<<
>>

1.4.5. Выразительность и богатство речи

Выразительностью речи называются такие особенности ее структуры, которые поддерживают внимание и интерес слушателя (читателя). Полная типология выразительности лингвистикой не разработана, так как она должна была бы отразить всю многообразнейшую гамму человеческих чувств и их оттенков.

Но можно вполне определенно говорить об условиях, при соблюдении которых речь будет выразительной. Первое – самостоятельность мышления, сознания и деятельности автора речи. Второе – его интерес к тому, о чем он говорит или пишет. Третье – хорошее знание выразительных возможностей языка. Четвертое – систематическая осознанная тренировка речевых навыков.

Рассмотрим, каковы же выразительные возможности современного русского языка.

Выразительность могут усиливать или ослаблять все его элементы, начиная со звуков и кончая синтаксическими единицами. Усиливает выразительность речи интонация. Ослабляют артикуляционная нечеткость, лексическая и интонационная бедность, употребление канцеляризмов и слов-паразитов, синтаксическое однообразие в построении речи.

Основным источником усиления выразительности является употребление слов в переносном значении. На основе переноса значений в речи возникают тропы (от греч. tropos – поворот, оборот). К ним относятся: эпитет, метафора, сравнение, метонимия, синекдоха, гипербола, литота, олицетворение, перифраза, аллегория, ирония.

Большими выразительными возможностями обладает синтаксис. Экспрессивный синтаксис служит для образования так называемых фигур речи. В их числе выделяются: анафора, антитеза, бессоюзие, градация, инверсия (обратный порядок слов), многосоюзие, оксюморон, параллелизм, риторический вопрос, риторическое обращение, умолчание, эллипсис, эпифора.

Тропы чаще всего используют авторы художественных произведений при описании природы, облика героев. Эти изобразительно-выразительные средства носят авторский характер и определяют самобытность писателя или поэта, помогают ему обрести индивидуальность стиля. Однако существуют и общеязыковые тропы, возникшие как авторские, но со временем ставшие привычными, закрепившиеся в языке: время лечит, битва за урожай, военная гроза, совесть заговорила, свернуться калачиком, как две капли воды. В них прямое значение слов стирается, а иногда и утрачивается совсем. Их употребление в речи не рождает в нашем представлении художественного образа. Троп может перерасти в речевой штамп, если употребляется слишком часто. Сравните выражения, определяющие ценность ресурсов при помощи переносного значения слова «золото», – «белое золото» (хлопок), «черное золото» (нефть), «мягкое золото» (пушнина) и т.д.

Эпитеты (от греч. epitheton – приложение – «слепая любовь», «туманная луна») художественно определяют предмет или действие и могут быть выражены полным и кратким прилагательным, существительным (приложение) и наречием: Брожу ли я вдоль улиц шумных, вхожу ль во многолюдный храм... (А.С. Пушкин) – Она тревожна, как листы, она, как гусли, многострунна… (А.К. Толстой) – Мороз-воевода дозором обходит владенья свои... (Н. Некрасов) – Неудержимо, неповторимо все пролетело далече и мимо... (С. Есенин).

Эпитеты классифицируют следующим образом:

1) постоянные (характерны для устного народного творчества): добрый молодец, красна девица, зелена трава, море синее, лес дремучий, мать сыра земля;

2) изобразительные (наглядно рисуют предметы и действия, дают возможность увидеть их такими, какими видит их автор): толпа – пестрошерстная быстрая кошка (В.

Маяковский), трава полна прозрачных слез (А. Блок);

3) эмоциональные (передают чувства, настроение автора): Вечер черные брови насопил..., Заметался пожар голубой..., Неуютная, жидкая лунность... (С. Есенин), ...и юный град вознесся пышно, горделиво (А. Пушкин).

Сравнение – это сопоставление (параллелизм) или противопоставление (отрицательный параллелизм) двух предметов по одному или нескольким общим признакам: Твой ум глубок, что море. Твой дух высок, что горы (В. Брюсов); Не ветер бушует над бором, не с гор побежали ручьи – Мороз-воевода дозором обходит владенья свои (Н. Некрасов). Сравнение придает описанию особую наглядность, изобразительность. Этот троп в отличие от других всегда двучленен – в нем называются оба сопоставляемых или противопоставляемых предмета. В сравнении выделяют три необходимо существующих элемента – предмет сравнения, образ сравнения и признак сходства. Например, в строке М. Лермонтова «Белей, чем горы снеговые, идут на запад облака...» предмет сравнения – облака, образ сравнения – горы снеговые, признак сходства – белизна облаков.

Сравнение может быть выражено:

1) сравнительным оборотом с союзами: как, словно, будто, как будто, точно, чем... тем:

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино – печаль минувших дней

В моей душе чем старе, тем сильней (А. Пушкин);

2) сравнительной степенью прилагательного или наречия: страшнее кошки зверя нет;

3) существительным в творительном падеже: Змейкой мчится по земле белая поземка... (С. Маршак); Руки милой – пара лебедей – в золоте волос моих ныряют... (С. Есенин); Я на нее вовсю глядел, как смотрят дети... (В. Высоцкий); Мне этот бой не забыть нипочем, смертью пропитан воздух. А с небосвода бесшумным дождем падали звезды (В. Высоцкий). Звезд этих в небе – как рыбы в прудах... (В. Высоцкий). Как Вечным огнем, сверкает днем вершина изумрудным льдом... (В. Высоцкий).

Метафора (от греч. metaphora) означает перенос названия предмета (действия, качества) на основании сходства. В отличие от двучленного сравнения, в котором приводится и то, что сравнивается, и то, с чем сравнивается, метафора содержит только второй компонент. Это и придает образность и компактность тропу. Метафора – один из наиболее распространенных тропов, так как сходство между предметами и явлениями может быть основано на самых разнообразных чертах: цвет, форма, размер, назначение и т.д. Метафора может быть простой, развернутой и лексической (мертвой, стертой, окаменевшей). Простая метафора построена на сближении предметов и явлений по одному какому-либо общему признаку – заря пылает, говор волн, закат жизни. Развернутая метафора построена на различных ассоциациях по сходству:

Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаха в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады (М. Горький).

Лексическая метафора – слово, в котором первоначальный перенос уже не воспринимается – стальное перо, стрелка часов, дверная ручка, лист бумаги.

Близка к метафоре метонимия (от греч. metonymia – переименование) – употребление названия одного предмета вместо названия другого на основании внешней или внутренней связи между ними. Связь может быть:

1) между предметом и материалом, из которого предмет сделан: Янтарь в устах его дымился (А. Пушкин);

2) между содержанием и содержащим: Ну, скушай же еще тарелочку, мой милый! (И. Крылов);

3) между действием и орудием этого действия: Перо его местию дышит (А. Толстой);

4) между автором и его произведением: Из рук моих ветхий Данте выпадает (А. Пушкин);

5) между местом и людьми, находящимися на этом месте: Театр уж полон, ложи блещут (А. Пушкин).

Разновидностью метонимии является синекдоха (от греч. synekdoche – соподразумевание) – перенос значения с одного на другое по признаку количественного отношения между ними:

1) часть вместо целого: Все флаги в гости будут к нам (А. Пушкин);

2) родовое название вместо видового: Ну что ж, садись, светило! (В. Маяковский);

3) видовое название вместо родового: Пуще всего береги копейку (Н. Гоголь);

4) единственное число вместо множественного: И слышно было до рассвета, как ликовал француз (М. Лермонтов).

Суть олицетворения состоит в приписывании неодушевленным предметам и отвлеченным понятиям качеств живых существ – «Я свистну, и ко мне послушно, робко вползет окровавленное злодейство, и руку будет мне лизать, и в очи смотреть, в них знак моей читая воли» (А. Пушкин); «И сердце готово к вершине бежать из груди...» (В. Высоцкий).

Гипербола (от греч. hyperbole – преувеличение) – стилистическая фигура, состоящая в образном преувеличении: наметали стог выше тучи, вино лилось рекой (И. Крылов), В сто сорок солнц закат пылал (В. Маяковский), Весь мир на ладони... (В. Высоцкий). Как и другие тропы, гиперболы могут быть авторскими и общеязыковыми. В повседневной речи мы часто используем такие общеязыковые гиперболы – сто раз видел (слышал), испугаться до смерти, задушить в объятиях, танцевать до упаду, двадцать раз повторить и т.д.

Противоположный гиперболе стилистический прием – литота (от греч. litotes – простота, худоба) – стилистическая фигура, состоящая в подчеркнутом преуменьшении, уничижении, недоговоренности: мальчик с пальчик, …Ниже тоненькой травиночки надо голову клонить... (Н. Некрасов). Литота является разновидностью мейозиса (от греч. meiosis – уменьшение, убывание).

Мейозис представляет собой троп, заключающийся в преуменьшении интенсивности свойств (признаков) предметов, явлений, процессов: ничего себе, сойдет, приличный, терпимый (о хорошем), неважный, вряд ли пригодный, оставляющий желать лучшего (о плохом). В этих случаях мейозис является смягчающим вариантом этически неприемлемого прямого наименования: ср. старая женщина – женщина бальзаковского возраста, не первой молодости; некрасивый мужчина – трудно назвать красавцем. Гипербола и литота характеризуют отклонение в ту или иную сторону количественной оценки предмета и в речи могут совмещаться, придавая ей дополнительную выразительность. В шуточной русской песне Дуня-тонкопряха поется о том, что Дунюшка куделюшку три часа пряла, три нитки напряла, и нитки эти потоньше колена, потолще полена. Кроме авторских существуют и общеязыковые литоты – кот наплакал, рукой подать, не видеть дальше собственного носа.

Перифразой (от греч. periphrasis – от вокруг и говорю) называется описательное выражение, употребленное вместо того или иного слова («пишущий эти строки» вместо «я»), или троп, состоящий в замене названия лица, предмета или явления описанием их существенных признаков или указанием на их характерные черты («царь зверей» – лев, «туманный Альбион» – Англия, «Северная Венеция» – Санкт-Петербург, «солнце русской поэзии» – А. Пушкин).

Аллегория (от греч. allegoria – иносказание) заключается в иносказательном изображении отвлеченного понятия при помощи конкретного, жизненного образа. В литературе аллегории появляются в средние века и своим происхождением обязаны древним обычаям, культурным традициям и фольклору. Главный источник аллегорий – сказки о животных, в которых лиса есть аллегория хитрости, волк – злобы и жадности, баран – глупости, лев – мощи, змея – мудрости и т.д. С древних времен и до нашего времени аллегории чаще всего используются в баснях, притчах, других юмористических и сатирических произведениях. В русской классической литературе аллегориями пользовались М.Е. Салтыков-Щедрин, А.С. Грибоедов, Н.В. Гоголь, И. А. Крылов, В.В. Маяковский.

Ирония (от греч. eironeia – притворство) – троп, заключающийся в употреблении наименования или целого высказывания в смысле, прямо противоположном прямому, это перенос по контрасту, по полярности. Чаще всего ирония употребляется в высказываниях, содержащих положительную оценку, которую говорящий (пишущий) отвергает. Отколе, умная, бредешь ты, голова? – спрашивает герой одной из басен И.А. Крылова у Осла.

Стилистические фигуры, делающие нашу речь выразительной, разнообразны, и знать их весьма полезно.

Анафора (от греч. anaphra –аnа вновь + phoros несущий) – единоначатие, повторение звуков, морфем, слов, словосочетаний, ритмических и речевых конструкций в начале параллельных синтаксических периодов или стихотворных строк:

Грозой снесенные мосты,

Гроба с размытого кладбища (А.С. Пушкин) (повторение звуков);

...Черноглазую девицу,

Черногривого коня! (М.Ю. Лермонтов) (повторение морфем);

Не напрасно дули ветры,

Не напрасно шла гроза. (С.А. Есенин) (повторение слов);

Клянусь четой и нечетой,

Клянусь мечом и правой битвой. (А.С. Пушкин) (повторение слов в сочетании с синтаксическим параллелизмом).

Противоположный анафоре стилистический прием называется эпифорой (от греч. epiphora – ерi после + phoros несущий) – тождество звукосочетаний, слов, ритмических и речевых конструкций в конце стихотворных строк:

Милый друг, и в этом тихом доме

Лихорадка бьет меня.

Не найти мне места в тихом доме

Возле мирного огня! (А.А. Блок)

Антитеза (от греч. antithesis – противоположение) – стилистическая фигура, состоящая в сопоставлении резко отличных по смыслу слов или словесных групп. Этот стилистический приём часто строится на антонимии:

Великий человек на малые дела. (В.И. Даль)

Где стол был яств,

Там гроб стоит. (Г.Р. Державин)

Богатый и в будни пирует, а бедный и в праздник горюет, (поговорка).

Бессоюзие (асиндетон – от греч. asyndeton) – бессоюзная связь однородных членов простого предложения или предикативных частей сложного предложения. Предикативной частью сложного предложения является сочетание основ, простые предложения, которые составляют сложное:

Швед, русский колет, рубит, режет.

Бой барабанный, крики, скрежет. (А.С. Пушкин) (однородные члены);

Лето припасает – зима поедает, (пословица) (предикативные части);

Погода была ужасная: ветер выл, мокрый снег падал хлопьями (А.С. Пушкин) (предикативные части).

Противостоящий бессоюзию стилистический прием называется многосоюзием (полисиндетон – от греч. polisydenton) – намеренное увеличение количества союзов в предложении. Употребляется обычно для связи однородных членов, благодаря чему подчеркивается роль каждого из них, создается единство перечисления, усиливается выразительность текста:

Перед глазами ходил океан, и колыхался, и гремел, и сверкал, и угасал, и светился, и уходил куда-то в бесконечность. (В.Г. Короленко);

Я или зарыдаю, или закричу, или в обморок упаду. (А.П. Чехов).

Градация (лат. gradatio – постепенное повышение) – расположение ряда слов в порядке нарастания (восходящая) или ослабления (нисходящая) их смыслового и эмоционального значения:

Не жалею, не зову, не плачу. (С.А. Есенин) (восходящая);

Пришел, увидел, победил. (Юлий Цезарь) (восходящая);

Присягаю ленинградским ранам,

Первым разоренным очагам:

Не сломлюсь, не дрогну, не устану,

Ни крупицы не прощу врагам. (О. Берггольц) (нисходящая).

Инверсия (лат. inversio – переворачивание, перестановка) – изменение обычного порядка слов в предложении с целью усиления его выразительности. В русском языке порядок слов свободный, однако это не означает произвола в расстановке слов. Чешский лингвист В. Матезиус, разрабатывавший теорию актуального членения речи, считал, что в предложении должно осуществляться движение мысли от известного, знакомого (тема) к неизвестному, незнакомому (рема). Тема тяготеет к началу предложения, рема – к его концу. Исходя из этого одно и то же предложение может быть представлено разнообразным актуальным членением.

•Рассмотрим пример.

Первые спектакли Большого театра, гастролирующего во Франции, состоялись в Марселе.

При таком членении предложения темой является вся его часть до слова «в Марселе» (новая информация, рема). Именно на это слово падает логическое ударение. Если перестроить предложение, то ремой может стать начальная часть предложения:

В Марселе состоялись первые спектакли гастролирующего во Франции Большого театра.

Если по каким-либо причинам возникали сомнения в возможности гастролей, но все же они состоялись, то ремой может стать именно сказуемое:

Гастроли Большого театра во Франции состоялись.

Инверсии может подвергаться любой член предложения, на котором автор хочет сделать акцент:

Помогла им чистейшая случайность. (подлежащее);

Не надеюсь я на его аккуратность. (сказуемое);

Погода стояла замечательная. (определение);

С горечью расставались мы с друзьями. (обстоятельство);

За покупками послали его в соседнее село. (дополнение).

Параллелизм (от греч. parallelos – рядом идущий) – тождественное или сходное расположение элементов речи в смежных частях текста.

То не ветер ветку клонит,

Не дубравушка шумит,

То мое, мое сердечко стонет,

Как осенний лист дрожит. (русская народная песня «Лучинушка») (отрицательный параллелизм).

Риторический вопрос – вопросительное предложение, содержащее утверждение или отрицание в форме вопроса, на который не требуется ответа: Кто не ошибался в юности?

Риторическое обращение – стилистическая фигура, состоящая в том, что высказывание адресуется неодушевлённому предмету, отвлечённому понятию, отсутствующему лицу, усиливая тем самым выразительность речи.

Эллипсис (от греч. elleipsis) – опущение в речи слов, легко подразумеваемых или восстанавливаемых по контексту:

Мы сёла – в пепел, грады – в прах, в мечи – серпы и плуги. (В.А. Жуковский);

Правда правдой остается, а молва себе – молвой. (А.Т. Твардовский).

Эллиптическую форму может принимать неполное по составу предложение, в котором отсутствие глагола-сказуемого является нормой. Для понимания такого предложения нет необходимости ни в контексте, ни в ситуации, так как полнота значения выражена собственными лексико-грамматическими средствами данного предложения:

Счастливого Нового года! Шампанского! С днем рождения! Мечты, мечты! Где ваша сладость? (А.С. Пушкин).

Умолчание – стилистический прием, заключающийся в том, что автор не до конца высказывает свою мысль, предоставляя читателю (слушателю) самому догадаться, что именно осталось невысказанным:

Но слушай: если я должна тебе... кинжалом я владею, я близ Кавказа рождена. (А.С. Пушкин).

Особую выразительность речи придает использование в ней фразеологизмов – устойчивых сочетаний слов, семантика которых не является идентичной значению составляющих его компонентов. Так, сочетание заварить кашу означает затевать сложное или неприятное дело. Однако сами по себе слова заварить и каша не дают и намека на такое значение. Во фразеологизме слова не складывают свои смыслы, не прибавляют их один к другому, но образуют непредсказуемый общий смысл всего сочетания. Это свойство фразеологизма называется идиоматичностью (идиома).

Обладают фразеологизмы и другими особенностями, делающими их незаменимыми, если мы хотим говорить выразительно. Фразеологизмы воспроизводимы. Это значит, что мы не создаём их в момент речи путём комбинирования слов, а извлекаем из памяти. Синтаксическую основу фразеологизма составляет словосочетание, и этим фразеологизм отличается от пословиц, поговорок и крылатых выражений (их синтаксическая основа – предложение). Сравните пословицу Сам заварил кашу – сам и расхлебывай и фразеологизм заварить кашу. Особенностью фразеологизма, связанной с его синтаксической основой, является то, что в предложении он выполняет единую синтаксическую функцию – функцию члена предложения. Проблема возникновения фразеологизмов – проблема историческая.

Первоначально всякое сочетание слов, воспринимающееся сегодня как фразеологизм, имело вполне конкретное значение, выводимое из каждого слова отдельно. Например, о человеке, попавшем в неприятную ситуацию, неловкое положение, говорят: «Попал впросак». Глагол «попасть» многозначен, и одно из значений «оказаться, очутиться в каком-либо месте, положении, обстоятельствах». Значение слова «впросак» загадочно, хотя языковое чутье и подсказывает нам, что, скорее всего, когда-то это были два слова – предлог «в» и существительное «просак». Только словарь помогает разобраться в ситуации: существительное «просак» (диал.) – ручной станок для изготовления веревок и канатов, а также пространство от прядильного колеса до того места, где скручивается веревка. Если попасть туда по неосмотрительности или незнанию краем одежды или волосами, станок, продолжая работать, закрутит край одежды или волосы вместе с материалом, из которого делается веревка, и освободиться будет трудно. Со временем предмет вышел из употребления, слово оказалось невостребованным носителями языка, но закрепилось во фразеологизме «попасть впросак» и употребляется только в его составе.

Фразеологизмы многообразны по источникам возникновения, семантике, сферам употребления. «Фразеологический словарь русского языка» под ред. А.И. Молоткова (М., 1987) содержит 4 тыс. словарных статей. Систематическое чтение толковых фразеологических словарей – одно из самых эффективных средств обогащения словарного запаса, которым человек может активно пользоваться, наиболее полно и адекватно выражая свои мысли и чувства.

Богатство (разнообразие) речи – одно из главных ее коммуникативных качеств. Оценочные слова «богатая» и «бедная» показывают степень употребления разнообразных языковых элементов, большую или меньшую их повторяемость. Прежде всего богатая речь разнообразна в лексическом отношении.

Владимир Иванович Даль 47 лет работал над «Толковым словарём живого великорусского языка», собрав в нём более 200 тыс. слов. Среди них были диалектные слова и выражения.

На вопрос, о том, сколько слов насчитывается в современном русском литературном языке, ответить нелегко. В однотомном словаре С.И. Ожегова помещено 57 тыс. слов, в четырехтомном словаре под редакцией Д.Н. Ушакова – более 85 тыс. Относительно полный объем лексики русского литературного языка составляет более 120 тыс. слов (Словарь современного русского литературного языка: В 17 тт. – М.; Л., 1948-1965). В перечисленных изданиях нет диалектизмов, профессионализмов.

Активный словарь А.С. Пушкина превышает 21 тыс. единиц. Средний носитель современного русского литературного языка употребляет в своей речи 7-9 тыс. слов. К активному словарю относятся лексические единицы, которые говорящий (пишущий) на данном языке не только понимает, но и употребляет в своей устной и письменной речи. Активному словарю противопоставляется словарь пассивный – лексика понятная, знакомая, но не употребляемая говорящим (пишущим) в обычном речевом общении.

Пополнение активного и пассивного словаря осуществляется прежде всего в процессе чтения художественной литературы, любых видов обучения (школа, вуз, курсы повышения квалификации, самообразование), а также работы со словарями.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Бобылев Б.Г.. Культура речи и стилистика: Учебное пособие/Б.Г. Бобылев. – Орел: ОрелГТУ, 2003. – 132 с. 2003

Еще по теме 1.4.5. Выразительность и богатство речи:

  1. 5.1. Выразительное чтение как эффективное средство развития искусства речи
  2. Выразительность речи
  3. БОГАТСТВО РЕЧИ
  4. К6. Точность и выразительность речи
  5. §6. Изобразительно-выразительные средства литературной речи.
  6. ЧАСТЬ I. КУЛЬТУРА РЕЧИ КАК РАЗДЕЛ ЛИНГВИСТИКИ И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА
  7. 1.4.5. Выразительность и богатство речи
  8. 53. стилистическая фигура как прием обеспечения выразительности и действенности речи.
  9. Глава 6 БОГАТСТВО РЕЧИ
  10. §1. Понятие богатства речи
  11. §2. Лексико-фразеологическое и семантическое богатство речи