<<
>>

§ 15. Нормативная дисциплина и практическое 25 руководство

Нормативный интерес преобладает у нас, разумеется, в отношении к реальным объектам как объектам практических оценок; отсюда явная склонность отождествлять понятие нормативной дисциплины с понятием практической дисциплины, практиче- зо ского руководства.

Но легко понять, что это отождествление не выдерживает критики. Для Шопенгауэра, который, исходя из g своего учения о врожденном характере, коренным образом от- ^ вергает всякое практическое моральное воздействие, не существе вует этики в смысле практического руководства, но, несомненно, 35 существует этика как нормативная наука, им же самим разрабо- ^ танная. Ибо он никоим образом не отвергает различий моральной ценности. Практическое руководство представляет тот особый случай нормативной дисциплины, когда фундаментальная норма состоит в достижении общей практической цели. Ясно, что 40 каждое практическое руководство целиком включает в себя нормативную, но саму по себе не практическую дисциплину. Ибо ее задача предполагает решение более узкой задачи, состоящей в том, чтобы вне всякого отношения к практическому достижению установить нормы, сообразно которым может оцениваться, соот- 45 ветствует ли реализуемая цель общему понятию, обладает ли она

признаками, характеризующими данный класс ценностей. Наоборот, каждая нормативная дисциплина, в которой фундаментальное ценностной положение дел превращается в соответствующее целеполаганиіе, расширяется даприкладного учения.

і

§ 16. ТеоретичЬские дисциплины как основа нормативных

Теперь легко понять, что каждая нормативная и a fortiori[27]каждая практическая дисциплина предполагает в качестве основы одну или несколько теоретических дисциплин, именно в том смысле, что она должна обладать отделимым от всякого нормирования теоретическим содержанием, естественное место которого как такового находится в каких-нибудь уже оформившихся или еще лишь конституирующихся теоретических науках.

Фундаментальная норма (или же фундаментальная ценность, последняя цель) определяет, как мы видели, единство дисциплины; она же вносит во все нормативные положения дисциплины идею нормирования. Но, наряду с общей идеей измерения согласно фундаментальной норме, эти положения обладают еще особым, отличающим их друг от друга теоретическим содержанием. Каждое выражает мысль об измеряющем соотношении между нормой и нормируемым; но само это соотношение — если отвлечься от интереса оценки — объективно носит характер соотношения между условием и обусловливаемым, причем соответствующее нормативное суждение признает это соотношение имеющим место или нет. Так, например, каждое нормативное предложение формы: «А должно быть В» включает в себя теоретическое предложение: «только А, которое есть 5, имеет свойства С», причем С обозначает конститутивное содержание руководящего предиката «хороший» (например, удовольствие, познание — словом, то, что, сообразно фундаментальному ценностному положению дел, в данном кругу отмечается как хорошее). Новое предложение есть чисто теоретическое и уже не содержит идеи нормирования. И наоборот, если значимо какое-либо положение теоретической формы и появляется как нечто новое оценка какого-либо С как такового, и становится желательной нормирующая связь с ним, то теоретическое предложение принимает нормативную форму: «только А, которое есть В, есть хорошее, т. е. А должно быть 5». Поэтому также в теоретических связях мыслей могут встречаться нормативные положения; в этих связях теоретический интерес приписывает ценность наличию положения дел вида М (например, наличию равносторонности искомого треугольника) и измеряет им другие положения дел (например, равноуголь-

ность: если треугольник дощСен быть равносторонним, то он должен быть и равноугольнымЩНо в теоретических науках этот оборот имеет преходящее, вторЛТепенное значение, так как интенция направлена в конечном итоіе на познание собственно теоретиче- 5 ской связи вещей; поэтому окончательные результаты облекаются не в нормативную форму,(а в форму объективной связи, в данном случае в форму всеобщего предложения.

Теперь ясно, что теоретические отношения, которые, согласно вышеизложенному, содержатся в положении нормативных ю наук, должны иметь свое логическое место в.известных теоретических науках.

Нормативная наука, заслуживающая этого названия, способная научно исследовать подлежащие нормированию положения дел в их отношении к фундаментальной норме, должна изучить теоретическое ключевое содержание этих отношений is и ради этого вступить в сферы соответствующих теоретических наук. Другими словами, каждая нормативная дисциплина требует познания известных ненормативных истин, которые она заимствует у определенных теоретических наук или же получает посредством применения взятых из них положений к констелля- 20 циям случаев, определенных нормативным интересом. Это, разумеется, относится и к более специальному случаю практического руководства и притом, очевидно, в большей мере. Сюда присоединяются еще теоретические познания, которые должны давать основу для плодотворной реализации целей и средств. 25 В интересах дальнейшего изложения отметим еще одно. Разумеется, эти теоретические науки могут в различной мере принимать участие в научном обосновании и построении данной нормативной дисциплины; и значение их для нее может быть большим или меньшим. Может оказаться, что для удовлетворения зо интересов нормативной дисциплины познание известных классов теоретических связей стоит на первом плане, так что развитие и привлечение теоретической области знания, к которой они относятся, имеет решающее значение для существования нормативной дисциплины. Но, с другой стороны, возможно также, что из- 35 вестные классы теоретических знаний хотя и полезны и, быть может, весьма важны для построения данной дисциплины, но все же имеют лишь второстепенное значение, ибо их отсутствие только ограничило бы область этой дисциплины, но не упразднило бы ее. Вспомним, например, об отношении между чисто нор- 40 мативной и практической этикой[28]. Все те положения, которые относятся к практическому осуществлению, не входят в круг чистых норм этической оценки. Не будь этих норм или лежащих в их основе теоретических познаний, не было бы этики вообще; от-

сутствие же первого рода положен™ лишает нас только возможности применить іОТИКу к жизни, 4 е. устраняет возможность практического руководства в нравственном поведении.

Только в такоМ смысле, в связи f такими различиями, мы будем говорить о существенных теоретических основах нормативной науки. Мы разумеем под ними безусловно существенные для ее построения теоретические науки, йо при случае также соответствующие групйы теоретических положений, которые имеют решающее значение для осуществления нормативной дисциплины.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. огические исследования. Т. I: Пролегомены к чистой логике/ Пер. с нем. Э.А. Бернштейн под ред. С.Л. Франка. Новая редакция Р.А. Громова. — М.: Академический Проект,2011. — 253 с.. 2011

Еще по теме § 15. Нормативная дисциплина и практическое 25 руководство:

  1. МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "НЕПРЕРЫВНОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ, ОПЫТ, ПЕРСПЕКТИВЫ"
  2. Стратегическая ориентация организации.
  3.   3.1. Философские проблемы техники 3.1.1. Философия техники и методология технических наук 
  4. §11. Логика или наукоучение как нормативная дисциплина и как практическое руководство
  5. § 1 3. Спор о практическом характере логики
  6. § 15. Нормативная дисциплина и практическое 25 руководство
  7. § 17. Спорный вопрос. Относятся ли существенные теоретические основы логики к психологии?
  8. ПРАВО РАБОТНИКА НА ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ОРИЕНТАЦИЮ, ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ, ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ РЕАБИЛИТАЦИЮ — НЕОБХОДИМАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ «КАЧЕСТВА ТРУДОВОЙ ЖИЗНИ»
  9. § 14. Законы, которые позволяют избежать отсутствия смысла, и законы, которые позволяют избежать бессмыслицы. Идея чисто логической грамматики
  10. Глава 2. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ СОВЕТСКОЙ И СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  11. § 1. Приказ или распоряжение и международно-правовая практика
  12. 60. Правовая типология. Общая хар-ка основных правовых семей.