) римские граждане были освобождены от tributum, восстановление которого приходится только на период гражданских войн.

Аренда земли на ager publicus именовалась posessio, а люди, которые вносили арендную плату, именовались посессорами. Появление излишков ager publicus в результате завоеваний и рост социального неравенства приводили к дифференциации земельного пользования. Значительная часть его раздавалась бесплатно римским гражданам, прежде всего из числа беднейшего населения, часть продавалась, остальная сдавалась в аренду всем желающим, обычно римским гражданам, на условиях налога в размере 1/10 урожая зерна и 1/5 урожая плодовых деревьев (Арр., В.

С., I, 7). Налоги платили также владельцы пастбищ. Деятельность государства была направлена на поддержание относительного экономического равновесия посредством ограничения нормы пользования общественной землей, о чем может свидетельствовать, например, закон Лициния-Секстия от 376 г. до н. э. По свидетельству Аппиана, закон соблюдался достаточно формально и не остановил процесса концентрации земельной собственности.

Важные перемены в распоряжении государственной землей произошли после великих завоеваний II в. до н. э. Развитие производства, товарных отношений, рабовладения, большие людские и материальные потери в ходе Ганнибаловой войны, прежде всего среди мелких собственников, составлявших костяк армии, привели к кризису мелкого хозяйства, который и стимулировал развитие рабовладения, стремление к захвату земель и концентрации земельной собственности. В ряде исследований отечественных историков отмечается ломка экономических основ римского полиса с его относительно невысоким уровнем экономики, господством в земледелии мелкого и среднего хозяйства, экономической автаркией и относительным экономическим равновесием внутри гражданского коллектива, где земля являлась основной формой собственности и принадлежала гражданскому коллективу в силу права владения земельным участком.

Первые серьезные диспропорции привели к денежному буму и складыванию в Италии диспропорции экономической, когда, по определению В. И. Кузищина, возникают исключительно благоприятные условия для создания рабовладельческих поместий—это наличие материальных средств, большее количество иноземных рабов, соответствующая политика правительства в земельном вопросе и выгодная рыночная конъюнктура[86].

Эта экономическая основа полиса испытала удар разрушительных сил. Развитие денежных отношений, торговли и зависимости от провинций пробило брешь в экономической автаркии и повлекло за собой интенсивный ввоз рабов, денег, хлеба, предметов роскоши, ремесленных изделий, увеличивая диспропорцию между' верхушкой и низами римского общества, что порождало политические конфликты.

На место мелкого крестьянского хозяйства пришли рабовладельческие поместья — более мелкие (виллы) крупные (латифундии), а это привело к тому, что в руках арендаторов теперь было большое количество владений на ager publicus, чаще, по-видимому, используемых под пастбища. Римское государство оказалось в сложном положении: переход к рабовладению, по крайней мере, на время обеспечивал экономический подъем и был выгоден верхушке общества и отчасти крепким римским хозяевам, но рабство могло давать реальную экономическую отдачу только в условиях постоянного притока рабов, усиленной эксплуатации на износ и вытеснения мелких собственников. Возможности технического прогресса в таких условиях были невелики, хотя едва ли они были намного ниже, нежели в условиях хозяйства Италии III в. до н. э.

Очевидными были политические последствия этого процесса: разорение мелких собственников, их массовое переселение в города, усиление социальных конфликтов и вместе с этим опасность концентрации рабов, что в перспективе вело к рабским восстаниям. С одной стороны, власти не могли и во многом не хотели останавливать процесс концентрации собственности, выгодный многим их представителям, а с другой — видели перспективу ослабления армии и нарастания социальных конфликтов, тем более, что многие из представителей аристократии оставались в той или иной степени приверженцами идеи «республики крестьян». Этим объясняется и политика властей, которые пытались восстановить мелкое землевладение, нанося минимальный ущерб крупным процветающим рабовладельческим хозяйствам, а также стремились передать экономические рычаги в руки частных лиц и пополнить казну за счет завоевательных войн и эксплуатации провинций. Усложнившаяся международная обстановка и массовое недовольство провинциалов вынуждали власти думать о восстановлении мелкого землевладения, причем в римском сенате сталкивались различные мнения.

Серьезная попытка восстановить мелкую собственность была предпринята в 133 г. до н. э. Тиберием Гракхом, установившим верхнюю границу аренды частным лицом общественной земли в 500 югеров плюс по 250 югеров на каждого взрослого сына при абсолютном максимуме в 1 тыс. югеров земли (Арр., В. С., I, 9-11; Liv., Epit., 38; De vir. ill., 64). Норма была большой, излишки изымались за компенсацию и раздавались участками по 30 югеров беднейшему и неимущему населению. Исследователи, как правило, принимают мнение Аипиана, считавшего, что Гракхи проводили экономическую реформу с целью регенерации военной мощи. В данных условиях вполне убедительным выглядит мнение С. И. Ковалева, согласно которому реформаторы действительно исходили из этой установки, однако массовое народное движение заставило Гракха пойти дальше и стать демократом и защитником обездоленных. Ап- пиановская точка зрения также поддерживалась многими западными исследователями (Р. Броутон, Р. Ч. Смит, Кл. Николе, Г. Борен, Д. Эрл).

Помимо общих причин выступление Гракхов было связано с рядом конкретных обстоятельств: сложной внутренней борьбой в римском сенате, тяжелейшими испанскими войнами 40-30 годов II в., вскрывшими проблемы римской армии, крупным Сицилийским восстанием рабов, всерьез поставившим перед Римом проблему снабжения столицы продовольствием и напугавшим тех, кто с подозрением относился к развитию рабства[87]. Немалую роль сыграл и греческий пример, в частности, опыт реформ Агиса и Клеомена в Спарте, когда спартанский полис также оказался в сложном положении. Исследователи отмечают глубокую проработанность закона, большое внимание к деятельности аграрной комиссии и перерастание реформ в программу преобразований римской политической, социальной и экономической системы. Вместе с тем указывается на сопротивление крупных посессоров. Проблема в основном решалась за счет латинов и союзников и вызывала финансовые трудности.

После 129 г. до н. э. деятельность аграрной комиссии идет на спад, однако все же продолжается вплоть до ее ликвидации в 111 г. до н. э. В исследовательской литературе в качестве результата ее деятельности отмечается увеличение числа граждан с 317 933 человек в 131 г. до н. э. до 390 736 человек в 125 г. до н. э. и до 394 336 человек в 115 г. до н. э. (Liv., Epit., 60, 63). Большинство исследователей объясняет это реформами, они полагают, что Гракхи хотя бы частично восстановили мелкое землевладение (С. И. Ковалев,

А.              В. Игнатенко, Б. П. Селецкий, С. Л. Утченко)[88].

Конечным итогом реформы стало, однако, превращение значительной части ager publicus в частную собственность на землю. Закон 111 г. до н. э. привел к приватизации земли, создав возможность обратного процесса концентрации, а далеко идущим последствием этой приватизации явилось значительное уменьшение полисного сектора в земледелии. Борьбой мелкой и крупной собственности в значительной степени были обусловлены переделы земель в Италии в I в. до н. э., причем в данном случае можно видеть сочетание награждения ветеранов уже как солдат Республики со старым принципом наделения землей неимущих граждан. Так, закон Апулея Сатурнина, по мнению С. JI. Утченко, имел характер наделения землей солдат независимо от их принадлежности к римской общине[89]. Продолжением традиции аграрного законодательства были земельный закон Ливия Друза 91 г. до н. э. и сулланские переделы земли, последние были крайне болезненны для большинства населения Италии.

После Суллы аграрное законодательство продолжает развиваться, и римские популяры предпринимают попытку восстановить мелкое и удержать на плаву среднее земледелие. Такой попыткой был законопроект Сервилия Рулла, предполагавший продать большую часть государственных земель в Италии и провинциях и купить у частных лиц и муниципиев земли в Италии, чтобы раздать последние беднейшему населению. Для финансирования реформы предполагалось использовать военную добычу Помпея.

Проект Рулла был провален Цицероном и его сторонниками, считавшими его невозможным по финансовым соображениям. В 60 г. до и. э. народный трибун Флавий предложил аграрный закон по наделению землей ветеранов Помпея, но проект был отклонен. В 59 г. до н. э. программа была во многом реализована Юлием Цезарем. По закону Цезаря раздаче подлежали государственные земли в Кампании и предполагалась покупка новых земель, причем преимущественно земли раздавались бедным гражданам, имевшим троих детей. Последними крупными переделами в Италии были переделы, проводимые вторыми триумвирами, которые использовали жесткие методы, что вызвало массовые недовольства, приведшие к Перузийской войне 40 г. до н. э. (Арр., В. С., V, 22; Liv., Apit., 125; Suet., Aug., 13). После Перузийской войны крупные земельные переделы прекратились.

Краткий обзор истории гражданских войн и аграрного законодательства показывает тенденцию политики государства к регулированию экономки и поддержанию относительного равновесия в гражданском коллективе в Риме, а затем и в получившей гражданство Италии.

К началу Империи в Риме уже были определены основные виды земельной собственности, характерные для императорского времени. Значительная часть земли оказывалась собственностью государства, а также личной собственностью императора, что как бы продолжало существование ager publicus, другие земли оказывались под властью крупных собственников, причем постепенно осуществлялся переход к виллам и латифундиям, где применялся труд рабов и колонов. Многие земли оставались городскими, а наряду с этим до поздних времен сохранялась и мелкая собственность.

Помимо доходов с земли значительную роль играли и доходы с военной добычи. Победоносная война обогащала победителей имуществом в виде рабов, скота, оружия, различного скарба, захваченного воинами у побежденных жителей, причем уже в первые века существования Республики имеются сведения о захвате значительной военной добычи (например, в ходе войны с эквами в 471 г. до н. э. или во время взятия Вей в 396 г. до н. э.)[90]. Судьбой военной добычи, как правило, ведал сенат, причем варианты были разные: раздел военной добычи между воинами, внесение ее в казну (эрарий Сатурна) или же использование «смешанного варианта».

Военная добыча становится значительной в ходе Самнитских войн и особенно во время Пирровой и Пунической войн. Полибий подробно описывает систему военного грабежа, который существовал у римлян, и систему распределения добычи, которая была равномерной (Polyb., X, 16-17), на что указывают сообщения конкретных данных относительно этой добычи (например Liv., XLV, 34). Первые огромные количества добычи римляне получили в Пунических войнах, а затем во время II Македонской и Сирийской в$цш, которые не принесли территориальных захватов, но дали огромную военную добычу (Ibid., XXXIV, 52; XXXVII, 50; XXXIX, 7). С добычей римляне вернулись после войны в Испании (Ibid., XXXIV, 46) и на северных границах. По описаниям авторов, добыча захватывалась в основном в денежной форме (фунты серебра и золота, золотые и серебряные монеты, золотые венки, оружие, произведения искусства). Войны привели к денежному буму и наполнению государственной казны, причем поворотным пунктом стала III Македонская война (171-168 гг.), после которой с римских граждан перестали брать налог с имущества.

После войн середины II века до н. э. резко усилилась эксплуатация провинций. Римляне действовали как путем введения прямых налогов (обычно десятины), так и путем прямого ограбления, которое осуществляли римские власти, римские публиканы и римские солдаты и торговцы. Эксплуатация провинций и так называемой варварской периферии находила выражение не только в принудительных мерах, но и в неэквивалентной торговле. Так, Ю. К. Колосовская отмечает, что если Варрон считал возможным сравнивать положение перегринов с правовым положением врагов, которыми некогда считались завоеванные Римом общины (Varro, De 1. Lat., V, 1), то нормы права перегринов были применимы теперь к варварским общинам, находящимся за пределами Империи[91]. Исследовательница отмечает также, что в торговых сделках римлян и варваров не действовали правила ius commercii и оставались только перегринское право и обычаи гостеприимства, а торговля была орудием порабощения провинций и вассальных государств[92]. Хотя в этом торговом обмене значительная роль принадлежала частным лицам, государство осуществляло как бы правовое, политическое и военное прикрытие их деятельности, а в случае нанесения обид римским деловым людям власти обычно реагировали очень жестко. Защита государством своей торговли характерна прежде всего со времен контактов с Карфагеном, и многие принципы, используемые противником, были переняты римлянами.

Еще одной статьей доходов государства и возможностью вмешательства в экономику были доходы от ремесла и торговли и их регулирование. К числу самых древних косвенных налогов относились налоги с торговли и оборота. Налогообложение в форме vectigal разобрано в трудах М. И. Ростовцева, В. И. Кузищина, И.Л. Маяк, М. Е. Сергеенко, Е. М. Штаерман. К нему относились vectigal sali- narum, vectigal portorium, vectigal scriptura. Основными налогами были также однопроцентный налог с оборота, пятипроцентный налог на отпуск раба на волю (vectigal manumissiorum) и пятипроцентный налог на наследство, видимо, упорядоченный Вокониевым законом от 169 г. до н. э.

Кроме того, государственное регулирование экономической жизни касалось и разбора дел между должниками и кредиторами, причем кредитором могло выступать и государство. Государством регулировался и ростовщический процент. Так, ограничение ссудного процента предусматривалось Законами XII таблиц (Тас., Ann., VI, 16), а законы о смягчении долговых обязательств и ограничении ростовщичества принимались в Риме неоднократно (закон Лициния-Секстия от 376 г. до н. э., принятый в 366 г. до н. э. (Liv., VI, 35) и закон Генуция от 342 г. до н. э. (Liv., VIII, 28), а также закон Петелия-Папирия от 326 г. до н. э., запрещавший долговое рабство граждан). Ограничивая ростовщичество в отношении граждан, римские власти были не слишком внимательны к провинциям, где ростовщичество было очень развито.

Под контролем государства находились и чеканка монеты, и государственная казна —эрарий Сатурна. Государство определяло расходы бюджета, причем к основным статьям расходов относились: жалование армии, финансирование земельных раздач, особенно ветеранского землевладения, финансирование исполнения культа, строительства и со времени Цезаря системы гражданского образования и медицины. Предоставление римского гражданства и дача разрешения на образование коллегий также можно отнести к государственному регулированию экономики.

После I Пунической войны основной статьей доходов римского государства становятся эксплуатация провинций и доходы от завоеванных территорий. Уже организация провинции Сицилия показала эти общие принципы римского управления. Около четверти острова находилось в руках сиракузского правителя Гиерона II, который сохранял независимость, посылал войска и продовольствие, что, однако, считалось скорее его благодеянием по отношению к римскому народу. Другие союзники (Мессана, Тавромений, Сеге- ста, Панорм) поставляли небольшое количество войск и присылали деньги. Существенная часть доходов с провинций поступала от тех сицилийских городов, которые считались дедитициями («сдавшимися») и платили как обычный налог («десятину»), так и пятипроцентный налог с оборота. После завоеваний середины II в. до н. э. доходы с провинций становятся главным доходом Римского государства. Детальная характеристика римской политики в провинциях содержится в ряде речей Цицерона, причем такие речи, как речи против Верреса, дают яркую картину разграбления римлянами покоренных областей, и хотя случай с Верресом был исключительным, он показывает крайне неблагополучное положение, которое складывалось в провинциях к концу Республики.

Государство контролировало рудники и места добычи золота, серебра, металлов, которые также по большей части находились за пределами Италии, прежде всего в Испании.

Значительную роль в экономике республиканского Рима играла откупная система, особенно детально описанная Полибием и Цицероном, которая во многом заменяла прямое налогообложение. По сообщениям Полибия, «многие работы во всей Италии, перечислить которые было бы нелегко, по управлению и сооружению общественных зданий, а также многие реки, гавани, сады, прииски, земли, короче все, что находится во власти римлян, отдавалось цензорами на откуп. Все поименованное здесь находится в ведении народа, и, можно сказать, почти все граждане причастны к откупам и получаемым через них выгодам. Так, одни за плату принимают что-либо от цензоров на откуп, другие идут в товарищи к ним, третьи являются поручителями за откупщиков, четвертые несут за них в государственную казну свое состояние» (Polyb., VI, 17). На основе откупной системы стали создаваться специальные soci- etates publicanorum, в которые входили римские всадники, и они же стали в них доминировать. С появлением провинций публика- ны начали активно вмешиваться в сбор провинциальных налогов и провинциальную экономику, что все больше приводило к ограблению провинциалов, а также создавало эксцессы, подобные эксцессам, происходившим после завоевания провинции Азия. К концу Республики римские власти начинают движение к замене откупа прямым сбором налогов. Замена откупа прямым налогообложением происходит уже в конце Республики и в начале Империи10.

Достаточно важной заботой государственной казны и государственных властей было снабжение продовольствием и прежде всего хлебом италийских городов и особенно Рима. Централизованные закупки хлеба на государственные средства осуществлялись уже в период ранней Республики, а с появлением провинции Сицилия начался интенсивный ввоз в Рим сицилийского хлеба, выдаваемого народу с государственных складов. Положение обострялось во время кризисов, особенно к периоду второй половины II века до н. э., когда завоевательные войны вызвали обнищание значительных масс римских граждан.

Важное изменение в государственную экономическую политику внес хлебный закон Гая Гракха (lex frumentaria), предполагавший резкое снижение цен на зерно (до б ассов за модий [8. 754 л.]), выдаваемое с государственных складов (Liv., Epit., 60). По сообщению Аппиана, речь идет о распределении продовольственных денег из общественных сумм, чего не практиковали ранее (Арр., В. С., I, 21). Хлебный закон вызвал значительное экономическое оживление и активное строительство дорог и хлебных складов, что обеспечивало работой значительное число обедневших граждан (Plut., G. Gr., 6-7; Арр., В. С., I, 21). Одновременно происходило интенсивное усиление эксплуатации провинций.

Практика раздач хлеба продолжалась и позже. В 91 г. до н. э. предлагалось расширение хлебных раздач по закону Ливия Друза. Хлебные раздачи были отменены по законодательству Суллы, однако восстановлены после его смерти консулом 78 г. до н. э. Марком Эмилием Лепидом. В 57 г. до н. э. чрезвычайные полномочия по снабжению Рима хлебом были переданы Гнею Помпею (Cic., ad Att., IV, 1; Plut., Pomp., 49-50).

Логическим завершением процесса раздач хлеба жителям Рима по сниженным ценам стали бесплатные раздачи, введенные в 58 г. до н. э. Публием Клодием. Эта практика была продолжена Юлием Цезарем, Августом и императорами, которые вводили раздачи в более жесткие рамки. Практика поддержания беднейшего населения по примеру Рима вводилась и в италийских городах, продолжая развитие полисного принципа. Такого рода деятельностью в императорское время стали заниматься и частные лица.

Определенные и зачастую достаточно значительные средства выделялись государством на содержание государственного'аппарата, в основном обслуживающего персонала магистратов и сената, а позднее на поддержание обедневших сенаторов, а также финансирование строительства, в том числе культовых сооружений, содержание жречества и исполнение культовых обрядов, причем и здесь использовались и государственные, и частные средства. Государство финансировало организацию зрелищных мероприятий, но на их устройство богатые римские аристократы не скупились и давали значительные средства, стремясь завоевать симпатии римского городского плебса.

Поддержание ремесла также было достаточно важной государственной заботой, хотя похоже, что в республиканское время оно находилось прежде всего в частных руках. Римское образование также находилось в значительной степени в частных руках, однако постепенно, в основном со времен Юлия Цезаря, государство уже непосредственно участвовало в финансировании образования, строительстве библиотек, оплате деятельности врачей и преподавателей свободных наук, что прежде было преимущественно частной инициативой. Светоний сообщает, что Цезарь велел открыть в Риме большие греческие и латинские библиотеки, а все, кто занимался в Риме медициной и благородными искусствами (liberal- ium artium doctores Suet., 42, 1), получали римское гражданство. Комплектование библиотек было поручено выдающемуся ученому и антиквару Марку Теренцию Варрону (Suet., Caes., 42, 1). Расходы на строительные и культурные программы составляли важную статью государственных расходов, однако широко привлекались и частные средства.

Источники

Гай. Институции / Лат. текст и перевод Ф. Дыдинского. Варшава,

1982.

Катон, Варрон, Колумелла, Плиний. О сельском хозяйс'гве / Пер. с лат. под ред. М. И. Бурского. М., 1937.

Катон Марк Порций. Земледелие / Пер. с лат. под ред. М. Е. Сергеенко. М.; Л., 1950.

Ливий Тит. Римская история от основания города. В 3 т. / Пер. с лат. под ред. Е. С. Голубцовой. М., 1989-1993.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 3 т. / Пер. с греч. иод ред. С. П. Маркиша, С. И. Соболевского и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1961-1964.

Полибий. Всеобщая история. В 3 т. / Пер. с греч. Ф. Г. Мищенко. 2-е изд. под ред. А.Я.Тыжова. М., 1994-1995.

Светоний Транквилл Гай. Жизнь двенадцати Цезарей / Пер. с лат. под ред. М. Л. Гаспарова и Е. М. Штаерман. М., 1964.

Тацит Корнелий. Соч. В 2 т. / Пер. с лат. В. И. Модестова. СПб., 1886-1887.

Тацит Корнелий. Соч. В 2 т. / Пер. с лат. иод ред. А. С. Бобовича, Г. С. Кнабе и М. М. Тройского. М., 1969.

Цезарь Гай Юлий. Записки / Пер. с лат. и ред. М. Л. Покровского. М.; Л., 1948.

Цицерон Марк Туллий. Диалоги «О государстве», «О законах» / Пер. с лат. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна, М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1962.

Цицерон Марк Туллий. Письма. В 3 т. / Пер. с лат. В. О. Горенштейна. М.; Л., 1949-1951.

Цицерон Марк Туллий. Речи. В 2 т. / Пер. с лат. В. О. Горенштейна и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1962.

Хрестоматия по истории Древнего мира. В 3 т. / Под ред.

В.              В. Струве. Т. 3. М., 1953.

Хрестоматия по истории древнего Рима. В 3 т. / Под ред. С. Л.Ут’- ченко. Т. 3. М., 1962.

Литература

Вартошек М. Римское право (понятия, определения, термины). М., 1989.

Валлон А. История рабства в античном мире / Пер. с франц. С. П. Кондратьева. М., 1941.

Вебер М. Аграрная история Древнего мира / Пер. с нем. Е. С. Петрушевского. М., 1925.

Заборовский Я. Ю. Очерки по истории аграрных отношений в Римской республике. Львов, 1985.

История Древнего мира. В 3 т. / Под ред. И. М. Дьяконова, И. С. Свенцицкой и В. Д. Нероновой. 3-є изд. М., 1989.

История древнего Рима. 3-є изд. / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1994. Кнабе Г. С. Корнелий Тацит и проблемы истории Древнего мира эпохи ранней Империи: Дис. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. М., 1983.

Кузищин В. И. Генезис рабовладельческих латифундий в Италии (II в. до н. э. — I в. н. э.). М., 1976.

Кузищин В. И. Крестьянское хозяйство древнего Рима как экономический тип // ВДИ. 1962. №1. С. 33 слл.

Кузищин В. И. Очерки по истории земледелия Италии (II в. до н. э. — I в. н. э.). М., 1976.

Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-є изд. М., 1969.

Маяк И. Л. К вопросу о пополнении римского бюджета в эпоху республики // Торговля и торговец в античном мире: Сб. статей. М., 1997. С. 69-76.

Маяк И. Л. Рим первых царей (генезис римского полиса). М., 1983. Мейер Эд. Экономическое развитие Древнего мира / Пер. с нем. 3-го изд. Пг., 1923.

Сергеенко М. Е. Очерки по сельскому хозяйству древней Италии. М.; Л., 1958.

Сергеенко М. Е. Ремесленники древнего Рима. Л., 1968.

Утченко С. Л. Кризис и падение Римской республики. М., 1965. Утченко С. Л. Юлий Цезарь. М., 1976.

Фролов Э. Д. Прибыль и предприниматели в древней Греции // Торговля и торговец в античном мире: Сб. статей. М., 1997.

Штаерман Е. М. Проблемы античной цивилизации // Цивилизации: Сб. статей. Вып. I. М., 1992.

<< | >>
Источник: Егоров А. Б.. Римское государство и право. Царский период и эпоха Республики: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,2006.-173 с.. 2006

Еще по теме Тема 9 РИМСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА:

  1. М., 1995. Семенов П. Г. Категория непреодолимый силы в советском праве // Сов. государство и право. 1956. №
  2. § 7. Система, элемент, структура. Принцип системности. Часть и целое
  3. 1.3. Форма государства
  4. Тема 9 РИМСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА
  5. 2. Имущественные преступления в обществе с традиционной экономикой
  6. Правовая система Общая характеристика
  7. Правовая система Общая характеристика
  8. 2. Виды функций государства
  9. 3.4. Форма государства. Форма правления. Форма государственного устройства. Политический (государственный) режим
  10. 5. ТИП И ФОРМА ГОСУДАРСТВА
  11. ЭКОНОМИКА И СОЦИОЛОГИЯ В РЕЧИ ДОНА СТУРДЗО1
  12. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  13. Деньги, золото и государство
  14. Глава 5. Государство и рынок: специфика российской диалектики развития
  15. ТЕМА: ПЕРВОБЫТНАЯ СОСЕДСКАЯ ОБЩИНА. РАЗЛОЖЕНИЕ РОДОВОГО СТРОЯ.
  16. В. Организационные принципы налогообложения определяют формирование налоговой системы государства и ее строение.
  17. «МАЛЫЕ» ГОСУДАРСТВА ПРИЧЕРНОМОРЬЯ В ЭПОХУ ЭЛЛИНИЗМА И РАННЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  18. ТЕМА 12 Расцвет феодальной системы Город в системе феодального общества
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -