<<
>>

Тема 6 СЕНАТ ВРЕМЕН РЕСПУБЛИКИ

Сенат был третьим основным элементом римского государственного организма и, по сути дела, играл решающую роль в Римской республике, причем именно он был реальной силой, которая правила Римом.

Расцвет сената был связан с расцветом Республики, а упадок ее характеризовался упадком власти сената. Цицерон пишет о сенате следующее: «Его постановления да имеют силу, ибо положение таково: если сенат главенствует в решениях по делам государства, то всякое его постановление должны защищать все, а если остальные хотят, чтобы государство управлялось в соответствии с решениями первого сословия, то это соразмерное и преисполненное согласия государственное устройство может держаться на основе такого распределения прав, когда власть принадлежит народу, а ответственность несет сенат» (Cic., De leg., Ill, 12, 28).

Вопрос о сенате может быть разделен на три части: комплектование сената, парламентская процедура и функции. Тема сенату в отечественной историографии очень подробно рассмотрена в диссертации М. В. Белкина, «Римский сенат в эпоху сословной борьбы V—III вв. до н. э.» (Санкт-Петербург, 1998), где автор детально разбирает его терминологическое обозначение, исторические этапы формирования и сферу компетенции, а также место, которое он занимал в римской политической системе. В работе также дан обзор историографии XIX-XX вв., и она может быть взята за основу при изучении римского сената.

Наша традиция достаточно единодушна в том, что к'-моменту начала Республики численность сенаторов достигла примерно 300 человек, причем, видимо, особое значение имела первая lectio sen- atus 509 г. до н. э., конституировавшая римский сенат, придавшая ему новое качество и превратившая его из царского сената в республиканское правительство. Рассмотрение связи между соотношением численности сената и организацией триб и курий чаще всего решается отрицательно.

Сенат, бывший первоначально советом ро- довладык и приближенных царя, стал советом экс-магистратов[68]. Со времен ценза 509 г. до н. э. численность сената в основном удерживалось на фиксированном уровне, хотя конкретное число, видимо, не было установлено. Увеличение числа сенаторов связано с Суллой, который добавил 300 новых сенаторов из числа молодых нобилей, всадников и собственных офицеров (Cic., De leg., Ill, 12, 27; Liv., XXIII, 23). Увеличение сената Суллой рассмотрено многими исследователями (П. Виллеме, X. Хилл, Р. Сайм, Э. Габба и др.), причем если одни авторы полагают, что в новом сенате было 600 членов, прибавляя 300 новых сенаторов к 300 старых, то другие считают, что численность сената была меньше (возможно, около 450-500 человек), так как сенат понес большие потери во время гражданской войны и террора Мария и Суллы. В 70 г. до н. э. цензоры Геллий и Лентул сократили число сулланских сенаторов на 64 человека, что вернуло сенат к цифре, близкой к прежним временам. В 60-40-е годы I в. численность сената, видимо, достигала 450 человек. Новое большое увеличение связано с преобразованиями Юлия Цезаря, увеличившего число сенаторов до 900 (Dio, 43, 47). В ходе гражданских войн 43-31 гг. их количество тоже растет. В 32 г. до н. э. их стало около 1 тыс. (R. g. D. А., 25; Plut. Ant., 59; Suet. Aug., 35). Возвращение к цифре 600 относится ко времени Августа.

Особенностью Рима было отсутствие прямых выборов членов сената народным собранием, что сближает его скорее с афинским Ареопагом, нежели с выборным Советом 500. В царский период сенаторов назначали рексы, позднее это делали консулы, а с 443 г. до н. э. — цензоры. Указанная дата перехода к цензорскому назначению представляется наиболее вероятной, хотя среди исследователей есть мнения, что составление списка сенаторов перешло к цензорам с IV в. до н. э., а конкретно —с цензуры Алпия Клав- дия (312-307 гг. до н. э.). Цензоры проводили составление списков сената каждые 5 лет и были единственным органом, контролировавшим состав сената.

Кроме цензоров, это право принадлежало диктаторам, производившим lectio senatus в особенно сложных для государства ситуациях (Фабий Бутеон, Сулла, Цезарь). Примечательно, что самые большие пополнения сената были связаны именно с действиями диктаторов.

Действия цензоров, имевших достаточно значительную свободу в составлении списков, регламентировались и другими правилами. Практикой составления сената было его комплектование из числа бывших высших магистратов, затем бывших эдилов, трибунов и квесторов и, наконец, тех, кто не занимал никаких должностей, прежде всего из числа всадников. Очень редко в сенат попадали люди, не принадлежавшие к высшим сословиям. Таким образом, в отсутствие прямых выборов народом, последние все же оказывали большое влияние на составление списков сенаторов.

Список сената составляли цензоры. Он включал в себя разные категории сенаторов, располагавшихся по рангу. Разделение сенаторов было постепенным: в царский период устанавливается деление на «отцов старших родов» (patres maiorum gentium) и «отцов младших родов» (patres minorum gentium), возникшее либо при Тарквиниях, либо в начале Республики[69].

В V в. появилось новое деление на patres и conscripti, что, видимо, обозначало соответственно патрицианских и плебейских сенаторов[70]. С IV в. до н. э. после законов Лициния - Секстия это разделение, происшедшее в ходе сословной борьбы, было заменено на разделение по принципу последней занимаемой магистратуры. Во главе списка находились бывшие цензоры (цензории) и консу- ляры, далее шли претории, эдилиции, трибуниции и квестории, а затем сенаторы, не занимавшие должностей.

Цена голоса сенаторов была одинакова, хотя, естественно, фактор авторитета играл особую роль, и древние авторы определяют как элиту сената именно цензориев и консуляров, которые обычно задавали тон дискуссии и оказывали особое влияние на принятие решений.

Принцип комплектования сената изменил Сулла, который ликвидировал цензуру и превратил пополнение сената в прямой выборный процесс.

Число квесторов при Сулле выросло с 8 до 20 человек (Тас., Ann., XI, 22), причем все квесторы, не бывшие еще членами сената, попадали в его состав. В 70 г. до н. э. цензура была восстановлена. Цезарь частично вернулся к сулланской системе, оставив за собой и цензорские полномочия. При Августе функция пополнения сената перешла в руки принцепса.

Как и при царях, сенат обязательно должен был созываться, но теперь уже магистратом, имевшим ius agendi cum patribus. Это были консул, диктатор, децемвир, трибун с консулярной властью, начальник конницы, претор, позднее — народный трибун. Понятием ius agendi cum patribus охватывался целый ряд функций: собирать сенат (vocare), председательствовать в нем (senatum habere), делать доклад (referre), проводить опрос мнений сенаторов (consulere) и, наконец, принимать решение сената (senatusconsultum facere). В отличие от ряда других государственных советов сенат не имел фиксированного места для сбора, но выбирал разные места, чаще всего храмы. Для республиканской эпохи источники обычно указывают Капитолий (сама крепость или подножие холма), Палатин, храм богини Верности (Арр., В. С. I, 16), храм Диоскуров (Ibid., I, 25), курию Гостилия (Liv., I, 30, 2), храм Согласия (Concordia), построенный Луцием Опимием, храм Сатурна (Liv., I, 31) и реже другие места. Юлий Цезарь начал строительство курии Юлия, законченной при Августе с целью превратить ее, по крайней мере, в основное место заседаний. Дни сбора сената регламентировались календарем. Сенат мог заседать только в dies fasti. Обычно сенаторы не могли собираться до восхода солнца и продолжать заседать после его захода.

Председатель сидел на особом возвышении, курульные магистраты — в курульных креслах, сенаторы — на скамьях в зависимости от ранга. Вопрос о кворуме был достаточно сложным. Примечательно, что надпись 186 г. до н. э. указывает на сравнительно небольшое число сенаторов—100 человек (Dess., I, 18), однако факты показывают достаточно жесткий контроль за сенаторской явкой, когда уважительной причиной для отсутствия считались либо болезнь, либо выполнение государственного поручения.

Такими поручениями могли быть нахождение в армии, посольстве, выполнение инспекционных поручений и т. п., что физически делало присутствие невозможным. Поскольку сенаторы составляли командный состав армий, состав посольств, многие из них находились в провинциях по различным делам государственной важности, довольно значительное их количество отсутствовало по этим причинам, и, таким образом, кворум в 100-200 человек не был слишком маленьким.

Председатель делал доклад (relatio), в котором излагал суть дела, после чего следовала дискуссия. Иногда председатель проводил опрос мнений всех сенаторов, начиная с самых пожилых и высокопоставленных. Первый человек в сенаторском списке именовался princeps senatus, и его положение давало огромный престиж и право первого слова. В других ситуациях право первого слова давалось консулу, избранному на следующий срок. Со временем, как это было при Империи, положение princeps senatus превращалось в функцию председателя сената. После дискуссии начиналось голосование: голосовавшие расходились в разные стороны (термин pedibus vocare). По окончании голосования несколько специально выбранных сенаторов записывали решение (сенатусконсульт), который и получал силу закона. Если трибуны совершали интерцессию, то сенатусконсульт лишался своей силы.

Наиболее сложен вопрос о правовой и политической власти сената. Согласно теории Т. Моммзена, сенат, по большому счету, был консультативным органом при магистратах, и его власть — во многом результат фактического положения, т. е., в какой-то степени, правовой узурпации. Вместе с тем, по мнению многих исследователей (П. Виллеме, А. Хойсс, В. Кункель и др.), сенат имел ряд самостоятельных полномочий и был реально действующим римским правительством.

Подробный анализ материала показывает, что именно сенат стал центральным органом власти в Римском государстве и именно он был основной решающей силой. Характеризуя полномочия сената, Полибий указывает на следующее: ведение реестра доходов и расходов казны, когда квесторы не могли выдавать из казны деньги без разрешения сената, а цензоры брали деньги на исправление и сооружение общественных зданий также только с сенатского разрешения.

Сенат выносил решения по преступлениям, совершаемым в Италии (измена, заговор, убийство, отравительство и др.), решал споры в отношении отдельных лиц и городов Италии, отправлял посольства с целью «замирения, призыва в подданство, объявления войны». Полибий также сообщает, что от сената зависел и прием явившихся в Рим посольств и ответы им (Polyb., VI, 13). Конкретное рассмотрение полномочий сената показывает, что они были еще более значительными.

Проблема роли сената как совещательного органа оказывается несколько более сложной. В самом деле, для созыва сената требовалась воля магистрата, однако сенат имел множество возможностей заставить магистрата провести заседание, а в случае нежелания одного магистрата можно было найти другого, который на это согласился бы. Функция consilium превратилась в арбитраж между магистратами, и в отношениях с ними сенат, без сомнения, оказывался более сильной и авторитетной стороной. В источниках есть указания на то, что сенат распределял обязанности между магистратами (например, Liv., XXII, 8; XXXI11, 24), давал им прямые поручения, причем это касалось не только квесторов и эдилов, но и консулов (например, Liv., VIII, 29) и давал им указания относительно ведения войны (например, Liv., IX, 37). Во время вейны сенат оказывался как бы генеральным штабом, куда стекались все донесения, где разрабатывались планы военных действий, давались поручения представителям военного командования. К III в. сенат добивается подчинения даже от народных трибунов. Письма Цицерона свидетельствуют о регулярности донесений от военачальников в сенат, отчетов командующих армиями и провинциальных наместников. Сенат принимал к рассмотрению конфликты между магистратами, решал вопрос о продлении полномочий наместников провинций, принимал донесения от военачальников любого ранга. Строго говоря, все это было связано с категорией consilium, однако из consilium выросло всеобъемлющее право общего контроля за положением в государстве и общего государственного управления.

Сенат принимал большое участие в регламентации выборов, хотя последние осуществлялись народом. Так, между 444 и 367 гг. до н. э. сенат рассматривал вопрос, кого выбирать — консулов или трибунов с консулярной властью. С сенатом был связан институт ргого- gat.io, и, как правило, именно сенат решал вопрос о назначении экстраординарных магистратов. К компетенции сената относился вопрос о продлении полномочий разным должностным лицам. Именно сенат решал вопросы о необходимости назначения диктатора, поручая конкретный выбор одному из консулов. С другой стороны, магистраты были членами сената (или готовились ими стать), и конфликт с ним был им крайне не выгоден. Сенат был постоянно действующим органом, а происходящие раз в 5 лет ротации редко приводили к радикальным переменам в его составе. Сенат имел множество способов косвенного давления на магистратов, а обойти его было крайне трудно. Это требовало прямого обращения к народному собранию, что нарушало неписаное правило. Наконец, до 339 г. до н. э. (закон Филона) сенат даже утверждал решения народа.

Модель отношений между сенатом и магистратами может показать история с принятием решения о запрете вакханалий (187 или 196 г. до н. э.), причем мы располагаем информацией как литературного источника — произведения Тита Ливия, так и надписи, содержащей решение сената (Liv., XXXIX, 9-20; Dess., I, 18). Информацию о распространении вакханалий, связанных с оргиями и убийствами, получил консул Постумий Альбин, он же провел следствие и сделал доклад сенату. Сенат, видимо, считая необходимым продолжение преследования, поручил его консулам, и тогда консулы начали действовать на основании сенатского решения, принимая меры против заговорщиков (Liv., XXXIX, 9-17). Фактически окончательный запрет культа и регламентацию регистрации тех, кто хотел проводить вакханалии, произвел сенат, разрешая отдельным лицам отправление этого культа только с сенатского разрешения под наблюдением городского претора и поручая магистратам привести решение в исполнение (Dess., I, 18). Данный эпизод дает возможность сделать вывод о полном контроле положения дел сенатом и явном преобладании сенатского руководства над магистратским.

Важнейшей функцией сената было управление финансами и государственным имуществом. Уже в раннее время сенат ведал судьбой военной добычи, определяя, какую добычу продать, какую передать в казну и какую распределить между воинами[71]. По сообщению Полибия, к ведению сената относились управление всяким приходом и расходом, т. е. финансами государства, составление бюджета (обычно на пятилетний срок), установление характера и сумм налогов. В этом смысле от сената зависело все, в том числе военные и культовые расходы. Достаточно примечательна и роль сената в военной области, этой, казалось бы, магистратской сфере деятельности. Решение о войне и мире принимало народное собрание, однако затем сенат принимал решение о наборе войск и их количестве, а также о распределении по театрам военных действий. Сенат координировал военные кампании. В его ведении находилось выделение денег действующим армиям, объявление благодарности командующим армиями, назначение триумфа или овации или отказ в них (Liv., IX, 40; X, 37), решение о вынесении благодарности воинам (Ibid., V, 7), решение судьбы военнопленных (Ibid., XXII, 59), присуждение наград и вынесение наказаний собственным воинам. Сфера экономической деятельности сената включала контроль за торговой деятельностью государства и урегулирование торговых сделок (Ibid, VII, 27), урегулирование продовольственных кризисов (Ibid., II, 34, 35), решение вопросов о продаже соли (Ibid., II, 9).

Сенат был главным хранителем безопасности римского государства в самые критические периоды римской истории: в период се- цессий плебеев, тяжелых войн V-IV вв. до н. э., в годы I и II Пунических войн, восстания италийских союзников и др. Сенат брал на себя управление, магистраты выполняли его приказы, народные трибуны использовали свои права по преимуществу по воле сената, а народное собрание послушно вотировало сенатские решения. Сенат принимал меры в случае тяжелых экономических и криминальных ситуаций.

Методы действия сената в чрезвычайных ситуациях были различными. Это были специальные постановления, не выходящие за пределы обычной компетенции, а также назначение диктатора и так называемое «крайнее решение сената» (senatusconsultum ulti- nium), впервые, видимо имевшее место в 123 г. до н. э. с целью подавления гракханского движения. При формальной независимости судебной власти от сената ее связь с ним была очень велика. До 123 г. до н. э. (гракханского закона о судах) все судебные комиссии состояли из сенаторов, а после Гракхов в руки всадников попали quaestiones repetundarum — суды по делам о вымогательствах, однако после долгой борьбы сенаторы сохранили по закону Аврелия Котты от 70 г. до н. э. треть мест в quaestiones и большинство (или все места) в других комиссиях. Наконец, в особо важных случаях сенат сам выступал в качестве суда, как это было в деле катилина- риев в 63 г. до н. э.

В руках сената находились и дела союзников римского народа, причем он рассматривал все дела об их статусе. Сенат часто предоставлял гражданство, и здесь его компетенция смешивалась с компетенцией народного собрания (Liv., VIII, 21), принимал решения о выводе колоний и поселений (Liv., IX, 20), определял политический статус общины (Ibid., X, 12), вел переговоры с союзниками, отвечал на их запросы и просьбы (Liv., VI, 21). Ливий упоминает о заключении союзных договоров (Liv., X. 12) и назначении патронов общин (Liv., IX, 20).

Из основных проблем, связанных с сенатом, наиболее существенны следующие: 1) соотношение власти сената и магистратов, а также сената и народного собрания; 2) правовой и неправовой факторы в практике деятельности сената; 3) различные стадии в развитии сенатской власти.

Для решения первого вопроса особое значение имеет тема аис- toritas patrum как утверждения решений народного собрания со стороны patres, под которыми обычно понимают сенат. По Ливию и Дионисию Галикарнасскому (Dion Hal., II, 14; Liv., I, 17, 19), право это было введено еще Ромулом. Если считать, что корни аис- toritas находятся еще в царской эпохе (П. Виллеме, Т. Моммзен, Э. Гьерстад, А. Момильяно) и, быть может, первое утверждение patres решений народного собрания состоялось во время первого междуцарствия, то справедливо и мнение, что в царский период, в условиях полновластия рекса, закон, проведенный царем через ко- миции, не нуждался в таком утверждении и более частым стало предварительное обсуждение законопроектов, предложенных царем (мнение М. В. Белкина).

С переходом к республике auctoritas patrum бесспорно становилось привилегией сената и существовало до законов Публилия Филона и Гортензия (339 и 287 гг.), когда сенатское утверждение давалось до голосования независимо от его исхода. Вероятно, в более ранние времена concilia plebis игнорировали это право, причем создается впечатление, что многие законы были приняты без этого утверждения. Так или иначе, но в правовом плане lex стоял выше сенатусконсульта, однако в руках сената находилось очень важное право (и даже обязанность) предварительного обсуждения вопросов, выносимых на рассмотрение народа, причем многие вопросы часто и решались на уровне сената. Сенат также реализовывал конкретные решения народного собрания.

Соотношение сената и магистратов мы уже рассмотрели. Однако при всем значении магистратской власти руководство магистратами, осуществлявшееся сенатом, носило вполне определенный характер. Согласно теории Ж. Руфино и Т. Моммзена, imperium магистратов сохранял властные полномочия царей, а сенат был прежде всего консультативным советом при магистратах. В таком случае положение сената было результатом только фактического развития, и сенатусконсульт представлял собой лишь мнение сената, которое магистрат мог выполнять или не выполнять.

В данном случае более правомерным представляется мнение других исследователей (в частности, В. Кункеля и А. Хойсса), согласно которому решенйя сената были обязательны и нормативны для магистратов. Тон сенатских постановлений не оставляет никаких сомнений в том, что это было именно так, и, видимо, мало кто из римлян сомневался в обязательности сенатских решений. Если магистрат не хотел их выполнять, он либо обращался к народу, либо искал возможности использовать трибунское вето, либо пытался не выполнить их на практике. Гораздо чаще те или иные группы влияния стремились провести или отменить нужные им решения именно через сенат. Обязательность решений сената для магистратов оказывалась отчасти правовой, отчасти фактической необходимостью, и постепенно сенатусконсульт становился конституционным законом, а римляне, как правило, воспринимали магистратуру как исполнительный орган сената[72]. Наконец, сенат был хранителем континуитета магистратской власти, о чем свидетельствуют как обычные меры при организации выборов, так и действия сената, когда нормальная выборная процедура не могла состояться (введение interregnum, диктатуры, создание чрезвычайных магистратур). Различие между магистратской властью и властью сената отразилось даже в терминологии: власть магистрата передавало достаточно определенное понятие potestas, подразумевающее правовую власть, а власть сената чаще именовалась auctoritas — термином, содержание которого кроме властных полномочий включало авторитет, неформальное лидерство и политическое влияние. Похоже, что термин auctoritas в большей степени, чем potestas, указывал и на религиозную значимость сената. Именно auctoritas обозначает огромное морально-политическое влияние, не только легальное, но

и экстралегальное, которым обладал сенат, превосходивший в этом плане остальные элементы римской власти.

Говоря о стадиях развития сенатской власти, можно выделить несколько этапов. После свержения царей происходит превращение сената из царского совета в римское правительство, однако в V— IV вв. до н. э. он был прежде всего органом правящего патрициата, противостоящего плебейскому народному собранию и в значительной степени контролируемого магистратской властью. Сохраняя три старые функции — interregnum, patrum auctoritas и consilium,- сенат изменил качество царского совета, а из принципа consilium начинало развиваться уже новое качество правительства государства, контролировавшего финансы и политику, военную и религиозную жизнь. Сенат, изменив свое качество народного совета, из принципа consilium начинает развивать положение реально правящего органа[73].

Усиление сената было связано со многими процессами середины IV —конца II вв. до н. э. Это были: доступ плебеев к магистратурам и в сенат, усложнение самой государственной жизни, связанной с ростом государства и новыми завоеваниями, увеличение числа магистратур, создание новой сенатской иерархии, развитие комициальной жизни. На это время приходятся расцвет сенатского господства и расцвет Республики. Концентрируя в себе социальную и политическую элиту общества, родовую и служилую аристократию, сенат уверенно руководит Римской республикой.

Третий период в истории сената связан с кризисом конца II — начала I вв. до н. э. В правовом смысле в положении сената, казалось, ничего не изменилось, и даже, наоборот, деятельность сената стала более сложной и многогранной. Вместе с тем кризисные явления давали о себе знать. Гракханские реформы и борьба вокруг них впервые после времен патрициев и плебеев создали конфликт между сенатом и народным собранием и усилили противоречия внутри сената, превратив трибунат в орган антисенатской борьбы. После Гракхов такого рода деятельность была связана с реформами Са-' турнина, Сульпиция и Клодия.

Новым ударом по сенатскому господству явилось развитие системы военных диктатур, когда при Марии, Сулле и Цезаре сенат послушно вотировал волю диктаторов и пополнялся их ставленниками. Период I в. до н. э. стал переходным этапом от полновластного республиканского сената к сенату имперскому, имевшему все еще огромное значение, но уже подчиненному императорской власти.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Источники

Аппиап Александрийский. Гражданские войны / Пер. с греч. под ред. С. А. Жебелева и О. О. Крюгера. Л., 1935.

Гай Саллюстий Крисп. Соч. / Пер. с лат. В. О. Горенштейна. М.,

1981.

Ливий Тит. Римская история от основания города. В 3 т. / Под ред. Е. С. Голубцовой. М., 1989-1993.

Полибий. Всеобщая история. В 3 т. / Пер. с греч. Ф. Г. Мищенко. 2-е изд. под ред. А.Я.Тыжова. СПб., 1995.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 3 т. / Пер. с греч. под ред. С. П. Маркиша, С. И. Соболевского и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1961-1964.

Цицерон Марк Туллий. Диалоги «О государстве», «О законах». В 2 т./ Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна и С. Л. Утченко. М., 1966.

Цицерон Марк Туллий. Письма. В 3 т. / Пер. с лат. В. О. Горенштейна. М.; Л., 1949-1952.

Цицерон Марк Туллий. Речи. В 2 т. / Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1962.

Литература

Бартогиек М. Римское право (понятия, определения, термины). М., 1989.

Беликов А. П. Римское частное право. Ставрополь, 1985.

Белкин М. В. Римский сенат в эпоху сословной борьбы V—III вв. до и. э.: Дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. СПб., 1998.

Белкин М. В. Эволюция римского сената в V—III вв. до н. э. // Античное общество. Проблемы политической истории / Под ред. Э. Д. Фролова. СПб., 1997. С. 84-97.

Виллеме П. Римское государственное право / Пер. с франц. под ред. Бодянского. Вып. 1-2. М., 1888-1890.

История древнего Рима. 3-є изд. / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1994.

Ковалев С. И. История Рима. 2-е изд. / Под ред. Э. Д. Фролова. Л., 1986.

Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-є изд. М., 1969.

Моммзен Т. История Рима. В 5 т. Т. 1-3. СПб., 1993.

Нетушил И. В. Очерк римских государственных древностей. Вып. 1-

  1. Харьков, 1894-1902.

Покровский И. А. История римского права. 7-е изд. М., 1919.

Сидорович О. В. Социальный состав римского сената в эпоху ранней Республики // Из материалов античного общества. Горький, 1975. С. 52- 61.

Утченко С. J1. Кризис и падение Римской республики. М., 1965.

Утченко С. Л. Политические учения древнего Рима. М., 1977.

Целлер М. Римские государственные и правовые древности. М., 1977.

Штаерман Е. М. Римское право // Культура древнего Рима. В 2 т. / Под ред. Е. С. Голубцовой. Т. 1. М., 1985. С. 210-247.

Штаерман Е. М. От гражданина к подданному // Там же. С. 22-106.

Штаерман Е. М. Социальные основы религии древнего Рима. М., 1977.

Методические указания к теме

Рассмотрение римского сената завершает тему организации высших римских государственных органов и обобщает их характеристику. Наибольшую сложность представляют проблемы, связанные с комплектованием и компетенцией сената. По-видимому, наиболее важным в вопросе комплектования было отсутствие прямых выборов в сенат и наличие цензорской власти, однако, как показывает практика, результаты магистратских выборов оказывали на сенатский состав огромное влияние. Другой важный аспект проблемы — это обозначение сенаторов и содержание терминов patres, conscripti, patres conscripti, а также понятия ordo senatorius. Крайне значим смысл преобразований Суллы и Цезаря, заключавшийся в подчинении цензорской власти высшему магистрату с imperium, а также в получении Суллой и Цезарем контроля над составом сената.

Среди других проблем, наверное, наиболее спорной является проблема власти сената, суть ее состоит в сочетании этим органом консультативных функций и решающей власти, причем последняя преобладала. Важна и проблема эволюции сената от царского и магистратского совета в сторону реального правительства, состоявшего из действующих и бывших магистратов и управлявшего практически всеми делами государства, главного хранителя государственной безопасности, государственной религии и магистратского континуитета. Другая проблема — соотношение империя магистратов, полномочий комиций и власти сената, особое сочетание potestas магистратов и auctoritas сената. В связи с этим встает вопрос о правомерности определения римского государственного строя как синтеза монархии, аристократии и демократии, которое принадлежит античным теоретикам римского государства и права, прежде всего Полибию и Цицерону. Существенно, что при всей значимости доминирования сенатского правления и олигархического характера Рима схема античных авторов отражает глубинные стороны римской государственной системы, выражавшиеся в принципе верховенства народного собрания (во многом теоретически) и значительной степени независимости магистратской власти.

<< | >>
Источник: Егоров А. Б.. Римское государство и право. Царский период и эпоха Республики: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,2006.-173 с.. 2006

Еще по теме Тема 6 СЕНАТ ВРЕМЕН РЕСПУБЛИКИ:

  1. § 2. Утверждение французского парламентаризма (III и IV Республики)
  2. § 3. Государственно-конституционное устройство V Республики
  3. §45. Сенат
  4. Тема 1 РИМСКАЯ РОДОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
  5. Тема 4 НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО РИМА
  6. Тема 5 ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ В РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ. РИМСКИЕ РЕСПУБЛИКАНСКИЕ МАГИСТРАТУРЫ
  7. Тема 6 СЕНАТ ВРЕМЕН РЕСПУБЛИКИ
  8. Тема 7 ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
  9. Тема 9 РИМСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА
  10. Сенат или сонет старейшин
  11. Доминиканская республика
  12. Классификация и систематизация законодательства Франции
  13. Доминик Ливен Империя, история и современный мировой порядок
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -