<<
>>

ГЛОССАРИЙ

Авторский фразеологизм. В разговорном дискурсе, как, впрочем, и в художественном, весьма затруднительно установить авторство фразеологизма. Здесь, скорее, имеет место авторское использование фразеологизма, трансформация.

И, тем не менее, фиксировать удачные идиомы в разговорной речи, закреплять их, пропагандировать - задача исследователя.

Биографема. Под биографемой понимается небольшой законченный рассказ из жизни рассказчика или его знакомого, или, чаще всего, члена его семьи. Темпы современной жизни, десятилетиями существовавший запрет на тайны родословных не способствовали закреплению хотя бы наиболее выразительных биографем, и, тем не менее, в определённых ситуациях (плацкартный вагон, ресторан, ожидание в очереди, интерес младших членов семьи к прошлому «няни») биографемы становятся своего рода жанрами разговорного дискурса.

Гипербола. Преувеличение. Как оказалось, важнейшее свойство разговорного дискурса, используемое для подключения чувств, более яркого воздействия на адресата речи, создания эффекта сценичности.

Гоиорифическая система. Гонор - честь по-английски, по-русски - высокомерие, надменность. Мы предлагаем другой термин: вежливостность как обеспечение вежливости. Вежливо- стность отличает этикетные клише {Доброе утро!) от всех остальных клише. Вежливостность характеризует общение в развитом социуме.

Диминутив. Слово с уменьшительно-ласкательным суффиксом. В разговорном дискурсе через уменьшительность передаётся ласкательность, которой много, очень много и которая распространяется далеко не только на домашние сферы. Она характеризует на производственные отношения, а также отношения, временно зарождающиеся между говорящими в общественных местах.

Инструмеитальиость. Как термин «инструментальность», к сожалению, не часто используется в лингвистике, хотя язык в первую очередь инструмент общения. Мы (не только в этой книге!) пытаемся сопрягать категории инструментальное™ и избыточности. Чтобы показать, что один инструмент может быть заменён другим, необходим набор инструментов речевого воздействия. Когда такого набора нет или когда он недостаточен, используемый инструмент приобретает характер монополиста языкового выражения. Категория инструментальное™ слова предполагает состыковку фундаментального и прикладного направлений исследования разговорного дискурса. Носители русского языка нуждаются в грамотных рекомендациях по обогащению лексикона. Стало традицией сваливать вину за недостойную или неинтересную, безликую речь на «традиции» страны (тоталитаризм) или, чаще, на самих говорящих, исключая требование профилактической работы, профессионально мотивированного воздействия на окружающих со стороны специалистов филологов.

Конфликтогенность. Под конфликтогенностью понимается провоцирование конфликта, закладывание негативных реакций собеседника через использование двусмысленных слов, намёков, слов с пейоративной коннотацией, оскорбительных метафор, сравнений.

Литота. Преуменьшение. Формально разговорный дискурс даёт обилие диминутивов, то есть слов с уменьшительноласкательными суффиксами. Уменьшений в разговорном дискурсе мало, тогда как нежности и деликатности, как оказалось, достаточно, чтобы значимую и в официальных ситуациях, и в ситуациях семейного миротворчества литоту вынести в перечень ключевых слов.

Мелиоративная коннотация. Это положительные созначения в словах, например, конь, очи, воспрославить, глубокочтимый, Родина. Противоположное понятие - отрицательная (пейоративная) коннотация: кляча, зенки, выпендрёж, форс, лох. Разговорное общение может продемонстрировать приобретение коннотации самым обычным словом. [Дед пришедшему в гости внуку:] Ты гулял сегодня? [Илюша, 4 г. 1 м.:] В каком смысле «гулял»? (2 февраля 2006 г.).

Метаэвристическая метафора. Метаэвристика - открытие для себя помогающего внутреннего образа в порядке утешения, уяснения, поддержки. Терапия посредством метафор разрабатывается уже не один десяток лет, и разговорный фонд речи поставляет свой материал, как мы показали в книге, ещё и в этой области прикладной филологии.

Микросюжет. То, что в художественном произведении называется сюжетом (или, при соблюдении последовательности событий, «фабулой»), в разговорном дискурсе мы называем микросюжетом, поскольку на рассказ такое повествование явно не тянет, но некоторой законченностью обладает. Микросюжеты обычно имеют место в развёрнутых репликах диалога со стороны одного из говорящих, импровизирующих микротекст. Микросюжет - канва микротекста, то, о чем идет речь.

Миротворчество. Противостоит конфликтогенности. Является способом и целью социализации личности. Обращение (вокатив), ласковость слова (диминутив), комплимент-метафора могут выступать как гонорифические средства, то есть средства выражения почтения, средства предупреждения агрессии. Функции хороших манер, по Конраду Лоренцу, заключаются в профилактике агрессии, умиротворении участников диалога.

Нелинейное словотворчество. Одна из разновидностей контаминации. Белибердень: дребедень + белиберда (аспирантка 24 г., весна 2005 г.) В разговорном дискурсе нелинейное словотворчество представлено шире и интересней, чем в художественной речи. И, хотя в целом это не русская модель, горизонтальное словопорождение для разнообразия иногда сочетается с вертикальным, нелинейным. Нелинейное словотворчество частично объясняется спонтанностью разговорной речи, и, конечно же, экспериментальной экспрессией, требующей поиска на широтах других языков, для которых подобное словотворчество типично.

Непринуждённость. К спонтанности приближается понятие непринуждённости речи. Абсолютной непринуждённости речи и поведения, естественно, быть не может. Ирвинг Гофман пишет о необходимости так называемого «закулисья»[83], когда человек наедине делает то, на что не решится публично («расслабляется», удовлетворяет какие-либо физиологические потребности: позёвывает, чешет, где чешется, исследует собственное тело, кривляется перед зеркалом). В разговорном дискурсе такого закулисья нет: наедине человек пребывает в коконе внутренней речи, регулируемой частично на бессознательном уровне, а речевые сбои начинаются при встрече с другим, в диалоге. Непринуждённость можно определить как эстетически и этически значимую естественность речи, свидетельствующую о правдивости чувств, обусловивших реплику или высказывание.

Паролевая функция. Кроме стратов, есть группировки своих. И некоторые, например, вокативы, срабатывают как пароль: я свой! Мне можно доверять! Особенно это заметно, когда дети используют пароль в других ситуациях. [Четырехлётний внук пришёл в гости, снимает сапожки:] Резиновая кожа! [Дедушка- профессор расхохотался. Илюша Гайдуков обиженно:] Что смешного, пацані (2 февраля 2006 г.).

Приватность. Спонтанность и непринуждённость в свою очередь связаны с приватностью, под которой понимаем непубличность, то есть частный, не для чужих ушей характер сообщаемого. Приватность сопряжена с неофициальностью и не- фиксируемостью речи. «Это не для протокола» - под таким клише на совещаниях высказывается нечто спонтанное, непринуждённое, приватное.

Распотенциализация приставок Приставки (18 или 19,

если отдельно считать ОБ-) обладают огромным смыслопорождающим потенциалом, реализующимся, когда потенциальный глагол используется, например, в текстах художественной прозы. Процесс глагольного словотворчества по части «распотен- циализации приставок» наблюдается на материале разговорной речи. [Бухгалтеры в электричке:] Надо проплатить ведомость (но- ябр. 2003). [Женщина-директор школы на совещании:] Когда выпускник [школы] приходит на учебу в БелГУ, он должен быть замотивиро- вап именно на этот вуз. И не по буклетам, а но общению с преподавателем (23 дек. 2005 г.). [На совещании об отношении к труду за границей:] Если ты плохо поработаешь здесь, то завтра ты банкрот. Не получится так, что на тебя это не повоздействует! (2003).

Социосуггестивиая метафора. Мы ввели этот термин в своей монографии, посвящённой творчеству позднего С. Н. Есина. Социосуггестивной называем метафору, нацеленную на изменение общественной ситуации, упрочивающую национальные ценности и приоритеты. Например: Русские не должны утонуть в море других народов (С. Н. Есин). Социосуггестивные метафоры имеют хождение в некоторых структурах разговорного дискурса.

Спонтанность речи. Под спонтанностью понимается неподготовленность, речевая импровизация, столь характерная для обычного общения. Спонтанность речи обусловливает и неряшливость, и огрехи, и обрывы, и дублирование. Вся эта «чернови- ковость» заметна при продолженных высказываниях, монологах, развёрнутых репликах, менее заметна при фиксации отдельных высказываний, фраз, тем более отдельных синтагм. Спонтанность отнюдь не отменяет восприятия и оценки высказывания как свидетельства позитива разговорного дискурса. Говорящие иногда намеренно прибегают к шероховатости речи, когда надо воздействовать на собеседника в тонкой психологической ситуации, не демонстрируя этого воздействия. Вместе с тем необходимо ввести понятие ПОЛУСПОНТАННОСТИ, признаками которого являются импровизация + публичность. Это неподготовленные публичные поздравления, выступления перед широкой аудиторией, публичное (не приватное!) обсуждение проблемы. Такую речь, такие реплики спонтанными назвать нельзя, но и подготовленными, продуманными их также не назовёшь. В монографии немало подобных примеров. Все они помечены указанием ситуации (на совещании, на защите диссертации, на планерке, на конференции). Полуспонтанность подчас обусловливает переключение стилистического регистра речи:

[ГАК, научный руководитель дипломной работы, женщина-профессор, 82 года:] Я считаю, что работа заслуживает высокой оценки, а, если можно, то и повыше! (май 2004). [Председатель дис. совета, г. Орел:] Удовлетворен официальный оппонент ответом соискателя или не очень? (1998).

Дело здесь не только в степени ответственности за слово (во время домашнего примирения или в момент переубеждения дочери-подростка ответственность за произнесённое также весьма велика!), но, главное, в самой идее «полуспонтанности» - в обстоятельстве публичности речи. Полагаем, что положительные смыслы в речи для многих и в речи для одного регулируются различными «инструментами».

Терциарная речь. Адресованная конкретному лицу, но учитывающая присутствие и других лиц. Понятие введено Н. В. Касаткиным в 1949 году при описании таких слов, как питеньки, гулятеньки, потягунюшки и пр.[84]. Терциарная речь труднее поддается описанию, поскольку схватывается через особое интонирование, взгляд, бросаемый в сторону присутствующего, через подбор слов. «Вот NN не даст соврать...» - такие этикетные обороты обнаруживают присутствие «молчащего наблюдателя»[85].

Черновиковость. Под черновиковостью понимается спонтанность, неподготовленность реплик, выступлений, хотя этимон «черновик» не совсем точен: в отличие от письменной формы речи устные высказывания набело не переписываются, в этом плане они носят роковой характер по пословице «Слово не воробей: выпустишь - не поймаешь».

Экспрессия. Под экспрессией понимаем выразительность речи. В разговорном дискурсе слишком многое экспрессивно, и приходится быть осторожным с термином, слабо разводящим факты разговорного дискурса. Но вместе с тем подобные объединяющие термины прекрасно характеризуют суть разговорного дискурса в целом. Без экспрессии нет воздействия, дефицит экспрессии побуждает говорящего употребить гиперболу, или междометие, или...

Эмоциональность. Это понятие в современной лингвистике в последние двадцать лет стало весьма востребованным вплоть до появления науки эмотологии. Применительно к проблематике разговорного дискурса под эмоциональностью мы понимаем выход, выплеск эмоций, столь свойственный разговорному дискурсу, определяющий непринуждённость, приватность речи. Конечно, степень и средства выражения эмоций зависят от пола, возраста, образования, профессии, социальных и индивидуальных свойств личности, но зависят не абсолютно, а относительно. В разговорном дискурсе именно эмоциональность достаточно часто правит бал, делая высказывание «пристройкой», подключающей эмоции и приносящей желаемую разрядку. Необходимость снятия эмоций обеспечивает разговорный дискурс метафорами, диминутивами, гиперболами, эмфазами и мн. др.

Эмфаза. Эмфаза есть эмоциональная интонация. Теория эмфазы, включающая проведение интереснейших экспериментов (например, по сходству паралингвистических средств выражения эмоций в описаниях Л. Н. Толстого и... современных студентов) разработана Д. Н. Романовым в докторской диссертации[86]. Эмоциональность интонации составляет критериальный признак разговорного дискурса.

Языковой позитив. Термин «языковой позитив» традиционно понимается в аспекте так называемых мелиоративно (положительно) окрашенных слов: солнышко, воспеть, колыбель. Вместе с тем существуют не только готовые блоки позитива, но и другой уровень возможного его изучения. Это целые ситуации, формы и темы общения, стимулирующие наиболее достойное речевое поведение и становящиеся участками отслеживания языкового позитива: рассказы об истории семьи, внутрисемейное общение, частная переписка, любительское стихотворчество, общение с животными. На таких участках проще отыскивается положительная экспрессия метафор, гипербол, оценок, интонаций. Парадокс проблемы - в соединении «репликовых» и текстовых материалов. Письмо, сочинение об истории семьи, любительское стихотворение - текст, тогда как «спонтанная коммуникация» это по преимуществу всегда совокупность зафиксированных реплик. И по текстам, и по репликам дефицит позитивного материала для исследования ощущается весьма и весьма остро. Позитив - положительное. Это ясно. Не вполне ясно другое: как быть с нейтральным? Не учитывать его вовсе? Представляется, что нейтральное также относится к позитиву, если мыслить в дихотомии плюса и минуса, а не в градационном скольжении через нулевую, нейтральную отметку. И здесь мы демонстрировали не только естественное желание любого исследователя чуть раздвинуть рамки объекта исследования, нет, мы защищали позицию: позитив - это не столько хорошее, сколько отсутствие плохого, позитив как достойное речевое поведение.

<< | >>
Источник: Харченко Вера Константиновна. Современная повседневная речь. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Издательство ЛКИ,2010. — 184 с.. 2010

Еще по теме ГЛОССАРИЙ:

  1. Глоссарий
  2. Глоссарий
  3. Глоссарий
  4. Глоссарий
  5. Глоссарий
  6. Глоссарий
  7. Глоссарий
  8. Глоссарий
  9. Глоссарий
  10. Глоссарий
  11. Глоссарий
  12. Глоссарий
  13. Глоссарий
  14. Глоссарий
  15. Глоссарий
  16. Глоссарий