<<
>>

Лекция № 5. Понятие преступного деяния

План лекции:

1. Определение преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных стран.

2. Признаки преступного деяния.

3. Классификации преступных деяний.

Литература:

Крылова Н.Е. Основные черты нового уголовного кодекса Франции. — М.: Спарк, 1996. — 124 с.

Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990. — 153 с.

Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Общая часть. — М.: Юрид. лит., 1991. — 288 с.

Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2.

1. Определение преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных стран.

Понятие преступного деяния является центральным, стержневым в любой правовой системе. Однако оно не всегда дается в тексте закона или нормативного акта. В английском и французском уголовном праве законодательное определение преступного деяния отсутствует. Понятие преступления дается либо в судебных решениях (Англия), причем применительно к конкретным его видам, либо в литературных источниках по уголовному праву (Англия и Франция).

Нормативные определения существует в отдельных североамериканских штатах и в ФРГ, однако и они по существу носят формальный характер.

1.1. Нормативные определения.

Из рассматриваемых стран к настоящему времени нормативные, т.е. зафиксированные в законодательных актах или иных правовых предписаниях, определения существуют, как уже было сказано, лишь в североамериканских штатах и в Германии.

В большинстве вновь принятых УК штатов и в УК ФРГ законодательные определения преступления даются в статьях, содержащих разъяснения употребляемых в кодексе терминов. Во всех названных кодексах изложены' формальные определения преступления, т.е. такие, в которых не раскрывается социальная сущность преступления и оно определяется как деяние, запрещенное нормами права под угрозой наказания.

Так, в § 15 УК Калифорнии дано следующее определение: «Преступлением, или публичным уголовным правонарушением является деяние, которое совершено или не совершено в нарушение нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также за которое назначается после осуждения (виновного) одно из следующих наказаний... (далее идет перечисление видов наказаний)». Вопрос о том, что должно представлять собой запрещенное уголовным правом поведение, какова его социальная направленность, в данном определении не решается.

А вот какое определение дано в У К штата Нью-Йорк (§ 10.00):

«Посягательство» означает поведение, за которое наказание тюремным заключением на срок или штрафом предусмотрено любой нормой права данного штата или, вообще, любой нормой права, местным правом либо ордонансом органа государственной власти данного штата или любым приказом, правилом или инструкцией, которые приняты каким-либо правительственным учреждением в соответствии с предоставленными ему для этого полномочиями». В этом определении главный признак преступного посягательства — наказуемость деяния специфичным уголовным наказанием тюремным заключением, а также штрафом. Интересно то обстоятельство, что преступлением, согласно такому определению, является деяние, запрещенное «любой нормой права».

Примером формального определения может служить и ст. 40-1-104, У К штата Колорадо, согласно которой «преступление означает нарушение любого закона штата или описанное таким законом поведение, за которые могут быть назначены штраф или тюремное заключение». Из определения видно, что на первый план выдвигается признак наказуемости, поскольку запрещенность деяния «любым законом» не позволяет отличить преступление от других правонарушений. Вместе с тем, такое определение исключает возможность уголовного преследования при отсутствии факта нарушения закона (а не «нормы права»), что имеет, бесспорно, позитивный смысл.

Действующий Уголовный кодекс ФРГ на законодательном уровне закрепляет формальное определение преступного деяния.

Так, § 11, объясняющий смысл некоторых терминов, используемых в УК, дает следующее определение: «противоправное деяние — только такое, которое осуществляет состав преступления, предусмотренный уголовным законом» (см. п. 5). Здесь указывается на такой признак, как наличие в действиях лица состава, предусмотренного уголовным законом.

Таким образом, и американское, и германское законодательство на первый план выдвигают формальный признак преступления — запрещенность деяния нормами права.

1.2. Доктринальные определения.

В правовой литературе зарубежных государств существуют самые разные определения преступного деяния. В целом же, все доктринальные определения можно свести в три группы: а) формальные; б) прагматические; в) смешанные.

В английской и американской уголовно-правовой теории существуют самые разные мнения по поводу того, что считать преступлением. Одни авторы таковым считают противоправное и наказуемое деяние; другие — антиобщественное и наказуемое; третьи — противоправное, виновное (намеренное) и наказуемое и т.д. Однако чаще всего встречается именно формальное определение преступления как деяния, запрещенного под угрозой наказания нормами уголовного права (Дж. Стифен, П. Таппен, Дж. Холл и др.). Например, американский профессор социологии и права Нью-Йорк-ского университета П. Таппен считает, что преступление — это намеренное действие или бездействие, нарушающее нормы уголовного права (статутного или прецедентного), совершенное при отсутствии обстоятельств, освобождающих от ответственности или наказания, и наказуемое государством (P.Tappan. Crime, Justice and Correction, N.Y., London, Toronto, 1960. P. 10).

Попытки дать какое-либо точное и бесспорное определение преступного деяния не увенчались успехом и во Франции. Сегодня в основу определения французские юристы кладут, как правило, только формальный критерий. В связи с этим, преступное деяние определяется ими как деяние, нарушающее уголовный закон (Ж.Левассер, А. Шаван, Ж. Монтрей), как любое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом (М.-Л.

Расса) и т.п. Такая позиция, по мнению французских юристов, исключает самую большую ошибку какого-либо подобного определения: его спорность. Но, все же, признается, что такое определение безжизненно и не учитывает того обстоятельства, что преступное деяние — это деяние человеческое и социальное.

Широкое распространение формальных определений в уголовном праве зарубежных стран вполне естественно, поскольку эти опреде-* ления в значительной мере корреспондируют одному из основных принципов классического уголовного права — принципу, согласно которому преступным и наказуемым может быть признано лишь такое деяние, которое запрещено законом.

Наряду с формальными определениями преступного деяния, содержащимися в трудах представителей неоклассической школы уголовного права, существует немало определений, данных представителями социологического направления, в особенности американскими прагматистами. Преступление, согласно этому подходу, представляет собой любое действие или несовершение действия, наказуемое обществом как вред, направленный против него (А.Холл). На первый план выдвигается не противоправность преступления, а понимаемые по-своему интересы общества (прагматизм).

Английские и американские юристы предпринимали попытки дать такие определения, в которых комбинируются элементы определений, выдвинутых как неоклассической школой, так и социологической. Преступление, согласно этой точке зрения, представляет собой противоправное действие или невыполнение обязанности, которые являются посягательством на интересы общества и которые влекут для виновного лица установленное правом наказание.

Во французской юридической литературе также можно встретить более развернутые определения преступного деяния, чем просто формальное определение. К примеру, в курсе М.-Л. Расса «Уголовное право» (1987) существует такое: «это всякое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом в силу того, что оно «задевает» мораль или нарушает общественный порядок». Позитивным является то, что в определении указывается на такой признак преступного деяния, как «вредоносность», однако ничего не говорится о характере и степени такой «вредоносности».

Несмотря на попытки зарубежных юристов отойти от традиционных дефиниций, преобладают определения, в которых на первый план выдвигается формальный признак — запрещенность деяния нормами уголовного права.

2. Признаки преступного деяния.

2.1. В английском и американском уголовном праве не выработано какого-либо единого определения преступления, поэтому и не существует какой-либо единой системы признаков такового. Положение усложняется еще и тем, что каждый из признаков преступления толкуется по-разному.

В целом же, в англо-американском уголовном праве понятие

преступления предполагает, как правило, наличие двух элементов:

«actus reus» (объективный критерий) и «mens rea» (субъективный критерий). «Actus reus» — это поведение, которое выразилось в добровольном действии или бездействии, причинившем определенный вред или создавшем угрозу его причинения. При этом речь идет о конкретном действии или бездействии, умысел на совершение преступления, не выразившийся в конкретных материальных действиях,

в принципе ненаказуем.

Определение «mens rea» (буквально «виновный дух») более сложно. Это психологический элемент преступного поведения, который обозначается в нормативных актах обычно словами «с намерением», «умышленно», «злонамеренно», «неосторожно», «обманно» и т.п. Таким образом, понятие «mens rea» близко к понятию виновности. Вместе с тем, признак виновности очень часто отсутствует в определениях преступления в англо-американской правовой литературе. Отчасти это является следствием того, что действующее законодательство и судебная практика не считают вину безусловно обязательным признаком преступления. Даже при указании на вину как признак преступления авторы обычно имеют в виду лишь общее правило, которое в значительной степени выхолощено всевозможными исключениями. При этом некоторые американские юристы считают, что вина является необходимой для уголовной ответственности, однако требование ее установления не является конституционным, если не считать отдельных случаев (Г.Паккер). В условиях США это означает, что уголовный закон, устанавливающий наказание за деяние и не требующий, чтобы данное деяние было совершено виновно, может быть признан неконституционным только в виде исключения.

Английский профессор Г. Купер считает, что вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности без вины лежит вне сферы права. По его мнению, это, прежде всего, вопрос уголовной политики, который решается с учетом социальных и культурных факторов в условиях данной эпохи. (Н.Cooper. Toward a Rational Doctrine of Criminal Responsibility. «The Journal of Criminal Law, Criminology and Police Science» September 1968, vol. 50, № 3, p. 340,343.).

В уголовном праве Англии и США существуют преступления, для которых виновность не является обязательным элементом. Ответственность за такие преступления получила название «абсолютной», или «строгой». Для привлечения к уголовной ответственности в данном случае достаточно констатировать совершение лицом определенного в статуте действия либо бездействие. Подсчитать число конкретных случаев, когда устанавливается такая ответственность, очень сложно. В учебниках по уголовному праву можно встретить утверждение о том, что абсолютная ответственность в виде общего правила вводится законами, предусматривающими незначительные наказания за нарушение правил, регулирующих торговлю, изготовление лекарств, продуктов питания и т.п. На практике дело обстоит иначе. Объективное вменение считается допустимым и в случаях, когда совершено преступление, за которое может быть назначено лишение свободы, причем на длительный срок. Примером этому служит законодательство, устанавливающее ответственность за половые преступления против несовершеннолетних (изнасилование, развратные действия и пр.), за которые может быть назначено суровое наказание вплоть до смертной казни (Об этом см.: Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М.: Наука. 1990.).

В литературе называются и такие признаки преступления, как противоправность и социальная направленность (или уголовно наказуемый вред).

Противоправность («легальность») в качестве признака преступления упоминается не только в доктринальных, но и в нормативных (законодательных) источниках, там, где существуют такие

определения.

Требование законности привлечения к уголовной ответственности было одним из основных положений, сформулированных в период буржуазных революций. Оно получило оформление в виде принципа «nullum crimen sine lege» — «нет преступления без указания о том в законе». Однако в Англии и США этот принцип получил иное звучание. Преступлением было объявлено не то, что противоречит закону, а то, что противоречит нормам права. При этом под нормами права с самого начала понимались как нормы закона, так и нормы общего права, выработанные судебной практикой (см. лекцию об источниках уголовного права современных западных государств).

В Англии с давних пор традиционно считалось, что основанием для привлечения к уголовной ответственности может служить не только акт, принятый парламентом, но и другие источники права. Имея дело с деянием, которое не запрещено законом, английский суд всегда мог привлечь к ответственности лицо, совершившее данное деяние, если ранее другой суд уже признал такое же или сходное деяние преступным и наказал виновного. Пределы применения уголовных санкций в этих случаях достаточно неопределенны. В классической работе Дж. Стифена «Дигесты уголовного права» написано: «Деяния, которые считаются причиняющими вред обществу, в некоторых случаях признаются менее опасными преступлениями (мисдимино-рами), поскольку суду, рассматривающему дело, становится очевидно, что есть аналогия между этими деяниями и другими, которые были признаны менее опасными преступлениями, хотя первые из них прямо не запрещены какой-либо нормой права, и никакой прецедент прямо не применим к ним».

Применение этого правила на практике привело не только к возложению уголовной ответственности по аналогии, но и к введению новых видов преступлений по усмотрению судов. Таким же путем в решении данного вопроса в течение долгого времени шло и уголовное право США. Однако в США положение изменилось. Здесь произошло значительное вытеснение неписаных норм уголовного права писаными (законодательными). Американское федеральное право и право отдельных североамериканских штатов в настоящее время прямо устанавливают, что уголовная ответственность может быть возложена только на основании законодательных актов. Но формально роль прецедентного права все же велика. Приведенный выше пар. 15 УК штата Калифорния говорит о нарушении «нормы права», которая может пониматься и как норма закона, и как норма общего права.

Уголовно-наказуемый вред иногда указывается в англоамериканской юридической литературе в качестве признака преступления. Некоторые авторы даже выдвигают этот признак на первый план. Так, Р. Кросс и Ф. Джонс считают, что преступление — это юридический вред, возмещением которого является наказание преступника от имени государства. Ссылаясь на вред как на один из признаков преступления, часть авторов говорит о вреде, причиняемом обществу, другая часть об юридическом или просто вреде. Во многих случаях этот признак вообще не вводится в определение преступления, поскольку их авторы не считают его существенным.

Однако даже те авторы, которые говорят о вреде как о признаке преступления, понимают под вредом совершенно разные вещи. Одни вредом считают сам факт виновного совершения запрещенного деяния (формалистическое направление), другие признают вредом не само деяние, а его неблагоприятные последствия в виде утраты общественных ценностей (реалистическое направление). При этом под последними понимаются: справедливость и правопорядок; жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность, социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль, социальные ресурсы, общий прогресс и личная жизнь и т.п. (См.: Уголовное право зарубежных государств. Указ. источ. Вып. 2).

<< | >>
Источник: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В.. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии) Учебное пособие 2012. 2012

Еще по теме Лекция № 5. Понятие преступного деяния:

  1. 8. Реальное бытие нормы как условие преступного посягательства
  2. 28. Деление преступных деяний с точки зрения их изучения
  3. § 4. Преступления, связанные с оборотом имущества, заведомо добытого или приобретенного преступным путем
  4. Тема: ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА. СИСТЕМА ДЕЙСТВУЮЩЕГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ И ВО ВРЕМЕНИ
  5. План лекций спецкурса (36 часов)
  6. Лекция № 5. Понятие преступного деяния
  7. Лекция № 6. Понятие преступного деяния (продолжение)
  8. Лекция № 7. Вина и вменяемость
  9. Лекция № 8. Вина и вменяемость (продолжение)
  10. Лекция № 9. Стадии совершения преступления
  11. Лекция № 10. Стадии совершения преступления (продолжение)
  12. Лекция № 11. Институт соучастия
  13. Лекция № 12. Институт соучастия (продолжение)     Институт соучастия в ФРГ.
  14. Лекция № 13. Обстоятельства, исключающие преступность деяния
  15. Лекция № 14. Понятие и виды наказаний
  16. Лекция № 15. Понятие и виды наказаний (продолжение)
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -