<<
>>

Лекция № 13. Обстоятельства, исключающие преступность деяния

План лекции:

\. Понятие и система обстоятельств, исключающих преступность деяния.

2. Необходимая оборона.

3. Крайняя необходимость. Литература:

1. Крылова Н.Е.

Основные черты нового уголовного кодекса Франции. — М.: Спарк, 1996. — 124 с.

2. Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ и Японии: Общая часть уголовного права. — М.: Юрид. лит., 1991. — 288с.

1. В уголовном праве рассматриваемых государств, как правило, не существует четкой системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, аналогично закрепленной в действующем российском УК (за исключением, пожалуй, Франции). Кроме того, такие обстоятельства называются либо оправдывающими обстоятельствами (защитами) — в Англии и США, либо оправдательными фактами, освобождающими от уголовной ответственности, — во Франции, либо обстоятельствами, исключающими противоправность или вину — в ФРГ и т.д. Оценка природы этих обстоятельств, подход к ним качественно иные, нежели в российском праве.

1.1. В законодательстве Англии нет четкого перечня обстоятельств, исключающих уголовную ответственность (преступность деяния) , поэтому о системе таких обстоятельств можно судить лишь на основе положений уголовно-правовой доктрины и судебной практики по конкретным уголовным делам. Обычно английские авторы выделяют следующие основные обстоятельства (защиты), которые могут служить основанием для освобождения от уголовного преследования:

1) необходимая оборона и предупреждение преступления; 2) необходимость; 3) исполнение приказа начальника; 4) согласие потерпевшего; 5) принуждение женщины к совершению преступления со стороны ее супруга; 6) физическое или психическое принуждение; 7) фактическая ошибка.

1.2. В американском праве, как и в английском, существует понятие различных видов «защит». К «защитам» здесь относятся обстоятельства, при которых: 1) исключается уголовная ответственность, 2) исключается виновность, либо 3) исключается наказуемость деяния.

Так, УК штата Нью-Йорк к первой группе обстоятельств относит недостижение определенного возраста и психическую болезнь (неполноценность). Ко второй группе обстоятельств отнесены физическое или психическое принуждение к совершению преступного деяния, провокация, добровольный отказ. К третьей группе относятся различные случаи применения физической силы: при защите себя самого или третьих лиц, недвижимости, другого имущества, при законном аресте и т.д.

Модельный УК США (1962 г.) к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, также относит: незрелость (недостижение установленного возраста) и психическую болезнь (неполноценность). Перечень обстоятельств, исключающих виновность, по Модельному УК, достаточно широк, к ним относятся: 1) незнание или ошибка в вопросе факта или права, 2) патологическое опьянение, 3) физическое принуждение, 4) приказ военачальника, 5) согласие потерпевшего на причинение вреда, 6) малозначительность деяния, 7) провокация. К обстоятельствам, при которых поведение признается правомерным, что впрочем не исключает гражданско-правовой ответственности, Модельный УК США отнес: 1) крайнюю необходимость, 2) исполнение публичной обязанности, 3) применение насилия при самозащите, 4) применение насилия для защиты других лиц, 5) применение насилия для защиты имущества, 6) применение насилия при исполнении закона и 7) применение насилия лицами, на которых лежит особая ответственность за попечение над другими лицами или за их дисциплину либо безопасность.

Особенностью американского права является то обстоятельство, что в законодательстве детально регламентируются условия правомерности применения физической силы, в том числе причинения телесных повреждений, вообще (при проведении хирургических операций, при использовании силы в целях воспитания родителями, опекунами, должностными лицами пенитенциарных учреждений и т.д.) и применительно к случаям необходимой обороны, крайней необходимости, задержания преступников и др.

Так, согласно § 35.05.

УК штата Нью-Йорк, «поведение, которое в противном случае составляло бы посягательство, является оправданным, а не уголовно наказуемым», если имеет место какое-либо из обстоятельств, перечисленных далее в указанном и других параграфах названного УК. К таким обстоятельствам, в частности, отнесены:

1) предписание или санкционирование правом, либо исполнение публичным должностным лицом своих официальных функций «при разумном исполнении» (п. 1 § 35.05); 2) крайняя необходимость (п. 2 § 35.05); 3) необходимая оборона (§ 35.15); 4) физическое принуждение (§40.00).

Модельный УК США (1962 г.) называет следующие обстоятельства: 1) физическое принуждение; 2) приказ военачальника; 3) согласие потерпевшего; 4) провокация; 5) необходимость; 6) исполнение публичной обязанности; 7) применение насилия при самозащите; 8) применение насилия для защиты других лиц; 9) применение насилия

для защиты имущества; 10) применение насилия при исполнении закона и др.

1.3. В отличие от англо-американского права, действующий УК Франции предпринимает попытку систематизации рассматриваемых обстоятельств. Все они помещены в одну главу, находятся в определенной последовательности, хотя и получили название «оснований освобождения от уголовной ответственности» (см. гл. 2 разд. II Кн. II УК Франции).

Интересно, что к обстоятельствам, освобождающим от уголовной ответственности, французский законодатель отнес: 1) невменяемость, 2) недостижение 13-летнего возраста, 3) принуждение к совершению преступного деяния, 4) ошибку в праве, 5) исполнение предписания закона или приказа законного органа власти, 6) правомерную защиту, 7) состояние необходимости (крайнюю необходимость). Таким образом, в одну группу объединены не только те обстоятельства, которые, с точки зрения российского юриста, относятся к числу обстоятельств, исключающих преступность деяния (в этом случае отсутствуют все элементы преступного деяния), но и те, при которых отсутствует субъект (первые два обстоятельства). С точки зрения французского права это положение также не вполне логично, поскольку, в действительности, наличие тех или иных обстоятельств непосредственно влияет на правовые последствия для лица, совершившего описанное в законе деяние.

Так, в случае невменяемости и недостижения установленного в законе возраста, хотя уголовное преследование и прекращается, следственные и юрисдикционные органы могут признать лицо представляющим опасность для общества и применить к нему какие-либо меры, не являющиеся наказанием: для малолетнего — меры воспитательного характера, для психически больного — меры медицинского характера. В остальных же случаях такие меры не применяются, поскольку ни лицо, ни его действия не могут расцениваться как опасные для общества.

1.4. В Германии нормы, исключающие противоправность или вину, не систематизированы и содержатся не только в УК ФРГ, но и других нормативных актах. Собственно в Общей части УК закреплены лишь три обстоятельства: ошибка в запрете (§ 17), необходимая оборона (§ 32) и крайняя необходимость (§ 34—35). Все обстоятельства уголовно-правовая доктрина делит на две группы: 1) исключающие противоправность и 2) исключающие вину. Выше уже говорилось о том значении, какое германские юристы придают понятию противоправности. Осознание противоправности — самостоятельный элемент субъективной стороны, наряду с виной. Таким образом, любое умышленное или неосторожное деяние может быть признано судом не уголовным, если обнаружатся обстоятельства, исключающие противоправность деяния в целом. Такой подход обусловил, например, включение в УК двух различных норм, посвященных крайней необходимости: 1) крайней необходимости при отсутствии противоправности (или правомерной крайней необходимости) (§ 34) и 2) крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину (§ 35). Во втором случае лицо совершает противоправное деяние, но действует с точки зрения уголовного права невиновно, либо виновно (в случае, если лицо само создало ситуацию опасности либо находилось в особых правоотношениях, которые предполагают ситуацию опасности, и т.д.), но с учетом обстоятельств крайней необходимости наказание ему может быть смягчено.

К обстоятельствам, исключающим противоправность, германские юристы относят: 1) необходимую оборону (§ 32 УК), 2) разрешенную самозащиту (§ 229, 561, 89, 1009 ГК), 3) гражданско-правовую необходимую оборону (§ 228, 904 ГК), 4) правомерную крайнюю необходимость (§ 34 УК), 5) осуществление правомерных интересов (§ 193 У К), 6) согласие потерпевшего (§ 226а У К), 7) причинение вреда при правомерном аресте или для предотвращения побега лица, законно содержащегося под стражей (конституционная норма) и др.

К обстоятельствам, исключающим виновность, относятся: 1) ошибка в запрете (§17 У К), 2) оправдывающая крайняя необходимость (§ 35 У К).

2. Необходимая оборона.

2.1. В Англии вопрос о необходимой обороне частично решается Законом об уголовной юстиции 1967 г. В ст. 3 Закона предусмотрено, что лицо может применить «разумную силу» для предупреждения совершения другими лицами преступления либо для производства законного ареста преступника или подозреваемого. Как видно, данная норма весьма ограниченно регламентирует этот правовой институт, что является специфической особенностью английского уголовного права.

2.2. В США вопрос о необходимой обороне решается в рамках проблемы о правомерности применения физической силы вообще. Так, в УК штата Нью-Йорк использование физической силы регламентируется применительно к случаям: 1) защиты себя самого или третьих лиц; 2) защиты помещений и недвижимости, а также для защиты от берглэри; 3) предотвращения или пресечения кражи (причинения уголовно наказуемого ущерба); 4) производства ареста или предотвращения бегства из-под стражи. Первые три случая представляют собой случаи необходимой обороны в том смысле, в каком она понимается российскими юристами.

К условиям правомерности применения физической силы при защите себя самого или третьих лиц УК штата Нью-Йорк относит следующие: 1) наличие или угроза применения противоправной физической силы со стороны другого физического лица; 2) поведение нападающего не спровоцировано обороняющимся; 3) обороняющийся не напал первым (за исключением случаев, когда он «вышел» из конфликта, известив другое лицо о своем «выходе», но другое лицо продолжает применять физическую силу); 4) физическая сила не является «поединком по соглашению» и не санкционирована нормами права (согласие на применение физической силы может иметь место, » например, в некоторых видах спорта: боксе, рэгби и др., при проведении хирургической операции и т.п.).

УК штата Нью-Йорк определяет те обстоятельства, при которых возможно применение «смертельной физической силы», т.е.

устанавливает возможные случаи причинения смерти нападающему. Так, причинение смерти допускается, если нападающий применяет или «вот-вот начнет применять» смертельную физическую силу. Однако и в этом случае законодатель устанавливает преимущество других способов реагирования на посягательство: если лицо, подвергшееся нападению, может избежать посягательства, не причиняя смерти нападающему, без серьезной опасности для себя или других лиц, оно должно использовать эту возможность. Безоговорочное право на причинение смерти (т.е. даже при возможности избежать посягательства, не причиняя смерти нападающему) допускается в случаях, когда лицо, подвергшееся нападению: а) находится в своем жилище, при этом оно не напало первым; б) является служащим полиции, должностным лицом, наблюдающим за соблюдением общественного порядка, или лицом, оказывающим первым помощь. Применение смертельной физической силы допускается и против лиц, совершающих или пытающихся совершить похищение человека, изнасилование, насильственное извращенное половое сношение, ограбление и берглэри.

Нормы о защите имущества дифференцированы на две группы:

1) нормы о защите помещений и недвижимости и 2) нормы о защите другого имущества. Такая дифференциация имеет принципиальное значение: в первом случае допускается причинение смерти (конечно, при соблюдении некоторых условий, например, при начавшемся или угрожающем поджоге, в ходе совершения или при попытке совершения берглэри, но не в случае иных посягательств на собственность) , во втором она исключена полностью.

2.3. В УК Франции институт необходимой обороны (правомерной защиты) отличается достаточной четкостью. Согласно ст. 122—5 к условиям правомерности защиты относятся: 1) наличность и 2) необоснованность посягательства, 3) соответствие используемых средств защиты тяжести нападения, 4) своевременность защиты, 5) возможность защиты не только себя самого, но и других лиц, а также собственности. Однако защита собственности правомерна при соблюдении ряда дополнительных условий: 1) защита собственности допускается только при уже начавшемся посягательстве на собственность и не допускается при угрозе такого посягательства (в отличие от защиты личности), 2) начавшееся посягательство должно представлять собой преступление или проступок (но не нарушение), 3) при защите собственности не допускается причинение смерти нападающему, 4) защита должна быть «строго необходимой» (если же лицо имело возможность не причинять вреда нападающему, а обратиться к правоохранительным органам и т.п., оно должно было использовать такую возможность). Разумеется, все эти дополнительные условия, ограничивающие сферу применения института правомерной защиты при посягательствах на собственность, установлены только для таких посягательств. Если же в процессе защиты собственности возникает реальная угроза причинения вреда личности, защищающийся имеет право использовать общий институт правомерной защиты.

Во французском УК установлены и два специальных случая правомерной защиты. Согласно ст. 122-6 «действовавшим в состоянии правомерной защиты считается тот, кто совершает действия:

п. 1. С целью отразить проникновение ночью в жилище, осуществляемое путем взлома, насилия или обмана;

п. 2. С целью защитить себя от совершающих кражу или грабеж

с насилием».

Значение этих положений УК вызывает дискуссии среди французских юристов. Одни из них полагают, что в данном случае законодатель говорит о презумпции правомерной защиты. По общему правилу, лицо, ссылающееся на правомерную защиту, должно это доказать. Однако, по мнению этой части юристов, если имело место какое-либо из двух названных обстоятельств, суд должен презюмировать, что лицо действовало в состоянии правомерной защиты, и, следовательно, доказательство этого «оправдательного» факта должно быть для лица облегчено. Такая позиция нашла свою поддержку среди практиков. Более того, вплоть до 1959 г. судебная практика исходила из неопровержимого характера такой презумпции. Однако в 1959 г. Кассационный Суд Франции прямо высказался по этому вопросу, разъяснив, что такая законодательная презумпция «не имеет абсолютного и неопровержимого характера и может пошатнуться перед доказательством обратного». В связи с этим другая часть юристов стала настаивать на том, что приведенные случаи — это привилегированные случаи правомерной защиты. М.Расса, например, пишет: «Учитывая особые обстоятельства, в которых лицо подверглось нападению, нужно признать, что оно не имело возможности спокойно и трезво выбрать соответствующий вид защиты». Отсюда делается вывод о том, что в этих случаях защита должна быть признана правомерной даже при непропорциональности отпора (Rassat M.-L. Droit penal. Presses Universitaires de France, 1987. P. 407.).

2.4. По германскому уголовному праву необходимая оборона отнесена к числу обстоятельств, исключающих противоправность деяния. К условиям правомерности обороны относятся: 1) нападающий является физическим (не юридическим) лицом, не вещью и не животным, 2) нападение должно быть противоправным и 3) наличным (оно началось, но еще не завершено), 4) допускается защита не только себя самого, но и других лиц, 5) отсутствует превышение пределов необходимой обороны. Второй признак — противоправность нападения — с учетом положений германского права достаточно сложен для определения в критической ситуации, в связи с чем в теории и на практике весьма оспаривается.

Судебная практика достаточно широко трактует понятие объекта защиты, хотя в УК речь идет о защите себя самого или «кого-либо другого» (см. абз. 2 § 32). Как следует из литературных источников, под объектом защиты германские юристы понимают не только жизнь и здоровье человека, но и собственность, и свободу, и даже «ночную тишину» (см. Преступление и наказание в Англии, США, Франции,

ФРГ и Японии: Общая часть уголовного права. — М.: Юрид. лит., 1991. С. 105).

Дискуссионным вопросом в германском уголовно-правовой теории является и проблема превышения пределов необходимой обороны. При этом, как правило, различают два вида такого превышения: 1) несоответствие способов, средств защиты — тяжести нападения и 2) нарушение принципа наличности посягательства (преждевременная или запоздалая защита).

3. Крайняя необходимость.

3.1. В Англии причинение вреда в условиях крайней необходимости считается обстоятельством, освобождающим от уголовной и гражданско-правовой ответственности. Условиями правомерности причинения вреда в данном случае являются следующие: 1) предотвращенное зло больше, чем вред, который причиняется для его предотвращения, и 2) зло не может быть предотвращено другим путем (см.: Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ и Японии: Общая часть уголовного права. Указ. источ. С. 39).

3.2. В США вопрос о причинении вреда при крайней необходимости достаточно разработан в уголовно-правовой доктрине и регламентирован в действующем законодательстве. По Модельному УК США (1962 г.) и УК штатов крайняя необходимость отнесена к числу обстоятельств, освобождающих от наказания. Это лишь «оправдывающее» обстоятельство, которое не исключает гражданско-правовой ответственности.

В ст. 3.02 Модельного УК США установлены следующие условия правомерности крайней необходимости: 1) вред угрожает самому лицу или другим лицам; 2) угрожающий вред или зло больше, чем вред или зло от поведения, к которому прибегает лицо; 3) УК или другой уголовный закон не делают изъятий для защиты в связи с данной конкретной ситуацией; 4) законодатель не выражает иным образом свой отказ предоставить защиту в данной ситуации. Если ситуация крайней необходимости возникла в результате опрометчивого или небрежного поведения самого лица, либо вывод лица о необходимости такого поведения — результат его опрометчивости или небрежности (т.е. в действительности не было необходимости в таком поведении, и «разумное лицо» не стало бы причинять вред), то лицо несет уголовную ответственность,конечно, при условии, что для наступления уголовной ответственности таких форм вины, как опрометчивость или небрежность достаточно (т.е. не требуется таких форм вины, как «с целью» или «заведомо»).

Согласно п. 2 § 35. 05 УК штата Нью-Йорк» поведение не является наказуемым, если оно является необходимым как чрезвычайная мера, чтобы избежать нависшей угрозы причинения публичного или личного вреда, при соблюдении следующих условий: 1) ситуация не создана по вине самого лица; 2) угроза настолько серьезна, что в соответствии с «обычными стандартами интеллекта и морали желательность и срочность недопущения такого вреда несомненно перевешивают желательность недопущения вреда, на предупреждение которого направлен закон, определяющий соответствующее посягательство»; 3) необходимость и оправданность такого поведения не может основываться на соображениях, имеющих отношение только к морали и целесообразности, вытекающей из закона, как в плане его общего применения, так и в отношении его применения к определенной категории дел.

3.3. Во Франции институт крайней необходимости до принятия в 1992 г. нового УК не был законодательно закреплен, хотя необходимость введения такого института ощущалась давно. Судебная практика часто сталкивалась со случаями, когда деяние, за которое предусмотрена уголовная ответственность, совершалось «по необходимости», с целью защитить другое благо, общественная ценность которого выше ценности блага, принесенного в жертву. В подобных случаях суды вынуждены были использовать норму французского права о принуждении к совершению преступного деяния, обосновывая это тем, что лицо в условиях опасности потеряло над собой контроль и под воздействием психического принуждения совершило деяние, запрещенное уголовным законом. Очевидно, что такое положение имеет мало общего с действительным состоянием крайней необходимости. В конце 19-го века судебная практика решила освобождать лиц, действовавших в состоянии крайней необходимости, в связи с отсутствием их вины. Такая позиция была поддержана апелляционными инстанциями Франции. А в 1958 г. Кассационный Суд Франции, в обход законодателя, признал своим решением «состояние необходимости» (крайнюю необходимость) обстоятельством, освобождающим от уголовной ответственности. Судебной практикой, нашедшей свое подтверждение в последующих решениях и постановлениях Кассационного Суда, были выработаны условия правомерности крайней необходимости. Эти положения сохраняют свою актуальность и сегодня, поскольку действующий УК Франции закрепляет данный институт, как представляется, недостаточно четко, что затрудняет его отграничение не только от института правомерной защиты, но и института принуждения к совершению преступного деяния (см. ст. 122-7). Судебная практика выработала следующие условия правомерности крайней необходимости: 1) наличность опасности причинения вреда (реальная угроза или начало осуществления); 2) природа такой опасности может быть различной: опасность причинения физического вреда, морального, материального; 3) не существует иного способа избежать опасности кроме, как совершить деяние, запрещенное уголовным законом; 4) благо, принесенное в жертву, является менее ценным, чем спасенное благо; 5) лицо не поставило себя само в состояние необходимости совершения преступного деяния, до этого нарушив закон (Rennes, 12 avril 1954, S., 1954. 2. 185, note Bouzat.).

3.4. В Германии, как об этом уже говорилось, крайняя необходимость представлена в двух разновидностях: 1) крайней необходимости, не являющейся противоправной, и 2) крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину.

Для первой установлены следующие условия правомерности: а) наличность опасности для правоохраняемого блага, б) непредотвратимость опасности другими средствами, в) опасность угрожает любому правовому благу, принадлежащих как самому лицу, так и другим лицам, г) при оценке противостоящих интересов, в частности, соответствующих правовых благ и степени угрожающей им опасности, защищаемый интерес значительно превосходит нарушенный; д) деяние является соразмерным средством для устранения опасности; е) воля лица должна быть направлена на предотвращение опасности (как и в состоянии необходимой обороны).

Вторая разновидность крайней необходимости предполагает защиту жизни, здоровья или свободы самого лица, его родственников или близких путем совершения противоправного деяния. Однако лицо «оправдывает» то обстоятельство, что такое деяние совершается им в условиях наличной опасности. Закон не указывает в данном случае на необходимость соразмерности защиты тяжести опасности. Такой дуализм института крайней необходимости вызывает немало дискуссий и критики среди германских юристов-криминалистов. Нередко судебная практика применяет вторую разновидность крайней необходимости, условия которой являются более льготными, в том случае, когда не удается использовать первую.

<< | >>
Источник: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В.. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии) Учебное пособие 2012. 2012

Еще по теме Лекция № 13. Обстоятельства, исключающие преступность деяния:

  1. Экзаменационные вопросы по курсу «Российское уголовное право»
  2. 3.3. Выявление и устранение прокурором ошибок в определении пределов доказывания при утверждении обвинительного заключения
  3. § 3. Приготовление к преступлению
  4. § 2. Необходимая оборона
  5. 16.6. Виды преступлений
  6. 3. Имущественные преступления, совершаемые путем обмана и с использованием доверия: вопросы теории и законодательной практики
  7. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  8. § 3. Конкретные виды преступлений против правосудия
  9. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  10. О РАЗЛИЧНЫХ ТРАКТОВКАХ НЕКОТОРЫХ ПРИЗНАКОВ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В НАУКЕ УГОЛОВНОГО ПРАВА[948]
  11. Тема: МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  12. СОДЕРЖАНИЕ
  13. План лекций спецкурса (36 часов)
  14. Лекция № 6. Понятие преступного деяния (продолжение)
  15. Лекция № 10. Стадии совершения преступления (продолжение)
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -