<<
>>

Глава I. Общая характеристика суждения

Как и понятие, суждение в известном смысле находится между действительностью и языком. Йрэт^>му его следует рассматривать тоже в двух важнейших аспектах: во-первых, по отношению к действительности, формой отражения которой оно является; а во-вторых, по отношение к языку, средствами которого оно выражается. j

1. Суждение и связь (отношение) предметов

Происхождение и сущность суждения. Будучи продуктом человеческого мышления, суждение, подобно понятию, своими корй?§ми уходит глубоко в действительность.

Каково же происхождение суждения? Почему помимо понятия возможна и необходима именно такая форма мышле-ния? Ее возможность обусловлена характером самой действительности.

Как подчеркивалось выше, объективную основу понятия составляют сами предметы мысли, обладающие качественной определенностью. Объективной же основой суждения служат связи и отношения между ними.

Но что возникает раньше — понятие или суждение? Здесь налицо аналогия со знаменитой проблемой «курицы и яйца». Как известно, она неразрешима, если рассматривать курицу и яйцо в «готовом» виде. Если же подходить к ней с точки зрения теории развития, то обнаружится, что то и другое возникает одновременно. Лишь в процессе эволюции органического мира курица становится курицей, кладущей яйца. Точно так же нельзя однозначно ответить на вопрос: «Что раньше — понятие или суждение?» Ни то ни другое в отдельности. Они складываются вместе, в процессе становления мышления. Образование простейших понятий есть одновременно процесс возникновения суждений и наоборот: «Это дом», «Дом большой», «Дом сделан из камня» и т. д. В конечном счете такова сама действительность, лежащая в основе понятий и сужде-ний. Нельзя сказать, что в ней возникло раньше: предметы или связи и отношения между ними. То и другое появляется одновременно в процессе развития окружающего мира.

Связи и отношения между предметами мысли носят самый разнообразный характер. Они могут быть между двумя отдельными предметами, между предметом и группой предметов, между группами предметов и т. п. Многообразие таких реальных связей и отношений находит свое отражение в многообразии суждений.

Для правильного понимания суждения важно учитывать, что одна из фундаментальных особенностей действительности заключается в ее своеобразной «раздвоенности»: предметы могут существовать или не существовать; обладать теми или иными свойствами или не обладать; находиться в тех или иных связях и отношениях с другими предметами или не находиться. В суждениях и раскрывается наличие или отсутствие чего- либо у чего-то. Например, железо обладает ковкостью. Наличие этой связи между предметом и отдельным свойством делает возможным суждение «Железо ковко». Графически такую связь можно представить следующим образом:

где А — железо, а В — класс предметов, обладающих свойством ковкости.

В то же время железо не обладает пластичностью. Отсутствие связи предмета с зтим свойством обусловливает возможность суждения «Железо не пластично». Графически подобное соотношение выглядит так:

— где А — железо, а С — класс предметов, обладающих свойством пластичности.

Другие примеры: «Россия — федерация», «Россия — не унитарное государство» или «Мораль древнее права», «Право связано с политикой».

Необходимость же суждений, как и понятий, коренится в практической деятельности людей. Взаимодействуя с природой в процессе труда, человек должен не только выделять те или иные предметы среди других, но и постигать их соотношения, чтобы успешно воздействовать на них.

Отсюда сущность суждения.

Это форма мышления, посредством которой раскрывается наличие или отсутствие каких-либо связей и отношений между предметами. (Подобно тому как предмет в логике трактуется весьма широко — как все, на что может быть направлена мысль, так связи и отношения здесь понимаются в самом широком смысле — как всякие соотношения между предметами мысли.)

Важнейший отличительный признак суждения — утверждение или отрицание yjero-либо о чем-либо. В понятии, по существу, ничто не утверждается и не отрицается. В нем лишь выделяется сам предмет мысли. Например, «День», «Ночь», «Солнечный день» или «Несолнечный день». В суждении же акцентируется внимание на самом соотношении между какими-либо предметами мысли: «День солнечный» или «День не солнечный», «День прошел», «Ночь настала». Причем делается это в форме утверждения или отрицания. Другие, юридические примеры: «Закон» — понятие, а «Закон опубликован» — суждение; «Опубликованный закон» — понятие, а «Опубликованный закон вступил в силу» — суждение.

Будучи так или иначе отражением действительности, суждение обладает в то же время относит^льной самостоятельностью. В силу ЭТОГО ПО своему содержанию оно может быть истинным или ложным. Суждение истицщ0г если оно соответствует действительности (т. е. связываем то, что связано в са-мой действительности, и разъединяет то, что фактически разъединено). Вспомним наши примеры: «Железо ковко», «Железо не пластично» или «Россия — федераци я», «Россия — не унитарное государство». Но суждение буде^ ложным, если оно не соответствует действительности: «Железо не ковко», «Железо пластично» или «Россия — не федерация», «Россия — уни-тарное государство».

Истинность и ложность — тоже важнейшие характеристики суждения, отличающие его ОТ ПОНЯТИЯ. В>едь понятие, не будучи ни утверждением, ни отрицанием, само по себе не может быть ни истинным, ни ложным. Вспомним снов^ понятие «вечный двигатель»: оно пустое, но не ложное и не» истинное. А суждение

«Вечный двигатель невозможен» ИСТИННО, суждение «Вечный

двигатель существует» — ложно. Истинность и ложность суждений не зависит от нашего отношения к ним, от того, считаем ли мы их истинными или ложными, а определяется отношением к самой действительности, носит объективный характер.

В то же время разграничение истинных и ложных сужде-ний относительно. «День солнечный» ИСТИННО, если вовсю сияет солнце, и ложно, если льет доя^дь. Не учитывать этого — значит оказываться в положении Иванушки, который применил пожелание «Таскать вам не перетаскать», доброе в одной житейской ситуации, к прямо противоположной.

Установление истинности или ложности суждения не представляет труда лишь в простейших случаях — типа «День солнечный», «Ночь лунная». Достаточно взглянуть в окно, чтобы убедиться в истинности или ложности: подобных суждений. В научном же познании истинность или ложность суждения устанавливается в итоге более или менее длительного исследования. Например, в течение тысячелетий считалось истинным суждение «Вселенная стационарна». IJo только в начале XX в. была обнаружена его ложность и установлена истинность суждения «Вселенная нестационарна». Это означает, что, как и все на свете, она подвержена эволюции, развивается от одного, первоначального состояния к какому-то другому («разбе- гание галактик»).

В юридической практике установление истинности или ложности чего-либо — тоже нередко сложный, мучительный процесс. Вспомним, сколько времени понадобилось для расследования деятельности ГКЧП, чтобы установить виновность или невиновность каждого из его членов.

И лишь амнистия в связи с принятием Конституции Российской Федерации 1993 г. разом разрубила этот «гордиев узел». Но тут есть и своя специфика. Во-первых, юридическое выяснение объективной истины по делу предполагает в качестве непременного условия точное соблюдение норм уголовного или гражданского права. А во-вторых, помимо общезначимых понятий «истинность» и «ложность» и равнозначных им «правдивость» и «неправдивость» особо выделяются еще понятия специфически юридические: «заведомая ложность» и «добросовестное заблуждение». Могут быть заведомо ложные показания свидетеля или потерпевшего, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод с одного языка на другой. Так, по российскому уголовному праву заведомо ложное показание свидетеля квалифицируется как преступление, состоящее в умышленном сокрытии им фактов или сознательном извращении истины. Опасность такого преступления кроется в том, что в результате преступник может быть оправдан, а невиновный осужден. Поэтому за дачу ложных показаний предусмотрена ответственность.

Добросовестное заблуждение это искажение истины не по умыслу, не сознательно, а по ошибке, из-эа незнания, недостаточной компетентности и т. д. В этом случае оснований для привлечения к ответственности нет.

РОЛЬ и функции суждений, их структура. Суждения играют поистине огромную — йе менее, чем 'понятия, — роль в мышлении, выполняя, как и они, важные функции в познании и общении. Но конкретчюе содержание роли и функций суждений по сравнению с понятиями качественно иное. Если назначение понятия сводится к выделению предмета мысли, то суждение — универсальная форма раскрытия реальных связей и отношений между предметами в природе и обществе, между любыми предметами мысли.

В форме суждения происходит процесс .образования понятия, хотя понятие, как отмечалось, есть предпосылка сужде-ния. Недаром Гегель, характеризуя диалектику понятия и суждения, остроумно заметил, что понятие — свернутая форма суждения, а суждение — развернутая форма понятия.

Форму суждения обретает также процесс оперирования уже сложившимися, готовыми понятиями. Чтобы подвести ТОТ ИЛИ иной предмет под существующее понятие, необходимо, во-первых, знать содержание этого понятия; во-вторых, выявить характерные признаки исследуемого предмета и, в-третьих, установить соответствие между тем и другим. Например: «Холст есть товар», «Мошенничество — преступление», «Свидетель неправдив». В форму суждения облекаются определения, а также приемы, сходные с ними (сравнение, характеристика, описание и др.). Форма суждения используется в операциях деления и расчленения, классификации и типологии.

В виде суждений формулируются, по существу, все научные положения, ими выражаются достигнутые научные истины. Особое значение суждений определяется тем, что они служат мыслительной формой, в которую, как правило, облекаются объективные закономерности окружающего мира, открываемые ес- ¦ественными и общественными науками, например: закон ісемирного тяготения, закон сохранения и превращения энер- ии, закон единства организма и среды, закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Суждения служат также универсальной формой духовного общения между людьми, взаимообмена информацией о самых различных сторонах действительности.

Специально подчеркнем, что форму суждения обычно при- яимают статьи юридических законов и других нормативных іктов, регулирующих поведение людей в обществе. Напомним з этой связи о Конституции Российской Федерации. Она состоит из множества статей, каждая из которых представляет собой суждение или связь суждений. Наконец, все судопроиз-водство —уголовное, гражданское — неразрывно связано с использованием сужденкй. Само слово «суд» имеет общий корень со словами «судить», «обсуждать», «рассуждать», «суждение».

• Суждение, будучи сложной формой мышления, обладает особой структурой. Она обусловлена тем, что всякое суждение предполагает наличие по крайней мере двух мыслимых предметов, так или иначе соотносящихся друг с другом. Поэтому суждение состоит из двух основных компонентов — субъекта и предиката, определенным образом связанных между собой.

Субъект суждения (от лат. subjectum — лежащий в основе) —это мысль о предмете, о котором утверждается или от-рицается что-либо. Сокращенно он обозначается в логикечбук- вой «S».

су»сДения (от лат. praedicatum — сказанное) — Предикат чТО именно утверждается или отрицается о пред-

мысльо ^^енно он обозначается буквой «Р». ¦^фл

мете. Сокраї

те. предикат называются терминами суждения.

Cy^efCT^JjfVj !ВЬфажаются понятиями, то оЧейидно, что при- Поскольїсу ° суМСДЄНИЯМ понятия выполняют роль их терми- менительно соСТОИт одна из логических функций понятий, нов. В этом _^деНия[ носят соотносительный характер. Один не Термины СУ' другого (нет субъекта без предиката, как и на- сущесївует ° овЛеНО это тем, что сами связи и отношения нё оборот). Обус ельНО от вещей и наоборот. Есть лишь вещи, об- существуют о^ствами (и притом многими свойствами), а следо- ладающие с^0дЯхдиеся в различных связях и отношениях, вательно, н терминов в суждении далеко не одинакова. Субъ- Однако PoJ\ уже известное знание, а предикат несет о нем ект содержа благодаря этому обеспечивается не только связ- новое знание- ^ и их накопление и развитие, их прогресс, ность терМИНОВ не абсолютно. То, что в одном

Правда, Ра купает как субъект, в другом может быть пре- суждениИ вьоТветственно наоборот. Например: «Это (S) бере- дикатом и с°е3а (S) — дерево (Р)»; «Дерево (S) — живой орга- за (Р)»; (отношение) между субъектом и предикатом,

низм (Р)»- С® Объективное отношение между мыслимыми пред- отражаюіцаЯ удается посредством логической с вязки. В рус- метами, pacKF^ вьіражается словами «есть» {«не есть»), «яв- ском языке °^вляется»), «представляет собой» («не представляется» (<<н® другими, синонимичными им. Двоякий характер

ляет собой») не есть») и отражает реальную раздвоенность

связки («ест» е иЛИ отсутствие чего-либо у чего-то. В ряде мира — нал1*ка выражается с помощью тире. Например: «Не случаев связ g0p8 (Предполагается: «Не пойманный не есть пойман —- не она попросту отсутствует, а логическое соотно- вор».) Неред^ субъектом и предикатом раскрывается посред- шение межДУ^ичесКОГО согласования слов: «Конституция при- ством грамма ^ действует» (ср.:4 «Конституция есть то, что нята», «3аКзаКОн не есть то, что действует»), принято», аеТ в суждении особую роль. Именно благодаря Связка иГРстаНовится суждением. В ней выражается самая ей суждение' еЯКЯ: ведь только она раскрывает наличие или сущность СУ ^,_либо у предмета мысли и заключает в себе отсутствие че и отрицание.

утверждение

Раскрываемая в суждении связь между предметами мысли предстает обычно как связь понятий. Ее только не следует ни отрывать от действительности, ни отождествлять с ней.

Поскольку субъект и предикат, будучи понятиями, могут рассматриваться с точки зрения их содержания и объема, то связка тоже может быть истолкована в двух планах — содержательном и объемном.

В содержательном плане она выражает принадлежность или непринадлежность признака или совокупности признаков предмету. С объемной точки зрения она раскрывает включение подкласса (подмножества) в класс (множество) предметов или принадлежность элемента классу (множеству).

В самом общем виде суждение можно наглядно выразить следующей формулой: «S есть (не есть) Р». В современной лотке «S» и «Р» называются логическими переменными, так как они могут вмещать в себя самое различное содержание. А связка — это логическая постоянная. В ней заключено одно и то же, неизменное содержание: она всякий раз служит показателем наличия или отсутствия чего-либо у предмета мысли.

Единство элементов мысли в суждении, обеспечиваемое связкой, есть лишь отражение реального единства мира: самих вещей, их свойств, связей и отношений.

2. Суждение и предложение

Суждение и назначение предложении^Подобно понятию, суждение выражается посредством языка. Но, как более сложная форма мышления, она облекается и в более сложную языковую форму. Если материальной оболочкой понятия служит слово (или словосочетание), то материальной формой существования, носителем суждения выступает предложение (или сочетание предложений). Образно говоря, суждение есть «душа» предложения (в которой отражается какой-то фрагмент действительности), а предложение — «плоть и кровь» суждения.

V- Однако связь между ними неоднозначна. Всякое суждение выражается в предложении, но не всякое предложение выражает суждение.

' Как известно, предложения по своему назначению (или цели высказывания) делятся на повествовательные, вопросительные и побудительные.

Повествовательные цредложения и выражают суждения. Например? «Я потерял книгу». Здесь сообщается что-то о чем- то — следовательно, содержится утверждение (или отрицание), которое может быть истинным или ложцьпЛЦругие примеры: «Криминалистика — наука», «Подсудимый невиновен»; «Пенсия будет повышаться».

Цо связь здесь подвижна. Одно и то же суждение может выражаться в разных повествовательных предложениях. Например: «Аристотель является основателем науки логики»; «Воспитатель Александра Македонского — основоположник логики как науки» У «Великий Стагирит (Аристотель был родом из Стагиры. — Е. И.) положил начало логической науки».

В свою очередь одно и то же предложение может заключать в себе разные суждения. Например, высказывание «Аристотель — основатель логики» может быть использовано для выражения по крайней мере трех мыслей «Аристотель (а не кто-то другой) является основателем логики»; «Аристотель — основатель (а не просто один из .представителей) логики»; «Аристотель — основатель логикщ{& не какой-то другой науки)». Аналогичные примеры: «Москва — столица России»; «Высшая цель — благо народа»»-У

\

Повествоватеїіьньїіе^іфедложения, в свою очередь, могут быть не только двусоставными, но и односоставными (назывными, безличными, неопределенно-личными и т. п.). Последние тоже выражают собой суждения. Возьмем, например, назывное предложение: «Весна». Достаточно поставить вопрос: «Что это за время года?» Ответ: «Весна» (или: «Это весна»). Здесь налицо суждение. Отсюда становится ясным логический смысл различных наименований — вывесок на зданиях, названий книг, кинофильмов, живописных полотен. Так, слово «суд», взятое безотносительно к чему-либо, заключает в себе понятие и только. Но это же слово в качестве вывески на здании выражает уже суждение: «Это суд». И оно может быть как истинным, так и ложным — в зависимости от того, висит ли вывеска на здании суда или театра. В этой связи вспоминается случай. Как-то под Ленинградом мы с женой осматривали галерею скульптурных портретов великих людей, расположенную под открытым небом. На одном из постаментов находился бюст худощавого с умным лицом человека, а подпись гласила: «Сенека». Я не поверил своим глазам. На противоположной стороне галереи стоял бюст другого человека — круглолицего и

бородатого. Подпись гласила: «Цицерон». Я обратил на это внимание экскурсовода: «Вот этот Сенека — не Сенека, а этот Цицерон — не Цицерон». Внимательно присмотревшись, она согласилась. Оказывается, после уборки бюсты были расставлены неправильно. Поэтому надписи-суждения под ними стали ложными.

Еще примеры. «Преступление» и «наказание» — слова, выражающие лишь понятия из юридической области. Эти же слова, взятые Достоевским в качестве названия своего известного произведения, — уже суждение: «Это роман "Преступление и наказание"». Интересно отметить, что до наших дней дошел замечательный литературный памятник Древней Руси, который назывался именно так: «Се (это) повести временных лет...»

Безличные предложения тоже выражают суждения, напри- мер: «Морозит», «Грустно», хотя предмет мысли здесь лишь подразумевается (внешняя среда; человек, испытывающий определенное душевное состояние).

Вопросительные предложения, наоборот, не выражают суждений. Например: «Найдена ли книга?» Здесь непосредственно нет ни утверждения, ни отрицания. Иначе мы сказали бы просто: «Книга найдена» (или «Книга не найдена»). В вопросительных предложениях суждения содержатся лишь в скрытом виде, имплицитно: «Книга существует», «Книга потеря- на», «Книгу ищут»'Ж)днако логическая сущность вопроса к такого рода~?уЖД"ёниям отнюдь не сводится. Он представляет собой посредствующее звено между одними. известными суждениями и другими, новыми. Вот почему вопрос всегда предполагает ответ («Книга найдена» или «Книга не найдена»). Это и есть новое суждение.

Не будучи ни утверждением, ни отрицанием,^вопрос не может быть также истинным или ложным. Он бывает лкрнь правильным и неправильном. Это всецело зависйт от того, какие "суждения лежат в его основе — истинные или ложные. Например: «Закончил ли Аристотель чтение лекций в нашей Академии?» Здесь предполагаются ложные суждения о том, что «Аристотель жив», что зачем-то «Он приехал в нашу Академию» и в настоящее время «Он читает здесь лекции». Следовательно, и самый вопрос, основанный на них, сформулирован неправильно.

Вопрос как особая логическая операция, тесно связанная с суждением и в то же время отличная от него, тоже возникает в процессе практической деятельности людей. Воздействуя на предметы и явления действительности, человек отражает ее не пассивно, а активно. Это воздействие требует все новых знаний. И тогда человек запрашивает их у действительности, У Других людей. Возникая из недостатка Информации о том или ином предмете мысли, вопрос служит средством ее восполнения. Если сказать кратко, это логическая форма перехода от известного к неизвестному. В вопросе особенно рель- ефно проявляется диалектический характер процесса познания. Правда, именно поэтому ответ на него возможен далеко не всегда. Вспомним знаменитое, актуальное и поныне обращение Гоголя: «Русь, куда несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа». Впрочем, ответа на этот жгучий вопрос о путях об-щественного развития страны нет и сегодня.

Познавательная роль вопросов очень велика. Наряду с суждениями они позволяют осуществлять процесс научного познания, двигаться от незнания к знанию, от менее полного знания к более полному, более точному и глубокому. Форму вопроса нередко принимают цели и задачи исследования, научные проблемы, гипотезы и т. д., без которых не может быть развития науки.

Вопросы весьма часто используются в практике общения — как средство получения новой информации, расширения кругозора, выяснения отношений. Вопросо-ответная форма — эффективное средство осуществления учебного процесса. Эта форма широко применяется врачами во время беседы с больными. Ее широко используют в интервью с известными людьми — в печати, по радио, телевидению. Она особенно важна также в юридической практике, например когда ведется расследование какого-либо дела, а также в ходе самого суда. «Вопросы здесь задаю я» —эта фраза следователей и судей стала крылатым выражением. Требуется лишь, чтобы вопросы формулировались правйльно. Важны здесь и правильные ответы. Ведь если на поставленный вопрос ответ дается утвер-дительный, то тем самым признается все, что стоит за самим вопросом. Но если что-то не признается, то это должно быть специально оговорено. Вспомним поучительный анекдот. «Верно ли, что Петров выиграл в лотерею «Волгу»?» — «Верно, но не Петров, а Сидоров, и не «Волгу», а сто рублей, и не в лотерею, а в преферанс, и не выиграл, а проиграл».

Особой тщательности формулировок требуют вопросы, имеющие большое общественное значение, например выносимые на всенародный референдум. Так, в марте 1991 г. еще в условиях существования СССР, состоялся первый всесоюзный референдум по вопросу: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантированы права и свободы человека любой национальности?» Столь сложный вопрос был сформулирован не вполне корректно. Он задавался еще в условиях старого Союза, и не было ясно, в какой мере этот Союз будет обновлен. Тот, кто хотел быть против сохранения Союза, выходит, выступал бы против его обновления. А тот, кто желал обновления Союза, вовсе не обязан был голосовать за его сохранение.

От вопросительных предложений в собственном смысле отличаются так называемые рито^ичесще вопросы. Как и повествовательные предложения,"они по существу тоже выражают собой суждения, но в особой, специфической форме. Например: «Как тебе не стыдно?» Здесь лишь усиливается категоричность, безусловность суждения: «Ты должен этого стыдиться». Или цицероновское: «Quousque tandem?» («До каких пор, наконец?»), которым лишь подчеркивалось его гневное нетерпение: «Пора этому положить конец».

Отсюда ясно, что риторический вопрос не требует ответа. «Куда, куда вы удалились, весны моей златые дни?» —вопрошает Ленский в романе Пушкина «Евгений Онегин». Развое здесь требуетсях конкретный ответ — куда именно они удалились? Нет, этим лишь подчеркивается печальная мысль, что ^весны... златые дни» ушли безвозвратно. У того же Пушкина: *Что же и составляет величие человека, как не мысль?» Разве Пущкина интересуют здесь помимо мысли еще какие-либо составляющие величия человека? Любопытно отметить, что, говоря о риторических вопросах, мы сами невольно использовали их: «Разве здесь...»

Своеобразие риторических вопросов позволяет воспользоваться ими как средством создания шутки или остроты. В этой связи юристам полезно поразмышлять над мудрым высказыванием Козьмы Пруткова о единстве и многообразии законов: «Если бы вся Вселенная обратилась в одно государство, то как не установить повсюду одинаковых законов?» ¦г Побудительные предложения, подобно вопросительным, тоже основаны на каких-либо суждениях. Например: «Найдите книгу!» Здесь предполагается, что «Книга существовала», «Книга потеряна», «Книга необходима». Однако логический смысл и назначение таких предложений состоят не в констатации этих фактов, а в побуждении кого-то к совершению действия, требовании, пожелании, просьбе. Аналогичный пример: «Встать! Суд идет»^

Побуждения — тожёГ продукт деятельности людей. В ходе их совместных действий возникает потребность в том или ином волеизъявлении, проявлении чувств и т. п. Она и находит свое конкретное выражение в побудительных предложениях.

Познавательное значение побуждений тоже велико. В них так или иначе закрепляется человеческая мудрость, основанная на опыте и знаниях. Вот почему многие побудительные предложения стали своего рода афоризмами, превратились в пословицы и поговорки. «Не судите, да не судимы будете», — сказано в Священном Писании. «Познай самого себя!» — изречение, высеченное на колонне при входе в храм Аполлона в Дельфах (Греция). «... Старайся быть точен, как свидетель при показаниях», — советовал Цицерон.

А как актуально ныне звучат высказывания выдающихся людей прошлого: «Голосуй за человека, который обещает меньше всех, будешь меньше всех разочарован»; «Если хочешь узнать, что представляет собой человек, дай ему власть», «Надейся на лучшее, а приготовься к худшему».

Итак, каждому из типов предложений соответствует своя логическая форма: повествовательному предложению — суждение; вопросительному — вопрос как форма перехода от одного суждения к другому; побудительному — побуждение кого- то к чему-то. Вопросительные и побудитвдьчые предложения хотя и заключаютв 1^е"дакдение, отнюдь не сводятся к ним. Вот почему'мы сказали, что всякое суждение есть предложение, но не всякое предложение есть суждение.

Суждение и структура предложений. Неоднозначны отношения также между структурой суждения и структурой предложения. В наиболее общем виде различие между ними сводится к тому, что в мышлении людей, говорящих на самых разных языках, суждение имеет одну и ту же структуру, а предложения в этих языках строятся по-разному.

Но и в рамках одного и того же языка, например русского, структуры суждений и предложений различны. Так, в сужде- 1 нии лишь два взаимосвязанных члена: субъект и предикат. А в предложении могут быть как главные члены — подлежа- щее и сказуемое, составляющие его грамматическую основу, так и второстепенные — определение, дополнение, обстоятельство. Нет однозначного соответствия даже между субъектом и предикатом суждения, с одной стороны, подлежащим и сказуемым предложения — с другой. Такое соответствие может иметь место лишь в простых нераспространенных предложениях типа: «Роза красна», «Люди смертны», «Суд идет». В распространенных же предложениях дело обстоит сложнее. Так, в предложении «Любой, кто получил выгоду от преступ-ления, виновен в его совершении» подлежащее — «любой», а сказуемое — «виновен». Субъект же заключенного здесь суждения выражен группой подлежащего: «любой, кто получил выгоду от преступления», а предикат — группой сказуемого: «виновен в его совершении». Причем может быть и обратная ситуация, когда субъект суждения выражен в предложении сказуемым (или его группой). Например: «Выдающимся русским писателем является Шолохов». Здесь субъект суждения — «выдающийся русский писатель» выражен группой сказуемого, а предикат — «Шолохов» — подлежащим. Более сложный, юридический пример: «Разрешено все, что не запрещено законом». Субъект суждения здесь выражен сказуемым: («то, что разрешено»), а предикат —группой подлежащего («все, что не запрещено законом»).

Наконец, субъект и предикат суждения подвижны, тогда как подлежащее и сказуемое предложения неподвижны.

Примеры. «Суд состоится». Субъект суждения выражен здесь подлежащим предложения — «суд», а предикат — сказуемым — «состоится» (ср.: «Суд есть то, что состоится»), «Суд состоится завтра». Предикат здесь выражен уже другим словом — «завтра» (ср.: «День, когда состоится суд, — это завтра»). «Суд состоится завтра в Москве». Предикат выражен третьим словом — «Москва» (ср.: «Город, где состоится завтра суд, — Москва»).

Причина подвижности предиката — в его характере как носителя новизны.

Чтобы выявить логический смысл предложения, надо найти в нем субъект и предикат. А это, как очевидно, не простая задача. Ведь они подвижны и могут выражаться в предложении разными способами. Знание таких способов имеет огромное практическое значение для точного выражения наших мыслей. О каких же конкретно способах идет речь?

ТТпржпе всего это сс*Р°т«етствующая грамматическая

форма предложения. бьїть постРоено так- чт°бы

Жкт суждения был вь^Р^н непременно подлежащим (или

ШЩупдай},а йредикат^^-ВД?™ <или его группой). Если, например" мы' хотим выс5^каза'^ь мысль, что именно Петров, а наиришер, „„„г-ркат будет выступать в суде, то ей

не какой-то ДРУгои адвс^ ^мматиче(5 ф У <<А

можно придать следуюі^^^Р _ > Но еДсли

кат, который будетвыст^: У ^ будет высту-

мы хотим выразить друг^ на колдагрш адв^атоУАто можеУм

грамматически о^рмит^ - так: «Место, где будет выступать

адвокат Петров — это су^д>>" ПРавДа> ПРИ таком способе выРа"

жения мысли сама конст^™* предложения может оказать-

же х. тт^о^^СИУ ограничиваться им нельзя,

ся искусственной. ПОЭТОВ^ •> f О

Другой способ - гюряд«основной мотив престуї^™*"-1™1^- А если ле«Цию чтает юрист и она посвт^ена ДРУ™И теме ~ преступлениям, в частности их мотивам? То<да правильнее построить фразу ина- С~н™тив преступлений-корысть». Почему? Потому что субъектом здесь «основной мотив преступле-

ний», а предикатом — «ко^ ть>>'

в практике мышления нередко.

Порядок СЛОВ используй ^ ГУ

_, „ , сказано: «В начале было Слово, и

Так, в Священном Писана - / '

„ ' с -г. „ „ ОлпыО было Бог». Здесь «Слово» стоит то в Слово было у Бога, и Ьлов^ "

. г, оґ° начале. Почему? Потому что в раз-

конце предложения, то в е» J J ^

^ г „„„ „^сет совершенно различную смысло-

ных предложениях ОНО Н& "" г г J

v г. „fjo выражает новое знание, следова- вую нагрузку. В первом о? у > "

тельно, выступает предшс^том «Р': <<То- что было в начале- ~

это Слово»), Во втором и третьем оно выражает уже известное,

.г- а. новое знание воплощено в словах:

т. е. является субъектом, ^

«у Бога» и «Бог».

„ л „„„„_„„ ^акже порядок слов в «Фаусте» Гете:

С этих позиции понятен ' 1 " J

„ - п^гР содержится совершенно инои ответ

«В начале было дело», одес «г f

иФЛ с^ло в начале?» «То, что было в нача-

на тот же вопрос. «Что оэ^

ле, — з то дело». Но если мы по поводу какой-то иной ситуации скажем: «Дело было вначале» («а отдых был потом»), то слово «дело» будет выражать уже субъект, а «вначале» — предикат (ср.: «Делу — время, потехе — час»). Еще примеры: «Мы —не рабы», «Рабы — не мы»; «Люди — не боги», «Боги — не люди». Субъект и предикат здесь меняются потому, что в этих предложениях выражаются совершенно разные мысли.

Еще одним из способов выражения предиката служит логи- ^ecjcoejyдарение В устной речи оно выражается усиленйём' голоса, а на письме — подчеркиванием. Так, в предложении «Преступление произошло вчера» при одном и том же порядке слов, но с помощью логического ударения могут быть выражены три разные мысли: «Преступление (а не какое-то другое событие) произошло вчера»; «Преступление произошло (а могло не произойти) вчера»; «Преступление произошло вчера (а не позавчера и не сегодня)».

Наконец, к способам выражения субъекта и предиката относится контекст Например, трудно сразу определить логичес-кий смысл, т. е. найти субъект и предикат в известном высказывании акад. И. Павлова: «Большого напряжения и великой страсти требует наука от человека». Здесь помогает контекст. О чем идет речь в предыдущей фразе? О науке. «Наука требует от человека всей его жизни». Значит, в последующей фразе субъектом будет уже не «наука», а «то, что требует наука от человека», предикатом же — «большого напряжения и великой страсти».

Знание этих способов выражения субъекта и предиката в предложении позволяет правильно устанавливать логическую структуру суждения.

<< | >>
Источник: Е. А. Иванов. Логика. 1998

Еще по теме Глава I. Общая характеристика суждения:

  1. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  2. 1. Общая характеристика
  3. 1. Общая характеристика
  4. 1. Общая характеристика
  5. § 3. Правоохранительные органы:общая характеристика и система
  6. 18. общая характеристика литературного процесса после октябрьской революции
  7. 9.1. Общая характеристика движения
  8. Глава  V ОБЩАЯ   ХАРАКТЕРИСТИКА   ГРАЖДАНСКОПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
  9. § 1. Общая характеристика личных неимущественных прав
  10. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ