<<
>>

Тема 7 ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уже ко времени начала Республики в Риме существовала достаточно отлаженная военная система, практически основанная на всеобщей воинской повинности граждан. Первоначальным термином, обозначавшим римское войско, был термин legio (от legere — «набирать»), а позднее легион стал подразделением римской армии.

Во времена Сервия Туллия, по сообщениям Ливия (Liv., I, 42-43) и Дионисия Галикарнасского (Dion Halic., IV, 15-18), римская армия комплектовалась по классам и центуриям (см. тему 1) и в общей сложности насчитывала 193 центурии, из которых 18 центурий составляла кавалерия, а остальные — различного рода пехоту с более или менее тяжелым вооружением. Последний, 5-й класс представлял собой легковооруженную пехоту — ве лито в. С появлением сер- вианской системы Рим переходит к гоплитской фаланге. Принципиальным делением центурий было деление на mniores — «младших», и seniores — «старших», возрастной гранью между ними был возраст в 45 лет, причем если первые представляли собой мобильные войска, то вторые были предназначены для охраны города (Liv., I, 42-43). Реформа Сервия Туллия определила формирование в Риме гоплитской фаланги, которую в основном составляли граждане 1-4-го классов, тогда как 5-й класс давал лучников и пращников. Большинство центурий по сервианской системе поставлял 1-й класс (98 центурий), 2, 3 и 4-й поставляли по 20, и 5-й класс —30 центурий. Кроме того, в сервианской армии существовали 2 центурии ремесленников, 2 центурии музыкантов и 1 центурия пролетариев.

Сервианская система, видимо, просуществовала, по крайней мере, до IV в. до н. э. без принципиальных изменений. Исследователи спорят относительно возможности Рима выставлять такое количество воинов, однако наиболее достоверной все же является информация Ливия и Дионисия.

Судя по всему, в IV в. до н. э. произошли важные изменения в римской военной системе.

До этого времени фаланга строилась по цензовому принципу, тогда как теперь построение осуществлялось по принципу возрастному, и она делилась на гастатов, принципов и триариев. Легион дробился на 30 манипул по 2 центурии и становился более гибким. Манипулярное деление исследователи часто связывают с Самнитскими войнами 340-290 гг. до н. э., однако возможно появление этого деления и в более раннее время. В начале IV в. до н. э. произошли важные изменения, которые традиция относит ко времени взятия Вей (396 г. до н. э.) и последующим десятилетиям, а исследователи обычно именуют реформой Камилла, которая сводилась к введению жалования, улучшению конструкции вооружения (шлема и щита), введению новых осадных сооружений и совершенствованию военной техники.

Детальное описание военной системы времен великих завоеваний, сложившейся к концу Самнитских войн, дает Полибий. Высшее командование принадлежало магистратам с imperium (консулам и преторам), которым были подчинены 14 военных трибунов. Они были выборными должностными лицами (Polib., VI, 19) и распределялись по 4 легионам, которые и были стандартной цифрой для численности римской армии. В первый легион назначались 4 трибуна, а в остальные — по 3 (Ibid., VI, 20), причем функции трибунов были весьма разнообразными, начиная от выполнения общих поручений консулов и заканчивая командованием тем или иным легионом. Трибуны собирали легион, требовали принести присягу, распределяли солдат, назначали более мелких начальников отрядов, прежде всего центурионов, и осуществляли руководство военными действиями, причем неупоминание Полибием легатов показывает, что эта должность в его время была относительно эпизодической и не стала элементом постоянной структуры армии (о функциях трибунов см.: Ibid., VI, 20-24). Полибий мало пишет о значительной роли квестора, однако другие источники показывают, что квестор был фактическим руководителем тыловой службы.

Следующее звено римской военной системы составляли центурионы, которые представляли собой унтер-офицерский и в какой-то степени младший офицерский состав, командовавший центуриями и манипулами, а иногда и когортами, причем старший центурион легиона был его примипилом (primus pilus), также будучи помощником трибунов (позднее — легатов) по управлению легионом (Polyb., II, 24).

Римские источники, прежде всего Юлий Цезарь, совершенно определенно показывают центральную роль центурионов в управлении римской армией. Численность легиона Полибий определяет в 4200 пехотинцев и 300 конных воинов (Polyb., II, 20), есть также основания полагать, что в более поздние времена легион состоял из 5-6 тыс. человек, однако зачастую легионы не имели полного состава, и в «Записках» Цезаря указываются обычно реальные цифры в 3-4 тыс. человек, правда, в условиях, когда легионы вели военные действия.

Полибий же фиксирует систему деления на гастатов, принципов и триариев, отражающую возрастную структуру легиона. Автор указывает на численность в 1200 гастатов, 1200 принципов и 600 триариев, что составляло 3 тыс. тяжеловооруженных воинов, разделенных на манипулы и центурии и отличавшихся друг от друга вооружением (Polyb., II, 22). Другую категорию римских воинов составляли также разделенные на центурии велиты (легковооруженные) (от velox—«быстрый, проворный»), вооруженные мечами, дротиками и легкими щитами (Ibid., II, 22). Наконец, Полибий описывает структуру легионной кавалерии, состоящей из 300 всадников, разделенных на 10 эскадронов (turmae) конницы. В каждом легионе выбирали трех начальников, декурионов. По мнению исследователей, римская конница представляла собой всадников, способных сражаться на лошадях, а также в Спешенном строю.

Вторую часть римской армии образовывали союзнические контингенты, имевшие ту же легионно-манипулярную структуру, причем италийская союзническая конница была вдвое многочисленнее римской.

Особое значение имела и техническая сторона римского военного дела, характерные черты которой — отлаженное производство стандартизированного вооружения, знаменитая система устройства римских военных лагерей, как временных, так и постоянных, а также использование строительной и осадной техники, прогресс которой был особенно значителен после II Пунической войны. Здесь государственно-правовые вопросы теснейшим образом смыкались с сугубо военно-тактическими, но рассмотрение последних выходит за рамки данного пособия.

Военная система, сложившаяся ко времени Полибия, подверглась значительным изменениям на рубеже II—I вв. до н. э.: вначале—в процессе того, что называют реформой Мария, а затем и в ходе внешних и гражданских войн I в. до н. э. Исследователи оценивают эту систему по-разному, начиная с оценки ее как радикального военного преобразования, создавшего особую профессиональную армию из пролетариев, фактически отменившего цензовый принцип, введшего новую когортную тактику и вооружение и превратившего крестьянскую милицию в постоянное войско (Т. Моммзен, К.В.Нич, С. И. Ковалев, отчасти А. В. Игнатенко) и заканчивая мнением, согласно которому реформа была только звеном в цепи постепенных преобразований, а не единичным актом или качественным скачком в развитии (С. JI. Утченко, Э. Габба, Р. Смит, П. Брюнт, Й. Фогт, В. Шмиттенер и особенно французский исследователь Ж. Арман).

Второе мнение представляется более основательным. Нехватка людских ресурсов из числа граждан, входивших в цензовые классы, и значительные потери вынуждали государство привлекать в армию солдат-добровольцев за счет негражданских контингентов, проводить снижение цензового уровня, увеличивать экстраординарные вербовки вплоть до вербовки заключенных и рабов, как это было после поражения при Каннах (Liv., XXII, 57; XXIII, 14). Крайне важным в этом смысле можно считать понижение нижней границы ценза, видимо до 4 тыс. ассов уже в период II Пунической войны[74]. Особым фактором были дополнительные вербовки ветеранов и так называемых evocati, постепенно игравших все более значительную роль в армии. После сильнейшего военного напряжения II Пунической войны произошел некоторый возврат к старой системе цензового набора, однако реформа Мария «открыла все шлюзы, через которые и хлынули в армию различные слои населения»[75].

Основой для мнения о радикальном преобразовании Мария послужило сообщение Саллюстия о наборе воинов «не по обычаю предков (non more maiorum) из числа входивших в классы (ex clas- sibus), но из числа добровольцев, среди которых было много пролетариев» (Sail., Bell.

lug., 86), а также указание Плутарха о наборе неимущих и рабов (Plut,., Mar., 9). Действительно, африканская армия была невелика, однако этот принцип воплотился в германских войнах Мария, Союзнической и гражданских войнах 80-х годов, а затем в военных кампаниях 70-30-х годов I в. до н. э. В ходе этих войн были развиты главные черты профессионального войска: материальная зависимость от военной службы в виде военной добычи, жалования и ветеранского землевладения и появление специфических требований, интересов и образа жизни. Вместе с тем практика показала и сохранение старого цензового принципа, и применение принципа нового.

Изменения были связаны также с политическими переменами этого периода: обезземеливанием крестьянства, длительными заморскими войнами и, наконец, развитием ветеранского землевладения. Формально римский гражданин был обязан служить в войске до 46-летнего возраста и совершить 10 походов в коннице или 20 в пехоте (Polib., VI, 19), причем в римской армии реальное участие в войнах, видимо, доходило до 4-5 лет, что практически делало воинов профессионалами, так что в этом смысле перемены были не столь радикальными. Завершив военную службу, римлянин переходил в когорты seniores, а всадники и сенаторы служили до глубокой старости. Более значительными были перемены, касавшиеся увеличения жалования, расширения допуска к военной добыче и ветеранского землевладения.

Появление ветеранского землевладения относится ко времени, когда произошло массовое обнищание италийских землевладельцев, начавшееся в ходе кризиса II в. до н. э. Первым крупным мероприятием, отразившим это новое явление, стал закон Сатурнина от 100 г. до н. э., когда вместо наделения землей в силу принадлежности к гражданской общине солдаты наделялись землей в качестве награды за службу[76]. Продолжением этой традиции было массовое расселение по Италии ветеранов Суллы, число которых оценивают в 120 тыс. человек (Арр., В. С., 100; 104, Liv., Epit., 89 — называется цифра в 27 легионов).

В 59^г. до н. э. по аграрному закону Цезаря землю получили многие ветераны, участвовавшие в кампаниях

Помпея (Veil., II, 44; Dio, 38, 7; Sail., lug., 20; Plut., Cato, 33). Наконец, развитием этой традиции явилось массовое наделение землей ветеранов Цезаря, а затем и раздача земель вторыми триумвирами. Продолжением и развитием данного принципа стала практика Империи, когда ветераны обязательно получали землю по окончании службы.

Наконец, ряд изменений, происшедших в конце II-I вв. до н. э., коснулся организационной структуры римского войска и его вооружения. В качестве промежуточного подразделения между легионом и манипулом была введена когорта, причем, насчитывая 3 манипула (450-600 солдат), она становилась, судя по всему, не менее значимым тактическим подразделением, чем легион, скорее превращавшийся в военно-административную единицу. Другим изменением стало введение пилума (более усовершенствованного по сравнению со старым типа копья), развитие саперной и осадной техники, а также изменение боевого порядка, когда легион увеличивался численно (до 5-6 тыс. человек) и включал в себя 10 когорт, 30 манипул и 60 центурий. Еще одно изменение — переход от римской к союзнической кавалерии, к которой стали добавляться контингенты из жителей провинций и вассальных царей (испанская, галльская, германская, азиатская и греческая конница), а также замена легковооруженных римских войск на контингенты из провинций, причем на этом фоне шло и увеличение провинциальньсх контингентов в легионной пехоте. В армии после II Пунической войны появились новые должностные лица — префекты (префект лагеря, префект когорты, префект ремесленников — praefectus fab- rum, одновременно он был и начальником инженерной службы).

Система постоянной армии обычно связывается со временем Империи, поскольку республиканская система, как правило, заключалась в наборе армии ad hoc для ведения конкретных военных действий и ее отправления на войну, а затем в роспуске после похода, обычно ограниченного годовым сроком, однако длительные военные кампании создавали ситуацию, когда солдат задерживали на службе значительно дольше, что особенно проявилось после Самнитских войн. При этом небольшая часть римской армии уже с середины II в. до н. э. находилась в провинциях более или менее постоянно4.

Морские силы Рима в раннереспубликанскую эпоху были сравнительно невелики, и впервые значительное строительство флота началось в период I Пунической войны, а первая морская победа над карфагенянами была одержана в 260 г. до н. э. у мыса Милы к западу от Мессаны на северном берегу Сицилии (Polyb., I, 23). В ходе I Пунической войны Рим завоевал господство на море. Римский флот активно использовался во II Пунической войне, а затем во время войн II в. до н. э., прежде всего против карфагенян, Селев- кидской державы и Македонии (сражение у мыса Корик — сентябрь 191 г. до н. э., у Мионесса — лето 190 г. до н. э., и др.). Активно использовался флот в III Пунической войне при осаде Карфагена, а затем —в Митридатовой войне, кампании против морских разбойников в 66 г. до н. э. и, наконец, в войнах Юлия Цезаря. Последними крупными операциями римского флота в период Республики стали гражданские войны 44-31 гг. до н. э., когда две крупнейшие кампании были выиграны именно на море (война против Секста Помпея в 36 г. до н. э. и Актийская война 31 г. до н. э.), после чего римский флот уже не имел соперников. Впрочем, перечисленные кампании были именно кампаниями гражданских войн.

Максимальная численность римских кораблей в сражении во время I Пунической войны оценивается в 330 судов (сражение у мыса Экном), а в дальнейшем их численность, видимо, удерживалась на уровне 200-300 кораблей, причем в период I Пунической войны римляне несли огромные потери из-за бурь. В начале II Пунической войны у римлян было 220 кораблей, примерно такие же силы использовались в Македонских и Селевкидских войнах. Значительное увеличение флота отмечено для I в. до н. э. (500 кораблей во время пиратской войны, 300 у Антония в 37 г. до н. э., столько же в сражении у Навлоха в 36 г. до н. э. и, наконец, гигантская цифра —900 кораблей с обеих сторон — в сражении при Акциуме). Судя по всему, не все корабли были собственно римскими: Цезарь, описывая корабли Вибула, указывает на наличие египетских, азиатских, сирийских, родосских, либурнских и других греческих кораблей (Caes., В. С., III, 5), сам же Цезарь пользовался кораблями из Египта, Понта, Родоса, Ликии и римской провинции Азии (Bell. Alex., 13). Так или иначе, но флот римлянам поставляли практически все подчиненные им морские союзники, вначале греческие города южной Италии, а затем восточные и западные провинции, прежде всего разные области иллирийского побережья, общины Греции и Малой Азии, Понт, Сирия, Египет, имелись также кипрские и причерноморские корабли. Ведя военные действия, римляне, как правило, пользовались кораблями, поставляемыми народами, жившими в данной местности. Крупное строительство флота велось во время Галльских кампаний Юлия Цезаря.

Командование флотом обычно осуществляли римские магистраты, возглавлявшие сухопутные армии, при этом морские силы подчинялись сухопутному командованию, однако в ряде кампаний именно флот играл ведущую роль. Отряды флота могли находиться как под непосредственным командованием римских легатов, так и под руководством собственных военачальников (например, родосца Эвфранора, служившего у Цезаря, или вольноотпущенников Ме- нодора и Менекрата, служивших у Секста Помпея). Конкретными кораблями командовали специально поставленные начальники кораблей, на кораблях находились легионные солдаты и рабы-гребцы, численность которых составляла от 50 до 300 человек и более. Так, в сражении при Экноме в 256 г. до н. э. у римлян было 100 тыс. гребцов на 330 судах. Боевые корабли были обычно трех- или пятипалубными (триеры или пентеры), но позднее римляне, сохраняя корабли старого типа, стали переходить на более легкие либурны. Экипажи набирали преимущественно из жителей провинций, вольноотпущенников и рабов.

Всадническая и сенаторская военная карьера начиналась, как правило, со службы в кавалерии, в качестве контубернала полководца или офицера при штабе главнокомандующего, после чего начиналась военная служба в качестве трибуна или префекта, а затем и служба в качестве квестора, после чего становилась возможной военная и политическая карьера. Рассматривая известных нам всадников, французский историк Кл. Николе отмечает, что значительное число их фигурирует в качестве военных трибунов и префектов, причем на этих должностях служили как всадники, так и сенаторы. В целом командный состав римской армии испытал на себе влияние принципа сословности, когда должности центурионов занимали представители плебеев, а офицерские должности (трибуны и префекты) — всадники и сенаторы. Высшие же командные должности могли занять только представители сенатского сословия и нобилитета.

Источники

Аппиан Александрийский. Гражданские войны / Пер. с греч. под ред. С. А. Жебелева и О. О. Крюгера. Л., 1935.

Аппиан. Римско-иберийские войны / Пер. с греч. С. П. Кондратьева // ВДИ. 1946. №4.

Аппиан. Митридатовы войны. Сирийские дела / Пер. с греч. С. П. Кондратьева // Там же.

Вегеций Флавий Ренат. Краткое изложение военного дела / Пер. с лат. С. П. Кондратьева // Там же.

Полибий. Всеобщая история. В 3 т. / Пер. с греч. Ф. Г. Мищенко. 2-е изд. под ред. А.Я.Тыжова. СПб., 1995.

Ливий Тит. Римская история от основания города. В 3 т. / Пер. с лат. под ред. Е. С. Голубцовой, М. Л. Гаспарова, Г. С. Кнабе, В. М. Смирина. М., 1993.

Фронтин Секст Юлий. Стратегмы (военные хитрости) // ВДИ. 1946. №1.

Цезарь Гай Юлий. Записки / Пер. с лат. М. М. Покровского. М.; Л., 1948.

Литература

Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. В 6 т. Т. 1. СПб., 1994.

Игнатенко А. В. Древний Рим (от военной демократии к военной диктатуре). Свердловск, 1988.

Ковалев С. И. История Рима. 2-е изд. / Под ред. Э. Д. Фролова. Л., 1986.

Машкин Н.А. История древнего Рима. 3-є изд. М., 1969.

Моммзен Т. История Рима. В 5 т. Т. 1-3. М.; СПб., 1995.

Разин Е. А. История военного искусства. В 2 т. 2-е изд. Т. 1. М., 1955. Утченко С. Л. Кризис и падение Римской республики. М., 1965.

Методические указания к теме

При рассмотрении военной системы древнего Рима нужно обратить внимание на наличие нескольких стадий в ее развитии. Первый этап — период от реформы Сервия Туллия до реформы Камилла, второй — от реформы Камилла до реформы Мария и, наконец, третий период—I в. до н. э., завершивший эволюцию республиканской армии, т. е. периоды существования обычной гоплитской фаланги, манипулярного легиона и когортной системы. При рассмотрении структуры римской армии особое значение имеет вопрос о структуре унтер-офицерского и офицерского состава, т. е. о системе центурионов, префектов и трибунов. Важен и вопрос о техническом оснащении римской армии. На протяжении своего развития римская военная система испытала на себе влияние карфагенской и эллинистической систем, их стратегии и тактики. Особую проблему представляет реформа Мария с точки зрения ее места в развитии ветеранского землевладения. Большое значение имеет также и сравнительно малоисследованная в настоящее время проблема развития морских сил у римлян.

<< | >>
Источник: Егоров А. Б.. Римское государство и право. Царский период и эпоха Республики: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,2006.-173 с.. 2006

Еще по теме Тема 7 ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ:

  1. § 2. Новгородская и Псковская феодальные республики
  2. Военная служба в России иностранных граждан
  3. III. Влияние военно-государственного быта*(19)
  4. 6. Словарь терминов и понятий по римскому праву
  5. Тема 1 РИМСКАЯ РОДОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
  6. Тема 2 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ РИМА В ЦАРСКИЙ ПЕРИОД
  7. Тема 4 НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО РИМА
  8. Тема 5 ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ В РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ. РИМСКИЕ РЕСПУБЛИКАНСКИЕ МАГИСТРАТУРЫ
  9. Тема 6 СЕНАТ ВРЕМЕН РЕСПУБЛИКИ
  10. Тема 7 ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -